Трудный день инкуба в джинсах

Глава седьмая

Раздраженно пожевывая кончик шариковой ручки, Сергей Петрович Овчаров, молодой лейтенант с глазами, в которых не угасла еще юношеская энергичность, но которые уже подернулись сонной пеленой скуки, равнодушно смотрел, как в его теплый уютный кабинет заводят с морозной улицы двух бомжеватого вида подростков с баулами в руках. Даже не будучи знакомым с малолетними нарушителями, участковый уже мысленно их возненавидел: вот из-за таких вот, как эти двое, оболтусов простым участковым приходится торчать на работе в дополнительную смену, а в случае с Сергеем Петровичем – вплоть до первого утра следующего года.
И ладно бы была возможность откреститься от начальства – мол, жена, дети, родственники всех мастей и степеней родства, сами понимаете, и рад бы отметить на работе, но никак нельзя. Так ведь нет! Нет у него ни жены, ни детей, а родители всю жизнь прожили в селе Нижние Чесуны Александровской области, и уезжать оттуда пока не собираются…
Сергей Петрович встал со старенького, облезлого деревянного стула, на месте которой при должной расторопности министерства и наличии определенной суммы могло бы быть новенькое офисное кресло, вытащил из кармана ключ и полез в недра огромного, неуклюжего сейфа за чистыми бланками. Краем глаза он наблюдал за задержанными: девочка, на вид приличная, интеллигентная, не вызывала у него особого отвращения, а вот парень с этой убийственной фиолетовой шевелюрой…. От такого можно ожидать всего, чего угодно. Ну да ладно, порой участковым случается столкнуться и с более экстравагантными личностями.

— Фамилия, имя, отчество, — спросил участковый, как только растерянных демонов усадили на стулья напротив его рабочего места.
Данте быстро окинул взглядом помещение, пытаясь сориентироваться и, если и не найти возможный путь к экстренному отступлению, то, по крайней мере, что-то, что могло бы помочь им с Аннезен выкрутиться из этой неприятной истории. Кабинет и его обстановка были самыми типовыми: небольшая комнатка с закрытым решеткой окном и стенами, выкрашенными в странный светло-коричневый цвет, располагала только тремя стульями, столом, шкафом без дверок и сейфом. На столе среди стопок бумаги и картонных папок с личными делами возвышался посеревший от времени электронно-лучевой монитор и старенький принтер, противно пищащий при попытке его включить. В углу примостилась железная дверь, разумеется, закрытая от греха подальше. А на стене прямо за спиной участкового, рядом с портретом незабвенного Президента РФ – огромная карта Александровской области с обозначениями населенных пунктов, достаточно крупными, чтобы их можно было рассмотреть с такого расстояния.
— Кулешова Зинаида Степановна, — тихо и безо всякого энтузиазма ответила Аннезен. – А это мой брат, Кулешов Даниил Степанович.
— Ваши документы, — буркнул участковый, занося информацию в протокол.
Демоница извлекла из своей сумки две маленькие книжечки в пластиковых корочках и вручила их Сергею Петровичу. Так ли его зовут или нет, она не знала, но, во всяком случае, табличка на двери кабинета утверждала, что в нем обитает человек именно с таким именем.
Участковый внимательно изучил каждый паспорт, после чего вернул документы подросткам. К счастью для них, у него не возникло даже мысли о том, что они могут быть поддельными. Затем он вернулся к протоколу и продолжил допрос:
— В каком городе проживаете?
Данте стрельнул глазами в сторону карты и нашел знакомое слово, подчеркнутое темной чертой:
— Село Криворуково, Подреченский район Александровской области.
— По какому адресу прописаны?
— Проспект Первый северный, дом семнадцать, — Аннезен так же быстро заглянула на страничку прописки.
— Хорошо…. Как же так, молодые люди? Кража, распитие спиртных напитков в общественных местах… — принялся отчитывать подростков Сергей Петрович, наставительно качая головой. – Совсем с ума свихнулись? Как вы такие вообще оказались в Александровске?
— Мы приехали погостить, — Аннезен состроила невинную рожицу. – К тете Клаве…
— А где живет тетя Клава, знаете?
— Да, она живет… эээ…
Инкуб сердито взглянул на демоницу, но она лишь виновато закусила губу и ответила ему рассеянным взором. Участковый вопросительно наблюдал за их игрой в переглядки и, в конце концов, задумчиво изрек:
— Ну что ж, пока вы придумываете более-менее убедительную версию, я пока пробью вас по базе данных, — с этими словами он ткнул кнопку питания компьютера и уставился в экран, постукивая пальцами по спинке мышки.
Демоны с замиранием сердца ожидали, когда решится их судьба. В их головах промелькивали самые жуткие воспоминания о тех местах, куда их могут определить органы правопорядка. Хотя, конечно, они допускали, что, в отличие от Ада, в демократичном человеческом мире все будет не так страшно, но, тем не менее, проблемы с законом – это всегда неприятно.
Целых три минуты прошли в томительном молчании, и за это время каждый из участников этой сцены провел в своей голове целую серию сложных вычислений. Сергей Петрович размышлял о том, скольких еще правонарушителей ему необходимо оформить для того, чтобы ему наконец-то простили сверхурочные дежурства; Аннезен подсчитывала в уме, какую сумму вычтет из ее зарплаты господин Нисрок после того, как вернется вместе с прочими сливками Административного общества с праздничной недели; ну, а Данте прикидывал, сколько дней он сможет продержаться в Администрации до того, как его вышвырнут оттуда с «добрым» напутствием и волчьим билетом. Казалось бы, мысли у всех троих были приблизительно одинакового толка, но только лицо участкового с каждой секундой становилось все мрачнее и мрачнее.
В конце концов, он наклонился под стол, пошатал в гнездах пару кабелей, вернулся в исходное положение и гневно хлопнул ладонью по столу:
— Да чтоб тебя…. Что опять с сетью? Касперов, вот когда ты нужен, тебя вечно нет – наградил же бог сисадмином… и чертов провайдер… — смысл последнего слова демоны не поняли, но наличие предпоследнего в откровениях Сергея Петровича пробудило в них живой интерес к личности участкового.
В это время железная дверь с жутким скрежетом открылась, и в кабинет заглянула женщина лет пятидесяти в косынке, резиновых перчатках и грязном зеленом халате уборщицы. Они с Сергеем Петровичем встретились взглядами, и женщина с виноватой улыбкой произнесла:
— Ой, Сергей Петрович, я просто хотела пол под столом протереть, вы же знаете, Ваня никогда в своей каморке не убирается, вот мне и приходится… я сейчас все поправлю…
— Ну, сколько можно, Клавдия Ивановна? – возмущенно всплеснул руками участковый. – Месяц назад вы залили нам головной компьютер, а на прошлой неделе угробили новенький сервер! Что на этот раз? Сетевой фильтр, я так понимаю?
— Ну-ка, не кипятись, Сережа, — проворчала в ответ женщина, протискиваясь в комнату. – А то обижусь на тебя и не буду в следующий раз в щитке ковыряться, когда пробка вылетит… — и вдруг застыла, глядя на Данте и Аннезен.
В ее глазах читалось такое удивление, что демоны спешно переглянулись – не видно ли рогов у них на головах или еще чего-нибудь? Впрочем, в следующую секунду ситуация прояснилась: уборщица с грохотом поставила ведро на пол и, не снимая перчаток, бросилась к ребятам, на ходу причитая:
— Вот же они, приехали! Наконец-то, а я уж вас заждалась!
Данте и Аннезен оказались в объятиях тети Клавы, не успев даже пикнуть. Сергей Петрович сидел и наблюдал за этой сценой, недоуменно хлопая глазами, а демоны, мгновенно оценив ситуацию и поблагодарив Сатану за то, что им так повезло, тут же кинулись изображать из себя обрадованных встречей племянников:
— Тетя Клава! Тетя Клава! А мы вас не узнали, простите нас!
— Ох, и не удивительно, ребятки! – женщина, кажется, была растрогана; она выпустила ребят и стянула с руки перчатку, чтобы вытереть глаза. – Моя сестра ведь никогда, наверное, обо мне не рассказывала, даже фотографии не показывала… Сережа, познакомься – это мои племянники, Даня и Зиночка. Они приехали из деревни, видимо, заблудились, испугались…
— Я заметил, — угрюмо ответил участковый. – Особенно вот этот, — он ткнул пальцем в Данте. – Здорово растерялся, когда бутылку из магазина вынес.
— Ой, не волнуйся, я его живо отучу, — махнула рукой уборщица. – Слушай, Сережа, можно я сейчас их домой отведу? Ты начальству ничего не говори, а я одна нога здесь – другая там!
— Да, Сергей Петрович, пожалуйста! – Данте и Аннезен состроили такие умильные рожицы, что участковому пришлось подчиниться.
— Хорошо. Только быстро. А с тобой, парень, я еще побеседую…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *