Война бессмертных. Возвышение Падшего

Глава 7

По периметру огромного прямоугольного стола, забросанного картами и донесениями, сидели мятежные командиры. Мятежные с точки зрения Императора, но всецело верные своей идее. Каменные стены были увешаны трофейным оружием, свет пробивался через множество маленьких окон, а в камине резво полыхал огонь. Во главе военного совета в Цитадели Бурь сидел генерал Монро. Опытный военачальник, он перешёл на сторону повстанцев не столько из-за моральных побуждений, сколько из-за личной ненависти к Регану Нейту, который в своё время отобрал у него место лорда-командора. Монро долго и терпеливо ждал, когда этот пост освободится и метил на него уже давно, но в последний момент Демосфен назначил более молодого и энергичного Нейта.
— Итак, господа, — начал Монро. – Положение не ахти. Император решил подавить восстание железной пяткой. Разведка сообщила, что сюда марширует большая армия, и идёт она с единственной целью – уничтожить или усмирить всех, кто не признаёт власти Регана Нейта.
— Мы все ждали этого, — вздохнул один из командиров и задал вопрос, интересующий всех. – И сколько их?
— Немного меньше восьми тысяч, из них четыре сотни – отборный корпус во главе с лордом Владимиром Сакхимом. Плюс всё, необходимое для осады, включая катапульты и припасы. У нас двенадцать дней до того, как они будут здесь.
— Мы можем выиграть денёк-другой, — отозвался командир в синей тунике. – Я возьму Сынов Грома и совершу налёт. Если повезёт, это их ненадолго задержит.
— Хорошо, — согласно кивнул генерал. – Но понапрасну не рискуй, твои ребята будут важным подспорьем во время сражения. Второе: стало известно, что из Эльрока несколько дней назад отплыло три хорошо охраняемых корабля. Велика вероятность, что они везут груз превосходного краегорского оружия для имперской армии, который нам нужно перехватить. Однако, есть подозрения, и весьма обоснованные, что это хитрая ловушка. Мне нужен доброволец, который соберёт небольшой отряд и разведает обстановку.
— Я могу. — Хмыкнул Вегерн, который был самым низшим по званию на этом совете, но был едва ли не самым опытным воином.
— Вот никогда тебя не понимал, Вегерн, — хохотнул один из командиров. — Ты уже лет двадцать сотником служишь, а от повышения отказываешься.
— А мне в бою уютнее, чем в шатре. – Улыбнулся сотник и почесал покрытый морщинами и шрамами лоб.
— Повторяю, ты туда идёшь для разведки. Если там действительно будет оружие, пошлёшь письмо Сынам Грома, и тогда они вместо налёта захватят груз. Если же оружия там не будет, отправишь сообщение мне.
Генерал замолчал. Не потому, что ему было больше нечего сказать, а потому, что следующая фраза была очень важной. Той, ради которой он собрал здесь всех. Монро вдохнул полной грудью и, как человек военный, не стал тянуть кота за хвост:
— Дмитрий, сын Демосфена и наследник престола, объявился.
На короткое мгновение в зале возникла гробовая тишина, изредка нарушаемая потрескиванием дров в камине. А потом взорвалась бомба шума, галдежа, криков, а местами и радостного хохота:
— Демосфенова кровь!
— Жив парнишка, жив!
— Это точно он?
— Точнее не бывает, — кивнул Монро. – По слухам, сходство во внешности просто поразительное. И, что самое главное, он собирает множество сторонников вокруг себя, и ведёт он их сюда. Наша первоочередная задача – удержать город до его подхода. А там и до взятия Кельна недалеко…
Ещё нескоро стихли радостные возгласы в Цитадели Бурь.

Крайс чувствовал, что начинает приходить в себя. Все ощущения вернулись не медленно и лениво, как обычно, а моментально, словно по мановению хлопка. Не сказать, чтобы он испытывал адскую боль, но чувствовал себя наёмник плохо. Решив, что уже достаточно пролежал на холодном полу, Ворон поднялся и посмотрел на слегка шокированную Мелиссу.
— Знаешь, Крайс, у тебя есть наидерьмовейшая привычка постоянно терять сознание. Ты с этим завязывай, – хмыкнул Роланд, а затем сделал серьёзное лицо. – И трогать незнакомые артефакты, спрятанные в убежищах архимагов, знаешь, тоже не очень разумно.
— Не лезь к нему, его мозг испытывает огромные нагрузки. Твой бы, наверное, вообще вскипел. – Чародейка осмотрела Крайса и проверила базовые рефлексы. Она делала всё уверенно, но оттенок удивления всё ещё не сходил с её лица.
— Он был безопасен, — Ворон отряхнулся и гулко кашлянул. – Понятия не имею, откуда я это знал, но уверенность была полная. Надолго меня вырубило?
— Секунд на пять. Но перед этим тебя так трясло, словно ты медвежью дозу адмиевой муки занюхал. – Разбойник как всегда был изящен в своих сравнениях.
Крайс решил, что самое время рассказать Мелиссе о том, что во время боя на арене у него проявились магические способности. Сначала чародейка вспылила и накричала на Ворона за то, что он всё это время молчал, но затем успокоилась и начала расспрашивать его с тщательностью, достойной инквизиции. Наёмник даже чуточку растерялся – он и сам плохо понимал, что именно тогда произошло, а объяснить это другому человеку было еще сложнее.
— Пойми, Крайс, что если у тебя есть такой мощный дар, и, тем более, ты его плохо контролируешь, — Мелисса выдержала паузу. – Это может привлечь духов или даже демонов.
— Так, давайте кое-что проясним, — сказал наёмник, направляясь к выходу. – Я сын капитана стражи и торговки, во мне по определению нет никакого скрытого могущества. И я, спасибо Судьбе, никакой не Избранный.
Следующие полтора часа они занимались тем, что Роланд назвал “генеральной уборкой, мать её…” – собирали, сортировали, укладывали в сумки стопки бумаг, записей и различные ценности. Последних, к сожалению, было намного меньше всего остального. Ворон невольно задумался о будущем и о прошлом. В своё время он сильно поссорился с отцом из-за того, что хотел пойти в армию. У Крайса была мечта: защищать свою родину. Отец ему этого сделать не разрешил. Более того, он использовал своих знакомых, и Ворона не взяли добровольцем. Крайс ушёл из дома и, чтобы заработать хоть немного денег, стал наёмничать. А теперь, когда его мечта практически осуществилась, он сомневался. Всё-таки, это была не та благородная война, которую он себе когда-то представлял.
Дорога обратно в Морнхолд, как ни странно, заняла намного меньше времени. Возможно, дело было в том, что Мелисса весь путь объясняла Крайсу основы чародейства:
— Магия по своей природе очень разнообразна. Это могут быть заклинания, ритуалы, руны, потоки энергии, вызываемые средоточием воли…
— Меня куда больше интересует, как это можно подчинить и использовать. – Мягко перебил чародейку наёмник.
— Да, меня вот тоже интересует — когда он начнёт бури призывать и взрывать дома по щелчку пальцев? – С интересом отозвался Роланд.
— Всё и сразу не получится, даже если очень хочется, — хмыкнула Мелисса.
— Придётся, походу, тебе долго и упорно тренироваться, — пробормотал разбойник с наигранным сочувствием. – Слыхал я однажды, будто бы маг в порыве страсти подорвал себя и свою подружку, при этом спалив к чертям дом.
— Что?! Такое возможно? – опешил Крайс.
— Ага, колбасы у него вспыхнули не хуже разъярённого демона, — продолжал Роланд с серьёзным лицом. – Тот, ясень пень, начал тушить, да только под руку ему попалась какая-то алхимическая хрень. Рвануло, будь здоров.
Ворон понял, что разбойник травит очередную байку, и всерьёз её воспринимать не стоит. Уж слишком многие истории основывались просто на слухах из таверны, хотя, может быть, доля правды в них и была.
Через ворота Морнхолда всё также сновали люди, и на въехавшую группу никто не обратил внимания. Но стоило им проехать чуть дальше по площади, как они чуть было не столкнулись с Альгусом и Вегерном, которые о чём-то оживлённо спорили:
— Надо же, кто это тут у нас? Никак, дезертиры? – хитро улыбнулся сотник, железной хваткой вцепившись в поводья, а затем подмигнул охотнику. – Может мы их под трибунал по правилам военного времени?
— Определённо, — понимающе кивнул Альгус. – Если только они сейчас же не вернутся к исполнению своих прямых обязанностей.
— Значит так, — подалась вперёд Мелисса. – Из нас никто в вашу армию не вступал и, тем более, присягу не приносил.
— Госпожа чародейка? Уж простите, не признал, – извинился Вегерн и отпустил поводья. – Хотя, ваша помощь мне бы очень пригодилась.
— А в чём, собственно, дело? – спросил Крайс.
— У меня людей свободных нет, — развёл руками сотник. – А те, кого командование выделило, ещё совсем неопытные пареньки. Я их на задание с собой не возьму.
— Тогда тебе сказочно повезло, — широко улыбнулся Роланд. – Мы – профессиональные наёмники. И опыта у нас предостаточно. В чём суть задания?
— Разведка. – Уклончиво ответил Вегерн.
Разбойник наклонился вбок и прошептал на ухо Крайсу, чтоб тот торговался до последнего.
— Сто двадцать монет каждому, и мы к твоим услугам. – Начал Ворон торговаться.
— Нет, так дело не пойдёт, — рассмеялся сотник, удивлённый такой наглостью. – Даю по шестьдесят.
— Сто, и все счастливы. – Упрямо гнул свою линию наёмник.
— Восемьдесят, но половина серебром. И только попробуйте оказаться лопухами, которые мечи второй раз в жизни держат.
— По рукам. – Согласился Крайс, поняв, что это максимум, который можно получить.
Они с Вегерном пожали друг другу руки, а Роланд состроил недовольную гримасу, мол, мог бы и больше выпросить.
— Я не еду, — неожиданно сказала чародейка. – У меня как раз будет время всё изучить в тишине. Да и недостатка в деньгах я не испытываю. Тобой, Крайс, я займусь позже. Увидимся.
Мелисса помахала рукой на прощание и направилась к своему дому.
— Вот блин, — сотник с досадой сплюнул на землю. – Я уже думал, что за восемьдесят монет чародейку нанял, а тут такое. Но уговор есть уговор.
Ворон хотел было сказать, что он тоже маг, но вовремя вспомнил, что, собственно, ничего не умеет. Это несколько огорчило наёмника, и он принял решение как можно скорее обучиться сложной магической науке. Вегерн сделал знак следовать за ним, и все четверо направились к оружейной, где их ждали ещё трое солдат с лошадьми. Сотник повернулся к Крайсу и нахмурил брови:
— Только попробуй ещё раз “пойти осмотреться”.
Вегерн исчез в дверном проёме, а через несколько минут вернулся, сняв с себя часть доспехов и оставив только поцарапанный нагрудник. Несмотря на возраст, сотник был поистине богатырского сложения и смотрелся довольно грозно.
— Отряд! – гулко скомандовал он. – У нас есть задание, и мы должны его выполнить. И мне плевать, даже если сам Проклятый восстанет из мёртвых и решит нам помешать. Дело будет сделано, даже если на нашем пути откроются врата в Бездну и демон-принц захочет дать нам пинка. Если хотите похныкать, что вам холодно и голодно, то возвращайтесь домой, мне же нужна дисциплина. Я понятно объясняю?
Бойцы кивнули довольно вяло, но дружно, и Вегерн, по-видимому, остался доволен. Оседлав коня, он поскакал к воротам, даже не подозревая о том, что их ждало впереди.

Глава 8

Шёл четвёртый день разведывательного похода, и солнце уже клонилось к закату, а потому отряд остановился на ночной привал. Лагерь обустроили, немного углубившись в лес, так как расположиться прямо на дороге было слишком рискованно. С первой же минуты стало понятно, что Вегерн и Альгус уже давно служили вместе и прекрасно изучили друг друга. Охотник понимал своего командира с полуслова, а сотник превосходно комбинировал личный опыт и следопытские умения своего товарища для того чтобы искать короткие пути и обходные тропы. Всё это делалось для того, чтобы избежать возможной стычки с имперским разъездом. Во время привала Крайс и Альгус упражнялись в фехтовании, оттачивая приёмы и изобретая новые финты, и с каждым разом Ворон хоть на чуть-чуть, но всё меньше уступал своему противнику.
— А ты неплохо усвоил мои уроки. – Сказал Вегерн, глядя на один из таких поединков.
— Погоди, так он тебя учил? – спросил Крайс, отбив очередной удар.
— Не совсем, — ответил охотник, взяв в поединке паузу. – Скорее, передавал опыт.
— Научишь тебя чему-нибудь, когда ты своей тростинкой сражаешься, — хмыкнул сотник и достал из ножен солидных размеров двуручник. – Вот это – оружие! Давайте эти упражнения сделаем полезнее: вы двое против меня одного. Что скажете?
Солдаты, уплетающие нехитрый ужин, с интересом приподнялись: зрелище обещало быть знатным. Крайс и Альгус налетели одновременно, рассчитывая синхронным ударом пробить защиту противника, но сотник подставил лезвие и с лёгкостью удержал его во время удара. Крутанув клинок, он отбросил бойцов назад, а затем очертил лезвием широкую дугу. Альгус нырком ушёл от удара и попытался напасть на Вегерна сбоку, но был остановлен тяжёлым кулаком. Ворон же, пользуясь проворностью, сделал финт, крутанулся и быстрым ударом оставил глубокую царапину на потрепанном нагруднике.
— Отличный меч, — заметил сотник, чуть отойдя назад. – Острый, как бритва.
Крайс ухмыльнулся и сделал выпад, однако Вегерн сбил клинок ответным ударом, перенес вес на левую ногу, ударил эфесом прямо в переносицу наёмника, и Ворон повалился на землю. Альгус решил не оставаться в долгу и подскочил, с размаху ударив сотника в челюсть. Вегерн устоял, схватил охотника за грудки и просто ударил его оземь. Сотник распрямился, тяжело дыша, но неожиданно на него сзади запрыгнул Роланд и ткнул веткой в основание шеи.
— Убит, – хмыкнул разбойник и спрыгнул обратно.
— Ты же со спины напал, без предупреждения, – недовольно пробормотал Альгус, поднимаясь.
— И что?
— Ну, нарушил правила поединка…
— Суть в том, высокоморальный ты наш, что в реальном бою вы все трое были бы мертвы, а я остался жив. А тебе, — Роланд посмотрел на Вегерна. – Следовало поменьше забивать ему голову этой чепухой.
— Согласен, — поддержал Крайс товарища. – В реальном бою нет правил, и нужно использовать все доступные возможности.
— Вот! – обрадовано вскинул руки разбойник, почувствовав поддержку. – Нормальная эгоистичная позиция здорового человека, который считает, что подыхать за какие-то правила глупо.
— Но тут многое зависит от ситуации, — продолжил Ворон. – Я бы сказал, что однозначного ответа нет.
Вегерн, который всё это время молчал, усмехнулся при слове “однозначного”. Он-то думал, что нанял вполне обычных бойцовых псов. А тут на тебе: философствуют и спорят на тему чести и морали. Да ещё и такими словечками пользуются.
— Ты вообще знаком с честью, моралью, благородством? – Альгус безуспешно пытался переубедить разбойника. – Я не говорю, что нужно перегибать палку, но почему не следовать простым правилам?
— Хватит споров! – железным голосом отрезал Вегерн. – Вы все должны отдохнуть. Мы здесь не чтобы выяснять, кто прав, а чтобы делать своё дело. Отбой!
Бойцы решили не перечить своему командиру, а потому без лишних слов улеглись вокруг костра, закутавшись в спальные мешки.

В Морнхолде жизнь кипела даже сильнее обычного. С ближайших деревень сюда прибывали беженцы, искавшие убежище за толстыми стенами. Впрочем, часть людей уходила из города, желая избежать битвы. Четверо всадников в капюшонах уже проезжали через ворота, как вдруг их остановил стражник:
— Стой! Вы тоже беженцы?
— Нет. Мы приехали присоединиться к армии, — ответил один из воинов и продемонстрировал оружие. – Мы с друзьями последние деньги потратили на мечи и коней. Хотим бороться за свободу.
— Новые люди нам всегда нужны, — улыбнулся страж. – Проезжайте к баракам, вон туда.
Всадники поблагодарили за помощь, проехали через площадь, однако вместо того, чтобы направиться по назначению, свернули в проулок.
— Вот лопух, даже не догадался, что мы шпионы. – Самодовольно ухмыльнулся один из воинов.
— Ты ещё громче об этом скажи, — зло посмотрел Бьорн на своего помощника. – Всем держать язык за зубами, говорить буду я.
Мясник, и без того державшийся молча, равнодушно пожал плечами. Спешившись, они вошли в полную народа таверну “Драконобой” и сразу направились к хозяину.
— Эй, хозяин! Видел тут человека, короткие волосы, средний рост, на вид достаточно крепкий?
— Вот, вот и вот, — трактирщик наугад ткнул пальцем в толпу. – Таких у меня каждый второй, я всех не помню.
— Его зовут Крайсом, но он мог назваться Вороном. С ним был ещё один человек, светловолосый, со шрамом на шее. Припоминаешь? – инквизитор высыпал на стол несколько золотых монет и подмигнул хозяину.
— Послушай, будь они здесь больше одного раза, я бы их запомнил. А теперь, прошу меня извинить, у меня куча работы, – трактирщик принялся обслуживать клиентов, так и не взяв деньги.
Инквизитор положил монеты обратно в кошель, и с недовольным видом вышел на улицу.
— Нужно было сломать ему пальцы. Тогда бы он разговорился. – Сказал Мясник слегка зловещим тоном.
— Нам не нужно лишнее внимание, — ответил Бьорн. – Думаю, тут есть, у кого поспрашивать.
Они вернулись на площадь, и инквизитор сразу приметил нищего, который лежал, прислонившись к стене, и просил милостыню.
— Что, тяжело живётся? – спросил инквизитор, склонившись над стариком.
— Времена нынче тяжелые, господин. Все только о себе и думают. В лучшем случае серебряный грош дадут, – с трудом ответил нищий и гулко закашлялся.
— Ничего, я умею думать о других, если они знают то, чего не знаю я, — снисходительно улыбнулся Бьорн и достал пару монет. – Видишь? Настоящие, золотые. Скажи, видел тут парня, средний рост, короткие русые волосы, зовут Крайсом? С ним был ещё один, Альгус, волосы посветлее, на шее шрам.
— Альгус? Как же, видел. Он у нас тут давно обитает. Он с Вегерном, сотником нашим, куда-то уехал. Наверное, опять на разведку. Вернутся через несколько дней. И этот, Крайс, тоже вроде с ними был.
— Нужно нагнать их как можно скорее! – воскликнул один из помощников инквизитора.
— Зачем нужно гоняться за мышью, когда она сама придёт сюда? – хитро улыбнулся Бьорн. – Нам нужно только будет поставить мышеловку…

Бойцы встали ещё до того, как на землю опустились первые лучи солнца. За ночь жутко похолодало, а потому солдаты были, как сонные мухи. Взбодрить их даже не смогли ругательства Вегерна, который пытался хоть как-то привести подчинённых в чувство. Немного отогревшись, бойцы засыпали костёр и продолжили движение.
— Скажи, командир, а почему не отправили Сынов Грома? – спросил Крайс у сотника.
— Можно сказать, что у них другое задание. Можно сказать, что время нашего туда прибытия примерно совпадает со временем прибытия кораблей, — улыбнулся Вегерн. – Но ничто не мешало отделить парочку Сынов от основного отряда и направить сюда. А знаешь причину? Ими не хотят рисковать. Они слишком ценные бойцы, чтобы направлять их в возможную ловушку.
— А мы, получается, не ценные? – осознал Ворон простую, но довольно неприятную истину.
— Именно. — Кивнул Вегерн, и в его глазах на секунду промелькнула тоска.
Когда тьма снова накрыла окрестности, сотник приказал всем свернуть с дороги. Спрятавшись в лесу, они оставили коней, и командир посвятил бойцов в подробности плана:
— Это небольшое рыбацкое поселение, поэтому не стоит нам проходить всем вместе, сразу погорим. Разделимся, подберёмся поближе, подслушаем пару разговоров и уходим. Наша задача – узнать, что на кораблях. Не больше, не меньше, никто не лезет геройствовать.
— Да уж, такого громилу, как ты, тяжело будет не заметить. – Ухмыльнулся Альгус.
— Поговори мне тут. Ты идешь с Крайсом. Роланд…
— Идёт один, – сказал разбойник, хрустнув пальцами. – Так как не хочет ни за кем слюни подтирать.
— Так и быть, насильно заставлять не буду, — согласился Вегерн. — Остальные идут со мной. Встречаемся здесь же через час. Да присмотрят за нами Боги, братцы!
Отряд разошёлся, и Ворон последовал за охотником, который сразу же наметил путь. Крайсу сразу показалось, что это плохая идея. Если это ловушка, то разделившись, они значительно упрощали задачу своему врагу. Наёмник высказал свои опасения напарнику.
— Рассуждаешь здраво, но, поверь, у Вегерна чуйка на засады. – Ответил Альгус шепотом, чтобы не создавать лишнего шума.
Пригнувшись, они прошли мимо пары старых домов. Пока всё было тихо. Вдруг, около одного из дворов залаял пёс.
— Да заткнись ты, глупая шавка! – раздался недовольный голос.
Хозяин вышел наружу, сунул в пасть собаке кость и, бормоча какие-то ругательства, снова вернулся в дом. Крайс облегченно вздохнул, и они продолжили двигаться. Близко к берегу располагались очень удобные кусты, откуда открывался идеальный обзор на только-только приплывшие корабли. Устроившись как можно незаметнее, бойцы принялись наблюдать. Ворону с его изменёнными глазами было куда проще вглядываться во мрак, чем охотнику.
С палуб сходило и занималось разгрузкой множество воинов в доспехах и серых мантиях, многие из них были огромного роста и по силе легко могли поспорить даже с богатырём-Вегерном. Вторая часть бойцов была в более лёгких доспехах и вооружена луками. Последними спускались воины в боевых робах. Указания раздавал гигант, у которого на лице была какая-то татуировка. Судя по всему, в поселении никто их не ждал.
— Это же Серый Орден! Что они тут делают? – сказал Ворон и повернулся к своему товарищу.
Альгус не ответил. Он лежал в оцепенении, и его глаза были скорее похожи на две застывшие льдинки.
— Ты их знаешь? – задал Крайс вопрос и щёлкнул пальцами, пытаясь вернуть охотника к реальности.
— Нет…. Не важно, — не сразу ответил Альгус. – Это не оружие. Нам нужно срочно уходить, пока нас не заметили.
Наёмника такой ответ не устроил, и пока шёл спор, они вернулись на место встречи, где уже собрались все остальные.
— Альгус, ты должен рассказать, что тебя связывает с Орденом. Это может быть крайне важно. – Всё пытался Крайс разговорить охотника.
— Хотите правду? А на кой она вам нужна? – огрызнулся тот, а затем выдохнул и продолжил более спокойно. – Дело в том, что я не до конца был честен с вами. Со всеми вами. Меня зовут не Альгус, без фамилии и титулов. Моё настоящее имя Сайрус Каст, бывший адепт Серого Ордена, отрёкшийся от клятвы, данной своему магистру, но всё ещё верный Ордену. И командует прибывшими воинами Игнар. Он мой кровный брат.
— Твою мать, – лаконично выразил Роланд эмоции всех присутствующих.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *