Тропой Кота

Глава седьмая: «На стыке времен»

Обучение в Гильдии воров обычно длилось девять лет. Но бывали исключения – для женщин, и Десото постарался сократить время обучения своей принцессы до двух с половиной лет. Из всего курса оставлен был только самый минимум, в расчете на то, что Доберман имел дело с взрослой, образованной девушкой.

В течение этих двух лет Крысолов не виделся с Танокой. Только изредка она появлялась на каких-нибудь крупных сходках в сопровождении главы Гильдии. Выглядела она неплохо, держалась уверенно, и всегда на ее плече сидела крупная сорока, прикованная цепочкой к браслету на ее запястье. В другие времена они не встречались – тем более что у Крысолова и без нее хватало забот.

Интересные события начали происходить зимой, сразу после того, как Танока появилась в воровском обществе. Граф де ла Вар-вар, обыскав все уголки Брестоля, выяснил, что его племянница бесследно исчезла, и впал в отчаяние. Это несчастье вызвало огромную бурю эмоций в светском обществе болотистой страны, в том числе дало своеобразный толчок той группе людей, которая намеревалась свергнуть старого короля и, взяв власть в свои руки, кардинально изменить сложившуюся политическую ситуацию.

Тут было от чего взвыть. В Брестоле редко поднимались восстания, поскольку местные жители, хоть и страдали от поборов, но со своей долей, в общем-то, справлялись неплохо. Но уж если кто-то проявлял недовольство – вся страна разбивалась на противоборствующие лагеря. А в тот момент, о котором идет речь, ядро заговорщиков составляла горстка весьма влиятельных дворян, а также практически весь командный состав столичной гвардии.

Гильдии воров внимательно следили за тем, как в Могурополе готовится государственный переворот, но пока не решались вклиниться в ход событий. А зря, потому что в дальнейшем настороженное бездействие имело для них плачевные последствия.

В начале февраля солдаты во главе с зачинщиками бунта ворвались во дворец и захватили старого короля. От него требовали немедленно снять корону и отказаться от власти, но тот отказался от всех предъявленных требований. Заговорщики не стали долго возиться с ним – судьбу Брестоля решил единственный взмах меча.

На трон взошел молодой и энергичный, но весьма жесткий правитель – бывший новоизбранный мэр одного из крупных городов лорд Орхольд Бургский, родившийся далеко за пределами Брестоля. В летописях тех лет не сохранилось каких-либо свидетельств о том, какой характер был у этого человека на самом деле: все видели в нем только целеустремленность, расчетливость и непомерную жестокость. Буквально в первые месяцы своего правления, когда волнения, вызванные дворцовым переворотом, утихли, Орхольд провел ряд кардинальных изменений в Брестоле, в том числе – создал довольно внушительную регулярную армию. Ряды гвардии заметно пополнились, и ей стало легче справляться со своими обязанностями, а именно – выполнять приказ правителя о начале масштабной кампании против городских воров.

Новый король пока еще не видел (или не хотел видеть) очевидной выгоды от дружбы с ворами. Он считал, что они, словно клещи, пьют кровь брестольцев, в том числе и тех, что управляли государством. Могуропольская Гильдия первой оказалась в осадном положении; на зов главы о помощи откликнулись прочие города, но даже совместными усилиями они не сумели выстоять против пяти сотен хорошо вооруженных и защищенных солдат. Замок был захвачен и разграблен, а воры, в том числе и глава Гильдии, бежали из города.

То же самое происходило и в других городах. Десото Доберман регулярно получал письма от своих соседей примерно одинакового содержания: «Нас осаждают гвардейцы. Молю о помощи». Крысолов и его друзья мотались от города к городу, помогая осажденным товарищам, и иногда совместными усилиями воры отбивали атаки солдат. Но было уже очевидно, что в арсенале разгневанного правителя еще много способов извести столь ненавистное ему воровское племя.

Так продолжалось все эти два года. По иронии судьбы, Моркву минула такая участь – здешний мэр не встал на сторону нового короля и всячески оберегал подопечных Десото от дворянского гнева. Поэтому хотя бы в одном городе жизнь Гильдии шла своим чередом: ее рядовые члены методично обчищали карманы богачей в перерывах между спасательными походами, а принцесса воров спокойно обучалась всему, что ей необходимо было знать…

— Как думаешь, будут ли там какие-нибудь сюрпризы? – приглаживая ладонями напомаженные волосы и пристально изучая себя в зеркале, спросил Пересмешник. – Чтобы я знал, к чему готовиться…

— Готовься ко всему, — усмехнулся Крысолов, приглаживая щеткой кошачий мех на плечах. – Это как раз в духе Десото. Я просто уверен, что он постарается превратить свои сорок лет если не в балаган, то, по крайней мере, в незабываемое представление.

— Да ну? – недоверчиво переспросил Зимородок. – Думаешь, не постесняется при гостях?

В тот день, когда происходил этот диалог, в нижнем зале Гильдии воров готовился роскошный пир по случаю юбилея Десото Добермана. Конечно, сорок лет отмечать не принято, но Доберман не считался ни с какими предрассудками и свой день рождения решил отметить с размахом. Помимо всего прочего, в Моркве уже который месяц гостили члены соседних Гильдий, разогнанных правительственными войсками, и их нужно было чем-то удивить, чтобы возвысить себя в их глазах.

— Чего ему стесняться, — фыркнул Кот. – Ах, дрянь… моль постригла мех. Ладно, никто не заметит.

— Я слышал, на пир приглашены принцессы со всех Гильдий Брестоля! – как бы внезапно вспомнив, заявил Эдвиг и хитро покосился на флегматичного Лемура, замершего у окна в задумчивой позе. – Руфус не может упустить такой шанс, правда?

Тот смерил приятеля раздраженным взглядом и проворчал:

— Меня волнуют более важные вещи, нежели заигрывания с женщинами.

Эта фраза вызвала взрыв нервного хохота у всех троих воришек. Впрочем, Банди раньше всех успокоился и сказал, застегивая костяные пуговицы на куртке:

— Да, Лемуру гораздо приятнее общество ножей и вилок, нежели прекрасных нимф с коготками…. Кстати, хватит болтать, мы уже опаздываем!

Нижний зал Гильдии напоминал цветущую весеннюю рощу, чему Крысолов и его друзья очень удивились. Темно-зеленые бархатные шторы на окнах сменились легкими прозрачными занавесками, пол устилали ковры с узорами из листьев, в тяжелых вазах благоухали пышные букеты цветов. Солнечный свет лился сквозь оконное стекло, бросая сверкающие блики на хрусталь и столовое серебро, выхватывая из воздуха мельчайшие пылинки и превращая их в золотистые вихри, освещая радостные лица юношей и девушек, бывалых воинов и седобородых ветеранов. В центре зала, где стояли в рядок кадки с небольшими раскидистыми деревцами, расположились девять резных кресел с шелковой обивкой. Конечно, декорации были отнюдь не во вкусе Добермана, но, если он старался для воровских принцесс, этим все объяснялось.

Вдоль стен стояли четыре длинных стола, укрытые воздушными скатертями в пастельных тонах. Из блюд были только легкие закуски, салаты и фрукты, напитки представлены в основном белым вином, серьезно обделенным мужским вниманием. Правда, к еде пока никто не прикасался – все внимание собравшихся было приковано к главному виновнику торжества.

Десото Доберман гордо восседал на импровизированном деревянном троне, увитом виноградными лозами, и весело беседовал сразу со всеми окружавшими его людьми. Взгляд Крысолова скользил по толпе, но знакомого лица Таноки нигде не было видно. Зато восемь воровских принцесс нашлись почти сразу.

— Гляди-ка, Львица Роксана снова здесь, — зашипел Пересмешник на ухо Коту и ткнул его локтем. – Вон Кайра Суламифь… снова крутится возле Добермана. Может быть, все еще думает, как его вернуть…

— Эдвиг, какое мне дело до его бывших любовниц? – возмутился Крысолов. – Хватит глазеть по сторонам, пошли к столу. У Лемура, вон, уже слюнки текут.

Пересмешник только развел руками. Но, с другой стороны, разве можно прийти на пир и покинуть его голодным? Друзья выбрали уголок стола возле окошка, подальше от основной массы гостей, сели и осмотрели хищными взглядами предложенные блюда. Крысолову вспомнился тот памятный бал в королевском дворце в Могурополе, и он пожалел о том, что повара Гильдии воров в этот раз не порадовали его разнообразием еды. Может быть, женщины и любят жевать траву, как козы, а нормальный мужчина все-таки предпочел бы мясо…

Очевидно, Лемуру такие мысли были незнакомы. Флегматичный толстячок сгреб ближайшую салатницу и, вооружившись вилкой, принялся с удивительной быстротой ее опустошать. Эдвиг и Крысолов только улыбались, глядя на него; но еще больше их развеселил тот факт, что Зимородок даже не присел за стол. Он так и замер, положив руку на спинку стула, уставившись куда-то вдаль.

— Банди, ты чего?.. – еле сдерживая смех, спросил его Пересмешник. – Ты что, призрака увидел?

— Нет… — рассеянно отозвался тот. – Кто это?..

Крысолов проследил за его взглядом – и все стало понятно. К столу, звонко цокая каблучками и мило, по-девичьи хихикая, приближались две принцессы разогнанной столичной Гильдии. Это были девушки лет двадцати, сестры-близнецы – обе рыжие, в одинаковых черных платьях с пелеринами из оранжевого лисьего меха. Различались они только прическами: одна из них носила пышные кудри до плеч, а другая – длинные прямые локоны, с боковыми прядями, собранными сзади в маленький хвост. Зеленоглазые красавицы, видимо, заметили пылающий взгляд Банди, потому что вторая смущенно улыбалась, в то время как первая что-то говорила ей на ухо, лукаво посматривая в его сторону.

— Сестры Лисички, — хмыкнул Кот. – Любопытно, какая из них привлекла его внимание?

— Та, что с кудрями – Белла, — тоном змея-искусителя произнес Эдвиг, оборачиваясь к Зимородку. – Пылкая женщина, темпераментная… — тот помотал головой. – А вторая, младшая – Брекки, скромница, само очарование.

— Верно… — Банди сглотнул. – Она прекрасна…

— Ну, так чего ты ждешь? – Пересмешник вскочил. – Ладно, герой любовного фронта, пошли знакомиться с этими Лисичками…

Когда два молодых человека подошли к ним с явным намерением познакомиться, Брекки и Белла немного растерялись. На празднике Добермана они, в общем-то, и не рассчитывали получить отдых от навязчивого мужского внимания, но к встрече сразу с двумя парнями в самом начале торжества они были явно не готовы. Решив встать на защиту младшей сестры и принять основной удар на себя, Белла, поставив унизанные браслетами ручки на бедра, заговорила первая:

— Вы так пристально наблюдаете за нами, господа… можно подумать, мы чем-то выделяемся среди прочих гостей!

— Несомненно, — нацепив на лицо одну из своих самых обаятельных улыбок, ответил Пересмешник. – Мы просто любовались вашей сногсшибательной красотой, милые дамы…. Позвольте представиться: Эдвиг Пересмешник, рядовой член Гильдии Десото Добермана. А это – мой друг и товарищ по воровскому мастерству Банди Зимородок.

— Очень приятно, — кивнула Белла, но руки для поцелуя не протянула. – Меня зовут Белла Лисица, а мою сестру – Брекки Лисица. Мы были принцессами Гильдии Проско Ротвейлера в Могурополе, до тех пор, пока гвардия Орхольда не лишила нас крова и заработка…

— Да, я слышал об этом ужасном происшествии, — подхватил Эдвиг с самым серьезным видом. – Но у нас в Моркве каждый вор может найти приют. Наши законы не позволяют нам делиться участками, но, если Вам понадобится помощь, я мог бы поддерживать Вас материально…

— Вы очень щедры, — внезапно встряла Брекки и встала. – Но мы сами справимся с трудностями…

— Не беспокойтесь, сударыня, — почуяв шанс, Зимородок пошел в атаку. – Помогать женщине – долг любого мужчины, будь он вором, дворянином или крестьянином! И нам совсем не сложно, поверьте…

Брекки не успела ответить – сестра легонько толкнула ее плечом и сказала:

— Благодарю, но мы не будем утруждать Вас просьбами о помощи.

— Что ж… — Пересмешник пожал плечами. – Но от танца, я полагаю, вы не откажетесь? Тем более что сейчас как раз самое подходящее время!

Действительно – где-то в дальнем конце зала на деревянных подмостках лучшие скрипки и флейты Брестоля заиграли какую-то веселую мелодию, приглашая немного покружиться по залу. Отказать двум галантным молодым людям в приглашении потанцевать было бы невежливо, поэтому Лисички согласились. Таким образом, ловелас Эдвиг получил возможность приударить за очередной неприступной красоткой, а скромник Банди – провести несколько незабываемых минут в обществе предмета своей трепетной влюбленности.

О приближении Десото Добермана Крысолов, наблюдавший за этой сценкой, узнал только тогда, когда цепкие руки легли ему на плечи. Глава Гильдии воров сменил черное с подпалинами трико и меховой жилет на белую тунику и тяжелую зеленую мантию, обулся в сандалии, а на голову водрузил венок из переплетенных веток. Нужно сказать, в лесных декорациях костюм Десото выглядел весьма органично.

— Что ж, с юбилеем Вас, — начал было Кот, но Доберман с улыбкой прервал его:

— Не стоит, друг. Гости уже искупали меня в овациях и поздравлениях. А пока музыканты развлекают их, у меня есть время, чтобы поговорить с тобой с глазу на глаз, — при этих словах Десото скосил глаза на Лемура, доедавшего последние крошки со своей тарелки. А тот не замечал ничего, что происходит вокруг него – или только делал вид, что не замечает.

Кот вышел из-за стола, и вместе с главой Гильдии они прошли через весь зал и скрылись за дверью, прятавшейся в углу зала. Там по узенькому потайному коридору они поднялись прямо в личные покои Добермана. Там их уже поджидал чернокожий слуга с бутылкой красного вина на подносе, но Крысолов предпочел в этот раз отказаться от угощения.

— Так-то лучше, — сказал Десото, располагаясь в кресле и наливая себе полный бокал. – Собственно говоря, для чего я тебя сюда позвал, Крысолов. Прошло два с половиной года, и я честно выполнил свой долг, превратив нашу отважную, но капризную графиню в настоящую воровскую принцессу. Я обучил ее всему, что должна знать и уметь женщина в нашем обществе, и, полагаю, Танока уже готова взять на себя свои прямые обязанности. Но, видишь ли, друг мой, ей не хватает практики. Настоящее дело – то самое, чего я, увы, не смог ей дать. Поэтому я хочу, чтобы ты взял на себя роль ее наставника с этого дня.

Воришка вздернул брови.

— Каким же образом я буду ее наставлять?

— Все очень просто. Ты будешь брать ее с собой, когда пойдешь в обход своего района, и обучать ее некоторым секретам мастерства. Среди моих подопечных нет другого такого талантливого вора, кроме тебя, Крысолов!

— Вы напрасно меня хвалите, — Кот склонил голову к плечу. – Танока уже знает, что Вы намерены отдать ее под мое крыло?

— Конечно, знает, — кивнул Десото. – И абсолютно не возражает против этого.

— А она, позвольте спросить, не беременна от Вас?

Доберман даже поперхнулся, услышав такой вопрос, но быстро взял себя в руки и ответил:

— Не беспокойся, Крысолов, она давно уже не спит в моей постели. Первые несколько месяцев, конечно, мы много чего вытворяли, но потом я решил, что отношения ученицы и учителя не стоит извращать до такой степени. К тому же, будь она беременна, за два года это не могло бы не проявиться. Поэтому не беспокойся, мой друг – я не обременю тебя своим спиногрызом.

Оба тихонько посмеялись над этой фразой, после чего Доберман что-то сказал слуге, и тот удалился в потаенную дверцу за бархатной шторой. Глава Гильдии что-то вспомнил и добавил:

— Да, хочу тебя предупредить, Крысолов – характер у нашей принцессы если и изменился, то отнюдь не в лучшую сторону. Меня она слушалась, а вот с тобой может и побрыкаться. Будь с ней построже, но помни: она – существо упрямое и непредсказуемое, но все-таки в первую очередь она – женщина.

В этот момент в комнату вошла Марта, а сразу за ней – Танока.

Но это была уже другая Танока. От прежней некрасивой, избалованной графини не осталось и следа. Перед Крысоловом и Доберманом стояла теперь ослепительная, уверенная в себе молодая женщина с распущенными по плечам локонами и идеальным макияжем на лице. Ее стройное тело было облачено в белую блузку с черным кожаным корсетом, красоту ее длинных ног подчеркивала короткая юбка с широким ремнем и высокие сапоги на каблуках. Из украшений на Таноке были серьги и ожерелье, сделанные из серебра и… черно-белых птичьих перьев. Овальное личико воровской принцессы не выражало никаких эмоций, ее светлые, блестящие серые глаза, которые когда-то казались блеклыми, равнодушно смотрели то на одного, то на другого.

— Крысолов, познакомься, — сказал Доберман. – Танока Сорока, с этого дня – твоя подчиненная. Делай с ней все, что считаешь нужным, и я надеюсь, что в скором времени она станет тем средоточием таланта и мастерства, о котором мечтает каждая Гильдия воров Брестоля. Танока, — он обратился к девушке. – Ты все поняла? Помнишь, о чем мы с тобой говорили?

— Конечно, Десото, — принцесса кивнула. – Это – мой долг.

— Вот и отлично, — улыбнулся Доберман. – Идите, ребятки. Даю вам сутки на то, чтобы подружиться, а завтра с полудня приступайте к своим прямым обязанностям.

Крысолов и Танока, попрощавшись с главой Гильдии, вместе покинули его покои и вышли в общий коридор. Стоящие у дверей Черепан и Бумбараш проводили их злобным хихиканьем, но Кот предпочел не слышать этого. Что касается Таноки, то она все время молчала, как бы в одночасье потеряв интерес ко всему, что происходило вокруг. 

Тропой Кота: 3 комментария

  1. О! Наследник был на очереди, а теперь еще и Кот готов :). Совсем со временем туго уже. Нужно все же перебороть себя, отключить себе интернет на компе и-таки дочитать Наследника :). Держи пятерку за релиз :D.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *