Встреча

Поезд медленно подъехал к перрону московского метрополитена. Люди небольшой тучей стали вплывать в вагоны. Пассажиры расселись, и поезд тронулся. Найдя свободное место, я сел и, стараясь не отвлекаться на шумы и разговоры, достал из барсетки старую потрепанную тетрадь. На её листках жили великие герои разных рас и времен.
Я, полностью сосредоточенный на Великой Войне Норлаков и Феролов, даже и не заметил, как незнакомая мне девушка, легко как фея села рядом со мной.
Некоторое время она делала вид, что ей нет дела до меня и моих записей, хотя изредка подсматривала за двигающейся ручкой.
Вскоре нудный голос из динамика сообщил название остановки, к которой мы приближались.
Я вскочил с места и пошел к двери вагона. Девушка, сидевшая рядом, последовала за мной. Поезд остановился. Не ожидая такого резкого торможения, я сделал шаг и споткнулся. Тетрадь и листки, лежавшие в ней, разлетелись и упали вокруг меня неким ореолом.
Я в спешке начал их собирать, и увидел, что двери поезда открылась. Это была моя остановка. Незнакомка решила помочь и наклонилась, чтобы поднять мои записи. Я быстро сгреб оставшиеся листки и поспешил к выходу. Выскочив на перрон, я оглянулся и оказался лицом к лицу с девушкой!
Боже, как она красива!
И как я это не заметил раньше! Сейчас бы познакомился в менее дурацкой ситуации. Я стоял с нелепым выражением лица и смотрел в её ярко голубые глаза. Убрав со лба непослушные темные локоны, незнакомка подмигнула мне.
— Возьми, — сказала она, протянув слегка помятые листы. На некоторых буквы уже успели выцвести от старости.
Я послушно принял свои черновики. Аккуратно положив исписанные листки в тетрадь, быстро засунул её в барсетку. Наступила неприятная пауза.
— Спасибо, эээ… — я опять не знал, что говорить этой прелестнице. – А как вас зовут?
— Таня, — ответила новая знакомая своим прекрасным певучим голосом, и тут же вопросительно глянула на меня.
— Сергей, — я протянул ей руку.
— Очень приятно, — пожав мою ладонь, девушка рассмеялась.
Я не выдержал и засмеялся ей в унисон.
Мы пошли к выходу из метро.
Идти рядом с этой девушкой было для меня огромнейшим удовольствием.
— Скажите, — обратилась ко мне Таня у самого выхода из метро, — А зачем вам столько исписанных листов?
— Понимаете, это связано с моим увлечением, — я как мог, старался скрыть свое смущение.
— А какое? Мне почему-то ни одно на ум не приходит.
— Хм. Я писатель.
— Да ну! Писатель? Не думала, что вы так легко можете сесть и творить! Да и еще в метро! Даже и не ожидала, что тут можно встретить таких людей, как вы!
— Ну, вот такой вот я! – изрек я, разведя руками.
— Нестандартный, непредсказуемый. – Закончила она мое рассуждение. – Именно так говорят о большинстве творческих людей.
Заболтавшись, мы не сразу заметили, что уже вышли из подземки.
— Вам в какую сторону? – спросил я Татьяну.
Она указала рукой на девятиэтажку, находящуюся рядом с магазином и добавила:
— Перестань обращаться ко мне на вы, во-первых, это раздражает, а, во-вторых, ты старше меня!
— Хорошо Таня, — и почему это все люди, с которыми я проявляю хорошие манеры, считают, что общение на вы присуще только высшему обществу, — Я постараюсь.
Она сверкнула своими изумительно голубыми глазами.
— Ну, тогда позволь проводить тебя. Все равно живем недалеко друг от друга.
И мы пошли по ночной Москве.
Шли, смеялись, я рассказывал ей истории из своей жизни. Фонари светили нам как самые яркие созвездия. Деревья, стоящие в маленьком садочке, приветливо помахивали ветками. Эльф выглянул из-за березы, смерил нашу шумноватую для ночной Москвы, компанию, и поспешил удалиться прочь в свое сказочное королевство.
А мы продолжали идти по ночному городу. И так хотелось, чтобы эти минуты еще долго не заканчивались. Трудно представить, что будет, когда я провожу девушку до дома. Кольца на её пальчике нет, но даже если она и одинока, то я вынужден буду удалиться прочь. Не хватит мне смелости. Робость для меня — самый главный порок. Я толком и понять не могу, как это я со своим стеснением вообще книги пишу. Их ведь читает куча людей! Ужас!
Но, слава богу, хотя бы это я в себе смог перебороть.
Жаль, но мы уже почти пришли. Магазин горит своими неоновыми вывесками, завлекая покупателей, а в квартирах уже постепенно гаснет свет.
— А вот и мой дом, — слегка погрустнев, сообщила Таня.
— Ну, свою миссию я выполнил — проводил, — Улыбнулся я ей. – Теперь позвольте мне откланяться.
— Ой! Да что ты! Постой! – от избытка чувств девушка попыталась схватить меня за руку, чуть не упала сама, и повиснув на моем плече, мило улыбнулась. – Вы не могли бы еще задержаться? Мы так хорошо беседовали. Или.… Ой, господи на дворе ночь! Ты спать, наверное, ужасно хочешь! А я дурочка задерживаю!
Я хотел прыгать от радости:
— Нет! Я, конечно, могу задержаться. Да и спать особо не хочется.
— Ну, так давай зайдем ко мне! Побеседуем уже в более приятной обстановке за чашкой чая, — она жестом пригласила войти в подъезд. Но я с улыбкой и фразой «после дамы», повторил её полупоклон.
Она тихонько засмеялась и вошла в коридор. Её квартира находилась на втором этаже.
Ключ открыл дверь, и моему взору предстала уютная квартирка. Сразу видно, что тут живет девушка. Все аккуратно расставлено, красиво и с тонким вкусом. На столе стоит ваза с цветами. Красивый такой букет. Большой. Из красных роз.
Таня заметила мой удивленный взгляд и тихо прыснула:
— Сергей, не стой столбом. Это поклонники подарили, — она смотрела не меня с серьезным выражением лица, но в глазах её плясали как искры, лучики смеха.
Мы прошли на кухню. Чайник уже нагрел воду и автоматически выключился.
Через несколько минут мы уже пили прекрасный лимонный чай, мило беседуя и поедая запас Таниного печения. Разговор лился сам собой. Позже Таня рассказала мне, что она актриса театра имени Горького. Это объясняло, откуда у неё такой шикарный букет. Хотя какое мне до этого дело? Не жениться ведь я на ней собрался.
Так же её я рассказал, что работаю редактором одного успешного Российского журнала. О том, над чем сейчас работаю. Её это очень заинтересовало — она обещала купить новый выпуск и прочесть.
— А о чем ты пишешь? – спросила она.
— Это фэнтэзи, — я слегка покраснел. Ну, неловко, когда у меня такое спрашиваю, и все тут!
— А, это как у Белянина, или Андреена?
Стоп! Как она сказала? Андреен?
— Ты у них что-то читала? – я даже отставил чай. Неужели такая девушка интересуется творчеством этих писателей?
— Ну, — протянула Таня, — Белянина мне подруга посоветовала, а вот книгу Андреена я купила сама. Обложка заинтересовала. Там на ней такой красивый эльф! И сама книга оказалась интереснейшей. А потом я купила еще одну, и мне понравилось. Так я собрала все его сочинения и жду следующей книги.
— Понятно, — И почему я такой скромный? Ладно, лучше промолчу. Пусть она не знает. Иначе вечер уже не будет таким веселым.
Потом мы перебрались в зал. Она включила медленную и очень красивую музыку. Мы сидели на диване, просматривая Татьянин альбом с фотографиями с её выступлений.
Заиграла новая песня. Я оторвался от альбома и стал вслушиваться в мелодию, волнообразно поигрывая пальцами в такт.
— Тебе нравится?
— Это один из моих любимых вальсов. Я под нее танцевал на Венском балу.
Таня быстро встала с дивана и потянула меня за собой. Мы оказались посередине её большого зала, она вытянула мою руку в сторону, а вторую положила себе на талию.
— Обожаю танцевать, — тихо сказала она.
— Я тоже, — в тон ответил я и медленно повел её в ритме музыки.
Мы кружились по комнате и глупо улыбались друг другу бессмысленными улыбками. Бессмысленными, но очень приятными и согревающими душу. И казалось, будто танцуем мы вовсе не в Таниной квартире, а на балу у Его Величества. Я одет не в джинсы и какую-то футболку с непонятным рисунком, а в рубашку и брюки. А Татьяна красовалась в роскошном белом платье, выделяющимся огромным количеством украшений и блесток. На ней были большие серьги и дорогое колье достойное прекрасной принцессы.
— Вон король с его приближенными, — шептал я девушке. – Почему ты думаешь, что он грустный? Согласен, у него не веселый взгляд, но поверь, у его величества взор всегда такой. Да и вообще он балы не любит, считает пустой тратой времени. Давай подтанцуем к его трону, надо поздороваться. А вот тот красавец, что рядом с ним — это его шут. Не стреляй глазками. Во-первых, у него есть девушка, во-вторых, я ревную. Да-да… не смотри на меня так! А ты думала, что я не умею ревностно относиться?
Мы медленно дотанцевали до трона, Татьяна тут же присела в реверансе, и медленно оценивающим взором оглядела представленного нами правителя.
— А он ничего так, — тихо, тихо, чтобы не услышал король, хихикнула она, и видимо решив меня подразнить, добавила. — А у него королева есть?
Решив не отвечать, дабы больше не раззадоривать девушку, я повел её танцевать дальше.
— Вон королевские паладины расположились в углу, дабы не мешать танцам и устроить маленькую попойку. Да, это те накачанные красавцы. Один лучше другого. Могу представить тебя им, я у них в кругу очень известен, да и сам считаю их друзьями.
Мы продолжили танец и вскоре, я знакомил с этой шумной компании свою подругу:
— Доблестные паладины! Рад встречи с вами! Позвольте приставить вам мою знакомую, Татьяна.
Рыцари поддержали девушку дружным гомоном, и подняли кубки за прекрасную даму.
Я повел Татьяну, и мы вновь закружились в ритме вальса.
— А вон придворные дамы, — сказал я и тут же рукой закрыл взор, который девушка на них обратила. – Не смотри, на них. А то они это заметят и начнут обсуждать твою внешность и платье. Я понимаю, что ты во всем этом прекрасна, но они найдут что сказать. Придется за тебя вступиться, за них вступятся их кавалеры! Я их легко успокою, но есть смельчаки, которые думают, что победят меня на дуэли. Ты ведь не хочешь, чтобы я кого-то убил ради тебя? Нет? Ну, вот и хорошо.
И тут музыка кончилась, танец прекратился, и весь сказочный бал исчез, как будто его и не бывало. Мы еще посидели и посмеялись над моей фантазией, но вдруг Таня серьезно сказала:
— Мне было невероятно приятно! Ты так красиво все описал — мне и самой казалось, что я на балу.
Что я мог ответить? Осталось лишь улыбнуться.
Мой взгляд пал на полки с книгами. Я поднялся с дивана и стал изучать названия и авторов. Достав самую яркую, я чуть не выронил её из рук от страха. Это моя первая книга.
— Ой, — воскликнула девушка. – Как поздно.
— Да, мне, пожалуй, пора, — зачарованно ответил я.
Таня схватила кружки, и помчалась относить их на кухню. Я быстро достал из кармана пиджака ручку и на титульном листе написал: «Несравненной Татьяне, от автора».
Я положил книгу на журнальный столик, а ручку вложил вовнутрь.
Выйдя в прихожую, я, как ни в чем не бывало, стал одевать пиджак! Девушка выглянула из кухни с все той же сияющей улыбкой. Гладя на неё, сердцу становилось веселее.
— Ты уже уходишь? – спросила она, погрустнев.
— Да, к сожалению, мне пора.
Уже в дверях она спросила:
— А мы еще встретимся?
— Обязательно! Вне всякого сомнения!

~~~~~~~~~ * ~~~~~~~~~
Вечер следующего дня.
Сергей как всегда выходил из офиса. Пожелав охраннику спокойной ночи, и удачного дежурства, он проверил наличие ключей от кабинета и сейфа и вышел из здания.
— Таня!?
Удивлению Сергея не было конца. А девушка лишь стояла, держав обеими руками сумку, и смущенно глядя в его сторону.
Он быстро подбежал к ней.
— Как ты меня нашла? – удивился писатель.
— Ты же сам мне вчера сказал, где работаешь.
Сергей досадно улыбнулся.
— А я думала, Андреен менее, стеснителен, — она кокетливо прищурилась.
Позже Сергей купил Татьяне букет ромашек. Он, конечно, был не столь роскошный, как цветы, подаренные поклонниками, но значил для девушки гораздо больше.
Они пошли гулять по вечерней Москве. Беседовали, смеялись, веселились. И эльф так же провожал их своим взором из сказочного королевства.

Автор: Лещук Алексей Константинович.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *