Война бессмертных. Возвышение Падшего

Глава 3

За полтора года, проведённые в Зонтаре, Крайс несколько утратил чувство времени. Для него часы плавно перетекали в дни, дни становились неделями, а недели растягивались в месяцы. Бои вносили некоторое разнообразие, от которого, впрочем, многие предпочли бы отказаться. Ворон всего лишь делал то, что было необходимо для выживания, и делал это весьма неплохо.
Альгус встал напротив наёмника, прокрутив в руке тренировочный меч. Лицо его было абсолютно спокойно; дышал охотник глубоко, полной грудью, при этом слегка припрыгивая на месте. Крайс хрустнул шеей и без лишних слов рванул вперёд, замахнувшись для рубящего удара. Альгус выбросил правую руку вверх, заблокировав удар, левой он схватил наёмника за плечо и швырнул его в сторону. Ворон, не ожидавший от соперника такой быстроты, едва успел развернуться, чтобы отбить град ударов, которым его осыпал охотник. Улучив момент, Крайс ударил локтём в лицо и, описав мечом полукруг, сделал мощный выпад в корпус. Альгус защитился быстрым движением кисти, схватил Ворона за руку и молниеносно ударил мечом в живот, по предплечью, а затем подножкой повалил наёмника на землю.
— А ты неплох, — сказал охотник, протягивая руку и помогая Крайсу встать. – Но видно, что самоучка. Слишком мало задействуешь ноги. Если будешь так продолжать – пиши пропала. В лучшем случае нахватаешься шрамов на всю жизнь.
— Шрамы украшают мужчину, только если получены не по глупости, — Лаконично заметил наёмник. – Спасибо за совет.
— Жалко прерывать беседу славных воинов, — раздался позади голос. – Но у меня для тебя новости, Ворон.
К бойцам подошёл невысокий человек с чёрными, коротко подстриженными волосами, длинным носом и нескрываемой хитрой ухмылкой на всё лицо. В глаза сразу бросалась татуировка паука на предплечье и землистый цвет кожи.
— Бальтазар, — ответил Крайс без особой радости в голосе. – Что ты тут вынюхиваешь?
— Ну вот, приходишь к человеку со всей душой, а он тебе грубит. На твоём месте я бы молчал и слушал как можно внимательнее. Вчера надзиратели крепко выпили и не без помощи вина у них завязался спор, кто из бойцов сильнее. Практически все сошлись на том, что Мяснику равных нет. Но кто-то так некстати обмолвился, что ты, Ворон, его кровью всю арену зальешь…
Крайс тяжело вздохнул. Боги в очередной раз решили сыграть с ним злую шутку, но, ни злобы, ни страха наёмник не ощутил. Мозг лихорадочно принялся искать возможности, но решение не находилось.
— Бой через неделю. Тут почти все ставят на Мясника, но я решил, что ты возьмешь верх, — хитро улыбнулся Бальтазар. — Как говорят у нас в Шагарде, кто не рискует, тот ничего не получает. А я очень хочу что-то получить.
Бальтазар ещё раз улыбнулся и моментально исчез, как это умеют делать только шагардцы.
— Что это за Мясник и почему все верят в его победу? – Спросил Альгус, с интересом подойдя поближе.
— Видишь вон того мужика справа, лысого и с бородой? – Показал наёмник на противоположный конец площадки, где стоял гигант с уродливым шрамом на всё лицо. – Это он. Этот маньяк зашёл как-то в одну из имперских таверн и без лишних слов зарубил всех постояльцев. Проходящий мимо отряд стражи услышал шум и попытался его остановить. У бедолаг не было ни единого шанса. Взять его удалось только целому гарнизону, когда он потерял сознание, утыканный стрелами. Понятие не имею, почему его не казнили и отправили сюда. Он здесь так давно, что никто даже не помнит его имени. Известно только, что он септенец.
— Вид у него, конечно, тот ещё, но ты не думал, что его репутация сильно преувеличена?
— Думал. Но он сражается на арене с самого первого дня, а тут он без малого десять лет. Это, я думаю, кое о чём говорит.
Взгляды Ворона и Мясника случайно встретились. Гигант злобно усмехнулся, указал на наёмника, а затем театрально провёл большим пальцем по горлу, изображая кровопускание.
— Похоже, он уже знает, — сказал Альгус и похлопал Крайса по плечу. – Тебе нужно тренироваться, если хочешь победить. Я покажу тебе пару финтов, которым меня обучали.
Оба бойца встали напротив в исходные позиции, Ворон покрепче сжал меч. Теперь в его глазах полыхала решимость.

За неделю наёмник сумел усвоить то, на что у других уходило не меньше месяца. От первых до последних лучей солнца он тренировался до полного изнеможения, разменивая пот и боль на знания и опыт. Честная сделка, особенно когда смерть дышит в спину.
— Твой выход, Ворон.
Крайс встал, машинально проведя ладонью по коротко остриженным волосам. Он не был набожен, да и молиться почему-то не хотелось. Вместо этого он проверил, как сидит простенький кожаный доспех и потуже зашнуровал ботинки. Когда он подходил к выходу, стражник остановил его и посмотрел с одобрением:
— Эй, завали этого психа.
Ворон спокойно кивнул в ответ и вышел наружу. На арене было куда больше народу, чем обычно. Практически весь Зонтар собрался поглядеть, как сойдутся в смертельной схватке два бойца, один из которых жил, чтобы убивать, а другой убивал, чтобы жить. Мясник стоял напротив, держа в руках двуручный клинок. Крайс опустился на одно колено, протёр ладони и поднял полуторный меч. Плевать, что уготовано Судьбой, теперь всё зависит только от него самого. Лорд Морроу поднялся с трона, расположенного на трибуне около стены и громогласно объявил:
— Начинайте!
Оба война понеслись друг на друга и одновременно ударили. Звон металла, прокатившись по всей арене, резко сменился скрежетом скрещённых лезвий. Крайс напрягся изо всех сил, но Мясник всё равно отбросил его и тут же налетел, осыпая градом ударов. Ворон начал отступать, защищаясь, а затем неожиданно провёл пируэт и резанул противника по боку. Мясник провёл пальцем по ране, попробовал свою кровь на вкус, засмеялся и ударил с такой страшной силой, что Крайс упал на землю. Ворон едва успел откатиться от добивающего выпада и выбросил правую руку вверх. Септенец дернулся назад, и острие прошло в миллиметрах от его шеи. Крайс вскочил на ноги и сразу же получил мощный удар в челюсть. Клинки снова скрестились, и Мясник припёр наёмника к стенке, нехорошо ухмыляясь. Чувствуя, что руки вот-вот не выдержат, Ворон ударил коленом, отбросил от себя врага и начал наступать, словно неудержимый шквал. Септенец попятился, и на трибунах уже подумали, что победа Крайса близка, но Мясник крутанулся в невероятно быстром пируэте, заходя наёмнику за спину. Ворон не успел среагировать. Резкая боль пронзила поясницу, а затем пинок повалил его на землю. Шум трибун вдруг стал далеко-далеко, словно находился в другом мире. Меч лежал сбоку от Крайса слишком далеко, чтобы он мог до него дотянуться. Мгновение назад снег шёл маленькими сырыми каплями, а сейчас уже начинался настоящий буран. Мясник уже шагал своей тяжелой поступью, хохоча. Сердце выстукивало бешеный ритм и, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Не так Крайс представлял себе свою смерть: бесславная гибель от рук маньяка на тюремной арене. И чёрта с два он позволит этому случиться. Всё его нутро, все его мысли воспротивились неминуемой смерти. Ворон почувствовал в себе силу, полузабытую мощь, которую ему удалось испытать лишь однажды – когда, освободив энергию кристалла, наёмник заживо сжег вампира. Крайс поднял руку и сфокусировал волю, из его пальцев, сверкнув, вылетела молния, которая ударила в тело Мясника и отбросила его на метр назад. На секунду на трибунах повисла гробовая тишина, но её тут же разорвал возглас одного из надзирателей:
— Он чародей! Чародей!
— Лучники! – моментально среагировал лорд Морроу, однако приказ отдать он не успел. Раздался пронзительный свист, и в тело кричавшего надзирателя впилась стрела. Его тело заколыхалось, а затем безвольно свалилось на землю арены. Крайс не поверил своим глазам: в облаках летела дюжина всадников на грифонах. А потом с небес рухнул смертельный дождь, который своими металлическими каплями увлажнял землю кровью стражников. Возникла суматоха, послышались первые вскрики, кто-то пытался отдавать приказы. Зонтар стал напоминать большой муравейник, который разворошил озорной мальчишка. Наёмник успел заметить, как один из всадников сбросил на стену большой сосуд, и едва колба коснулась земли, прогремел взрыв. Участок трибун, где сидел лорд Морроу, рухнул, а в стене образовался узкий проём, из которого клубами валил дым.
— Свобода! – прокричал один из бойцов, и толпа заключенных хлынула, сметая немногочисленную охрану.
Крайс же побежал к ещё лежащему на земле лорду. Ворон бесцеремонно отобрал у него ножны с клинком, а затем, после секундного колебания, и мешочек с деньгами. Времени оставалось в обрез, и наёмник рванул, что есть мочи, к проходу, куда уже стремились подкрепления из казарм. Пробегая по обугленным доскам, Крайс услышал, как бежавший сзади него заключенный упал замертво. Стрелы летели за ним, одна за другой, но, ни одна не достигла своей цели.
Заключенные остановились, жадно заглатывая холодный воздух. Бег в таком безумном темпе измотал всех без исключения, некоторые даже попадали на мерзлую землю.
— Удачно же повстанцы к нам заглянули! – прохрипел один из бойцов, тяжело дыша, и похлопал Альгуса по плечу. – Если не хотим, чтоб нас, как кроликов на травле переловили, нужно разбегаться.
— Твоё право, но я предлагаю двинуться к Морнхолду. Нейт больше не властвует над цитаделью Севера, теперь это свободный город, — ответил Альгус. – Ну, кто со мной?
Несколько воинов, в том числе и Крайс, подались вперёд, остальные лишь презрительно фыркнули и разбежались в разные стороны. Охотник подал сигнал следовать за ним, и одиннадцать человек побежали по зимнему лесу с тем, чтобы стать свободными.

Глава 4

Сиротливый костерок, ютившийся на небольшой очищенной от снега поляне, был нехитрым лагерем беглых заключенных. Деревья, уже успевшие одеться в снежные одеяла, простирались на многие версты вокруг. Большинство бойцов стучали зубами и гулко кашляли. Крайс, на котором был только дырявый кожаный доспех и рубаха, к своему удивлению, ничего сильнее легкого насморка не чувствовал.
— Так, я понимаю, что всем хреново, но мы должны идти дальше, – сказал Альгус и поднялся. – Тушите костёр.
— Да к чёрту! Мы подохнем, пока доберёмся до Морнхолда. Я за свободу, но помирать за неё не собираюсь. – Прошипел один из бойцов сквозь стиснутые зубы.
— Слушай сюда, — ответил охотник, и в его голосе отчетливо проявились командирские нотки. – Нам нужно добраться до лагеря всадников, напавших на тюрьму. Ставлю тысячу золотых, что он у подножия вон той скалы. До неё полдня пути, но если ты трус и боишься только за себя, то я тебя не держу.
— А почему ты так уверен, что они именно там? – спокойно спросил Ворон, смотря на слегка возвышающийся над деревьями снежный пик.
— Потому что это был мой план. – Ухмыльнулся Альгус, перемахнул через поваленное дерево и осмотрелся, выбирая дорогу.
— В каком смысле – твой? – переспросил Крайс, догнав охотника.
— В самом что ни на есть прямом. В Морнхолде я имею некоторое влияние. Ладно, хватит с нас разговоров. За мной! – махнул Альгус рукой отставшим и быстрым шагом направился к скале.

За полтора года многое сменилось в башне вершителей. Вместо тихой пустоты, обычно царящей здесь, на смену пришла бурная деятельность и шум. Мун, облаченный в кирасу поверх синих одежд, помогал Катрине настраивать магические приборы. Риос и Ройвен о чём-то оживленно спорили, склонившись над большой военной картой. Эйст делал записи на старинных свитках, из его уст слышалось невнятное бормотание, среди которого отчетливо можно было различить постоянное упоминание Мортис, богини Смерти. Теперь башня вершителей напоминала военный штаб, в котором шла подготовка к боевым действиям.
— Восстание в Империи становится всё обширнее. К ним примыкает всё больше людей, они смелеют. Войны не избежать. – Тяжело вздохнул глава вершителей.
— Война уже началась. Вопрос в том, сможем ли мы уменьшить её последствия, — ответил Ройвен, проведя пальцем по границам Империи. – У повстанцев мало шансов. Предлагаю поддержать Нейта, чтобы локализовать восстание.
— Ты знаешь, мы не вмешиваемся в политику! – Риос ударил кулаком по столу. – Кому-то может быть выгодно…
Глава вершителей замолчал и нахмурил брови. Раздался отдаленный шум, похожий на грозу вдалеке. Шум повторился, став намного громче, гулким эхом отдаваясь в коридорах.
— Быть того не может… — Отрешенно пробормотал Мун, выронив стеклянный шар, который тут же превратился в тучу осколков.
— Проникновение, в хранилище! – Воскликнула Катрина, вскочив со стула и пытаясь сфокусировать свои ментальные способности. – Они ищут что-то, пока не могут найти, но времени мало.
Риос на миг побледнел, но затем моментально взял себя в руки, выхватил посох и помчался вниз по лестнице. Остальные, не медля ни секунды, последовали за ним.
Логан, который в этот момент был в оружейной, прибежал в хранилище первым. Множество книг, амулетов и свитков валялись на полу в хаотическом беспорядке. Несколько стеллажей были разрушены и полыхали, а неровные клубы черного дыма вились над ними, прячась под потолок. Сторожевые големы, когда-то охранявшие покоившиеся здесь секреты, были уничтожены. Посреди всей этой разрухи стоял, сжимая в руке толстую книгу с обложкой малинового цвета, человек в чёрном с серебряной окаемкой плаще. У стены несколько фигур исчезали в мерцающем портале, и вершитель не успел их разглядеть.
— Блейк! – Прокричал Логан, чувствуя, как его сотрясает от гнева.
Человек в плаще обернулся, ухмыльнувшись, и спокойно направился к порталу, сунув книгу в карман. Логан спрыгнул с лестницы и рванул следом, на ходу читая заклинание. Маркус схватил лежащий сбоку щит, обернулся, закрывшись от смертельного роя ледяных игл, и резко бросил в Логана небольшой флакон с мутной жидкостью. Вершитель понял, что не успеет защититься, что он слишком опрометчиво бросился в атаку. Логан закрыл глаза и приготовился ринуться в объятия смерти. Раздался грохот взрыва, но боли он не почувствовал. Открыв глаза, вершитель увидел, что его окружает магический барьер, а Маркус исчезает в растворяющемся портале. Логан обернулся и увидел стоящего позади Риоса, который быстрым жестом снял барьер. Другие вершители стояли чуть позади.
— Ты как раз вовремя. Я уже успел попрощаться с жизнью, — вздохнул вершитель и мощным движением руки заставил всё пламя погаснуть. – Он взял ту самую книгу, за которой ты меня отправлял в библиотеку Ковенанта полтора года назад. И что-то мне подсказывает, что там вовсе не про змеиный яд написано.
Риос посмотрел на своего старого друга и боевого товарища, и в его глазах на миг промелькнула такая всеобъемлющая усталость, что, казалось, он не сможет больше держать себя под контролем. Но лишь на миг.
— Эта книга действительно не то, чем кажется, — ответил глава вершителей после небольшой паузы. — Это Фолиант Теней, а за красивым названием скрываются все знания и тайны Ранхара, которые он записывал туда за всю свою жизнь. На него наложена очень мощная защита, и я медленно продвигался в его чтении. Но мне хватило даже первых страниц, чтобы понять, насколько страшна эта вещь. Чтобы Фолиант открылся, нужно соединить свой разум с сущностью этого артефакта. И семена тьмы начинают проникать внутрь, незаметно растлевая изнутри…
На секунду у Катерины возникло стойкое ощущение, что глава вершителей что-то недоговаривает. И она бы отмахнулась от этой мысли, если бы не знала, что у неё такие ощущения просто так не возникают.
— Если Маркус овладеет этими секретами, то он получит невероятное могущество… и безумие, — продолжал Риос. – Нужно остановить его, во что бы то ни стало. Теперь это не наше личное дело, на карту поставлены судьбы тысячей. И если Блейк вознамерился стать вторым Проклятым, то, клянусь, он закончит ничуть не лучше.

Лис удобно устроился в кресле, сидя спиной к мерно потрескивающему камину и поигрывая монетой между пальцев. Репутация одного из лучших убийц, заработанная за долгие годы, позволяла ему не искать клиентов, они сами выходили на связь. За противоположным концом стола сидела женщина лет тридцати с правильными чертами лица, одетая в походное, но вместе с тем довольно красивое платье. Красивые локоны волос водопадами струились вниз, поблескивая на свету. Но Лиса не так легко было обмануть.
— Ты знаешь, кто я? – спросила женщина холодным голосом.
— Догадываюсь, — чуть подался вперёд убийца. – Судя по количеству украшений, вы – дама богатая. Но аристократки обращаются к моим более неумелым коллегам, что значит: вы из Ковенанта. А я знаю только одну чародейку высокого положения, которая не побоится обратиться ко мне. Приветствую, Изабелла.
— Браво. – Ответила чародейка всё тем же холодным, не выражающим эмоций голосом, а затем бросила на стол солидный кошель с монетами.
— Маловато будет, — сказал Лис, прикинув вес на ладони. – Обычно я беру немного больше.
— Это аванс на возможные расходы. Если задание будет выполнено, то получишь еще десять таких же кошельков.
Если бы не железное самообладание, убийца бы присвистнул.
— И за кого же дают такую большую цену?
— Маркус Блейк, падший вершитель.
На второй раз самоконтроль всё же подвел Лиса, и он уронил монету на пол. Затем поднес пальцы к подбородку и начал размышлять. Весь его многолетний опыт меркнул по сравнению со схваткой против вершителя, тем более Падшего. Но такая сумма обеспечила бы ему безбедное существование до самой старости, которая неумолимо приближалась. Убийца считал, что если он кому-то и уступает в мастерстве, то только мифическому главе Академии Шагарда, чья личность была окутана огромным количеством тайн и загадок. И считал вполне справедливо.
— Какие-нибудь особые пожелания насчёт его гибели? – наконец принял решение Лис.
— Нет, для меня важен исключительно результат. Только сделайте это тщательно: он очень живуч. – Ответила чародейка и неслышно ушла, оставив убийцу, погруженного в раздумья.

Альгус серьёзно начинал беспокоиться. Снегопад прекратился, и теперь группа оставляла чёткие следы, по которым их без труда можно было бы найти. Охотник понимал, что временем, пока буря заметала их следы, они воспользовались слишком неэффективно. Они шли слишком медленно, а имперцы, возможно, уже спустили собак. До скалы оставалось совсем чуть-чуть, когда Крайс подошёл и тихо произнес:
— За нами кто-то наблюдает.
Альгус кивнул. Он и сам приметил странные звуки, доносившиеся спереди. Сделав остальным знак тихо следовать сзади, они вдвоём медленно пошли вперёд, осторожно ступая по рыхлому снегу. Но стоило им забраться на небольшой холмик, как оба замерли в оцепенении. Чуть дальше четыре больших серых волка трапезничали над трупом оленя. Альгус потянулся к ножу, а Крайс начал плавно обнажать меч. Стая моментально развернулась, оскалилась и громко зарычала. Ворон выставил вперёд клинок и подготовился отбиваться, крепко стиснув рукоятку. Волки молниеносно бросились на бойцов, прыгнули, но тут же попадали, сраженные меткими выстрелами. Альгус повернулся и облегченно вздохнул: на пригорке стояли несколько лучников в тёмно-синих туниках и кольчугах.
— Успели в последний момент, прям как в бардовских байках. – Улыбнулся один из них, стоявший спереди.
Всадники провели их в свой временный лагерь, располагавшийся на каменистом плато у основания скалы. Все сразу бросились отогреваться у костра, но Крайс замер в благоговении. Он впервые видел грифонов, если не считать того раза в Зонтаре. Могучее тело, мощные лапы и белоснежные крылья придавали этим существам вид благородно-величественный. Казалось, стоить моргнуть, и эти создания устремятся ввысь, исчезнув в мгновение ока. С трудом оторвав взгляд, Ворон подошёл к костру и угостился простой похлёбкой, которая после холодной тюремной пищи казалась нектаром Богов. Удивительно, но горячая пища подействовала на беглых заключенных куда лучше пламенных речей: люди сразу приободрились и стали помогать убирать снаряжение. Пара минут – и от лагеря не осталось ни следа. Улетать необходимо было сейчас же.
Залезть на грифона оказалось немногим сложнее, чем на коня, только ноги нужно было раздвигать шире. Крайс просунул обе ноги в толстые кожаные петли, по две с каждой стороны и затянул их, как ему показал один из лучников.
— К Морнхолду! – раздался голос командира.
— Держись крепче. – Произнёс сидящий спереди всадник.
За что именно держаться, Ворон не расслышал, а потому попросту обхватил грифона, насколько хватало рук.
Мгновение, и Крайс рывком взмыл в воздух. Холодные ветер ударил в лицо, а деревья внизу начали стремительно удаляться. Ворон испытал смесь страха и детского восторга одновременно и нервно рассмеялся.
— Первый раз всегда страшно! – кричал всадник, но Крайс уже не слушал. Наёмник не спал уже почти двое суток и страшно вымотался. Горячая похлёбка в желудке и ровный полёт моментально погрузили Ворона в сон.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *