Танец душ

Не сочтите за автобиографию, история целиком и полностью вымышленная!

Верите ли вы в Высшие Силы? Я сейчас не говорю о Боге, Дьяволе, ангелах и прочих религиозных персонажах! Я говорю о некой незримой и непонятной нам Силе, природу которой невозможно объяснить, но которую возможно почувствовать, которая управляет нами и подталкивает к тем или иным действиям! «Нет, что вы! – скажут некоторые из вас, — Мы разумные люди, не фаталисты, и сами творим свою судьбу!» Возможно… Но согласитесь, с каждым бывала такая ситуация, когда вы идёте по своим делам, никого не трогая, и вдруг прямо перед вашим носом на землю падает огромная сосулька. И в этот момент вы понимаете, что не остановись вы на долю секунды поздороваться с соседом или же чуть ускорь шаг, то… Даже думать страшно! Или же другая ситуация, когда вы пересекаете перекрёсток на зелёный сигнал светофора, но тут какой-то иррациональный порыв заставляет вас вжать газ в пол, и только через секунду вы замечаете, что по другой улице на полной скорости на красный прямо на вас летит сумасшедший таксист! Но что заставило поступить вас так по-пижонски, не зная об опасности? Интуиция? Шестое Чувство? Ангел-Хранитель? И вы до сих пор уверены, что сами управляете своей судьбой?
В тот день, несмотря на то, что был выходной, я проснулся рано. Не по своей воле, конечно. Солнечный свет ровным потоком проникал в комнату. Только что открывшиеся глаза были затянуты туманной пеленой, поэтому мне казалось, что свет сливается в один чуть ли не осязаемый ровный силуэт, а вальсирующие в нём пылинки дополняли ощущение.
Мне хотелось поспать ещё. Я накрылся с головой одеялом, но свет нашёл меня и там. Хрипло крякнув, я, нехотя, поднялся с кровати, чтобы закрыть шторы. Но, вместо этого, я, задумавшись на секунду, распахнул окно. Прохладный воздух с дуновением ветерка ворвался в комнату. Он пах свежестью, талым снегом… детством… любовью… Сон как рукой сняло!
Но довольно воздушных ванн! Ведь, не смотря на припекающее солнышко и кажущееся тепло, ангину можно было заработать, как нечего делать!
В дальнейшем сценарий утра развивался по привычному плану: был сооружён лёгкий завтрак, сварен кофе, включен телевизор. Монотонно затараторили новости. И тут на глаза мне попался благополучно написанный этой ночью и распечатанный рассказ. «Чёрт!» — выкрикнул я. Вид текста сразу создал в мозгу цепочку ассоциаций, которая вывела к тому, что сегодня я должен встретиться с редактором журнала «Чехов», который хочет лично рассказать мне, что он думает о моей работе. «А ведь знал же, чертяга, что забуду, и специально на видное место положил!» — усмехнулся я про себя.
На улице было действительно прохладно, однако люди, не боясь заболеть, одевались легко, избавлялись от шапок и перчаток, и я на их фоне смотрелся, как пингвин, в зимней куртке.
Встреча должна была состояться в парке, и ровно в назначенное время я был там. Не скрою, что пейзаж мне во многом нравился: деревья уже освободились от своих снежных нарядов и их чёрные стволы казались промокшими, где-то рядом с тротуаром журчали ручейки, всё таяло, но грязи ещё не было. Розовощёкая ребятня в промокших насквозь болоньевых комбинезонах носилась и играла в снежки. Люди повсеместно улыбались, и это было приятно.
Аркадия Ивановича, редактора журнала, я узнал сразу. Пожилой человек в квадратных очках с тросточкой сидел на одной и скамеек и внимательно наблюдал за прохожими. Меня он тоже узнал и призывно помахал рукой.
— Здравствуйте, Станислав! – кивнул он головой.
— Здрасте! – отчеканил в ответ я, присаживаясь рядом. Несколько секунд он молчал. Но потом, глубоко вздохнув, всё же заговорил:
— Ну что я могу сказать, Стас? Текст рассказа при вас?
— Конечно! – я достал из пакета файлик и вручил его редактору. Некоторое время, он, цокая языком, просматривал страницы, но потом, цокнув особенно громко, приступил к вынесению вердикта – приступил с особым цинизмом и жестокостью, метя в сердце с первого слова:
— Нет, я, конечно, и от предыдущих ваших работ был не в восторге, но пройдя редакторскую правку, они вполне смогли разнообразить наш журнал, но эта ваша «Вспышка» — она вообще о чём? Какой бы качественной не была редакторская правка, смысла в вашем «творении» не прибавится!
Обычно, я отношусь к критике спокойно и даже одобряю, когда друзья указывают мне на ошибки и говорят, что им не нравится, но этот старый козёл специально выбирал слова, возможно даже перед зеркалом репетировал, чтобы ужалить побольнее, показать какой он крутой критик и какая я бездарность!
— Не согласен с вами, Аркадий Иванович! – как можно более спокойно попытался возразить я, — Во «Вспышке» я поднимаю интересную, на мой взгляд, проблему ограниченности человеческого менталитета. Мы думаем так, как мы чувствуем, но есть же ещё великое множество вещей за гранью нашего восприятия!
— Сынооок, очнись! – он картинно вытянул руку, как бы намекая, чтобы я перестал нести чушь, — Если мы и опубликуем научную фантастику в нашем журнале, то это должна быть очень качественная научная фантастика!
— Я черпал вдохновение у таких авторов, как Лем и Ефремов, и пусть до классиков мне ещё далеко, я совер…
— Ну и отсылайте свою писанину Лему и Ефремову! – перебил он меня, — А у нас это печататься не будет!
Я в ярости вскочил с лавочки. То есть он позвал меня на встречу только до того, чтобы, поиздевавшись, сказать, что бракует работу, хотя мог бы просто сообщить об этом по е-мэйлу?
— То есть не будете публиковать? – в моём голосе и взгляде, наверно, смешались все возможные эмоции: злость, угроза, отчаянье, удивление… Но этого было не достаточно, чтобы пробить защиту редактора!
— Вы правильно меня поняли, — кивнул он.
Не знаю, что на меня нашло в тот момент. Да, меня смешали с грязью, но такую ярость мне всё равно испытывать доводится довольно редко. Я сжал кулак так, что ногти больно впились в ладонь, а костяшки пальцев побелели. И я клянусь, я бы его ударил, но вдруг…
— Здравствуйте, Аркадий Иванович! – прозвучал звонкий женский голос.
— Ааааа… — обрадовался редактор, — Мариночка, присаживайтесь!
Мариночка? Не Марина ли это Невская, которая достаточно часто публикуется в «Чехове»? Мне не очень нравятся её рассказы – эти классические хэппиэнды, утопичные идеи, романтические герои… Но тем временем я не мог не признать гибкости и оригинальности её идей и красоту и выразительность стиля. А ведь я представлял её как девочку-тихоню, этакую золушку, которая даже косметики в руки не брала, а она оказывается очень даже ничего: среднего роста, прямые русые волосы до плеч, выразительные голубые глаза, немного резковатые черты лица, аккуратный, слегка вздёрнутый носик. Косметики немного – ровно столько, чтобы подчеркнуть всё, что необходимо. Но более всего меня поразило, как она держала осанку. Хоть сейчас на подиум!
— Станислав, я с вами закончил! Вы хотите что-то спросить? – Аркадий Иванович явно был не доволен, тем, что я мешаю ему издеваться над новой жертвой.
— Нет… — сердито бросил я. Были бы мы в офисе, и была бы тут дверь, я бы обязательно ей громко хлопнул. Так же мне пришлось просто тихо удалиться.
На глаза попался табачный ларёк. Я купил пачку сигарет и зажигалку, закурил и упал на ближайшую лавочку. Чёрт, ведь уже больше месяца держался! Дело было не только в том, что меня морально унизили как писателя и как человека, просто я очень рассчитывал хотя бы на небольшой гонорар.
— Вы Станислав? – окликнул меня кто-то, тем самым вырывая из раздумий, которые, возможно, привели бы к очередной депрессии. Я поднял голову и увидел Марину, затем кивнул в знак согласия.
— Я присяду? – спросила она, указывая на свободное место.
Я ещё раз кивнул, вытащил сигарету изо рта, но, видимо набрал в лёгкие слишком много дыма и сильно закашлялся. Перед глазами пролетели светлые моменты, когда впервые взял в руки сигарету.
— Будите? – я протянул ей пачку.
— Не курю! – мило улыбнулась она. Я брезгливо посмотрел на тлеющую сигарету, затем на пачку и отправил и то и другое в урну.
— Пожалуй, я тоже! — Марина в ответ громко расхохоталась.
— Аркадий Иванович не пропустил вашу работу?
— Не-а… — покачал головой я, — А вашу?
— Пропустил! Но сделал это с таким видом, будто делает невероятное одолжение…
На секунду между нами зависло неловкое молчание, но Марина всё же решила продолжить.
— Не принимайте слова Аркадия Ивановича близко к сердцу. Просто он такой человек… По крайней мере, я читала ваши рассказы в «Чехове» и мне они очень понравились.
— Правда? – я посмотрел на неё с любопытством.
— Ну… на самом деле я это сейчас сказала это, чтобы вас поддержать, — призналась она и как-то сразу погрустнела, — Просто у вас всё такое мрачное, кто-то гибнет, кто-то кого-то предаёт, и мораль почти всегда написана чьей-то болью и кровью.
— Зато у вас всё лучезарно и бестревожно! – огрызнулся я в ответ, — Так не бывает!
— Но так должно быть! – наши взгляды встретились. Она смотрела на меня с вызовом и нетерпеньем, ждала, что я не соглашусь с ней. Но я понимал, что она права и спорить не хотел. Марина была мне симпатично.
— Может, вы хотите чашечку кофе? – предложил я и мысленно попрощался с последними своими ста пятьюдесятью рублями, на которые мне предстояло жить до зарплаты.
— Может, перейдём на «ты»?
— Возможно! – я улыбнулся. Эта официальность действительно напрягала. – Так что?
— Кофе я тоже не пью! Но у меня есть встречное предложение…

Кафе называлось «Перфекто» и предлагало преимущественно блюда итальянской кухни. Однако в меню присутствовала и достаточно внушительная карта самых разных китайских чаёв, название которых мне даже произнести сложно. Я, как баран, уставился в книгу, читая про все эти полуоттенки, насыщенность вкуса и особенности технологии заварки.
Марина же, напротив, очень хорошо ориентировалась во всём этом разнообразии и указывала, на какие сорта мне стоит обратить особое внимание. Казалось, что это она пригласила меня в кафе, а не я её. Что сказать, я совершенно не умею ухаживать за девушками!
Наконец, мы сделали выбор, и через пять минут нам уже принесли большой керамический чайник и миску с тростниковым сахаром. Чай был действительно вкусным и очень ароматным. Я пожалел, что не пробовал ничего такого раньше.
Мы разговаривали на все возможные темы, кроме, как ни странно, литературы. Она не вспоминала ни про «Чехова», ни про Аркадия Ивановича, за что я был ей крайне благодарен. Порой мои слова заставляли её смеяться, порой вызывали неодобрительнее взгляды. Но в целом я чувствовал, что беседа доставляет ей удовольствие. Как и мне.
С её слов я узнал, что она студентка четвёртого курса, живёт с родителями, не работает. Сразу стало ясно, откуда берутся её утопические мотивы: доморощенные детки довольно долго верят в романтику.
— Не знаю… — задумалась она, — Не могу сказать, что я одинока: у меня хорошие друзья, любящие родители, но… порой чего-то не хватает.
— Может просто стоит найти парня? – я сам удивился своему вопросу. Марина же отрицательно замотала головой.
— А что толку? Я считаю, что если и встречаться с человеком, то тогда надо быть уверенным, что ты любишь его, а он тебя? Разве есть смысл в отношениях без этого?
Я пожал плечами.
— На улице чудесная погода… Давай выйдем на балкон?
Я ещё раз пожал плечами и поднялся из-за стола. Лицо моё оставалось невозмутимым, но сердце забилось как-то иначе.
Она облокотилась на перила и оглядела тихую безлюдную улочку. Весна была такая, какой её пишут художники.
Я встал рядом с Мариной, взглянул на неё. Несмотря на то, что я не верю в любовь с первого взгляда, я ощущал к этой девушке что-то большее, чем симпатию. Какая-то частичка моей души менялась просто от того, что она была рядом. Я чувствовал лёгкий трепет и покой. Ничего такого не было со мной раньше, и я был обязан рассказать ей об этом. Она дала мне шанс, и я сказал.
Марина слушала меня с улыбкой, ведь именно этих слов она и ждала.
— Ты знаешь Стас, ты тоже мне сразу понравился! Нет, больше чем понравился! Никогда бы не подумала, что смогу подойти и заговорить с совершенно незнакомым человеком, тем более пойти с ним в кафе!- она усмехнулась, но сразу же абсолютно серьёзно добавила: — Я чувствую связь между нами… Это, как искра, как…
— Всё прямо как в твоих рассказах! – улыбнулся я. Так тепло я, наверно, не улыбался с университета.
— Но ведь так и должно быть…
Мы сблизились. Момент был идеален для поцелуя, однако я медлил. И дело было не в смущении, не в том, что я очень давно не целовался.
Сила, такая же, как и та, которая притягивала меня к Марине, теперь отталкивала меня от неё. «Нельзя! Остановись!» — кричало нечто. Я из-за всех сил боролся с ним, но наши губы соприкоснулись лишь на секунду, перед тем, как я отстранился.
— Останься… — прошептала девушка.
Но я ушёл, не говоря ни слова и лишь оставив на столе деньги за чай.
Я не мог найти объяснения тому, что я сделал. Весь день я злился на себя, на неё за то, что не остановила, на Аркадия Ивановича за то, что из-за него мы встретились, на судьбу…
Меня охватила полная апатия. Весь оставшийся день я без цели скитался по интернету, читая всё подряд от привычных ссор школьников в блогах, до последних постановлений правительства. И только ближе к вечеру я наткнулся на интересную ссылку. «С приходом весны обвалилась лоджия в одном из кафе города». Я нажал, уже зная, о каком кафе пойдёт речь. Знал я и время, когда случилась авария. Архитекторы объясняли, что зимой произошла какая-то деформации конструкции, а весна лишь создала достаточные для обрушения условия. Но всё это мне было неинтересно. «К счастью, в момент аварии на балконе никого не было, поэтому никто не пострадал!» — заверял корреспондент. Я нервно засмеялся. Всё это произошло спустя пару минут, после того, как я покинул кафе, а значит, отказавшись от поцелуя, я спас жизни нас обоих!
С тех пор я ни разу не видел Марину, хотя при желании мог найти её. Как и она могла найти меня. Я не знаю почему, мы не искали встречи. Но не этот вопрос терзал меня. Какого чёрта судьба свела нас друг с другом, чтобы тут же разлучить? Что это был за странный танец душ, будто ангел и демон в карнавальных масках закружились в вальсе, чтобы расстаться, как только закончится музыка, понимая несостоятельность своего союза? Возможно, если бы конец этой истории принадлежал её перу, мы бы слились в поцелуе и погибли бы вместе: грустно, но романтично. Но последние строчки всё же остались за мной…
И только одна мысль могла успокоить меня: всё так, как должно быть!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *