Война бессмертных. Скованный пеплом

Глава 19
«Кровь алая»

Стоило Крайсу потушить свечи, положить голову на подушку и расслабиться, как за окном раздался женский вскрик. Он был тихий, едва заметный в гробовой тишине ночи. Но очень недобрый. Наёмник моментально вскочил с кровати и прильнул к окну, но кроме непроглядного полотна мрака ничего не было видно. Крайс на секунду подумал, что ему почудилось, но вскрик повторился снова и на этот раз отчетливее. Схватив ножны с покоящимся в них оружием, накинув куртку и одновременно надевая сапоги, он выбежал в коридор, где уже стоял Маркус:
— Ты тоже слышал? А я думал, что у меня галлюцинации пошли от этой кормежки, — вершитель застегнул пояс и оценивающе посмотрел на окно. — Вот, подержи-ка пока кристалл при себе. Смотри не потеряй, а то с нас обоих шкуру спустят.
— Ты ведь не собираешься… — начал было Крайс, но ответом ему было фырканье, а после — жуткий грохот вперемешку с ругательствами и пожеланиями долгой жизни тому мастеру, который выбрал для окна второго этажа толстенное стекло. Наёмник сразу спрыгнул следом.
Около угла ближнего к таверне дома стояли два человека: темноволосые мужчина, одетый в белую льняную рубашку и женщина, которая безвольно откинула голову. Обернувшись на грохот, мужчина выпустил девушку из своих объятий и побежал в сторону лесной чащобы. Женщина, потеряв опору, упала на землю. Она была без сознания.
— Присмотри за ней, а я в погоню! — прокричал Маркус и что есть мочи рванул за парнем, треща сухими ветками и продираясь сквозь кусты.
Крайс недолго стоял на месте, подскочил к девушке и охнул. Волосы были растрёпаны, на руках были синяки и порезы, но это всё было ничтожно по сравнению с силой природы, которая дала такую красоту. Наёмник был настолько ошеломлён, что не сразу пришёл в себя и начал осматривать раны. Порезы были неглубокие, но стоило Крайсу коснуться их, как девушка застонала — она пришла в себя.
— Вы в порядке? — спросил он, осторожно помогая ей подняться.
— Вроде да… Спасибо. Кажется, он хотел убить меня. — Робко произнесла девушка и посмотрела на Крайса.
Луна отразилась в её глазах на слегка бледноватом лице, и наёмник нервно сглотнул. Однако лицо новой знакомой вдруг исказил ужас, и она показала пальцем в темноту позади нежданного спасителя:
— Там! Смотрите!
— Что? Но я ничего вижу… — проговорил Крайс, обернувшись, как вдруг острая боль прожгла его затылок. Ноги подкосились, меч выпал из рук, и наёмник упал на землю лицом. Мир вокруг стал нечётким и расплывчатым, а руки никак не хотели поднимать тело.
— Ха! Стоит вам увидеть красивую женщину, как вы сразу теряете последние остатки осторожности и бросаетесь на помощь! Не стоило вам приезжать в эту деревню. — Хотя у Крайса от удара зазвенело в ухе, все слова, произнесённые надменным женским голосом, он слышал отчетливо.
Ещё один удар, и вокруг остаётся только темнота. Чистая, не нарушаемая звуками первородная тьма.

Маркус изо всех сил пытался не упустить из виду белую рубашку парня. Ветки хлестали в лицо, острые иглы кустарников впивались в тело, но в голове у вершителя была только одна мысль: не потерять след. Удержать бешеный темп погони для него было раз плюнуть. Проблемой было выбрать правильное направление. Деревья резко расступились, и Маркус оказался на краю небольшой, но идеально ровной полянки. Парень стоял на противоположном конце, обнажив меч, и убрав левую руку за спину.
— А ты хорош — умеешь держать темп. Мне жутко интересно, сколько ты протянешь. Меня зовут Хэй, просто чтобы ты знал, кто тебя убьёт.
Маркус ничего не ответил и только сделал три глубоких вдоха и выдоха, удостоверившись, что дыхание ни капли не сбилось, а затем достал мечи. Оба бойца пошли полукругом, сохраняя дистанцию неизменной и примериваясь друг к другу. Первым сорвался Хэй, проделал выверенный многими войнами выпад, прозванный «укусом гадюки». Маркус отбил его полукружным движением левой руки и использовал полученную инерцию для ответного наступления. Вершитель чередовал уколы с короткими рубящими ударами, но не смог достать своего соперника.
— Неплохо… для человека, — усмехнулся парень, оскалив зубы. — Мой черед.
Отбросив мечи Маркуса вверх, Хэй закрутился в пируэте, лезвием очерчивая вокруг себя круг. Затем он обманул вершителя ловким финтом, заставив последнего закрыться сверху, а сам резанул по поясу и ударил ногой в живот.
— Знаешь, в чём проблема всех тех, кто сражается двумя мечами? — разговор совершенно не мешал Хэю продолжать бой. — Левая рука всегда опаздывает на смертельную долю секунды.
С этими словами он, используя хитрую комбинацию финтов и ударов, приблизился к Маркусу вплотную, ударил его локтем левой руки в челюсть, а правую одновременно выбросил для смертельного удара. Лезвие уже почти достигло цели, как вдруг оно было выбито из рук Хэя, а сильная боль впилась ему в правый бок.
— О нет. Совсем даже не опаздывает, — язвительно хмыкнул вершитель. – На твоём месте я бы поменьше болтал. Или ты действительно настолько уверен в своей непобедимости?
Маркус ударил Хэя коленом под ребра и отпихнул его от себя. Однако тот быстро выпрямился, несмотря на рану.
— Бой ещё не закончен. Может, ты и владеешь обеими руками одинаково, но против этого тебе ничто не поможет.
Вершитель понял всё ещё до того, как парень снял рубашку, которая сейчас изрядно потемнела от крови. Кровь была багрового цвета, как у мёртвого. Или как у вампира.
Хэй ещё раз оскалился, демонстрируя белоснежные клыки. А после он начал превращение, и за пару секунд перед вершителем уже встал не молодой парень с тёмными волосами, а мерзкий упырь с кожистыми крыльями за спиной.
— Да ла-адно. Вы издеваетесь? — произнёс Маркус, взглянув в небо и обращаясь, по-видимому, к Богам.
Вампир не медлил и сразу же бросился в атаку. Вершитель поднырнул под размашистый удар когтистой лапы, но был схвачен за шиворот и отброшен в другую сторону. Спина жутко взвыла от резкого соприкосновения с деревом, тело обмякло и категорически отказывалось продолжать бой.
Хэй решил, что вырубил своего врага и принял нормальный облик. Вершитель вскочил, заломал парню руку и схватил его за горло.
— Невозможно… — прохрипел Хэй. — Человек не может быть сильнее вампира.
— Стоит немножко поддаться в начале, вселить во врага непоколебимую уверенность в его превосходстве, как всё становится намного проще. Прими смерть и надейся, что Богов нет, иначе любоваться тебе на преисподнюю, — Маркус выломал кость из сустава, обхватил вампира сзади за голову и вложил всю свою ненависть, всё своё отвращение к этой твари в одно движение. Шея хрустнула, и вампир по имени Хэй узнал, существуют ли на этом свете Боги.

Ветер, словно маленький мальчик, играл со ставнями окна. Реган Нейт внимательно смотрел в лицо своей гостье, пытаясь хотя бы на миг угадать её мысли. Сидящая перед ним женщина была лет тридцати, одета в элегантное платье, покрывающее идеальную фигуру. Красивые и правильные черты лица, слегка подчеркнутые лёгким макияжем, могли ввести в заблуждение кого угодно, но не опытного командора. Перед ним сидела настоящая чёрная вдова, среди магов Ковенанта в политике ей не было равных. Когда соблазнением, а когда угрозами и откровенным шантажом она всегда добивалась своего. И хотя формально она была лишь вторым в Ковенанте человеком после архимага, на деле её власть простиралась куда шире. Реган в очередной раз поблагодарил судьбу, что они находятся по одну сторону баррикад.
— Прогуляемся, Изабелла? Этот кабинет наводит на меня скуку.
— Я только за. Не боишься, что нас могут подслушать?
— Не могут, я это гарантирую. Сейчас на двух этажах в моём замке только проверенные люди.
Замок лорда-командора совершенно не был похож на замки других лордов. Внутренняя часть с её роскошными коврами, картинами и статуями напоминала скорее дворец, нежели крепость. Но сейчас Нейт не собирался показывать свои многочисленные трофеи. От вопроса, который сейчас решался в этих стенах, зависело будущее слишком многих.
— Я удивляюсь тебе, Реган, — начала свою игру Изабелла Луон. — Ты и Император, вы ведь были друзьями. Бились бок обок во всех битвах, а о ваших многочисленных подвигах люди будут слагать легенды ещё много лет.
— Были. Тогда это был Великий человек, который сплотил свой народ в минуту трудности и отчаяния. Но сейчас… Посмотри на него. Империя разлагается, и нужны решительные действия для восстановления былого могущества. Он стал мягок, слишком боится, что народ пойдёт против него. Его одолевает маразм, он стал раздражителен и вспыльчив, что для лидера государства кошмарно.
— То, что ты хочешь сделать это ради блага Империи, похвально. Но совершенно не умаляет условий нашего договора, — Изабелла говорила настолько холодно, что казалось, картины вокруг начнут покрываться коркой льда.
— Хорошо. Я обеспечу Ковенанту практически полную независимость от центральной власти и помогу вам с поисками этого артефакта.
— О, про артефакт можешь уже забыть. Его доставит нам один из вершителей, — чародейка произнесла это так, словно в этом нет ничего необычного, но при последних словах Реган всё-таки невольно сглотнул, что не могло ускользнуть от внимания Изабеллы.
— Что же в этом кристалле такого важного, что его несёт один из вершителей?
Изабелла не отвечала, и только внимательно изучала картину. Художник изобразил батальную сцену, в которой несколько людей сражалось против тёмного мага и его приспешников, кое-кто уже лежал павшим от руки могучего чародея. Даже через полотно можно было почувствовать всю мощь той битвы, исходящую от заклинаний энергию и боль побеждённых.
— Смерть Ранхара. Потрясающий момент для истории.
— Ты не ответила на мой вопрос, — настаивал командор.
— Как ты знаешь, чтобы создать портал, нужно либо найти достаточно устойчивое место Силы, либо наличие у заклинателя портальных камней, которые обеспечат ему безопасное передвижение через магическую материю. Этот кристалл по сути своей — портальный камень, но неслыханной мощи. Такой, что можно создать портал, через который вполне способна пройти армия.
— Но почему вершители, они ведь стараются не вмешиваться в дела государств.
— Это так. Но Риос — разумный и дальновидный человек. Его беспокоит приход к власти в Сером Ордене радикалов. Они больше не отчитываются перед вершителями, и он хочет иметь союзников, не зависящих от клятв своему ордену.
Реган знал о том, что Изабелла — ловкий политик. Но заключить такое количество выгодных союзов в кратчайшее время не под силу практически никому.
— Завтра всё случится, Нейт. Завтра начнётся возрождение Империи под твоим началом.

Глава 20
«Блуждая во мраке»

Крайс медленно приходил в себя. Тело постепенно восстанавливалось к прежней работоспособности. У наёмника возникла мысль, что в последнее время его довольно часто стали отправлять в нокаут. Собравшись с силами, он открыл глаза и поднялся. Но не увидел абсолютно ничего, кроме пугающей тьмы вокруг. Пошарив руками по каменным стенам, Крайс наткнулся на массивную деревянную дверь, укреплённую железными скобами. Отыскав на ощупь ручку, наёмник дёрнул за неё, но дверь — вот неожиданность — не открылась. Крайс лихорадочно пытался вспомнить, что именно произошло.
— Так, — наёмник начал размышлять вслух. — Та девушка вырубила меня. Потом меня куда-то несли, говорили что-то про глаза.
Закройте ему глаза, чтоб не сохли. Их он любит больше всего.
Крайс судорожно сглотнул, понимая, что опять попал в передрягу.
— В этом крови много, хватит на целую трапезу. Страсть как хочется куснуть его прямо сейчас!
— Он принадлежит Старейшему. А его спутника Хэй заманил в лес и уже наверно с удовольствием попивает свежей кровушки.
— Если поспешим, то можем успеть на остатки! Бросай его тут, Старейший скоро вернётся и займётся им.
А затем только лязг засова и тишина.
Крайс привычно потянул руку за оружием, но вместо рукояти он схватил только воздух. Ощущение защищённости сразу испарилось бесследно, оставив внутри только холодную пустоту. Пошарив по карманам, он достал тот самый магический кристалл, который отдал ему Маркус перед тем, как они разделились. Свечение от него было слабое, и едва-едва отгоняло мрак вокруг, но это было лучше, чем ничего. Выбрав левую стену в качестве опоры, наёмник начал двигаться вдоль неё, пытаясь запомнить все повороты. Он где-то слышал, что направление выхода можно определить по пламени, но ничего, что можно бы было поджечь, в карманах не нашлось. Особенно ему запомнился участок на стене, где из стены выбило несколько камней. Воздух стоял затхлый, иногда Крайс залезал рукой в паутину или наступал на нечто, что очень нехорошо напоминало старые кости. Зайдя в тупик, он развернулся обратно и пошёл вдоль правой стены, надеясь вернуться к началу. Два поворота, и он вдруг остановился, как вкопанный — нигде не было участка с выбитыми из стены камнями. Решив, что просто ошибся поворотом, наёмник попытался вернуться к тупику, но неожиданно оказался в комнате с колонной, из которой шло несколько коридоров.
— Удивлён? — раздался голос, от которого Крайс невольно вздрогнул. Из-за эха невозможно было понять, где находится источник звука. — Здесь берут начало ваши страхи про вампиров. Во тьме подземелья, без оружия и, не видя солнечного света, вы начинаете терять уверенность в себе. Тебе дали лёгкий галлюциноген, так что потеря чувства ориентации в пространстве возможна. Скоро его действие пройдёт, и тогда мы поиграем…
Ещё долго стены зловеще повторяли «поиграем…». Выбрав самый правый коридор, наёмник прошёл по нему и оказался около участка с выбитыми из стены камнями. Осознание того, что он ходит кругами, и единственный выход отсюда — это тот самый вход, около которого он очнулся, пришло к Крайсу не сразу — сказывался галлюциноген. Понимание того, что выхода нет, внезапно успокоило наёмника. Он уже чувствовал дыхание смерти, могильный холодок, повеявший сзади. Но стоп… Откуда здесь ветер?
Вампир налетел со спины, сбил Крайса с ног и начал разворачиваться в конце коридора. Но наёмник, успевший приготовиться к атаке, схватил большой камень, швырнул его Старейшему прямо в голову и сиганул в боковой коридор. Адреналин кипел в крови, пульс бешено выстукивал свой ритм агонии, а мозг захватила паника. У Крайса не было даже захудалого ножичка, чтобы использовать его в качестве оружия. Запнувшись, он упал, больно стукнувшись коленом о камень. Поднявшись, наёмник развернулся и увидел вампира вблизи себя. У него была кожа такого белого с лёгкой синевой оттенка, какой обычно бывает у утопленников. Нос приплюснут, череп сильно расширен по бокам, лоб наоборот уменьшен и стал покатым. Из-под тонких-тонких губ торчат два длинных, грязных клыка. Человек в облике вампира был больше похож на нетопыря, чем на самого себя. Глядя, как когтистая лапа замахивается для удара, Крайс инстинктивно выставил вперёд руку с зажатым в ней кристаллом, зажмурился, и всё своё нутро бессознательно направил на отторжение этого существа. Внутри возникло странное ощущение: за долю секунды внутри наёмника что-то расширилось, а затем резко сжалось, как выжатая тряпка, образую неимоверную агонию во всём теле. Кристалл засверкал невероятно ярко, а затем стух, и из тела Крайса во все стороны ударили тысячи молний. Вампир отлетел, вереща, ударился о стену и стих, обуглившись. Крайс упал на колени, кристалл вылетел из его руки и разбился. Наёмника обильно стошнило на пол, глаза всё еще резала адская боль, и наёмник не мог открыть их. Наконец, когда боль более-менее утихла, он открыл веки и сильно удивился — стены и коридор на небольшое расстояние стало видно весьма чётко, в светло-синем оттенке. Взглянув на осколки кристалла, Крайс подумал, что даже если он пережил сражение с вампиром, то за это Маркус его точно убьёт. Подойдя к обугленному телу Старейшего, наёмник взял большой железный ключ. И на секунду задержал взгляд на его лице, искажённом от предсмертного ужаса.
Дверь легко открылась ключом, и Крайс оказался в покоях вампира. Удивительно, как сильно контрастировало это помещение с мрачным и сырым подземельем. Ожидая увидеть гробы и всякие другие атрибуты нежити, которыми пугают детей, наёмник был удивлён. Большая двух спальная кровать с двумя подушками вишневого цвета, стеллажи с книгами, пара простеньких картин для создания уюта. Но больше всего внимание Крайса привлекли ножны с клинком, лежащие на постаменте. Обнажив лезвие, он был поражён, насколько качественно было выполнено оружие: балансировка полуторного лезвия была практически идеальна. Надпись на рукояти была написана на краегорском, и Крайс не смог понять её смысла. Едва клинок привычно оказался на поясе, чувство защищённости сразу вернулось на своё место.
Широкие ступеньки вывели наёмника из подземелья, и он выглянул наружу из открытого люка, который был замаскирован рядом с чёрным ходом в таверну. Первые лучи рассвета ударили в глаза, но не передать словами, как Крайс был рад увидеть солнце снова. Но его радость длилась ровно до того момента, как он вышел на главную улицу. Наёмник даже горько усмехнулся своему везению, видя, как оживились при его появлении остальные жители этой деревни вампиров. Из толпы послышались фразы:
— Что он тут делает? Он же должен быть в подземелье Старейшего.
— Клинок! Он… он убил Старейшего!
— Прикончить его!
— Нет, Боги точно издеваются над нами, — раздался позади наёмника ещё один голос.
Обернувшись, Крайс увидел потрёпанного, с перевязанной рукой, но довольного и даже счастливого Маркуса Блейка. В одной руке у него была алхимическая колба с ядовито-зеленоватой жидкостью, горлышко колбы было заткнуто тряпкой, в другой он держал тлеющую лучину. Пальцы слегка дрожали от напряжения, и вершитель прошептал одно единственное слово, поджигая фитиль:
— Беги.
Колба влетела в толпу, и её окутало пламя. Образовавшаяся какофония ужасных криков сводила с ума, оставляя вместо мыслей выжженную пустыню. Крайс побежал в конюшню, но лошадей там не было, и только лиловые пятна крови на земле говорили о том, что эти вампиры не брезгуют животными.
— Давай сюда! — прокричал Маркус, на бегу доставая из сумки портальные камни.
— Ты же не умеешь создавать порталы!
— Я помню формулу, просто дай мне попробовать!
Забежав за Маркусом в покосившийся дом, Крайс встал в дверном проёме так, чтобы враги нападали по одному. Камни зависли в воздухе, образую очертания овального окна. Вершитель начал бормотать формулу, сбивался раз за разом, но продолжал пытаться. Из горящей толпы в их сторону побежали несколько вампиров, не задетых взрывом. Солнечный свет не давал им принять свою истинную форму, но врагов всё еще было слишком много, чтобы навязывать открытый бой. Первым добежал рослый мужчина с большим двуручным мечом. Удар он нанёс размашистый и неуклюжий, но при этом вложил в него такую страшную силу, что выбил из рук Крайса меч. Не растерявшись, наёмник пнул врага в солнечное сплетение и быстро поднял своё оружие. Разозлившись, вампир нанёс два быстрых удара, который Крайс успешно заблокировал скользящим блоком, а затем, скрестив клинки, прижал оружие наёмника к дверному косяку и ударил его в нос. Выбившись из равновесия, Крайс еле-еле успел отскочить от фатального выпада и резкой контратакой погрузил лезвие в шею противника. Сзади раздался треск магических разрядов, свидетельствующий о том, что открыть портал Маркусу всё-таки удалось, но вершитель стоял, не шелохнувшись, и задумчиво смотрел на наёмника.
— Чего ты ждёшь?! — не выдержал Крайс, видя, как большая группа вампиров бежит к дому.
— Правды… — отрешённо пробормотал Блейк, отвечая не столько Крайсу, сколько себе. — С меня хватит. Больше я не буду жалкой шавкой вершителей только потому, что мне указали на это место.
С этими словами Маркус схватил наёмника, швырнул его прямо в мерцающую дверь измерений, а затем произнёс заклинание отмены, заставляя портал закрыться.

— Ты должен понимать, что это очень важное задание, — сказал Риос, сидя перед Маркусом, и делая на полной карте Эйшара какие-то свои пометки. — От его исхода зависят судьбы слишком многих.
— Тогда почему ты не поручишь его Логану? Или кому-то еще из наших?
— Понимаешь, Маркус, это не просто задание. Это твой шанс доказать остальным, что ты способен на многое.
— К черту, я никому ничего не должен доказывать. Но я согласен. А что такого ценного в этом артефакте? — спросил Блейк, откинувшись в кресле.
— Секрет, — улыбнулся Риос. — Ключ к будущему этого мира, гарант, что мы сможем поддерживать порядок в Эйшаре ещё очень долго.
— Значит решено. Я доставлю этот кристалл в Ковенант, — встал Маркус с кресла.
— И ещё одно, — остановил его глава вершителей. — Задание крайне секретное. Когда будешь его завершать, ты обязан будешь устранить всех, кто так или иначе знал о нём.

— Всё это время я блуждал во мраке, веря всему вранью, что говорил мне Риос. Теперь, заглянув глубоко внутрь себя, я понимаю, что никогда не мог быть союзником вершителей. Скоро я найду ответы, но сначала… — Блейк усмехнулся, глядя на приближающихся вампиров. — Я буду убивать своих врагов. Ведь, как оказалось, это доставляет страшное удовольствие.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *