Закопанный заживо

Двое невысокого роста мужчин в форме с надписью «South Necropolis» уже как примерно час копали могилу. Копать было не сложно, просто противно. Несмотря на июль – месяц все прошедшие три дня лил дождь и все вокруг теперь походила на плохо сваренную овсянку, от чего лопата все время вязла и приходилось останавливаться чаще, чем происходил перекур.
За всем этим с небольшого, как и полагается, холмика наблюдали трое и «Линкольн»…
— Ну как тебе, Джошь твое будущее пристанище? Правда оно великолепно? Здесь так тихо и спокойно. И никто даже не догадается, в какой пансионат «Приют спокойствия и тишины» тебя отправили. – брюнетка со строгим каре и в трикотажном белом брючном костюме держалась за ручки инвалидной коляски, в которой сидел на вид вполне здоровый мужчина лет 30. Его крепкие мускулистые руки были привязаны к подлокотникам кожаными ремешками в районе запястья и почти у локтя.
— Ты не сможешь вот так просто меня закопать. Я пока еще не умер и не собираюсь! – он гордо тряхнул копной черных, как воронье крыло, волос и поджал губы.
— А не надо было говорить что твою гордость даже живьем в могиле не зароешь… – ухмыльнулась брюнетка и повезла каталку к машине, около которой все это время стоял мускулистый мужчина с такими же черными волосами и голубыми глазами, как и у прикованного.
Ребята докопали неглубокую могилу и уже выгружали рядом с кашеобразной массой что-то свежее и рыхлое. «Линкольн» подъехал прямо к могиле. Когда мужчина выкатил коляску со своим зеркальным отражением дверь машины со стороны пассажирского сидения открылась и дамочка помахала рукой – «Прощай, гордость!». Дверь захлопнулась.

— Видишь как вышло, брат… Одна женщина сломила мою волю и загнала тебя в могилу. Может когда тебя не станет её колдовство пропадет? – мужчина связывал «пленнику» рот. – Надеюсь все же кто-нибудь когда-нибудь тебя найдет… – сверкнула игла шприца и через мгновение странная жидкость заполнила организм, обездвижев руки и ноги…

«Она такая мягкая, как одеяло, так приятно обволакивает мое тело…правда немного тяжело, но я сильный… и тут немного мокро и ужасно холодно..» — помутневшее, но уже проясняющееся сознание не давало понять где находиться Джошь. Постепенно действие сыворотки стало пропадать и в памяти стали всплывать моменты : вот его собственный брат вкалывает ему что-то, затем опускает в могилу, потом Амелия сплевывает в могилу, что-то говорит, затем уходит. Вот брат снова наклоняется..что-то шепчет..что-то важное…кажется что воздуха тут хватит на 40 минут и скоро за ним приедут…
«Меня что, закопали заживо?! Твою мать! Она это сделала!» — он попытался пошевельнуться но положение только ухудшилось, комки только плотнее стали прилегать к телу, а значит объем воздуха уменьшился. «Но она же мокрая, значит я могу немного подвинуть её и тогда будет больше пространства» — голова безумно болела и воздуха становилось все меньше. «Чем больше я думаю, тем больше я дышу, а значит воздух между кусочками уходит и она всё больше оседает вокруг меня. Еще минут пять и я задохнусь не от нехватки воздуха, а от попадания инородного тела в легкие, причем в больших количествах» — он пытался судорожно просчитать сколько времени у него осталось, но вода почему-то не впитывалась и была довольно холодной. Джошь начал замерзать, а потом потерял сознание…

— Мы нашли его! Он еще дышит! Слава богу его присыпали свежей и рыхлой, а не той кашей, иначе бы его уже не спасти!
— Господи, как хорошо что он не оказался где-нибудь в воде, а в могиле, иначе его шансы на спасения были бы равны нулю.
— Джошь, придурок, я знаю что ты меня слышишь! Мы обвели её вокруг пальца. Амелию посадят. Я же говорил тебе, что близнецов Порт невозможно обмануть,а разлучить и подчинить тем более!
Джошь действительно слышал все и действительно дышал.

Три месяца назад…
— Она не поверит что ты любишь её больше.чем меня
— Поверит, если я сам закапаю тебя в могилу…
— А как же дышать?
— Подумай. Если брать рыхлую и сухую то объем воздуха маленький. А если перемешать с той, что после дождя, то…
— … я смогу дышать определенное время… Но как мы это провернем?
— Она любит споры и ненавидит гордость, которую нельзя сломать…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *