Война бессмертных. Скованный пеплом

Глава 23
«Яд власти»

Пламя факелов резво играло на стенах тронного зала. Величественные колонны были скорее декорацией, чем имели практическое применение. От самых дверей до подножия трона тянулась ковровая дорожка, которую слуги каждую ночь старательно вычищали от пыли и грязи. Изабелла стояла перед Реганом, сидящим на троне. Практически полная и безграничная власть моментально отравила этого человека. Формально во главе Империи была Виктория, вдова умершего Императора, но на деле Нейт моментально перехватил власть в свои руки. Он даже не стеснялся садиться на трон, хотя позволить себе это мог только коронованный правитель. Никто из лордов ещё не приносил клятву верности, но власть, полная и неограниченная в рамках данного государства, уже начала холодной отравой распространяться внутри. Она делает это не сразу, а медленной болезнью выдавливает язвы пороков наружу, развращая и изменяя первозданные моральные ценности.
Изабелла была циничной. Чародейка уже продумала любые комбинации возможных исходов поднятия к власти лорда-командора, и все из них были выгодны. Кроме одного.
— Что происходит? Я думала, что мы договорились, — холодно начала Изабелла.
— И я сдержу своё слово позже. По-твоему, Виктория, впавшая в уныние вдова, в первые же дни своего ещё даже не начавшегося правления уже сделает такую серьёзную реформу? — Реган презрительно фыркнул.
— А закрывать въезд в город и садиться на трон в присутствии других людей не глупо? — чародейка говорила со спокойным холодком, тщательно подбирая каждое слово.
— Время опасное, люди готовы вспыхнуть от любой шальной идеи, пришедшей им в головы. Я умею слышать скрытый смысл слов, Изабелла, но ты должна запомнить раз и навсегда: я не одна из пешек в твоих интригах, я как минимум партнёр. А что касается трона — закон завещает, что на троне после смерти действующего правителя и отсутствия наследников может сидеть только старший военачальник.
— Ты хитёр, Нейт, очень хитёр. Прикинуться слабохарактерным и живущим в мире своих недостижимых идеалов было довольно умно. В следующий раз я такой промашки не допущу.
Реган ни на йоту не сомневался в правдивости её слов. Понимая, что одна неосторожно брошенная фраза может превратить союзника во врага, он поспешил разрядить обстановку:
— Я не враг ни тебе, ни Ковенанту, и моё желание укрепить Империю вполне искренне. Вы будете освобождены от выплаты налогов, а также от постоянной отчетности. Но я всё ещё оставляю за собой право вмешаться, если ваши дела негативно повлияют на государство.
— Рада, что мы смогли договориться, — фальшиво улыбнулась чародейка. — В случае появления бунта мы будем на твоей стороне. Будет довольно грустно, если твою власть сметут, как карточный домик.
Возможно, лет эдак десять назад, Нейт не стерпел бы такого оскорбления, намекающего на его зависимость от других. Но сейчас он научился терпению и выдержке. Командор понимал, что Изабелла не позволила себе вольность в выражениях, а просто проверяет его на наличие возможных рычагов давления. Поэтому, ничего кроме сухого прощания она не услышала.

Сайрус повернул ключ два раза и зашёл внутрь. Почувствовал незнакомца он гораздо раньше, чем увидел. Незваный гость явно не скрывал своего появления, даже наоборот — заранее предупреждал о своём присутствии. Он сидел за противоположным концом стола, спокойно отреагировал на отпирание замка, и тоном, не допускающим возражений, сказал:
— Сядь.
Сайрус отодвинул стул и плавно опустился на сидение:
— Кто ты?
— Моё имя абсолютно не имеет значения. Я им уже давным-давно не пользуюсь, но можешь называть меня Лисом.
Отрёкшийся кивнул в знак понимания, а сам при этом лихорадочно пытался предугадать следующие действия гостя, столь нагло проникнувшего в его дом.
— Вычислить тебя было даже легче, чем я предполагал, но речь сейчас не о моих способностях. Ты кому-то очень серьёзно насолил. Поверь, я знаю о чём говорю: если нанимают меня – значит, человека действительно ненавидят.
— Но выполнять задание ты не собираешься, раз я ещё жив, — сделал логический вывод Сайрус. — Почему?
— Вопрос хороший, но тебя должен удовлетворять сам факт твоей жизни, — Лис сдержанно усмехнулся. — Видишь ли, эти ребята действовали очень грамотно: сделали вид, что хотят что-то от меня утаить, а на самом деле сыграли на моём самолюбии, подсунув фальшивую тайну взамен настоящей. Они попросили меня в качестве доказательства принести лук, который у тебя сейчас на спине…
— Можешь забрать его, — ответил Отрёкшийся, чувствуя, как в его душу закрадываются мрачные подозрения. — Ты получишь золото за работу, а я останусь жив.
Убийца холодно улыбнулся:
— Ты меня неправильно понял. Я оставляю тебя в живых вовсе не потому, что мне тебя жаль или что-то в этом роде. Те, кто тебя заказали, вовсе не собираются платить мне за работу. Хотя они тщательно пытались это скрыть, но в их глазах всё равно читалось намерение не оставить ни одного свидетеля. Проще говоря, после выполнения задания меня бы просто попытались убить.
— И для тебя это оскорбление, — подытожил Сайрус, догадавшись, кто именно сидит перед ним. Лис, будучи наполовину человеком, наполовину шагардцем, в начале своей жизни был гоним. Во время поступления в Академию ему отказали, мотивируя отказ тем, что его происхождение запятнало бы их репутацию. В ту же ночь десятилетний Лис хладнокровно прикончил экзаменатора, который был опытным убийцей. А поскольку в пределах Шагарда любой оскорблённый имеет законное право на попытку мести оскорбившему, Лиса сразу же взяли на обучение. Парень проявил незаурядные способности, стал настоящей легендой и был удостоен чести стать членом «Теней Шагарда». Организации, собравшей в себе лучших из лучших со всего света.
— Да, оскорбление. Они решили, что умнее меня, и способны пользоваться мной, как пешкой.
— И ты поможешь мне в их поиске? — спросил Сайрус.
— Конечно, нет. Я бы конечно мог выследить их по одному, а затем вскрыть пару артерий, но тебе, думаю, будет приятнее разобраться во всём самому.
— И с чего мне начать?
— Судя по тому, что я узнал, эти люди явно были знакомы с тобой в прошлом. Всё, в чём я уверен: у одного из них на лице была татуировка в виде языков пламени.
Если бы Отрёкшийся сейчас стоял, у него подкосились бы ноги:
— Не может быть… Спустя столько времени…

Отряд из десяти человек в серых одеждах быстро продвигался вверх по холму. Жеребцы под всадниками были молодые и радовались любой подвернувшейся возможности показать свою силу. Мокрая земля вязкой кашей проседала под копытами, но темпы подъёма от этого ничуть не сокращались.
— Стой! — скомандовал ехавший впереди всех всадник. — Дальше пойдём пешком.
Пробравшись через заросли, отряд оказался около небольшой захолустной деревушки. Избы были тёмными и немного косыми, но в целом поселение не представляло собой ничего особенного.
— Даже не верится, что здесь живут демонопоклонники, — заговорил человек северной внешности.
— Культисты очень хорошо умеют прятать свою истинную сущность, — ответил Игнар Каст, обнажая оружие. — Это наше первое задание, как нового отряда, и от этого оно становится ещё более важным. Никакой пощады изменникам, кровь Чёрного Солнца должна пролиться в полной силе.
Члены Серого Ордена ворвались в поселение и начали жестокую схватку. Жители, которых застали врасплох, не смогли оказать никакого сопротивления. Нет, это была не битва, это была резня. Жестокая, беспощадная и скоротечная. Женщины и дети попытались сбежать или укрыться в домах, но всё было тщетно. Враг был разгромлен за минуту, и Игнар приказал вывести всех живых на улицу. Женщин сотрясали судороги плача, но огонь в глазах Каста горел только сильнее с каждой секундой.
— Игнар, стой! — окликнул его один из воинов.
— В чём дело, Сайрус?
— Мы не нашли никаких следов, указывающих на то, что это культисты, — тяжело дышал Серый рыцарь. — Боюсь, разведка ошиблась.
— Разведка не могла ошибиться, наводка поступила с самого верха, — отрезал Игнар. — Демонопоклонники хорошо умеют прятать свою сущность.
— Посмотри, разве они похожи на убийц?! Это невинные жители, отпусти их!
— Не верь своим глазам, брат! Ты дал клятву, как и я, а приказ — убить их!
— Этот приказ противоречит Кодексу! — неистовствовал Сайрус.
— Кодекс — ничто. Ради спасения большинства людей приходится жертвовать кровью немногих. Выполняй приказ, брат, или нам придётся судить тебя за измену.
Серый рыцарь устало вздохнул, достал со спины магический лук, натянул тетиву, прицелился в голову женщины, стоящей на коленях. Сайрус зажмурился, пытаясь не видеть происходящего, но внутри себя он уже принял решение. Рука подняла лук повыше, а губы произнесли слово Силы, активирующее магическую мощь, заложенную в луке. Стрела засветилась золотым светом, и пальцы отпустили тетиву. Раздался страшный взрыв, накрывший семерых членов отряда, в том числе и Игнара. Два нетронутых воина бросились на предателя, выхватив мечи. Сайрус достал саблю и начал парировать удары один за другим. Хотя врагов было двое, они проигрывали Сайрусу по ловкости и в умении. Поймав благоприятный момент, он вывернулся в пируэте и нанёс два смертельных удара, а затем повернулся к пленникам:
— Бегите!
Кто-то схватил его за лодыжку. Обернувшись, он увидел лежащего на земле и тяжело дышавшего Игнара:
— Убей меня… лучше убей, — прохрипел он, сплюнув кровью.
— Нет, этим мы различаемся. Я не палач, в отличие от тебя. И я, Сайрус Каст, отрекаюсь от своей клятвы, данной Варнаве. Я предаю его и только его, но не Орден. И тебя сегодня никто не убьёт… брат.
— Тогда, рано или поздно, тебе придётся столкнуться с последствиями. — Тяжело выдохнул Игнар, а затем потерял сознание.

Глава 24
«Приговор»

Вымотанные ночным сражением, наёмники зашли в ближайший трактир, надеясь отдохнуть. К сожалению, свободных комнат не было, и остаток ночи пришлось провести на первом этаже, пытаясь ухватить дрёму. В конце концов, Крайс не выдержал бездействия, ему хотелось побыстрее закончить с этим делом и вздохнуть, наконец, свободно. Аккуратно вытащив свиток из кармана дремлющей чародейки, он попросил Роланда приглядеть за ней, пока его не будет. День ещё не начинал вступать в свою силу, и улицы были пустынны. Редкие прохожие шли по своим делам, абсолютно не обращая внимания на наёмника. Одетый в грязную рубаху, Крайс был скорее похож на воришку. Идти в таком виде в Ковенант было бы попросту неприлично, и он решил прикупить себе новую одежду. Пошарив по карманам, наёмник с тоской не обнаружил у себя ни единого гроша. Выход был только один — нужно было зайти к Теолу.
Теол Виган был известным на всю округу ростовщиком, и если у кого-то возникали проблемы с деньгами, то он шёл к нему. Даже Крайс, который никогда не бывал в Кельне, слышал о нём. Впрочем, про Вигана ходили слухи о том, что он якобы сотрудничает с ворами и прочими тёмными личностями. Но сколько раз стража не пыталась поймать его на этом, ничего не выходило. Из года в год этот скользкий тип ускользал от правосудия, частично благодаря своей необычайной изворотливости, а частично благодаря огромным ресурсам. На старом месте в переулках, где, по рассказам бывалых, раньше располагался дом Теола, никого не было, и Крайс спросил проходивший мимо патруль о том, куда он делся.
— Теола? Так это тебе в центр города нужно, — буркнул стражник и пошёл дальше охранять спокойствие жителей Кельна.
Город был поделён на несколько разных районов, что было довольно популярно в имперских городах. Несмотря на целый ворох минусов, такую систему очень любили за её эффективность в военные годы — держать защиту в укреплениях было гораздо проще, чем на открытом воздухе. Столица медленно просыпалась от апатии, и до слуха Крайса донеслись обрывки приветственных фраз. Пройдя под массивной аркой, наёмник оказался в самом центре города. Дороги были выложенными камнем, вокруг росли подстриженные деревья, люди в большинстве своём ходят чинно, не спеша. Крайс присвистнул, глядя на большое каменное здание с яркой вывеской «Банк Вигана и партнёров». В глаза сразу бросалось, какими крупными буквами написано «Банк Вигана», и какой мелкой припиской была надпись «и партнёров». Войдя внутрь, наёмник оказался в чистом помещении, в котором пахло свежими чернилами и бумагой. Большие окна служили естественным источником освещения, а под потолком висели роскошные люстры. Крайс подошёл к сидящей за стойкой женщине преклонного возраста:
— Здравствуйте, я хотел бы сделать заём.
— Вы местный?
— Нет, я тут проездом.
— Тогда ничем не могу помочь, — женщина фальшиво улыбнулась. — Мы выдаём деньги только уважаемым в городе людям.
Наёмник в сердцах чертыхнулся, но здание покинул без скандала. Проблемы и без этого так и норовили прилипнуть к нему в каждой удобной ситуации. Пройдя несколько улиц, Крайс оказался там, куда направлялся изначально — у здания Ковенанта магов. Башня была не очень большой, но с очень интересным типом постройки. Резные колонны и перекрытия сильно выделялись на фоне общей аскетичной архитектуры города. Собравшись с духом, наёмник шагнул внутрь, и на секунду встал, как вкопанный. Внутри помещение было в несколько раз больше, чем снаружи. Сомнений быть не могло — древние чародеи использовали магию при постройке этого здания, но видимо посчитали, что другим магам нужно быть в хорошей физической форме. Крайс начал подниматься по лестнице пролёт за пролётом, как вдруг его окликнула какая-то чародейка:
— Что вы тут делаете?
— Этот свиток, — начал наёмник, запыхавшись, — он имеет ценность для вас, и очень большую.
— В самом деле? — удивилась колдунья. Но стоило ей посмотреть на принесённый Крайсом лист, насмешка сразу улетучилась. — Где вы это взяли, и кто вы вообще такой?
Наёмник в двух словах объяснил происхождение свитка, которое Роланд рассказал ему накануне, а затем представился.
— Значит Крайс… Он упоминал какого-то Крайса. Скажите, вы знакомы с человеком по имени Маркус Блейк? — спросила чародейка и, получив утвердительный ответ, улыбнулась. — Меня зовут Изабелла Луон. Пройдёмте со мной.
Спустившись на несколько пролётов вниз за колдуньей, наёмник всё ещё не понимал, что прямо сейчас идёт в капкан. Стоило ему шагнуть в проём боковой двери, как ему на голову надели мешок, оружие отобрали, руки скрутили за спиной, и его потащили, волоча ноги по полу. Спустя пару минут такого перемещения, Крайса посадили на железный стул, руки сковали за спинкой, а с головы, наконец, сняли мешок. Комната сильно отличалась от остальных помещений башни. Даже не верилось, что это одно здание. Тут было грязно, темно и сыро, как в темнице. Хотя, почему как, это и была самая настоящая тюрьма.
— Где Маркус? — холодным голосом спросила Изабелла. — Он пришёл с тобой?
— Нет, я понятия не имею, где он может находиться. — Ответил Крайс, чувствуя, как страх подкатывает к горлу.
Чародейка сделал условный знак, и от стены отделилась фигура палача, которая подошла к столу и демонстративно начала перебирать пыточные инструменты.
— Подумай ещё раз, стоит ли лгать, — продолжала колдунья. — Ты пытаешься казаться наёмником-оборванцем, но твои глаза выдают тебя. Магия оказала на тебя очень большое влияние, вызвав мутации. Даже мне непонятно, как именно такое возможно, а значит — ты очень могущественная фигура. Куда ты дел кристалл?
— Кристалл сломан, не знаю, что именно произошло, но теперь он стал кучкой осколков, — пробормотал наёмник. — Я не колдун, я даже простейших заклинаний не знаю!
— Наглая, неприкрытая ложь, — ухмыльнулась чародейка. — Этот артефакт нельзя было разрушить обычным способом. Можешь не пытаться сотворить заклинания, на тебе оковы из лештата. Позовите меня, когда он заговорит.
С этими словами Изабелла оставила наёмника наедине с палачом в этой мрачной сырой комнате. Мастер пыток готовился не спеша, он давал возможность страху подобраться поближе, ведь не так страшна сама боль, как её ожидание. Крайс лихорадочно пытался сообразить, что именно ему делать. Палач выбрал один из ножей и медленным шагом направился к пленнику. Руки у Крайса были скованы за спиной, но эти чародеи совсем забыли про ноги. Пленник пнул палача в промежность, а затем быстрым движением добавил вырубающий пинок в шею. Палач с грохотом ударился об стол и без сознания упал на пол. Стул, на котором сидел Крайс был намертво прикреплён к полу. Наёмник попытался встать, но оковы сзади зацепили за крючки, а потому он лишь бессильно дернулся. Крайс вывернул запястья на сколько был способен, сделал усилие ногами и наконец освободился. Наёмник застонал от боли, и чуть было не съехал на пол. Приключения, какими увлекательными они бы не были, рано или поздно возвращали усталость. Приложив усилие воли, Крайс поднялся и буквально ввалился в дверь. Он побежал к лестнице, которая спасительным лучом светила в конце коридора. Но слова заклинания, отражаемые эхом, уже были произнесены за спиной. В спину врезался мощный магический импульс, который оглушил наёмника и повалил на землю. Он попытался подняться, но ноги отказывались слушаться и он снова упал. Тогда Крайс пополз, сдирая себе кожу на локтях об шершавый камень подземелья, но было уже слишком поздно…

Наёмник сидел на жёстком стуле, опустив голову вниз. Печальная участь неизбежности придавила его своим грузом и опустошила разум. Лица вокруг в одночасье переменились, надев дежурные маски неодобрения и порицания. Крайс никогда особо не верил в Богов, сейчас они тем более перестали быть символом надежды. Несправедливость ядовитой стрелой ранила прямо в сердце, и теперь отдавалась всё сильнее и сильнее. Как он до этого дошёл? Жизнь всегда давала ему шанс исправить положение и исправиться самому, но сейчас никаких шансов не было. Было бы легко обвинить во всём Маркуса и его контракт, но Крайс этого не сделал. Сейчас его охватила апатия, и он не мог обвинить даже Изабеллу, хотя, может быть, и стоило.
— Крайс из Хайвера, ты обвиняешься в краже у Ковенанта важного артефакта, ты признаешь свою вину?
— Нет, Великий инквизитор. И никогда не признаюсь в том, чего не совершал, хотя это мало что изменит. Я к тому, что значит слово какого-то незначительного наёмника, мелкой сошки в ваших делах, против слова влиятельной чародейки Ковенанта? Особенно когда собственные упущения так легко свалить на меня, сделав козлом отпущения.
— Следите за выражениями в зале суда. Изабелла Луон, что вы можете ответить на это?
— Скорее всего, Великий инквизитор, он уже продал этот артефакт. Он действительно не маг, как изначально и утверждал. Это доказывает отсутствие в нём источника силы, но данный факт ничуть не умаляет его вины. Если этот артефакт попадёт не в те руки…
— Достаточно, если подсудимому больше нечего сказать в своё оправдание, я могу вынести вердикт. Всем встать! — скомандовал Великий инквизитор. — Крайс из Хайвера, всё указывает на то, что ты совершил очень тяжкое преступление. Наказание за него — смерть. Но лорд-командор в своей милости даёт тебе, как и многим другим заключённым жизнь. Ты отправишься на рудники, в тюрьму Зонтар, чтобы трудом искупить свою вину перед Империей.
Вот он — последний вздох свободы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *