Война бессмертных. Скованный пеплом

Глава 25
«Пепел предательства»

Погода вновь испортилась, и свинцовые тучи тяжелым грузом давили на землю. Повеял прохладный ветерок, но он был ничтожен по сравнению с пламенем, кипящим в крови вершителя. Предвкушение скорой встречи разгорячило его, сделало нетерпеливым. Маркус осторожно крался, скрываясь за деревьями и с трудом сдерживая в себе желание броситься напролом. Его могли неправильно понять, ведь сейчас он находился в логове своего злейшего врага. Злейшего, потому что ему так сказал Риос.
Маркусу стоило немалых трудов вычислить, где находится это убежище. Но убеждение, золото, и немножко шантажа быстро сделали своё дело. Кругом были расставлены ловушки, чтобы случайный гость не смог пробраться сюда незаметно. Хотя Блейк не был экспертом в скрытном проникновении, но сейчас он играючи обходил все ловушки, и с лёгкостью избегал патрулей демонов. Всё было как-то слишком просто, неужели Самаэль оплошал в расстановке охраны? Насколько Маркус знал демона — такого быть попросту не могло. И сейчас, когда чистый на первый взгляд участок, удобно огибающий маршруты патрулей, звал его пройти тут, вершитель колебался. В последний момент он решил выбрать более неудобный путь, и, как оказалось, не зря. Поднявшись чуть повыше, он увидел мага, который прятался под простеньким заклинанием камуфляжа. Трюк был достаточно ловкий и оригинальный, но только для человека. Демоны уже достаточно давно применяли различные магические ухищрения для самых разных ситуаций. В этом у них был некоторое преимущество, но в ответ люди научились трюкам с физиологией. Разрушенное основание старой башни являлось входом в подземелье, где скрывался Самаэль. Палатки вокруг служили убежищем менее авторитетным демонам, и по сути ничем не отличались от тех, которыми пользовалась Империя. Двери в подземелье никем не охранялись, и Блейк всё больше понимал, что идёт в западню.
Теперь вершитель даже не старался приглушать свои шаги, спускаясь по ступенькам. Тот, за кем он сюда пришёл, уже стоял в конце зала.
— Надо же, сам Маркус Блейк пришёл убить меня, — хотя демон стоял спиной, вершитель почувствовал, что собеседник недобро улыбается. — Риос так долго выбирал, кого из своих преданных псов послать за мной?
— Не могу сказать, что рад тебя видеть, но пришёл я сюда по своей воле, — холодно ответил Маркус.
— Сам? Выслужиться хочешь? Или…, — Самаэль на секунду замолчал. – Хочешь присоединиться ко мне?
— Я хочу получить ответы. И чем быстрее я их получу, тем лучше для тебя.
Демон расхохотался:
— Ты действительно считаешь, что можешь прийти в моё убежище и угрожать мне? Так поплатись за свою наглость!
Позади вершителя возник магический барьер, отрезая ему путь к отступлению. Группа демонов-магов, стоящих перед Самаэлем, сняла с себя поле невидимости и направила на Маркуса посохи с красными набалдашниками. Секундная вспышка, и в Блейка устремился огромный поток пламени, способный сжечь человека за секунды. Вершитель закутался в свой плащ, который он любил неспроста. Этот трюк он продумал уже давно: из-за того, что Блейк не умел колдовать. Стоило пламени коснуться материала, как на серебряной вышивке проявились синие руны, сумевшие сдержать первую волну огня. А больше вершителю и не надо было. Скинув плащ на пол, и выхватив висящие на поясе клинки, он коварно ухмыльнулся:
— Моя очередь.
Маркус двигался практически идеально, словно был окрылён смертью. Первому магу он быстрым ударом перерезал шею, второму, используя инерцию от пируэта, вонзил лезвие в сердце. Нельзя было допустить, чтобы хоть кто-то из них успел произнести заклинание. Промедление было равнозначно гибели. Вершитель нанёс ещё одному демону продольный удар от земли, вернул оружие в исходную позицию, а затем закружился в безудержном вихре смерти. Клинки прорезали плоть раз за разом, оставляя страшные раны. Наконец Маркус остановился, его дыхание было абсолютно спокойно, пульс даже не участился, а с лица стекала кровь. Затем он сделал шаг, ещё один, Самаэль попятился. Вершитель сорвался с места по направлению к врагу, он был быстр, нечеловечески быстр, но недостаточно. В тот самый момент, когда рука уже заносилась для удара, тело Блейка пронзила жуткая боль. Она не имела ничего общего с тем, что он раньше испытывал. Демон достиг совершенства в этом заклинании, и Маркусу едва хватало воли, чтобы не потерять сознание. Пальцы словно засунули в кипящее масло, по жилам вместо крови пустили расплавленный металл, суставы перетирали в порошок, а глаза, казалось, вот-вот лопнут. Вершитель хотел закричать, но его крик звоном ударился о стенки черепа и потонул в бесконечной агонии. И тут Блейк почувствовал, как внутри него что-то пробудилось ото сна. Демон?
— Боль… Такая знакомая нам обоим.
Голос точно шёл изнутри.
— Как же долго я спал. Как же долго ты был в забвении. Но не волнуйся, Маркус, больше ты не будешь чужой марионеткой.
Вспышка боли, и вокруг остаётся только холодный мрак пустоты.

Он бежал, перепрыгивая скрытые снегом корни и стволы старых, как этот чертов мир, деревьев.
— Дыхание, не забывай держать дыхание.
Смерть летела за ним. Он чувствовал её каждым волоском своего тела, каждым сосудом. Морозный воздух дико резал лёгкие, ветер тысячей иголок неистово пытался довести тело до безумной агонии. Хлопья снега оседали на бровях и, тая, затекали под маску. А смерть дышала ему в спину, как любовница…
— Они уже близко, будь готов!
— Я всегда готов, Безликий.
Деревья резко расступились, открывая вид на заледеневшее озеро. Он бы полюбовался видом, если бы его жизни не угрожала смертельная опасность. Точнее целых четыре смертельные опасности, которые не потеряют его след даже в такую бурю.
Толстая подошва ботинок смягчила приземление на гладкую поверхность озера. Едва он добежал до его середины, как сзади и спереди раздался треск, и из леса выбежали по две фигуры с каждой стороны.
— Это не группа Логана, здесь Риос. Значит, всё пропало.
— Я могу использовать одержимость, Безликий. Я это выдержу.
— Знаю, но даже это не поможет, Риос слишком силён. Ни в коем случае не открывай ему наш секрет!
Значит всё. Он закончит на этом озере, в этом лесу. Разложится и истлеет, а прах его развеет свежий зимний ветер. Он не мог позволить себе вот так умереть, спустив рукава. Не на этом чертовом озере, не в этом лесу. Уж лучше умереть, сражаясь.
— Четверо вершителей ради меня одного? — с трудом разжал Маркус посиневшие от холода губы. — Какая расточительность…

Снова вспышка боли, на этот раз возвращающая к реальности. Блейк медленно поднялся с колен, беря в руки мечи. Всё стало вдруг предельно ясно, стоило памяти вернуться. Боль развеяла пепел тёмного прошлого, который сковал Маркуса и не давал ему покоя, заставляя его снова и снова возвращаться к поиску ответов, живя чужой жизнью. Но кто мог знать, что эти ответы окажутся так близко. Что все противоречия в его поступках были логичны, и что дело тут вовсе не в характере.
— Ты ещё жив, это не каждый сможет, — ухмыльнулся Самаэль. — Но вторая волна тебя попросту добьёт.
И снова заклинание боли невероятной мощи. На этот раз Блейк устоял на ногах, более того — он даже не дрогнул. Только костяшки побелели от той силы, с которой Маркус стискивал рукоятки клинков.
— Что?! — обомлел демон. — Невозможно…
— Обожаю самоуверенных противников, — нехорошо улыбнулся вершитель. — У вас такие забавные рожи, когда ваши приёмы не срабатывают.
Самаэль выхватил одноручный меч и начал формировать между ладоней сферу тёмной энергии. Из сферы вылетели несколько теневых игл, острых как бритва. Маркус двигался зигзагообразными скачками, уклоняясь от игл. Сфера в руках демона зашипела и он метнул её во врага, но вершитель, сохраняя ритм, увернулся в невероятном прыжке и грозно произнёс, глядя на испуганного демона:
— Приятно вспоминать старые фокусы.
Самаэль рывком сократил расстояние и сделал серию выпадов, которые вершитель отбил, заложив левую руку за спину. Демон был хорош, но в серии ему катастрофически не хватало слаженности. Маркус издевательски хохотал, плавно скользя ногами во время отшагов и блоков. Самаэль потерял контроль над собой и попытался использовать магию, попавшись на уловку врага. Блейк увернулся в пируэте, нанёс неглубокий порез на живот, подсёк ногу демона и опрокинул его лицом на пол.
— Жалкое зрелище, — фыркнул Маркус, прижав сапогом голову чернокнижника к земле. — А теперь слушай меня внимательно, потому что повторять я не стану. Тебе повезло, что на свои вопросы я смог ответить сам, иначе бы сейчас ты заливал этот пол своей ублюдской кровью. Теперь всё несколько поменялось. Я больше не буду верным псом на службе у Риоса. Считай, что стало на одного вершителя меньше. Я бы мог убить тебя просто так, ради удовольствия. Но ты можешь быть мне полезен, ибо, как говорят умные люди: враг моего врага — мой друг. Не считай меня врагом, но союзник я тебе только пока совпадают наши интересы. Ты продолжишь свою деятельность, так внимание вершителей хоть немного переключится на тебя. Не пытайся меня искать, на некоторое время я исчезну из этих краёв. Но помни, что в любой момент я могу вернуться.

Эпилог

Он раньше никогда не обращал внимания на мелкие детали в зале собраний. Эти подсвечники с вечно холодным пламенем, неудобные кресла, на которых никогда нельзя расслабиться. Маркус вошёл в помещение последним и окинул всех присутствующих взглядом. Катрина озорно подмигнула ему, но, почувствовав холодок в глазах Блейка, подняла бровь в недоумении. Пожалуй, только к этой девушке Маркус сейчас не испытывал неприязни. Но дольше всего он задержал взгляд на главе вершителей:
— Один вопрос. Как тебе это удалось?
— О чём ты говоришь? — не понял Риос.
— Это был простой вопрос. Я не стану узнавать, почему и зачем ты это сделал, меня интересует, как столько лет тебе удавалось лгать мне в лицо, — горько улыбнулся Блейк. — Но если ты настаиваешь, то я тебе напомню. Ни для кого не секрет, что я люблю носить маски. И эту вещицу вы уж точно вспомните.
С этими словами Маркус достал из сумки старую лицевую маску со следами ударов. Выглядела она весьма потрёпанно, и никто в зале не среагировал на её появление. Только Риос побледнел.
— Да, несмотря на твои усилия, я всё вспомнил, — Блейк снова горько улыбнулся. — Я никогда не был вершителем, только марионеткой в руках этого человека. Я — тот самый ученик Ранхара, за которым вы в своё время так упорно охотились.
Никто не отважился перебить его, даже Логан сидел, храня молчание и с силой сжав кулаки.
— Ты очень хотел меня прикончить, — продолжал Маркус. — Но я остался жив, и в твоей голове родилась мысль использовать меня, как жалкую шавку! Тебе стоило убить меня тогда на озере, пока у тебя был шанс. Ибо сейчас я, наследник Проклятого, клянусь при всех, что мы продолжим наш разговор позже, и лучше тебе быть к нему готовым…
Блейк небрежно бросил маску на стол, развернулся и пошёл к выходу.
— И ты отпустишь его просто так? — не выдержал Логан напряжения.
Риос не ответил, он лишь молча смотрел на старую маску со следами засохшей крови.
Только холодное пламя свечей провожало затихающие шаги.

Автор: Черепанов Евгений Сергеевич.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *