Уважение

Сложно заставить дракона уважать кого-то. Такое возможно, если уважать надо другого дракона, но иначе – существо иной расы ожидала спесь, презрение, безразличие или жестокость…
Молодой Сапфир (как звали драконейта из-за иссиня-черного окраса), несмотря на возраст, заставил уважать своих родственников и остальных представителей своего рода. Поэтому еще до совершеннолетия у него имелись свои владения. Дракон получил благодаря своей хитрости и уму территорию своего исконного рождения… Но бескрайние снежные пустыни и ледяные горы, где редкие существа уживались с трудом, не могли удовлетворить Сапфира. Понимая, что начать войну за земли с другими драконами – глупость, он обратил внимание на «низшие» расы: люди, орки, наги, эльфы, гномы. Выбрав людей как самых слабых, глупых и близких соседей (Малое Северное Королевство), драконейт отчасти переговорами, отчасти – демонстрируя свои угрозы в действии, добился желаемого: король человечков согласился стать вассалом Сапфира. Да, это не абсолютная власть, но ледяной дракон понимал, что ее нужно выждать…
За договором между Астратом Хладолюбивым и Сапфиром Хитрым скудное на урожаи, горное Малое Северное Королевство обязано предоставлять материальные, территориальные, человеческие ресурсы на каждое требование дракона. Ледяной же обязывался оберегать земли Астрата, помогать в ведении его войн и давать возможность свободно передвигаться в своих владениях. Конечно, жители человеческого государства роптали на такие условия…
Сапфира не зря прозвали Хитрым. Он, заключив этот договор, не стал сразу разорять и без того небогатое королевство. Лишний раз дракон не позволял ради забавы насылать заморозки на время холодного лета или просить сотню девственниц.
Проходили десятилетия. У людей сменялись поколения, привыкшие к необычному сюзерену, а сам Сапфир оставался по драконьим меркам молодым. Он никуда не торопился. Свои обязанности ему приходилось исполнять всего дважды: разрешая пограничные споры с соседними государствами, ледяной умудрялся выкроить для вассала лишний кусочек… Продолжая обучаться и познавать, строя планы новых расширений земель и окончательного покорения своего сателлита, его застала неприятная весть…
Юг Малого Северного Королевства омывался Нагайссским Морем, где существовало многие тысячелетия единственное государство полулюдей полузмей. Не холодное, но и не теплое море никогда не интересовало и не беспокоило Хитрого. А нападение наг на портовые селения людей – стали неожиданностью. Монарх Иствольд II попросил помощи Сапфира по давнему договору. Последний не мог и не хотел отказать – ледяной не видел в своей жизни этой странной, текучей, соленой воды. Это повлияло и на методы убеждения дракона: он не стал сразу замораживать территории полузмей, а предпочел вести переговоры.
Северный берег, юг человеческих владений… Хитрому довелось всего день потратить на полет к Нагайссскому Морю. Он остановился в полуразрушенном селении, поджидая выхода наг. Сапфир читал где-то, что полузмеи неспособны находиться днем на суше – солнечные лучи негативно влияли на их чешую, заставляя страдать. Поэтому, прилетев поздним вечером, он предугадывал: ждать наг недолго, а сил столько, что усталости и близко не было…
Через полчаса из воды показались рядовые воины. Дракон без усилий договорился о встрече с владыкой полузмей. Терпеливо проторчав на берегу три часа, Сапфир начал яриться, но вот уже возникла свита и охрана Несссвода X, а затем – и он сам со своей супругой. Увлеченно споря с владыкой наг, Хитрый пообещал уладить пренебрежительное отношение людей к Нагайссскому Морю, учитывая, что набеги воинов Несссвода прекратятся.
Все уже закончено. Свита с монархом собиралась возвращаться, как ошарашенный Сапфир застыл, неотрывно глядя на прекрасную королевну, которую доселе не удостоил и взглядом. Драконейт не смел ее задержать. Но был момент, когда ему показалось, что владычица сверкнула краем глаза в его сторону. Внезапно в голове Хитрого возникли рифмованные строки, которые он так и не высказал вслух.

Я – Ледяной Дракон. Я – Вечный Холод.
Я – заморозки всех равнин-долин.
Пусть я не стар. Пусть я так молод,
Но лед сковал с рожденья в миг один…
И трезвость, безразличие безумья,
Что овладела мной наверняка,
Толкает на различные раздумья:
Зачем и как, и с кем, когда?
Мне жаль неведом, неведомы и слезы.
Ведь все они – то мой горный хрусталь,
Где спрятал я всю молодость и грезы,
И голос мой гремит теперь, как сталь!
Пусть плачут девы, поруганные мною,
Пусть бьют челом людишки-муравьи.
Я – непреклонен… И я был собою…
Пока спокойствия тянулись дни…
Вот это да! Я ведь не видел моря…
То блюдце льда, что было у меня,
Ведь не сравнить и с грохотом прибоя!
И сердцу радость стукнула, звеня…
Один вопрос решив на побережье,
Я не заметил, как молчал, застыв.
Все, что я видел!.. Что я видел прежде,
Все отошло… Твой лик собой затмил.

Смятение. Горечь. И непреодолимое желание… Что со мной? Нет, это странно, но не в моем духе…
Я видел, как владычица погружалась в воду под руку с Несссводом. Ее волосы, цвета осенней листвы (тьфу! Какой листвы? Ржавчины!), скрывали плечи, спину… Какая разница! Мне пора лететь. Вопрос решен с одной из сторон – теперь очередь поговорить с Иствольдом о его людишках.
Еще раз непроизвольно посмотрел на королеву (я ж даже имени ее не знаю!), взмахнул крыльями…
Горы и долины, долины и горы. Внизу – крохотные светящиеся точки. Огни патрулей? Горящие дома? Люди-полуночники? Неважно… Все неважно. Полночи мне пролететь, чтобы добраться до столицы своего вассала. Еще полночи – благополучно вернуться к себе домой, где вечная тьма… Такая благодатная, уютная, надежная… И горы моего любимого снега… Но, почему в мыслях проскальзывают эти дивные изображения с волнами? С этой гадкой текучей субстанцией? Контроль разума дает сбой? Непорядок… Ничего, все решаемо.
Иствольд – этот самодовольный, глупый, боязливый человечишка – встретил меня наглой ухмылкой, которая, возможно, у людей воспринимается дружелюбной. Невысокий даже по меркам своих подданных, русоволосый с серыми (специально приглядывался), но ничего не выражающими глазами. Он – отличная пешка, которую я уберу в ближайшее время и стану полноправным владельцем этих земель… Но это время еще не наступило. Я только строил планы о возможной интриге, которая подорвет власть «мягкотелого монарха». На данный момент – пытаюсь состроить гордое выражение, чтобы хоть как-то скрыть презрение…
Прошло все гладко. Король мне обязался, что люди Малого Северного Королевства не будут загрязнять воды Нагайссского Моря и уловы рыбы станут умереннее… Но я особо не вникал в эти формальные обещания. Ситуация, как считаю, исчерпана. Больше мне Несссвод мешать не будет, другие страны не проявляют интерес к северному государству. А это значит – свободное поле для моих действий…
Скоро рассвет и мне надо торопиться – я могу терпеть солнце, но рисковать не стоит. Но вместо того, чтобы сосредоточиться на важном, просчитывать возможный ход, с которого все начнется, в голове возникают совершенно неуместные обрывки фраз…

Я думал, что ослеп. Я думал – это ветер
Хлыстами бьет в мои глаза…
Теперь – лечу домой. «Но кто меня там встретит?» –
Тревожит эта мысль одна.
Возможно, заболел… А, может, – опьяненье
От блеска чешуи твоей?..
То было так давно! Сегодня не затменье?
Что голова полна глупых идей…

И кружатся догадки. Кружусь и я в полете,
Теряю я контроль, бросаюсь в небеса!
О, боги! В небесах, возможно, не живете?
Что смею я творить – крушить все облака?
Сегодня мне так можно? Какой я недотепа!
Ну, почему «нельзя»? Хоть раньше я не смел…
Не смел всегда продлить я высоту полета.
Я сам придумал (сам!) то призрачный «предел»!
И что же ведь тогда? Возможно – я свободен?
Ли можно мне сейчас похитить облака?
Не для себя! О нет! Подарок тот угоден
Лишь для нее одной… Быть может никогда
Она и не летала?.. Конечно! Что за глупость?!
Лишь по земле ползти… Такая рождена!
Какая все же странность!.. Возникшая тут чуждость
Должа меня спасти?.. Еще ведь не спасла…

Какая чушь! Что меня так… распирает? Она, небось, обо мне и забыла, а я такие глупости сочиняю!..

Луч солнца задел край крыла, но я был близко к своим границам. Поэтому яркий блик вспыхнул и слетел с меня, словно мошка…
Мое царство. Моя… «Родина» – как любят говорить люди. Я изрядно исчерпал запас энергии и лишь здесь могу ее восполнить. Здесь, где несколько сотен лет назад демоны вздумали создать дракона…
Почему я об этом вспомнил? Это вечно задевало меня… Мое происхождение. Драконов в этом мире мало, но все они – из плоти и кости. А я? Ледяная пародия на этих величественных существ! Вот нашел свою пещеру, где часто самообучался, а главное – пополнял энергозапас… Тут лежат замороженные остатки тех, кого человечки могли назвать моими «родителями». Тринадцать демонов, что отлавливали рабов на важную работу – высечь из огромного куска скульптуру дракона. Тринадцать демонов, которые, понятное дело, убили всех до последнего, кто создал мое тело… А они сами – внесли в ледышку раааазум… Это было первое мое убийство. Хотя, вернее, первые мои тринадцать убийств. Сейчас я понимаю – они перестарались на мое благо. Это их ошибка. Но привязать меня к единственному месту энергии – сумели. Мне не нужно мясо. Мне не надо пить. Мне непонятно, как можно спать, дышать? Но без энергии…
Я прошел в дальний коридор своей излюбленной пещеры. Вдохнул малость силы в сложный механический затвор, что не давал проникнуть в следующую комнату. Знакомый скрежет. Дверь открыта. Прохожу в зал с ямой посредине. Она вмещала мою истинную сущность целиком так, что даже рога не видно. Тяжелый прыжок…
Меня подхватывает незримый поток. Глаза становятся незрячими, кое-какой нюх исчезает напрочь. Затем пропадают прочие физические ощущения… Я растворяюсь в тьме, а она продолжает существовать во мне. Я вижу, слышу, чувствую все и в тоже время – ничего. Абсолютное спокойствие…
Рывок. Я ошалело мечусь… Или мои мыли?.. Приходится выйти из блаженного забытия.
Смотрю на яму. Нет. Все нормально. И эманации такие знакомые, привычные, но… Может, со мной что-то не так?.. Не успеваю додумать, как рядом формируется мужская фигура. Хотя… Мужская она только номинально.
Перевоплощаюсь в человеческую ипостась (неприлично возвышаться во время разговора с тем, кто явно тебя сильнее). Неизвестный принимает тоже облик человека, но – мертвого. Точно можно сказать одно: тело по-настоящему когда-то испустило дух, а потом его стали рационально эксплуатировать… Волосы блеклого черного цвета. Одежда и глаза не отличались иной цветовой гаммой. Но кожа контрастно выделялась – белая, чуть зеленоватая, с синим… Брррр, пробрало. Когда это я впечатлительным стал?..
Прерывая мои раздумья, он заговорил:
– Смерть недоволен тобой. А так, как он одно из Ее проявлений, то Она не хочет принимать тебя…
Исчез… А мои размышления пополнились новыми вопросами.

Дни текли медленно и неуверенно. Я не мог больше пополнять энергию в яме и понимал – скоро я превращусь в кусок льда, если не найду новую подпитку… Иногда проскальзывали мысли о наге, и я с остервенением перерывал бумаги, манускрипты, свитки, книги, ища возможный выход из положения. Даже про замороженных наложниц пришлось забыть: мало того, что тратить силы на разморозку и их восстановление, так еще на перевоплощение…
Меня охватило смятение. Я не знаю, как долго это продолжалось, но человеческий гонец опять возвестил о нападении наг…

Лечу ночью знакомым маршрутом. Настроение паршивое: тело ломит, мысли мутные, снова конфликт… В общем – ничего хорошего. И привычная за последние дни усталость все равно крайне мешает сосредоточиться. Но все это не могло сравниться с тем, что в глазах то и дело возникал ее образ, после которого терял сознание. Опять ее глаза! Вспышка…
Я очнулся на земле. Голова раскалывалась. Уже светало, а я – на разрушенных моим телом домиках. Человеческих. Черт, теперь еще с Иствольдом разъясняться.
Кое-как поднялся. Восстановил правое крыло (что его так потрепало?). Наверное, я еще не полностью выдохнулся, раз хватило сил… Попытался взлететь… Не тут-то было. Пешком пройдусь: хорошо, что немного осталось.
Достигнув берега, плюхнулся в воду. В ней почувствовал себя лучше. Но спину начали припекать ранние лучи солнца. Залез полностью. Хорошая, прохладная, текучая жидкость… Приятно. Жаль, что энергии не пополнилось ни на грамм.
Поплыл. Голова чуть успокоилась. Как я найду подводное царство? Как пробьюсь к Несссводу? Будет ли она?.. Тьфу! Что за мысль… Ныряю с головой (дышать мне не надо – благодатное преимущество). Некоторое время плыву без направления, все удаляясь от берега. Подводный дворец возник внезапно из-за тонн не самой прозрачной воды…
Стражи-наги подняли тревогу, завидев меня, но с разумными существами я договариваюсь быстро… Представ перед Нессводом, принялся возмущаться по поводу нарушения договоренности (люди исправили свое отношение к морю… пусть и не надолго). Я всеми силами старался не косить глазами на его супругу. И именно из-за собственной борьбы я и не заметил, как попал в ловушку…
У них был маг? Возможно. Занятый своими мыслями и переговорами, я даже не осуществил элементарную предосторожность! Видимо, колдунишка-полузмей меня выбил из сознания, ведь теперь я сижу в тесной, хорошо освещенной клети… Как они догадались, что свет мне также вреден, как людям полумрак и сырость? Что вообще значит эта выходка? Не будь я истощен, я бы уничтожил бы весь клятый дворец! Кто же мне поможет?.. Последний предательский вопрос…

– Верно, как ты узнала мое имя, и как зовут тебя?
Странно, но мне настолько сильно хотелось ей довериться! Впервые в жизни я ощутил потребность в поддержке (или в надежде получить ее). Может, она – мое спасение? Все равно! Я ей отвечу.
Не дожидаясь ее слов, я торопливо стал рассказывать:
– Меня отвергли Смерть и Тьма. Я не могу пополнять запасы энергии, а только в ней я и нуждаюсь! Будь я в прежней форме, я бы разрушил здесь все!.. А так… Мне нужен источник. Я перерыл все записи, ради нахождения выхода из ситуации… Ты знаешь такой? И как ты можешь помочь?

Ее холодно-презрительный тон ошарашил меня. Я скривился и добавил в голос грозные нотки:
– Кто я? Безумное порождение демонов и их рабов! Но я не питаюсь энергией смерти. Это бы разрушило меня… Мне нужна энергия тьмы. Из ее истоков берет начало Смерть, и он – против меня. А выбраться? Если ты такая вся из себя властительница, то должна знать, что к каждой клетке – нужен ключ!
Последнее слово прозвучало с изрядной долей рыка… Что это я? А, если нас услышат?..

Я успокоился окончательно. А на холодную голову принимать решения просто…
– Мне надо хотя бы выбраться из клети… С энергией я как-то все же разберусь. Я что-то придумаю. Главное – простор для действий, а это, как я понял, ты сможешь обеспечить… Как со дворца сбежать?..
С удивлением пришлось отметить, что рядом с ней я чувствовал себя лучше… Но делать выводы рано

Увидев, что моя клеть исчезает, я испытал шок… Давно такого со мной не было. Вместе с этим, закрались странные подозрения по поводу Аруны: ведьма, колдунья какая? С одной стороны – ну, не может она мне вреда желать! А с другой – не стоило забывать, что передо мной – маг. Даже если слабый. На меня и такого хватит…
– Спасибо тебе, прекрасная владычица, – не забывая про благодарность, я расправил крылья. – Хммм… Ты говоришь, что ты не здешняя?
Сказать по правде, то тащиться неведомо куда мне не нравилось, но… Ведь она помогла мне, а, может, и спасла. Да, и разве я сам не хочу видеть эти янтарные глаза в близи?..

Оказавшись среди скал, я немного успокоился – подводный замок позади! А прекрасная королева была рядом… Я за все время побега и здесь, на берегу, даже не пытался заговорить. В голову лезли глупые мысли, которые расчетливость и рациональность мигом отметали. Поэтому – молчал.
Попытался рассуждать о сложившемся положении. Надо возвращаться домой, а перед этим рассказать все Иствольду… Поблагодарю и полечу…
Внезапно мои здравые размышления прервало то, что я вспомнил о ее просьбе помочь. В чем помочь – я так и не вспомнил… Вроде, я ей ничего не обещал до того, как она меня освободила. В итоге – ничего не должен…
– Спасибо, Аруна. Я вам премного благодарен за мое преждевременное освобождение, – немного склонил голову в сторону наги. – Надеюсь, что вам будет сопутствовать удача…
Если я не ошибаюсь, вы просили о помощи?
Сказав последнее предложение, я готов был биться головой прямо об скалы! Сам же выяснил, что ничего не должен! Что за язык меня потянуло? Уж не магия этой красавицы?..

Что? Перелететь огромное Нагайссское море?! Ну уж нет! На такое я не подписывался!
Я взмахнул крыльями, подымая тучи прибрежного песка. Пусть сама пытается его пересечь… Мне источник искать надо! А не чужих королев через моря таскать!
Через час полета я ощутил, что мне стало намного хуже. Мало того, что внутренние запасы буквально «взвыли» во мне, так еще и начали посещать непонятные сомнения. «Она тебя спасла, а ты?», «Представляешь, что с ней Несссвод сделает?» – все крутилось… Взревев во всю глотку (чем, скорее всего, напугал внизу людишек), я прожогом помчался обратно. С каким облегчением я вздохнул, когда увидел ее сидящей на берегу с закрытым руками лицом.
Приземлившись рядом, сообщил:
– Я подумал. Я помогу тебе. Не знаю, где найти энергию тьмы, но с тобой чего-то чувствую себя лучше. Залазь на спину!
Опускаю левое крыло…

Кто же мог знать! Опасность заставила меня подскочить с места, а присутствие Арнуны помогало не теряться… Не обращая внимания на усталость от метаний «туда-сюда», на истощение, я поднял свое тело в воздух. Нага совершенно не ощущалась на спине.
– Указывай дорогу!

Сапфир полетел в сторону заходящего солнца. Наги не могли нагнать его, даже несмотря на истощенность дракона. Хитрый с добродушной улыбкой наблюдал, как полузмеиные существа безуспешно старались в воде держаться в близи от него, пока они не исчезли из вида.
Неспешно потекли дни. Под драконом простиралось величественное Нагайссское Море. Все это время он делал редкие остановки прямо на воде, чтобы Аруна могла поохотиться. Сам он, не нуждавшись в пище, заметил странные перемены. Продолжая полет, он не терял энергию, а маленькими дозами ее накапливал. «Может, это море служит мне источником?» – пробегала догадка в рогатой голове. Как бы там ни было, а полное восстановление своих сил приободряло Сапфира. Еще больше его радовала возможность общаться с нагой… Как оказалось, у них совершенно разные взгляды на одни и те же вещи, проблемы. Разные и вкусы, предпочтения. Сперва это раззадорило Хитрого. Но спустя неделю он изрядно злился после очередного «философского» спора… Прекрасная королева ни в чем не желала уступать. Она вела себя дружелюбно, но – не более того. Что за «более того» дракон и сам током не мог объяснить, но был недоволен. Тем не менее – путешествие продолжалось!
Под вечер абсолютно обыкновенного дня пара увидела землю… Аруна мигом соскользнула с ледяного крыла Сапфира и помчалась к зеленым зарослям, что росли недалеко от берега. Хитрый, быстро сменив свой истинный облик на беловолосого мужчину в синем костюме, припустил за ней.
– О, как я давно здесь не была! – воскликнула где-то впереди нага. – Недолго пробежав, мы увидим одно из поселений наг!
Дракон почувствовал, что изрядно отстает от нее – он не привычен к второстепенной форме… Внезапно Сапфир услышал визг Аруны. Перепугавшись за нее, Хитрый принял истинный облик, ломая вокруг деревья. Расчищая крыльями обзор, он случайно завалил нагу и ее обидчиков… Троллей? Откуда здесь тролли?.. Долго над этим не думая, дракон заморозил мелких тварей, огибая своим дыханием королевну.
– Ты в порррррядке? – прорычал он, закончив с троллями и наклоняясь над ней.
Но Аруна не отвечала.
Тогда Сапфир аккуратно приподнял ее тело своими когтями. С правого бока у наги торчало плохонькое копьецо. Наверное, не ожидавшая нападения властительница, напоролась на засаду…
Дракон подлетел назад к побережью. Там он неуклюже вытащил оружие, отчего Аруна тихо застонала. Хитрый ощущал, как ее энергия торопливо вытекала из не совсем пригодного для жизни тела. Вместе с тем, Сапфир осознал, что он и сам начинает слабеть.
– Нет, подожди… – непонятно, кому пробормотал дракон, возвращая человеческое подобие.
Он присел над ней, растерянный и встревоженный. Его магия тьмы и смерти могла только навредить. Дыхание Хлада – тоже. А она – теряла силы, будучи без сознания.
Сапфир прижал ее к себе и заметил, что тает. Вернее, таяли его глаза. Это столь непривычно, сколь и больно… Забылись как-то те ссоры и странное поведение спутницы. Из памяти вынырнули те первые стишки, которые он так и не сказал. Поэтому в этот миг, придерживая бессознательную нагу на руках, он их нашептал. Но Аруна не реагировала. От отчаяния Хитрый сочинил последний стих:

Вот и сознание на грани,
Когда мы к смерти так близки.
Ты вся в крови. Златые ткани,
Увы, тебя не берегли.
И я дурак… Ведь нам, возможно,
Была подарена судьба:
Жить мирно. Счастливо немножко…
Судьба тебя не берегла.
Лишь потерять рассудок можно,
Увидев родненький порог…
Теперь – я таю. Очень… сложно.
Тебя я тоже не берег…

Но, как же жизнь в тебе погаснет?
Но, как же?! Я ведь не сказал,
Что я над долей своей властен –
Ее навек тебе отдал!..
Я не сказал же очень много!
Того, что должен был сказать.
И не хватает мне лишь слова…
Слова «люблю» – мне не понять.
А я… люблю? Или – все сказки?
И сказка – я. И сказка – ты!
Но огоньки в глазах погасли…
В твоих глазах… «Любовь» – мечты!
Мечты людские!.. Жизнь – сурова.
Не даст мечтам меня обнять.
Пришла вдруг Смерть – и ты готова…
«Люблю тебя» — не смог сказать.

Договорив последнюю строчку, Сапфир понял, что держит мертвое тело…

Маленькое Северное Королевство принялось за ожесточенную войну с нагами. Тролли продолжали орудовать на сухопутных полузмей в другой части полушария. А до мертвой Аруны и растаявшего Сапфира никому не было дела…
По существу: Получилась не дуэль, а странное соавторство!!! Можно читать, догадываясь, что отвечал мой опонент (за нагу Аруну). Можно по ссылке разбирать весь тот хлам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *