Тропой Кота

Глава третья: «Яростные кости»

Город, в котором промышлял Крысолов, носил гордое и забавное название Морква.

Он ничем не отличался от прочих поселений Брестоля, был таким же небольшим и неаккуратным, с узкими, мощеными серым камнем улочками, которые, извиваясь, сползали под уклон, словно змеи. В центре города, на самом высоком месте, вдалеке от ратуши и гвардейских казарм, возвышалась обнесенная каменной стеной крепость, ранее принадлежавшая, по некоторым сведениям, клану де ла Вар-варов, а ныне ставшая убежищем для Гильдии воров. Одним словом, Морква ничем не выделялась на фоне своих соседей.

В городах Брестоля не было рыцарских или магических орденов. Мятежные правители Брестоля считали их «пережитками имперского прошлого», в результате чего всю армию этой страны составляла лишь пешая гвардия. Отряды были разбросаны по городам, уже на месте набирали и обучали новых рекрутов. Разумеется, такими силами было просто невозможно поддерживать порядок в поселениях и одновременно отражать нападения извне.

Поэтому, когда в небесах над Морквой появилось чудовище, людей охватил настоящий ужас.

Оно появилось словно из ниоткуда: огромный костяной дракон, летящий на изодранных крыльях, с которых сыпалась пыль. Ведьмы и алхимики, случайно видевшие монстра, не могли сойтись во мнениях насчет того, какой разновидности принадлежал этот зверь при жизни. У него был уродливый, покрытый выростами покатый череп, украшенный парой изогнутых рогов и целой россыпью острых почерневших клыков, короткие лапы с кривыми когтями и длинный хвост. Когда он летел, высматривая что-то на узких улочках Морквы, его старые, грязно-желтые кости тихо и зловеще потрескивали в гробовом молчании напуганного города. Дракон был голоден и ненасытен, но никто не решался выйти и сразиться с монстром один на один…

— …Хоть мы и воры, — взволнованно говорил Файзаль Ворон, меряя комнату шагами. – Но всегда соблюдаем кодекс и никогда не крадем друг у друга. А по этому сукину сыну давно плачет эшафот!

— Что это за вещь, которую он у тебя отобрал? – Кот пытался прервать его сердитую исповедь. Файзаля он знал давно и понимал по его поведению, что случилось что-то серьезное.

— Чаша из золота, принадлежавшая бестиапольскому императору Филиппу, — Ворон остановился, закрыл глаза и вздохнул, успокаиваясь. – Я прошу тебя, Крысолов, разыщи его. Он прячется в твоем квартале и уходить не собирается.

— Конечно, — пожал плечами воришка. – Над моим кварталом летает собачий корм и щелкает зубами. Если мерзавец попадется ему на глаза – о проблеме можно будет забыть…

— А если он утащит чашу? – снова взвился Файзаль. – Доберман мне голову снесет!

— Хорошо, хорошо, — Крысолов примирительно поднял руки. – Так и быть, Ворон, я помогу тебе. Но тогда дай мне свой меч!

Файзаль застыл, видимо, прикидывая, чем бы возразить нахальному воришке, но, в конце концов, махнул рукой и направился в угол комнаты, где стоял большой старинный сундук. В самом деле, если на Кота нападет дракон, он не сможет отбиться кастетом – тут нужно было иное оружие.

— Клюв достаточно крепок, чтобы разрубить кости, — из пыльных недр сундука пожилой вор извлек красивый клинок из блестящей вороненой стали с витой рукоятью. – Но на драконах я его не испытывал. Учти, Крысолов, эта тварь куда страшнее живого зверя; если он обнаружит тебя, скрыться ты уже не сможешь. Так что, — вручая клинок и ножны Коту, Файзаль положил руки приятелю на плечи и взглянул ему в глаза. – Будь осторожен, сынок.

— У Кота девять жизней, Ворон, — воришка подмигнул ветерану, убрал меч на пояс и вышел из комнаты.

Часом позже Крысолов пробирался по грязному узкому переулку, над которым смыкались крыши домов и бросали вниз плотную тень, и озирался вокруг. Его левая рука придерживала на бедре ножны с Вороновым Клювом: теперь, если костяной дракон выследит его и нападет, у воришки будет шанс отбиться.

Переулок привел Кота в небольшой дворик между четырьмя деревянными домами, покосившимися от старости. Вдоль их замшелых стен были как попало расставлены прилавки и бочки, а в углу валялась на боку чья-то телега со сломанной осью. Вот за этой телегой и сидел человек, обокравший Файзаля – лохматый, тощий как шест, в холщовых штанах и длинной, измазанной в глине полотняной рубахе. Он трясся от страха, поджимая под себя босые ноги и стараясь слиться со стеной развалюхи, что плохо у него получалось, а его ладони судорожно сжимали изящный золотой кубок, усыпанный самоцветами.

Пока Крысолов раздумывал, как лучше поступить – подкрасться к этому оборванцу незаметно или напасть сразу, где-то наверху послышался слабый, но жуткий треск костей. Очевидно, восставший из могилы дракон почуял добычу и теперь приближался, передвигаясь по плоским крышам городских построек. Кот решил, что чудовище обнаружило этого бродячего разбойника раньше, чем сам воришка. А значит, его задача сильно усложняется, хотя сомнений по поводу того, атакует оно или нет, у нашего героя не осталось.

Не испытывая лишний раз судьбу, Кот нырнул под ближайший прилавок и пополз вдоль стены в тот угол, где скрывался оборванец с чашей. Делал он это с крайним отвращением: узкий лаз был завален гнилыми плодами, отбросами, сырой бумагой и прочим мусором, и все это издавало такое зловоние, что по сравнению с ним даже тяжелый запах болот казался благоуханием. Прежде чем сделать последний рывок, воришка спрятался за бочкой и долго отряхивал и вытирал руки и коленки, и только после этого позволил себе неожиданно выпрыгнуть из укрытия и приставить меч к горлу бродяги.

— Откуда у тебя это? – спросил он, указывая на чашу.

Оборванец, не ожидавший нападения, задергался, вытаращил мутные глаза на черный клинок и, заикаясь, что-то забормотал. Он был либо сильно пьян, либо безумен. Крысолов не желал тратить на него много времени и протянул руку, чтобы выхватить кубок…

Но тут с крыши лачуги прямо к ним свесилась, сверкая зелеными огоньками в пустых глазницах, страшная голова костяного монстра.

Кот отпрянул, наткнулся спиной на телегу, и она с грохотом повалилась на колеса. Затрещали подгнившие доски, но ни одна живая душа не высунулась из окон посмотреть, что происходит. Дракон, впрочем, не обратил внимания на воришку – его больше интересовала чаша, поблескивавшая в руках оборванца.

Бродяга замычал, удивительно резво вскочил на ноги и замахал руками, когда монстр приблизил к нему угловатую морду. Это разозлило зверя: он без лишних разговоров схватил его зубами поперек туловища и утащил на крышу.

Едва оправившись от удара, Крысолов перескочил через обломки и отбежал на середину двора. Он видел, как в последней, тщетной попытке освободиться несчастный разжал ладони, и чаша со звоном упала в телегу. Когда дракон в следующий раз свесился с крыши, нахально сверкая своим окровавленным оскалом, разбойник был, видимо, уже мертв. Но Кот уже забыл о нем: он побежал назад, к повозке, забрался на ее край и схватил чашу. Готово! Теперь нужно как-то избавиться от дракона, пока он не сделал с ним то же самое, что и с тем бродягой…

А монстр в это время раскрыл крылья, издав при этом мерзкое шипение, спикировал с крыши и ударил костяными лапами телегу. Крысолов кубарем полетел на землю и выронил по дороге кубок, но при этом успел откатиться в сторону и закрыть голову руками – старенькая повозка разлетелась вдребезги и осыпала досками и щепками весь дворик. Когда воришка убедился, что все стихло, и поднялся на ноги, дракон уже стоял перед ним во весь рост, распрямив лапы и хлеща себя хвостом. Золотая чаша валялась правее, в двух шагах от Кота.

События развивались теперь отнюдь не так, как это представлял себе наш воришка. Ситуация требовала быстрых и, что самое главное, верных решений, потому что главная тому причина стояла перед ним, если можно так выразиться, во плоти.

Кот поднялся, чуточку пошатываясь, и вытащил меч. Вид темного блестящего клинка привел чудовище в бешенство – он издал визгливый, хриплый крик и ударил костяной лапой бочку, стоявшую перед ним. Она тоже разлетелась на части. Но такое устрашение не возымело действия: в Крысолове уже проснулась храбрость и боевой азарт, и он крикнул:

— И это все? Давай, собачий корм, что еще ты можешь?!

Монстр рявкнул еще разок и бросился вперед. Кот отскочил вправо – страшные зубы щелкнули всего в полуметре от его головы. Воришка ринулся к чаше, но хвост дракона устремился ему навстречу, и Крысолов, не избежав столкновения с ним, упал на мостовую, сильно стукнувшись спиной. Правда, через несколько секунд вороненый меч взметнулся вверх, и половина драконьего хвоста отлетела в сторону.

От визга, которым разразился костяной зверь, зазвенели стекла в соседних домах. Монстр завертелся на месте, неловко подпрыгивая, как будто и вправду чувствовал невыносимую боль. Воспользовавшись этим, Кот пополз дальше и опять схватил кубок.

Пожалуй, на этом можно было и закончить. Но Крысолов вспомнил разбойника, подумал, что еще множество людей в его районе могут пасть жертвами чудовища, и решил, что дело нужно довести до конца. Поэтому он встал, держа меч в правой руке, а чашу – в левой, и повернулся лицом к дракону.

А тот уже пришел в себя. Потеряв половину хвоста, он заметно утратил подвижность, и иногда от особо резких движений его как будто передергивало, но он все еще представлял собой серьезную опасность. Когда уродливая голова уставилась на Кота, воришка прошипел сквозь зубы:

— Посмотрим, что тебя привлекает, тварь, — и вытянул в сторону руку с кубком.

Дракон повернул голову вслед за рукой, неподвижно и тупо глядя на золотой предмет. Крысолов повел ее в другую сторону – взгляд дракона не отставал. И наш герой понял, что монстра интересует не он сам, а чаша; и у него в голове тут же сложился простой и гениальный план.

— Значит, хочешь сокровище? – крикнул он дракону. Зверь отозвался протяжным сиплым рыком. – Так забирай!

И он швырнул кубок в дракона, а потом и сам бросился вперед.

Монстр подпрыгнул, словно собака за палкой, но, когда его зубы сомкнулись над золотой чашей, она пролетела сквозь огромную дыру в челюстной кости и, стукнувшись о ребра, со звоном упала на камни мостовой. А когда дракон опустил морду, чтобы подобрать ее, на шею ему обрушился клинок Крысолова…

Прощальный крик чудовища был громким, но кратким, и скелет разлетелся на части. Зеленые огоньки в глазницах потухли, и Крысолову послышалось сквозь собственное тяжелое, сиплое дыхание, что где-то над останками дракона тихо и протяжно прокричала улетающая душа – или часть души, которая, быть может, управляла костями зверя. А затем – оглушительные аплодисменты: Крысолов и не заметил, как во дворе уже собралась толпа горожан, восторженно приветствовавших своего освободителя.

Разумеется, Коту отнюдь не хотелось такой славы. Ни к кому не оборачиваясь, он пинком откинул в сторону драконий череп, поднял чашу и бросился в тот же переулок, по которому и пришел сюда. Зеваки побежали за ним, но, когда они добрались до соседней улицы, храброго воришки уже и след простыл.

— Вот, Файзаль, — Крысолов протянул старому приятелю золотой кубок и Клюв в ножнах. – И не позволяй больше оборванцам обчищать твои карманы.

— Благодарю тебя, Кот! – сказать, что Ворон был рад – это не сказать ничего. По нему было видно, что с его души упала целая гора. При этом он заметил, с каким сожалением молодой вор смотрит на меч, уже оказавшийся в руках хозяина. – Тебе понравился мой клинок?

— Да, он замечательный! – горячо воскликнул Крысолов. – Легкий и прочный, сидит в ладони как влитой…. Хотел бы я, чтобы у меня был такой.

— Согласен, — усмехнулся ветеран, убирая сокровища в сундук. – Бывали времена, когда этот меч месяцами спал в своих ножнах, дожидаясь своего часа. Но Его лезвие, поверь мне, проткнуло грудь не одной сотне врагов…. В годы моей молодости, Крысолов, в Брестоле было жарче, чем в южных пустынях Титрана!

— Да, я знаю, — Кот кивнул. – Пограничные войны, некроманты и так далее…. Только прошу тебя, ни слова Доберману о моем сегодняшнем подвиге! Иначе он мне голову откусит.

— Тогда уж нам двоим! – рассмеялся Файзаль Ворон.

Тропой Кота: 3 комментария

  1. О! Наследник был на очереди, а теперь еще и Кот готов :). Совсем со временем туго уже. Нужно все же перебороть себя, отключить себе интернет на компе и-таки дочитать Наследника :). Держи пятерку за релиз :D.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *