Война бессмертных. Скованный пеплом

Глава 11
«Охота на охотника»

— Ты ничего не хочешь мне объяснить? — спросил Крайс, выходя из пещеры и щурясь от яркого света.
— Нет, не хочу. Абсолютно. А должен? — с неподдельным интересом сказал Маркус, небрежно сплюнув на землю.
— Должен, да ещё как. Скажи мне, какого хрена тебе понадобилась кучка захудалых наёмников, если ты спокойно мог перебить их всех в одиночку?
— Крайс, Крайс, Крайс… — протянул Блейк с такой интонацией, будто ему приходилось учить наёмника говорить по слогам. — Ты никогда не думал, что существуют другие тактики кроме «вышибить дверь и всех покрошить»?
— Да ты, никак, издеваешься? — спросил наёмник, хотя ответ был уже известен. – Ты же, не напрягаясь, мог убить его в одиночку!
— Вы были отвлекающим манёвром. Если бы я просто ввалился туда, то этот ублюдок точно бы сбежал. Но при свидетелях… Видишь, как просто можно использовать чужую гордыню в своих целях? И не надо аплодисментов, — продолжил вершитель, пропустив мимо ушей последние слова Крайса.
— И этот человек говорит нам что-то про контроль над гордостью? Без обид, Маркус, но это как если бы проститутка читала лекцию о целомудрии, — встрял в диалог Роланд.
— Да какие там обиды. Горькая правда в том, что я частенько наступаю на эти грабли гордости, которые сам так старательно раскладываю, – задумался вершитель и замолчал до самого конца пути.

— Итак, дамы и господа, я собрал вас здесь по довольно простому поводу — раздать вам всем новые задания, — начал Маркус, деловито покашливая. — Нам осталось дождаться пятого.
— Пятого? Решил нанять кого-то ещё? — с лёгким интересом спросил Крайс.
— Если я встречаю толковую личность, я всегда стремлюсь нанять её. Лишняя пара рук в подчинении никогда не бывает лишней.
— Что правда, то правда, — кивнул Роланд. — Раз этот человек задерживается, пойду, возьму пива.
Подойдя к бармену и сделав заказ, он опёрся на деревянную стойку.
— Освободи, ты тут не стоял, — раздался сзади голос с северным акцентом.
— Обойдёшься, козёл. Пошёл вон, — сказал Роланд, не поворачиваясь.
Оскорбившись, септенец замахнулся для удара, но его руку что-то остановило. Почувствовав холодное прикосновение стали на шее, он моментально остыл и медленно повернул голову.
— Спокойно, нам не нужны проблемы, — тихо сказал Блейк, пристально смотря в глаза северянину. — И тебе, я так полагаю, тоже. Ты же хочешь, как и все септенцы-воины, убить как можно больше врагов своего ярла, а потом умереть в бою. Быть зарезанным в какой-то вшивой таверне — это не для тебя.
Презрительно сплюнув на пол, северянин, тем не менее, удалился в другой конец зала.
— А тебе, — Маркус ткнул пальцем в Роланда. — Следует научиться, не посылать каждого встречного.
— Ну, там что, подписано «это место принадлежит придурку из Септена»? Да, Маркус, научи как-нибудь делать этот взгляд. Аж мурашки поползли. Мне бы в жизни это очень помогло.
— Бросить пить — вот что бы тебе реально помогло… А! Наконец-то! Встречайте нашего дорого гостя. Очень дорогого.
Зал неслышно пересекла фигура в тёмных одеждах. Никто из посетителей даже не обратил внимание на вошедшего. Неслышно приземлившись на свободный стул, незнакомец нервно скрестил руки на столе:
— Приветствую вас в этот тихий весенний вечер.
— Ас?! Какого чёрта? — Мелисса чуть не поперхнулась элем.
— Тише дорогая моя, тише. Местные не очень любят демонов, поэты они или нет, — философским тоном подметил Маркус.
— И как поэт может нам помочь? — пробурчал себе под нос Роланд.
— Не будь так категоричен. У него есть то, чего у вас нет, и никогда не будет: демоническая кровь.
— Можно я? — неуверенно спросил Асфелий. — Я очень рад, что буду работать вместе с вами и надеюсь на скорейшее возникновение дружеской атмосферы в нашем коллективе.
— М-м… что? — спросил Роланд, оторвавшись от кружки пива.
— Ничего, ты просто слишком часто по-пьяни таранишь головой дверь, — ответил вершитель, сняв маску и начав есть. Тень от капюшона по-прежнему не давала толком разглядеть лицо. — Итак, Крайс отправится со мной в Весиалл.
— В столицу Тармальского королевства? Но зачем? — оживился Крайс.
— Цыц. Молчать и не перебивать. Мелисса, Роланд и Ас отправятся на север Империи, практически на границу с Септеном. В заброшенный форт Серого Ордена.
— Но там же мародёры всё растащили… — перебила его Мелисса.
— ЦЫЦ! — рявкнул Блейк так, что стол задрожал, и тут же спокойно продолжил. – Ненавижу, когда меня перебивают. В этом форте есть кое-что, что мародёры точно не стащили. Маленький сундук, который способен открыть только демон. И тут на сцену выходит Ас…
— Можно вопрос? — с крайне вежливой интонацией спросил Асфелий. — Ты не мог бы поподробнее рассказать про Серый Орден? Я знаю только общие факты, а это, я думаю, важно для задания.
— Ну, сходи в библиотеку и почитай. Ах да… — Маркус на секунду представил, как демон с маленькими аккуратными рожками вежливо интересуется у библиотекарши, где тут книги по истории. — Придется рассказывать. Наливайте себе и присаживайтесь поудобнее. Рассказчик из меня, мягко говоря, паршивый.

Сайрус глядел на старое кладбище из окна второго этажа. Дом был уже давно заброшен, и на то была причина — в склепе неподалёку поселился оборотень. До вечера было ещё много времени. Охотник начал готовиться. Неспешно, обстоятельно, как будто он собирался в магазин. Развернув свёрток из овечьих шкур, он выложил на стол, который оказался единственной мебелью в доме, свои пожитки. Двуручный топор с двумя серебряными лезвиями, три колбы с разного цвета жидкостями, чистые бинты, нож. Немного, но этого было вполне достаточно. Одним глотком осушив содержимое первой колбы, Сайрус закашлялся. По коже поползли мурашки, а затем пришло ощущение, которое ни с чем не спутаешь — ощущение, как будто тело заживо сжигают. Сердце начало колотиться всё медленнее и медленнее, а кожа переставала выделять запахи.
Лицо Серого рыцаря оставалось спокойным.
Боль прошла быстро, и он начал снимать лишнюю одежду. Затем Сайрус откупорил второй флакон и вылил на себя его содержимое. Он нейтрализовал остатки запаха на теле.
Надев доспехи, охотник, наконец, взялся за третью колбу. Последнее средство, на случай, если он не справится. Жидкость угольного цвета превращала его кровь в смертельный для оборотня яд. Необходимо было в течение часа после принять противоядие, иначе – смерть в муках. Надев свою старую куртку на заранее приготовленную куклу из шкур, Сайрус завершил приготовления. Бросив куклу вниз, и взяв топор, он присел на одно колено и начал молиться: «Да не померкнет Вера моя. Да не познаю я страха в битве с врагом моим…»
Оборотень потерял контроль над собой, стал набрасываться на местных жителей. Что бы там не говорили, эту болезнь можно побороть. Охотник знал нескольких человек, которые, даже заразившись ликантропией, оставались людьми. Звериная сущность в них не одерживала верх, и их можно было излечить. Но если человек в облике зверя был убийцей, то убийцей он и останется. И лечение ему остаётся только одно – смерть.
Солнце незаметно село.
Резкий запах вывел его из медитации. Такой аромат ни с чем нельзя было спутать. Сухие ветки затрещали. Зверь прыгнул на куклу яростно, рыча и впиваясь зубами в, как ему казалось, человека. Перехватив топор, Сайрус выпрыгнул из окна прямо на оборотня. Лезвие со свистом рассекло воздух и впилось в землю. Ошибка.
Рефлекторно пригнувшись, он почувствовал, как мощная когтистая лапа разрезала воздух над его головой. Выдернув топор из земли, Сайрус наконец увидел его. Белоснежные клыки отражались в лунном свете, короткая чёрная шерсть покрывала кожу зверя, а в глазах его, казалось, отражалась вся ярость и безумие, какую можно было найти на свете. Из бездонной, как дьявольская бездна, пасти смердило тухлым мясом.
Если бы охотника не научили игнорировать страх, он бы оцепенел от ужаса.
Шагнув правой ногой вперёд, Сайрус описал лезвием полукруг. И промазал — попасть по изворотливой твари было нелегко. Времени до того, как оборотень придёт в себя, оставалось совсем немного. Обманка ошеломила тварь, но ненадолго. Ударив ещё раз. Сайрус неглубоко порезал зверя в области лапы. Оборотень взвыл, но не от полученной раны, а от контакта со столь ненавистным ему серебром.
Быстрый, как молния, прыжок.
Охотник выставил топор вперед, но все равно упал на спину. Челюсти твари сомкнулись в сантиметре от его лица. Почувствовав, что ноги свободны, он пнул оборотня в живот. Хватка слегка ослабла. Напрягшись на пределе возможностей, Сайрус отбросил зверя в сторону. Вскочив, охотник сделал короткий рубящий удар. Лезвие с лёгкостью прошлось по груди твари. В очередной раз завыв, оборотень полоснул человека лапой по лицу и ударил в живот.
Пролетев два метра назад, охотник сломал гнилую дверь и оказался на полу старого дома. Топор, вылетевший из рук, лежал у стены перед ним. Во рту появился солёно-железный привкус крови. Стоило ему поползти за оружием, как перед лицом приземлился оборотень. Тварь, порожденная чёрной магией, упивалась очередным убийством.
Вскочив, закрывая шею левой рукой, правой Сайрус выхватил нож с широким стальным лезвием. Из потаённых глубин души, из гнева и отвращения к этому созданию, у него родился полный ярости крик. Он набросился на зверя, вонзил нож ему под рёбра. Ещё и ещё. Тварь, вцепившись клыками в левую руку, истошно била когтями по телу охотника, пока мёртвым грузом не упала на пол.
Прислонившись к стене, Сайрус начал медленно сползать вниз. Весь пол был залит кровью. Рука, ставшая вдруг неестественно тяжелой, нащупала непослушными пальцами противоядие. Комната медленно поплыла, разум затуманился, и он потерял сознание…

Глава 12
«Прекрасный роковой день»

— Раз вам так этого хочется, я начну, — Маркус откинулся на спинку стула и скрестил пальцы на груди. – Серый Орден возник порядка нескольких сотен лет назад в Эльроке. Десять рыцарей тамошнего государства поклялись всю свою жизнь бороться с демонической заразой и оккультизмом. Разумеется, произошло это неспроста — Эльрок ведь первым пострадал от отголосков Великой войны. Братство быстро набирало новых членов, а значит и силу. Вскоре они стали настолько сильны, что могли бы собраться всей толпой, да так раздать демонам Бездны, что они бы ближайшую тысячу лет даже не думали к нам соваться. Но истоки-то свои они уже подзабыли. Начали лезть туда, где больше золота, умело извращая смысл клятв и тыкая во всех своим благородством. Они даже отстроили себе громадную Цитадель, которую невозможно взять штурмом.
Маркус отхлебнул из кружки. Все терпеливо ожидали продолжения.
— Они были весьма… горделивы, редко считались с интересами простого народа. А сгубил их культ Чёрного Солнца, тогда ещё могущественный. В один солнечный весенний день собрание совета магистров закончилось плачевно…
Тёплый ветерок неторопливо продувал внутренний двор северного крыла цитадели Серых рыцарей. Пахло сиренью, ягодами и свежесрезанными цветами. Вокруг жужжали насекомые, чинно пролетая вокруг его прямой спины. Солнце озорно светило прямо в глаза, протягивая свои искрящиеся щупальца и щекоча ими веки.
— Магистр Ультар, мы не ожидали вас так скоро, — раздался сбоку слегка нервный голос.
— Ничего, понимаю, сам когда-то был послушником, — магистр Ордена закрыл висящую на цепи книгу и встал со скамьи. Седина уже успела тронуть его виски. Лицо, покрытое парой малозаметных шрамов, было с жёсткими чертами, волевым подбородком и резкими скулами. Взгляд был слегка задумчив, радужка глаза отливала серебристым цветом. Он был облачён в светлые одежды, на которые в военное время надевал пластинчатый нагрудник. Цепь, на которой висела книга, заканчивалась металлическим поясом.
— Позвольте проводить вас в вашу комнату, — послушник почтительно преклонил голову.
— Не стоит. Я пока ещё не настолько стар, чтоб страдать маразмом и забывать её местоположение. Можешь идти.
Ультар любил гулять по двору. Это было единственное место, где он чувствовал себя в безопасности. Тренирующиеся послушники, спокойные и уравновешенные адепты, чинные магистры — всё это грело ему душу, словно тепло домашнего очага. В проходе он чуть было не столкнулся с рыжеволосым краегорцем:
— Магистр Ультар, — краегорец, невысокий и жилистый, как и все представители его расы, внушал необъяснимое уважение с первой секунды.
— Магистр Орф, — Ультар слегка кивнул головой в знак приветствия. — Прекрасный день.
— Абсолютно с вами согласен, друг мой. Слышали, на сегодняшнем совете Керн хочет объявить нечто очень важное, как он сам говорит. Будем надеется, что он наконец договорился с Эльрокскими гильдиями об открытии их библиотеки для нас — слегка улыбнулся Орф.
— Будем, магистр, будем. До собрания осталось всего несколько часов, мне нужно зайти в свои покои…
— Понимаю, Ультар, увидимся на совете…
Сквозь выложенные мозаикой окна солнце освещало большую круглую арену. В центре была большая площадка для выступающего оратора, места для остальных советников располагались по ярусам вокруг арены, поднимающимся по мере удаления. Ультар слушал стандартную вступительную речь вполуха. Странное ощущение терзало его изнутри, как кошка, настойчиво царапающая руку. Сослав всё на переутомление, он слегка оживился, услышав окончание речи:
— А сейчас свою речь выскажет магистр Керн, — худощавый человек с короткой бородой сел, уступая место.
Ультар редко виделся с Керном вне заседаний. Ему казалось, что тот имеет слишком специфичный характер для своей должности. Керн, выйдя на площадку, откашлялся:
— Наш орден сражается с демонами и монстрами уже много лет. Мы потеряли бессчётное количество братьев в борьбе с ними, но пока мы не добились заметных успехов…
— К чему ты клонишь? — раздался сбоку от Ультара голос.
— Терпение, собрат-магистр, терпение. Сколько жертв понесло наше братство и соседние государства из-за нашей с вами гордыни? Сколько ещё тысячелетий матери будут оплакивать погибших на войне сыновей?! Мы соблазнились перспективой распоряжаться чужими судьбами. Раз мы не можем одолеть врагов грубой силой, нам стоит применить другие методы…
По залу прошелестело перешёптывание, и нехорошее чувство внутри Ультара начало расти.
— Мы должны договориться с ними. Принять их, а не отвергать с проклятиями. Мы должны стать их союзниками.
— Думай, что говоришь! Неужели ты забыл, во что демонопоклонники превратили этот край? Если тьма поглотила тебя так сильно — падай на колени и молись, чтобы совет подарил тебе быструю смерть, ибо все мы питаем отвращение к этой идее! — в ярости прокричал Гор.
— Не будь так уверен, — едва слышно прошептал Керн.
Медленно и спокойно, множество фигур встало и прошло мимо своих недавних братьев по оружию. Они встали за спиной Керна решительно, с предельно сосредоточенными лицами. Четырнадцать падших магистров.
С невероятной яростью в глазах вскочил Гор, а за ним и остальные лояльные Ордену воины. Также медленно спустились они на противоположный край площадки, также плавно. Пятнадцать лоялистов.
Ультар сидел на своём месте.
— Ультар! Ты не останешься в стороне! Здесь нет промежуточного решения. Выбирай, сохранить верность ордену, или быть убитым вместе с этими падшими, — злобно проговорил Гор.
— Видишь? Гор и его любимчики как всегда хотят захватит всю власть себе. Если бы мы изучили то, с чем сражаемся, мы бы могли договориться с врагами, а не бесцельно проливать кровь. Присоединяйся к нам, они — пережитки старого режима! — Керн говорил без злобы, но с остервенением в голосе.
— Собрался договориться с Бездной? Неужели ты настолько глуп?
Ультару не хотелось выбирать. Ему хотелось раскрыть глаза, проснуться от этого дурного сна, оказаться в своей постели. Это не могло быть правдой. Он не хотел, чтобы это было правдой…
Он выбрал. Встал в строй лоялистов, хотя не был уверен, что это правильно.
Двери в зал заседания открылись. Внутрь вошёл и аккуратно прикрыл за собой дверь высокий худощавый человек в чёрных, поношенных одеждах. Своими зловещими чёрными глазами он оглядел присутствующих и медленно подошёл к ним. Ультар почувствовал, как сгущается витавшая вокруг энергия.
— Ранхар, — выдохнул Гор. – Ты жив?
— Более чем. И я пришёл вернуть тебе должок.
Остальные лоялисты на миг впали в растерянность. Но тут же со всех сторон прогремели боевые кличи, Ультар вместе с остальными рванул вперёд, на ходу выхватывая меч и читая все мыслимые и немыслимые заклинания. Запахло озоном, раздался звон скрещиваемых мечей. Поднырнув под удар бывшего магистра Нерлома, Ультар резким движением кисти резанул врага по спине. Нерлом, стиснув зубы, ударил от груди наотмашь. Ультар, отшагнув назад, избежал удара и тут же выставил вооруженную руку вперёд. Отбив замахом меча направленное в его сторону лезвие, Нерлом вытянул два пальца и щелкнул. Мощный заряд энергии полоснул Ультара по плечу. Провертев меч кистями рук, Ультар с полуоборота прошил нагрудник соперника в области сердца. Едва успев вытащить лезвие, он был отброшен назад мощнейшей шаровой молнией, попавшей в грудь. В глазах потемнело, и он оказался на полу. Сквозь полузакрытые веки Ультар не смог различить подошедшего к нему предателя. На лице последнего играла ухмылка, которая резко сменилась гримасой боли. Ультар только смог различить, как магистр Орф с рассечённым лицом вышиб из головы падшего все мысли об измене. Буквально.
Ультар кашлянул, вскочил и кинулся на помощь Гору, который в данный момент с трудом отбивался сразу от двух падших, блокируя удары своим топором. Сфокусировав энергию между ладоней, Ультар метнул в ближнего к нему врага россыпь ледяных осколков. Изменник, гулко кашлянув кровью, развернулся. На лице читалась помесь боли и ненависти. Из последних сил он метнул огненный шар и упал, словно мешок картошки. Собравшись с силами, Ультар использовал воду из фляги, чтобы создать ледяной щит на левой руке, который гулко задрожал и рассыпался от влетевшего в него заклинания. Гор, который, наконец, подсёк оппонента и ловким ударом раскроил ему череп, тяжело дышал. Он бы, несомненно, снова ринулся в атаку, если бы всех оставшихся в живых лоялистов вдруг не отбросила мощная энергетическая волна. Всех, кроме Гора, который, вонзив топор в каменную плиту, удержался. Ультар поднялся и сразу понял, кто стал причиной этой волны. Ранхар, сидевший до этого на месте зрителя, стоял рядом с Керном и ещё четырьмя падшими. С губ Гора слетел почти беззвучный приказ «отступайте». Ультар всё прекрасно понял и без лишних объяснений. Ещё секунда — и из магистров в зале остался только Гор. Предатели расступились, оставив на площадке только Ранхара и великого магистра.
Гор, в остервенении сжав челюсть, выхватил топор и помчался на врага. Ранхар небрежно хрустнул шеей, и в последний момент заблокировал удар посохом с набалдашником в виде черепа. Прокрутившись на месте, он сделал два молниеносных выпада, которые наткнулись на рукоятку топора. Гор с бешеной скоростью завертел топором, отражая посыпавшийся на него град заклинаний. Защитные руны на топоре шипели, раскаляясь, но делали своё дело. Ранхар продолжать наседать, нанося удар за ударом. Собрав остатки сил, великий магистр сложил ладони крест-накрест и вызвал колоссальный заряд чистой, необузданной энергии. Ранхара от такой мощи отбросило на другой конец зала. Проехавшись на сапогах добрые три метра, он выровнялся и начал идти вперёд, сдерживая напирающую на него мощь. Гор почувствовал, как по лицу текут капли пота. Поддерживать такое заклинание стоило ему невероятных усилий. Такая мощь должна была испепелить на месте любого человека. Человека…
Гор дрогнул, а луч в последний раз мигнул и погас. Прыжок, шорох плаща и блеск металла в солнечных лучах. Голова великого магистра Серого Ордена медленно отделилась от туловища…
— Я вернул тебе долг, старый друг, — Ранхар говорил с лёгким разочарованием в голосе. — Керн, мы уходим.
— Что? Уходим, когда победа так близка? Ты забыл, кто организовал это восстание, кому приходилось переманивать каждого магистра, убеждать каждого культиста помочь нам? А кто просто пришёл сюда и смеет приказывать мне? — вспылил Керн.
— Нет, не забыл, — в голосе Ранхара появились нотки холода. – Твой драгоценный культ всего лишь жалкий сброд без моей поддержки. Я сказал, что мы уходим.
— Нет, не уходим! Передать приказ культу — пусть наступают! — Керн повернулся к стоящим чуть позади падшим магистрам.
Никто не шелохнулся.
Керн вдруг почувствовал, как немеет всё тело. Ни одна конечность не могла пошевелиться, каждая клеточка тела налилась безвольной слабостью. Тьма опутала его своими холодными щупальцами, не давая двигаться.
— Сволочь… — выдавил он из себя.
Ранхар не ответил. Он всего лишь пристально смотрел своими тёмными глазами на падшего магистра. Лицо не выражало никаких эмоций и скорее походило на часть статуи, прицепленную к человеку. Всё также спокойно чародей поднёс руки друг к другу, а затем резко раздвинул их в разные стороны. Раздался неприятный хлюпающий звук и треск костей. Ранхар едва заметно ухмыльнулся и повернулся к стоявшим позади него падшим:
— Прекрасный день, не правда ли?
Маркус отставил пивную кружку.
— С тех пор Орден представляет лишь тень самого себя, а Ранхара стали называть Проклятым.
— Так почему же им запретили появляться по эту сторону Широкого моря? — спросил Крайс, почесываясь.
— Приплыли как-то давно несколько падших из тех краев. Естественно, они себя не выдали. Сказали, мол, Серый Орден прибыл с официальным визитом. Сын Императора Демосфена, Дмитрий, поехали с ними на охоту. С тех пор его никто не видел, — Блейк замолчал, кашлянул, а затем пнул под стул уже начинающего похрапывать Роланда. Наёмник проснулся, выругался, заказал еще пива и снова выругался.
— Так-с, мне и самому надоели эти уроки истории. Я и так рассказал даже больше, чем нужно. Хотите знать больше — читайте книжки. А теперь, всем спать и набираться сил! — Маркус энергично захлопал руками, сгоняя уже клевавших носом подчинённых.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *