Загадка

Не спрашивайте меня, почему я это написал, и что это значит!

— Лена, постой!- кричал я, и, не опасаясь промочить ноги в многочисленных лужах, бросился бежать за девушкой. Та же то ли действительно не услышала, то ли только сделала вид, но, тем не менее, ускорила шаг. Она свернула с главной улицы в арку, ведущую во дворы. Через них можно было срезать дорогу до площади. Именно там я её и нагнал!
— Привет! – выдал я, запыхавшись. Она обернулась и даже, как ни странно, улыбнулась мне.
— Привет, Серёж!
Её волосы, обычно ложащиеся на плечи золотой волной, были собраны в конский хвост. Бледно-розовое пальто было таким же меланхоличным, как и этот осенний день. На ритмично цокающие высокие каблуки накололось несколько вялых кленовых листьев.
Раньше мы с Леной почти не общались. Но потом я понял, что к ней меня что-то тянет, несмотря на то, что я её почти не знаю. Что-то большее, чем её красота – красивых девушек всё-таки не мало. Я стал подавать знаки внимания: делал комплименты, дарил цветы, приглашал в кино и театр… Но что толку, если я не мог с ней даже нормально поговорить? Она начала старательно избегать меня, и даже эта сегодняшняя улыбка и «привет» из её уст были большим прогрессом.
— Нам нужно поговорить! – признался я. Я больше не мог ждать. Хотелось рассказать обо всех своих чувствах и услышать вердикт, каким бы он не был.
— Говори… — она равнодушно пожала плечам, даже не замедлив шаг.
— Дело в том, что ты не обычная девушка! – в ответ она неоднозначно хмыкнула, — Да-да! Ты знаешь, мы почти не знаем друг друга, но в тебе есть какая-то странная искра, которая манит меня, как свет маяка манит корабль, окутанный ночным туманам.
Она хмыкнула ещё раз. Всем была известна моя страсть к подобным художественным метафорам, но с Леной это не работало.
— В тебе есть загадка, — продолжал я, — Не знаю, хочу ли я её разгадывать, но попытаться стоит!
Тем временем, мы уже вышли из дворов, и перед нами возникло большое старинное здание главпочтамта. Нам нужно было его обойти.
Внезапно я почувствовал что-то твёрдое в кармане своей куртки. Игральная карта? Джокер! Я перевернул карту рубашкой к верху. Поверх узора каллиграфическим подчерком была выведена цифра три и надпись: «оставь её!» Я усиленно заморгал в надежде рассеять наваждение. Карта оставалась у меня в руках. Я выбросил её в ближайшую урну.
— Так что скажешь? – спросил я.
— А что говорить?.. – Лена рассеянно смотрела по сторонам. Она искала что-то или кого-то.
— Почему ты так старательно избегаешь меня? Почему отказываешься разговаривать? Почему бы нам не познакомиться поближе? Если ты ответишь «нет», я приму это, пусть это меня и ранит, но это всяко лучше глупой игры в догонялки!
— Послушай, Серёж, ты хороший парень, и ты мне по-своему нравишься. Но пока что, прошу тебя, оставь меня и не задавай вопросов!
Послушно замолчал, но всё равно шёл за ней. Мы миновали здание главпочтамта и зелёное здание, в котором располагался первый МакДональдс города. Перейдя небольшую улочку, мы оказались на автобусной остановке. Лена остановилась. Человек в чёрном драповом пальто и шляпе с полями внезапно врезался в меня плечом. Повернувшись, он невнятно извинился и исчез. Я почувствовал, что в моей руке лежит ещё одна карта. Опять Джокер. На этот раз на рубашке была цифра два и надпись: «убирайся!» Я вновь посмотрел на Лену. Она не обращала на меня внимание.
— Я учился в этой школе, — указал я на старое здание рядом со зданием МакДональдса. Это одна из первых школ города. Ты знаешь, училась со мной девочка – я часто ходил с ней по тому же маршруту, что и сейчас с тобой – в ней тоже была загадка. Я бился над ней два года и разгадал на выпускном. И, представляешь, девушка сразу перестала быть для меня интересной!
Внезапно Лена, мирно переминавшаяся с ноги на ногу на остановке, сорвалась с места и чуть ли не побежала туда, откуда мы пришли.
— Подожди! – крикнул я, — ты что обиделась?
— Не ходи за мной! – ответила она, не оборачиваясь, — Для твоего же блага.
Она срезала путь через большую парковку напротив МакДональдса. Я едва поспевал за ней.
Неожиданно, я почувствовал, как две крепкие руки легли мне на плечи, останавливая. Двое людей, одетые в стиле мафии сороковых годов, стояли напротив меня, третий крепко держал сзади. Один из них продемонстрировал мне последнего Джокера. Сзади была единичка и надпись: «последний шанс!»
Лена удалялась. Стоит ли она жизни? Я перестал вырываться, принимая условия людей в чёрном. Тот, что был с картой, одобрительно кивнул. А за Леной я смогу и проследить, оторвавшись от этих психов.
Но внезапно я подумал: «А к чёрту всё это! Сколько можно прятаться и убегать?» Я попытался вырваться из ослабшей хватки мафиози, но у меня ничего не получилось, он снова зажал меня. Другие два нахмурились, тот, что главный, смял Джокера и бросил на землю. Второй достал из-под пальто автомат Томсона и одним лёгким движением пальца пустил мне в живот три пули.
Я вскрикнул. Сразу стало холодно. Тот, третий, отпустил меня, и я упал на колени. Обернувшись, я понял, что Лена стояла чуть поодаль и наблюдала за картиной. Но в её холодных, серых глазах читалось равнодушие.
Грязная вода лужи впиталась в джинсы. За тем я упал на живот. Последнее, что я увидел было то, как удаляется, безразлично цокая каблуками, та, что меня сгубила.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *