Тайна Камелота. Книга первая. В поисках Велиаса

Глава 25. Драмар

Едва Ван успел спуститься по лестнице, в дальнем конце зала уже началась суматоха. Отложив бумаги, к Горычеву быстрым шагом направлялся знакомый ему орк.

— Долго вы, Ван, — еще на подходе усмехнулся Гракхар. – Успешен ли был ваш визит?

— Не сказал бы, — пожал плечами Ван. – Сакхим сказал, что ты поможешь мне вернуть Ланаэль.

Почесав подбородок, орк какое-то время пытался понять, что имеет ввиду Горычев. Нахмурившись, он отчаянно пытался вспомнить хоть кого-нибудь в Зайзэрите по имени Ланаэль. И, судя по его напряженному лицу, он уже перебрал ни один десяток имен.

— Ланаэль, Ланаэль, — задумчиво потянул орк. – Это кто-то из магов-новобранцев? Я не всех знаю по имени, да и в отчетах она не появлялась.

— Это мой ящер, — поведя бровью, пояснил Ван, отчего Гракхар с силой шлепнул себя по лицу ладонью.

— Совсем заработался, — покачав головой, недовольно заворчал он. – Идемте.

Жестом пригласив Вана следовать за ним, Гракхар направил ладонь в сторону окна. Его пальцы обвились легким свечением, а мигом позже через весь зал пролетела небольшая птица из света. Миновав столы заворчавших магов, она выпорхнула из окна, устремившись куда-то вдаль.

— Отправил оповещатель Драмару, — объяснил орк, направляясь с Ваном в сторону лестницы, ведущей в фойе. – Любой маг в Зайзэрите знает, насколько трепетно относится к чешуйчатым существам этот гремлин. Когда мы первый раз пересеклись с ним в «Плаче ракши», он произвел на меня весьма неоднозначное впечатление. Тогда я еще не встречал гномов-магов. А когда он залился рассказами о том, как помогал Вергилию с его наездниками во времена второй великой войны – я и вовсе обомлел.

— Разве гномы помогают темным эльфам? – слегка смутился Ван, вспоминая рассказ о Самаркегане. – Как по мне, так гномы должны их ненавидеть.

— Каждый по своему видит политику и традиции, — пожал плечами Гракхар. – Нельзя судить о ком-то только по его расе. Но, в целом, да, гномы не особо любят всех остроухих, не только темных. Хотя, я не раз замечал Драмара в компании Орлекса, что наводит на определенные размышления. Да и с Хакко он неплохо ладил. Жалко, конечно, что последний предпочел смерть изгнанию. Думаю, если бы Хакко не встал на путь мага тьмы, из него получился бы очень даже неплохой член совета.

— А ты? – слегка задумавшись, спросил Ван, спускаясь по лестнице с Гракхаром. – Как сам относишься к этой ситуации?

— Я? – усмехнулся орк. – Предпочитаю считать, что у темных эльфов была веская причина захватить Самаркеган. Если верить летописям Максима, то тень помогал темным не из собственного удовольствия, а по веским причинам. К сожалению, мне так и не удалось ничего найти о прошлом этого города. Одно из первых упоминаний – это начало «Вторжения ночных фурий». Все, что было раньше – осталось в личной библиотеке Максима, вдали от любопытных глаз.

— А как попасть в эту библиотеку? – неуверенно спросил Ван.

— Никак, — коротко ответил Гракхар. – Только Максим может пригласить кого-то в святую святых. Только он решает, что можно читать, а что нельзя. И только он знает, что на самом деле происходило в Империи столетия назад.

— Жалко, — грустно потянул Ван. Оторвав взгляд от орка, отозвавшись на звук шагов, он остановился, недовольно закатив глаза. – Ну конечно…

— Хельсинг! – громко воскликнула приближающаяся магесса, держа при себе лист бумаги. – Мне нужно три подписи и оформление заявки на посещение палат высшего архимага. Также, дополнительные сведения о времени, проведенном в обществе Сакхима, регистрация средства передвижения, подробный доклад о событиях на площади и…

— Тише, Бренда, — усмехнулся Гракхар, перебив ее. – Если хочешь, оставь документы у меня на столе. Подозреваю, что у нашего гостя нет времени на оформление твоей макулатуры.

— Нет, оформить документы должен именно он, — скрестив руки на груди, девушка уничтожающе посмотрела на орка. – И если он не оформит их…

— Я разберусь, — хлопнув орка по плечу, расплылся в улыбке Ван.

Слегка смутившись, девушка резко подняла перед собой руки, пятясь назад. Выхватив клинок, и направив его на магессу, Горычев теперь уверенно шел следом за ней.

— Опустите оружие! – властно приказала она, хоть и слегка дрожащим голосом. – Немедленно, я приказываю!

— Убери бумаги, — прокрутив клинок и остановившись, коротко и холодно сказал Ван.

— Я… я не могу, — сглотнув, попыталась объяснить Бренда. – Гракхар, скажи ему!

— Что я могу ему сказать? – встав рядом с Ваном, усмехнулся орк. – Хельсинг, вы плохой, не пугайте наших магов?

— Бумаги меня пугают куда больше, чем клинок, приставленный к горлу, — загнав меч в ножны, пожал плечами Ван. – Так что, тут еще нужно разобраться, кто кого сильнее испугал.

— Я проведу расследование, — улыбнулся Гракхар. – Бренда, соберите все необходимое и оставьте на моем столе. Это приказ.

— Но, он должен! – вновь встав в свою боевую стойку, хоть и предпочитая теперь держаться на расстоянии, заявила Бренда. – Пока он все не подпишет, я не собираюсь выпускать его обратно в город.

— Бренда, я очень тонко намекаю вам, что… — спокойно продолжил Гракхар, вытащив из-под одежды висящий на шее амулет с изображением львиной головы. – У меня есть привилегия объявить вас магом тьмы и запросить право на уничтожение. А наш гость не особо любит ждать это право, насколько я понял.

— Маг тьмы? – оживился Ван. – Я готов!

— Нет, не нужно, — поникла Бренда, обиженно разглядывая носы туфлей. – Я сделаю так, как вы сказали.

— Вот и чудно! – спрятав амулет обратно, радостно сообщил Гракхар. – Хельсинг, надеюсь, вы простите Бренде это небольшое недоразумение?

— Как скажешь, — пожал плечами Ван, продолжив свой путь к двери вместе с Гракхаром. Проходя мимо Бренды, он добродушно улыбнулся, от чего та лишь испуганно сглотнула и поклонилась. – А где мне такой амулет взять можно?

— Зачем он вам? – с интересом спросил орк.

— Ну, насколько понял – с ним можно убить любого мешающегося мага без особых последствий для себя, разве нет? – хитровато улыбнулся Горычев.

— Увы, подобные вещи действуют только в пределах городов магов, — спустил Вана с небес на землю Гракхар. – К сожалению, за границами городов подобного права они не дают. Однако это не значит, что нельзя просто взять и убить мага. Маги вне городов – живут по вашим законам, а не нашим.

— Жалко, — безразлично потянул Ван.

— Да нет, по-моему, это наоборот хорошо, — улыбнулся орк. – Представь себе, что было бы, если бы маги качали свои права за пределами своих городов? У нас в Катрадэше была похожая ситуация. К нам переметнулся демон, его приняли. Хороший демон, жил по нашим законам, все было хорошо, пока он не решил вступить в совет. Там ему было отказано, так он потом гневно ругался «это все потому, что я демон, а не орк!». Пришлось убить.

— Убить? – повел бровью Ван.

— Почему бы и нет? – усмехнулся Гракхар, открыв дверь и выпустив Вана на улицу. – У нас с мятежниками разговор короткий. Хочешь жить по законам Катрадэша – живи и преуспевай. Считаешь, что что-то в этом мире несправедливо – скажи. Будешь ходить и кричать об этом вместо того, чтобы что-то изменить в себе – считай, ты уже мертв.

— Сурово, — спрятав руки в карманах и привыкая к свету, тихо заметил Горычев. – Тебя послушаешь, так Катрадэш и вовсе очередной город магов.

— Нет, разумеется, нет. Хотя, между Зайзэритом и Катрадэшем много общего, — быстро поправил его Гракхар, оглядываясь по сторонам. Слегка нахмурившись, он вновь взмахнул рукой, выпустив еще одну птицу, устремившуюся вдоль улицы и скрывшуюся за ближайшим поворотом. – Опаздывает.

— Разве маги… из совета не могут просто взять и появиться здесь? – слегка смутился Ван.

— Из совета – да. Но Драмар не состоит в совете, — спокойно объяснил орк. – Хотя, ему неоднократно уже предлагали эту должность. Если честно, то иногда мне кажется, что ему просто не нравится идея ходить в белой робе. Но, это так, предположение. А вот, идет!

— М? – лениво потянул Ван, идя следом за Гракхаром. Единственное новое лицо, которое удалось ему разглядеть вдали – был гном в длинной, коричневой куртке, беззаботно расстегнутой. Большая часть его лица скрывалась за неубранными, хоть и короткими волосами, и с короткой, всего с пару сантиметров бородой. Из-за спины торчало две пары узких ножен. Сам же он не торопился, хоть над его головой кружилось несколько оповещателей, и безмятежно покуривал белую трубку, окончательно скрывая себя за клубком дыма. – Это он?

— Драмар! – не ответив Вану, холодно воскликнул Гракхар. – Ты чего так долго?

— А ты уже успел соскучиться? – пыхнув трубкой, прохрипел гном. – Смотри у меня, зеленолицый. Подумаю еще что-то не то.

— Я тебе отправил три оповещателя, — поравнявшись с Драмаром, недовольно потянул Гракхар. Рядом с орком, гном был похож на маленького ребенка. Будучи выше Вана на голову, в Гракхаре легко поместилось бы с трех Драмаров. – Мог бы и поторопиться.

— У меня кончился табак, — безразлично пожал плечами Драмар, вновь пыхнув трубкой, глядя снизу вверх на Гракхара. – Пришлось заскочить в таверну. Но, я ведь здесь, не так ли? Мог бы хоть за это уже быть благодарен.

— Обязательно попрошу Бренду оформить мне все необходимые документы для официальной благодарности, — скрестив руки на груди, съязвил орк.

— В трех экземплярах и с печатью Сакхима, — вынув изо рта трубку, оживился гном. – Только в этом случае я могу тебе пообещать, что хотя бы подумаю о принятии твоей благодарности. Идет?

— Останешься без выпивки сегодня, — коротко сказал в ответ Гракхар.

— Понял, понял, дважды повторять не нужно, — почесав затылок, хмыкнул Драмар. Задумчиво выпустив клубок дыма, он окинул взглядом Вана, после чего немного нахмурился. – Это и есть ваш… «высокопоставленный гость»?

— Высокопоставленный гость, значит? – усмехнулся Горычев, обратившись к Гракхару. – А просто «гость» что, занято было?

— По официальным документам, вы числитесь именно так, Ван Хельсинг, — учтиво объяснил орк. – Если желаете это изменить, то милости прошу – Бренда выдаст все необходимые бумаги. Вам останется же только заполнить данные, подписать, подождать несколько месяцев, пока мы получим разрешение из архива и…

— Знаешь, я, пожалуй, побуду высокопоставленным, — помотав головой, перебил его Ван. – Гном, где Ланаэль?

— У меня дома, — пожал плечами Драмар. – Мы с ней выпили, и она немного устала, после такого жаркого дня то… Просто богиня, а не женщина!

В следующий миг, Гракхар резко отскочил в сторону. Громкий лязг разрушил его внутренний покой. Выхватив клинок, Ван замахнулся на Драмара, который заблокировал удар своей рапирой и теперь Горычев стоял, напряженно дыша и холодно глядя на гнома.

— Задел за живое? – усмехнулся гном, слегка морщась от силы удара Горычева.

— Что ты с ней сделал? – надавив на клинок, отчего Драмар согнулся в коленях, прокричал Ван. – Отвечай, гном!

— Доставил ей массу удовольствия, — оскалился гном. – Может она и ящер, но чертовски хороша, как женщина…

Едва успев перехватить рапиру второй рукой, крепко зажав трубку в зубах, Драмар забежал за Вана. Выхватив вторую рапиру, он замахнулся для удара, но лишь успел закрыться от выпада Горычева.

— Драмар, хватит нести чушь, — сжав руку в кулак, недовольно заворчал Гракхар.

— Да ну, весело же, — едва сдерживая натиск ударов Вана, усмехнулся гном. – Ну, давай! Давай! Покажи, на что ты способен!

— Никогда… не смей… — нанося удар за ударом обоими клинками по рапирам Драмара, отрывисто ответил Ван. – Никогда!

Лишь успев в очередной раз ухмыльнуться, Драмар резко кашлянул, выронив трубку. Поймав движения Горычева, он попытался уйти в сторону, уведя от себя рапиры. Едва оказавшись без защиты своих драгоценных рапир, он первым же делом получил сильный удар ногой в грудь со стороны красноглазого Вана.

Отлетев на несколько метров, выронив в полете рапиры, гном проехался по плитке и вновь закашлял. Схватившись за грудь, он еще какое-то время пытался вернуться из прострации, но, как оказалось, зря. Едва успев приподнять голову, он почувствовал на подбородке холодную сталь клинка.

— Из-за таких ублюдков, как ты, Ланаэль стала такой, — отдышавшись, холодно и нарочито грубо потянул Ван. – Никогда не смей даже говорить подобное.

— Заставь меня, — усмехнулся Драмар, тут же получив очередной удар, уже по ребрам. Кашлянув и упершись рукой в плитку, он с радостью для себя заметил, что Ван убирает клинки. – Что, сдаешься?

— Драмар, довольно, — подобрав рапиры, спокойно встрял в их разговор Гракхар. – Прошу прощения, Ван. Мне следовало предупредить вас о… методах Драмара заводить новые знакомства.

— Лучше способа и не придумаешь, — хмыкнул в ответ Горычев, загоняя в ножны второй клинок. – Много друзей завел, гном?

— Явно больше, чем мне нужно было, — откашлявшись и благодарно кивнув Гракхару за протянутые рапиры, безразлично потянул Драмар. Прокрутив их в руках, он ловко загнал оружие обратно в ножны на спине. – Если будешь в Самаркегане, то передай Мэйлин Фланс, чтобы она лучше следила за питанием своих подопечных. Набросилась на мясо так, словно ее не кормили несколько недель.

— Уже бегу, — нахмурился в ответ Ван, подобрав с земли трубку гнома. Ее корпус был целиком сделан из белой кости со срезами по краям. – Необычная штука…

— Подарок от Вергилия за мои заслуги, — подойдя вместе с орком к Вану, уже спокойно объяснил Драмар. – Когда-то он и сам был любителем этого дела. Рассказывал, будто это все, что осталось от его прежней жизни. Долго отговаривал его, пытался хоть как-то убедить оставить себе… но, не особо успешно.

— Интересно было бы взглянуть на существо, из костей которого сделали эту трубку, — протянув ее гному, попытался улыбнуться Ван. – Не видел ничего подобного.

— Не уверен, что это возможно, — виновато ответил Драмар, вернув свое сокровище обратно и со счастливой улыбкой выпустив клубок дыма. – Карнцерги перевелись еще лет так двести назад.

— Жалко, — грустно вздохнул Ван.

— Да не сказал бы, — усмехнулся гном. – Ядовитые твари были. Жили стаями, нападали без разбора. Вот их и перебили со временем, чтобы больше смертей от них не было. Если бы не Максим, то и не знал бы даже об их существовании.

— Хельсинг, с вашего позволения, я бы хотел удалиться обратно в палаты высшего архимага, — демонстративно кашлянув, встрял в разговор Гракхар. – Драмар, с радостью послушаю ваши рассказы вечером, в «Плаче ракши», но сейчас нельзя, служба зовет.

— Вот поэтому я и не хочу в совет, — усмехнулся гном, пожав руку орку. – Вечно жить по графику уж точно не мое. Хе-хе, шут с тобой, гарцуй обратно в палаты.

Кивнув, Гракхар также попрощался рукопожатием с Горычевом, быстро направившись в сторону центрального здания Зайзэрита. Судя по скорости, с которой орк покинул Драмара и Вана, он весьма трепетно относился к своей работе.

— «Почему не хочешь в совет», спрашивают они. «Ты же хороший маг», говорят они, — заворчал Драмар, когда Гракхар отошел достаточно далеко. – «Да и белое тебе идет», лгут они. Вздор.

— Как по мне, так тебе бы пошел белый, — усмехнулся Ван.

— Хе-хе… — вновь лениво усмехнулся Драмар, направившись в обратном от высших палат направлении. Дождавшись, пока Горычев нагонит его, что не составило особого труда, гном грустно пыхнул трубкой. – Хороший ты мужик, Хельсинг. Как глоток свежего воздуха.

— Это еще с чего вдруг? – нахмурился Ван.

— По крайней мере, ты обращаешься ко мне на «ты», — усмехнулся Драмар.

Потратив немного времени на обдумывание, что на это ответить, Горычев ударил гнома кулаком в плечо. Потерев пострадавшую часть тела, Драмар лишь высунул язык, но выяснять отношения больше не стал. Из их короткого сражения он и так получил больше информации о Ване, чем ему было необходимо. Сейчас же, нужно было вернуть гостю Ланаэль. Все остальное – могло и подождать.

Глава 26. Возвращение

— Так, нам сюда, — обойдя площадь и трактир, все дальше уводил Драмар Вана от центра города.

Чем ниже они спускались, тем страннее Зайзэрит казался Горычеву. В любом другом городе, при отдалении от центра – улицы бы становились грязными, все больше косых взглядов встречалось на пути. Здесь же даже архитектура внешне была похожа на центр. Несмотря на то, что дома становились меньше, стояли друг к другу более плотно – они тоже были ухоженными, украшены различными изваяниями необычных животных. По большей части, это были ракши, но встречались и весьма интересные существа.

— Добро пожаловать в трущобы Зайзэрита, — усмехнулся Драмар, наблюдая, как его спутник разглядывает окружающие дома.

— Трущобы? – переспросил Ван, вызвав на лице гнома загадочную улыбку. – Скажешь тоже. Вот в Самаркегане да, трущобы. А тут…

— Забавно, не правда ли? – не убирая улыбки с лица, издевательски спросил Драмар. – Во всей Империи не встретишь такого города, как Зайзэрит. Мерзкие, чистоплотные маги…

— Ты же и сам маг, — перебил Горычев гнома. – Чего жалуешься?

— Не люблю я магию, — тяжело вздохнул Драмар в ответ, свернув на очередную людную улицу. – Она делает с миром ужасные вещи. Слишком большая сила, а дается живым она исключительно волей случая. Была бы моя воля, я бы поубивал половину из них. Причем сразу после рождения.

— Странная позиция, — потянул Ван, дослушав жалобы гнома. – А почему бы тебе не уйти из Зайзэрита? Ты ведь можешь покинуть город, верно?

— А куда я пойду? – грустно усмехнулся Драмар. – Гномы не примут меня. У них аллергия на магию. А становится жрецом – мне как-то не особо всралось. Я бы отправился в Камелот, к… хорошему знакомому. Но, боюсь, ПЛОК не обрадуется, увидев на воротах гнома-мага. А больше и некуда. Везде остроухие, зеленолицые, рогалики и недоростки.

— Так ты можешь договориться со знакомым, — поправив челку, пожал плечами Ван. – Может он сможет что-нибудь придумать для тебя?

— Все сложнее, — нахмурился Драмар. – В Камелоте с магами разговор короткий. Либо ты вовремя присоединишься к какой-нибудь организации, встав под их крыло и получив политическую защиту, либо… тебя сошлют в город к магам. А пересекать пустыню, особенно сейчас, когда мантикоры вышли из под контроля песчаных эльфов… да и для того, чтобы меня потом отправили обратно… не смеши мои тапочки, Хельсинг.

— Может, все-таки стоит попробовать? – настойчиво продолжил Ван.

Выдавив из себя нервный смешок, Драмар вышел немного вперед, открыв калитку. Его дом сильно отличался от других в Зайзэрите. Вместо белых и синих тонов, он был полностью деревянным. А выглядел так, словно гном построил его сам. Два этажа, с пристройкой справа.

Пропустив Вана и захлопнув калитку, Драмар жестом пригласил его следовать за ним. Как и подумал Горычев, им нужно было в пристройку. Видимо, ящеров гному отправляли достаточно часто, поскольку сама пристройка была размером с этажа полтора. А учитывая габариты гнома, это и вовсе выглядело странно.

— Ваалберит Раймор, — на пути в пристройку, выдавил из себя Драмар, проведя рукой по подбородку и что-то растерев в руке. – Восемь лет назад он был больше известен, как Кувалда. Один из лучших кузнецов черного плаща за всю его историю.

— Твой знакомый, как понимаю? – усмехнулся Ван, хоть и слегка смутившись. – А зачем ты мне это говоришь?

— Тебе не помешает обновить клинок, — улыбнулся в ответ Драмар. – Сейчас он держит небольшую кузницу в Камелоте. Посетителей всегда полно, но если ты покажешь ему свои клинки – думаю, Ваалберит согласится помочь без очереди.

— Обновить? – переспросил Горычев. – А что такого…

— Раз в пять лет, сам же знаешь, — быстро перебил его Драмар, стоя уже перед входом в пристройку, откуда доносилось мерное сопение. – Будет не очень хорошо, если на тебя нападает отряд… их.

Кивнув и решив опустить данный вопрос, Ван тактично промолчал. Слегка просияв, Драмар вошел внутрь пристройки.

— Прежде, чем ты заберешь ее – есть одна вещь, о которой я обязан тебя предупредить, — щелкнув пальцами, отчего в помещении загорелись факелы, тихо начал Драмар. – Лучше всего это будет сделать сейчас, пока она спит.

— А где седло? – дослушав гнома и разглядывая Ланаэль, неуверенно спросил Ван.

— Лучше снимать его время от времени, — пояснил Драмар, подойдя к Ланаэль. – Так ты даешь ей отдохнуть, что хорошо сказывается на ее боевом духе. Но, сейчас не об этом…

Проведя рукой по спине, он аккуратно взялся за небольшой выступ. Подобравшись пальцами, он потянул вверх, пытаясь не разбудить Ланаэль. Чешуйки раздвинулись, раскрывая небольшое кожаное крыло, все залитое какой-то слизью.

— Крылатая двунога, — восторженно объяснил гном. – Забавно, что Мэйлин тебя не предупредила. Хотя, вполне возможно, что она даже сама не знала…

— И что это значит? – подойдя к Драмару и слегка прикрыв нос от запаха слизи, неуверенно спросил Ван.

— Это значит, что у тебя могут возникнуть проблемы, — отпустив крыло, продолжил Драмар. Аккуратно погладив Ланаэль, отчего та слегка дернулась, гном заботливо улыбнулся. – Может завтра, может через год. Но, рано или поздно, она вырастет. И тогда тебе придется доказать ей, что ты достойный хозяин.

— И как это сделать? – усмехнулся Ван, представляя себе очередной бой с крылатой ящерицей.

— Она ведь приняла твою кровь, верно? – слегка взволнованно спросил Драмар. – По своей воле или против нее?

— Мне надрезали руку, — поджав губу, недовольно ответил Горычев. – Потом Ланаэль мне ее вылизала. Вот как-то так.

— Превосходно, — словно успокоившись, расплылся в улыбке гном. – Тогда, проблем возникнуть не должно. Но, помни – она не всегда будет такой. Будь ей хорошим хозяином и…

— Нет, — отрезал Ван, перебив гнома. – Я не ее хозяин.

— Тогда я не вижу повода беспокоиться, — закончил Драмар.

Замолчав, гном провел рукой по шее Ланаэль. Громко всхрапнув, она помотала головой и встала на ноги. Немного поморгав, Ланаэль вновь прилегла, помогая гному прицепить к ней седло.

— Хорошая она, — закрепляя застежки, продолжил восторгаться гном. – Послушная. Сама понимает, что нужно делать. Большая редкость среди ящеров увидеть нечто столь покладистое.

— Может быть, — безразлично пожал плечами Ван, наблюдая за Драмаром. Рядом с Ланаэль он выглядел еще меньше, чем с Гракхаром. И то, как он усердно тянулся за очередным ремешком через широкую спину – еще сильнее умиляло весь процесс.

Закончив, Драмар погладил Ланаэль по голове и подвел к Вану. Забравшись в седло, Горычев немного поерзал, пытаясь особо не упираться в крылья и, ведомый гномом, вывел Ланаэль на улицу.

— Я провожу тебя до портала, — пропустив Вана верхом на Ланаэль, и закрыв за собой калитку, сообщил Драмар. – Не думаю, что без меня или кого-то из совета тебе дадут им воспользоваться.

— Отчего нет? – усмехнулся Горычев. – Опять бумаги оформлять какие-то нужно для этого?

— Нет, — коротко ответил гном, широко улыбнувшись и подкурив трубку. – Внешние порталы установлены на конкретное перемещение. Те же, которые расположены в городах нужно настраивать. В противном случае, если ты не маг, у тебя есть очень большие шансы застрять где-то в разрыве. Не думаю, что у тебя есть желание провести остаток жизни в месте, в котором ты даже не можешь быть уверен, существуешь ты или нет.

— А… — лениво потянул Ван. – Будем считать, что я понимаю, о чем ты.

— В любом случае больше объяснять я бы тебе и не стал, — безразлично пожал плечами Драмар. Дойдя до конца улицы и начав подниматься по лестнице, он зевнул, вновь обернувшись к Горычеву.

— Что-то не так? – пытаясь крепче держаться за выступы на шее Ланаэль, слегка нахмурился Ван.

— Нет, ничего, — пыхнув трубкой, гном отвернулся, продолжив путь к центру Зайзэрита. – Просто думаю…

— И о чем же? – тяжело вздохнув, спросил Ван. Даже при всей своей нелюбви к магии, Драмар был также болтлив, как и остальные жители Зайзэрита.

— Может ты и прав, — необычно тихо ответил гном. – Быть может мне и правда стоит покинуть этот город.

— И… к чему ты мне это говоришь? – слегка смутился Ван.

— Спроси у Ваалберита, сможет ли он протащить меня в город, — пояснил гном. – Возможно, если он даст мне работу – ПЛОКовцы ко мне не пристанут.

— Если не забуду, — честно признался Горычев, чуть слышно усмехнувшись.

Помотав головой, Драмар выдавил из себя нервный смешок и вновь прильнул к трубке. Судя по всему, сама мысль о покидании Зайзэрита приходила к нему в голову, и не раз. Сейчас же, у него появилась возможность это сделать, и последнее, что гном собирался сделать – упустить ее.

— Почти на месте, — где-то через минут двадцать, радостно сообщил гном, убрав трубку.

Место, куда вел Вана Драмар, казалось ему знакомым. Неподалеку от него, почти в самом центре города, Горычев появился, шагнув в портал в пустыне. Сейчас же, они прошли через эту небольшую площадь, устремившись куда-то вверх по длинной лестнице.

— Опасная штука, эти порталы, — доставая рапиры, усмехнулся Драмар. – Несколько лет назад Сакхим приказал перенести портал с площади. Слишком уж много пьяных магов умудрялось неосторожно шагнуть внутрь. Представь, каково нам тут приходилось, когда раз в неделю из Леливана, да и не только, стабильно приходили гневные письма. Мол «закройте вы уже этот проклятый портал, раз не умеете следить за ним». Был бы я в совете, точно бы разнес его на маленькие кусочки.

— Не проще было поставить кого-нибудь следить за порталами? – повел бровью Ван, дослушав гнома.

— И как ты себе это представляешь? – издевательски потянул Драмар. – Маги не пользуются деньгами. Сами могут себе наколдовать покушать, если необходимо. Как можно заставить кого-то следить за порталом? Слишком уж рутинная работа. Не неси пургу, Хельсинг.

— Да, но в совете ведь работают маги, не?

— Совет – это почетно. А поручить кому-то рутинную работу по слежке за порталом…

— А почему бы не сделать подобную работу почетной? – перебил Драмара Ван.

— Рехнулся? – усмехнулся гном. – Так и вижу табличку на двери совета «почетный страж портала». Хотя, думаю, Ремарион бы с радостью поддержал инициативу. Даже вызвался бы быть стражем. Через пару дней послал бы все в бездну и стал бы магом тьмы. Хорошая мысль, Хельсинг, она мне уже нравится.

Не дав возможности Вану продолжить, Драмар побежал вверх по лестнице. Завершалась она небольшой площадкой с аркой.

Прокрутив в руках рапиры, он остановился, соединив клинки набалдашниками. Слегка засветившись, рапиры срослись, покрывшись слоем металла.

— Ненавижу это дело, — прокрутив получившийся посох в руке, недовольно усмехнулся Драмар, едва Ван подъехал верхом на Ланаэль. – Но, уж лучше две рапиры, чем всю жизнь с посохом ходить.

— И часто у вас подобное оружие встречается? – вспомнив Стирдиппида с его топорами, которые эльф успешно превращал в лук, заворчал Ван. – Я бы себе взял такое.

— Даже не мечтай, — опустив посох, издевательски улыбнулся гном. – Слишком большая редкость. Даже для магов. Тяжело осваивается, долго привыкать. Лишь некоторые мастера могут сделать нечто подобное, и то на заказ.

— Только успел понадеяться, — усмехнулся Ван, но тут же замолк, едва Драмар повернулся к нему спиной.

Провернув посох в руке, гном напряженно направил руку на арку. Что-то проговорив себе под нос, он отошел чуть назад.

— Тебя обратно в пустыню забросить? – бросил через плечо Драмар.

— А у меня есть другие варианты? – ответил вопросом на вопрос Ван.

— Принято, — коротко ответил гном, одобрительно кивнув. Нарочито кашлянув, он холодно взглянул прямо в недра материи, заполнившей арку. – Точка прибытия: пустыня Империи.

Ярко замерцав, материя слегка надулась, после чего вернулась в монотонное безмятежное постоянство. Опустив посох, Драмар вновь прокрутил его в руке, разделив на две рапиры и загнав их обратно в ножны на спине.

— Все готово, — коротко сообщил гном, прошагав мимо Вана и устремившись вниз по лестнице. – Шагни внутрь, когда будешь готов. Я не особо люблю долгие прощания.

— Надеюсь, еще увидимся, — добродушно улыбнувшись, бросил Горычев в спину гному.

Остановившись, Драмар лишь вновь помотал головой и вытащил трубку. Наполнив ее табаком из кожаного кисета, он засунул руки в карманы своей коричневой, длиннополой куртки и продолжил свой путь вниз.

Какое-то время еще глядя в спину Драмару, Ван развернул Ланаэль, направив ее головой в сторону портала. Ощущения перемещения ему были знакомы, и меньше всего Горычеву теперь хотелось возвращаться обратно тем же путем.

Набравшись смелости, он аккуратно цокнул языком. Приняв приказ на движение, Ланаэль чуть слышно зарычала и шагнула в сторону портала. Там, за пеленой материи ее ждала родная пустыня, в которую ей так не терпелось вернуться.

Подойдя к материи, Ланаэль на какое-то время остановилась. Словно ее хозяин, она готовилась к трудному для них обоих перемещению. Наконец, спустя пару секунд, она коснулась носом края материи, резко побежав вперед.

Яркий свет Зайзэрита тут же пропал, сменившись кромешной темнотой. Ощущение боли, которого Ван так боялся, вновь вернулось, хоть и не с такой силой, как раньше. Решив не сопротивляться ей, Горычев предпринял свою любимую тактику для перемещения через порталы. Ослабив хватку на выступах шеи Ланаэль, он закрыл глаза, готовясь принять обжигающие лучи солнца Имперской пустыни.

Глава 27. Следуя велению тьмы

— Ненавижу… — чуть слышно выдавил из себя Ван, вставая с песка.

Слегка озадаченно глядя на своего многострадального, поднимающегося хозяина, Ланаэль стояла неподалеку. По-видимому, при перемещении через порталы, Горычева выбрасывало из седла. С какой именно целью – для него было загадкой.

— Ненавижу порталы… — отряхиваясь, продолжил ворчать себе под нос Ван, оглядываясь по сторонам. На какой-то момент ему даже показалось, что горгулья возле пустой арки усмехнулась.

Решив не заострять внимание на этом вопросе, он лишь уничтожающе взглянул на хранителя портала и подошел к Ланаэль. Заскочив в седло и убедившись, что под плащом не осталось нежелательного песка, он немного поерзал. Закончив устраиваться в седле, Ван залез во внутренний карман плаща и вытащил карту, на которой Сакхим отметил ему нужную точку.

Судя по карте, путь предстоял неблизкий. В лучшем случае, до нужной точки удастся добраться до заката.

Скрутив карту и бросив последний, гневный взгляд на горгулью, Горычев цокнул языком. Довольно зарычав и чувствуя под лапами родной песок, Ланаэль тут же устремилась вперед, поднимая в воздух клубы песка.

Постепенно пригибаясь, отдохнувшая Ланаэль все быстрее мчалась через пустыню. Крепко держась за выступы, вместе с ней пригибался и Ван. От большой скорости, ему в глаза летел песок и мелкие камушки.

Вскоре горгулья и портал в Зайзэрит остались далеко позади. А впереди – Горычева ждала долгая, хоть и весьма скоростная дорога через пустыню. Его путь лежал в самую восточную ее часть. К месту, где пески и океан разделяла необъятная горная цепь. Туда, где его родной орден потерпел свое сокрушительное поражение. Каждая мысль об этом придавала Вану сил, и он все крепче впивался руками в выступы на шее Ланаэль.

— Устала? – спустя пару часов заботливо спросил Горычев, когда Ланаэль начала немного сбавлять ход.

Недовольно зарычав в ответ, она лишь мотнула головой и продолжила путь. Закат близился, а на востоке уже виднелись очертания восходящей луны. Где-то вдалеке уже виднелись очертания горной цепи, что могло означать только одно – цель уже была близко.

Слегка нахмурившись, Ван вытянулся, пытаясь при этом не выпасть из седла. Помимо горных вершин, вдалеке на песке виднелось крупное, размытое, черно-белое пятно. Постепенно приближаясь, оно стало превращаться в отчетливое оцепление из белых существ, облаченных в черные доспехи.

— Видимо, скоро отдохнешь, — попытался выдавить из себя улыбку Ван, на что Ланаэль лишь ответила озадаченным рычанием.

В землях Империи ничто не происходило просто так. А вооруженный отряд прямо на пути у Вана говорил сам за себя. Если боя и не будет, то, как минимум, остановиться придется.

Вскоре черно-белый отряд уже стал более отчетливым. Слегка замедлив Ланаэль, переведя ее на спокойный, размеренный шаг, Горычев теперь хмурился, вглядываясь вдаль. Уже успев повидать многое, он никак не мог поверить в то, что видел впереди. Орки, эльфы, гномы, маги – все они меркли перед движущимся в его сторону отрядом. Облаченные в черные доспехи, вооруженные до зубов и уверенно марширующие стройной шеренгой навстречу Вану приближался отряд мертвых. Без кожи и плоти, лишь голые кости – живые скелеты.

— Стоять! – громко крикнул лидер отряда. Все скелеты, как один, остановились, словно вкопанные, выстроившись ровной линией. – Щиты поднять, мечи на боевую позицию!

Остановив Ланаэль в нескольких десятках метрах от отряда, метящего в них клинками и копьями, Ван спрыгнул на песок. Погладив свой верный транспорт, он по обыкновению засунул руки в карманы брюк и направился в сторону отряда.

— Ван Хельсинг? – громко спросил, судя по всему, лидер отряда, шагнув вперед и вытащив из-за спины два длинных копья.

— Нет, — коротко ответил Ван, остановившись. В обе стороны, отряд из скелетов казался бесконечным. Выстроившись в ровные линии по шесть бойцов, скелеты скрывались в полумраке вечерней пустыни.

— Отряд, вольно! – также громко крикнул лидер, отчего щиты и мечи вернулись в более свободное положение.

Прокрутив копья в руках и воткнув их в песок, лидер направился в сторону Вана. От остальных он отличался лишь тем, что был на пару голов выше, а помимо доспехов – носил на спине длинный, изодранный в клочья черный плащ.

— Возвращайся назад, путник, — остановившись напротив Вана и глядя на него сверху вниз, властно приказал скелет. – Здесь нет ничего для тебя.

— А можно как-то договориться? – слегка озадаченно наблюдая за тем, как двигается свободная от каких-либо признаков кожи и мышц челюсть, заинтригованно спросил Горычев. Когда-то давно ему говорили, будто для внятной речи нужен язык и много прочих, более живых частей тела. Здесь же, ничем подобным даже и не пахло, хоть легкий запах разлагающейся плоти бил по носу. Видимо, после смерти этот запах успел сильно въестся в доспехи членов отряда.

— Нет, — коротко ответил скелет.

— Хьюберт! – неожиданно прозвучал голос за спиной у скелета.

Обернувшись, он лишь недовольно, тяжело прорычал. Выпрямившись и скрестив белоснежные руки, закованные в черные поручи за спиной, он чуть слышно кашлянул.

— Назовитесь, рядовой, — властно приказал он подбежавшему скелету.

— Старший лейтенант Хьюберт, рядовой Серджик рапортует, — остановившись и вытянувшись, громко представился боец. – Путник соответствует описанию главнокомандующего Максима. Голос забвения велит дать бой.

— Дуэль или полноценный бой? – вновь зарычав, уточнил Хьюберт.

— Разберусь, — кивнул Серджик, слегка поникнув. На мгновение, вокруг его головы появилось небольшое, бледно-зеленое облако. Едва оно рассеялось, рядовой Серджик вновь выпрямился и гордо продолжил. – Главнокомандующий некромант Максим разрешил старшему лейтенанту Хьюберту самостоятельно выбрать формат задержания.

— Принято, — кивнул Хьюберт. – Свободен.

— Так точно! – громко ответил Серджик, быстро развернувшись и умчавшись обратно в строй.

На мгновение поникнув, словно что-то обдумывает, Хьюберт вновь обернулся к Вану. Подобные вещи обычно решали старшие по званию, но сегодня выбор пал на именно его плечи.

— Ван Хельсинг, — коротко потянул он в попытке привлечь утраченное внимание Горычева. – Ты солгал мне. И я дам тебе выбор.

— Между чем и чем? – поведя бровью, усмехнулся Ван.

— Дуэль или полноценный бой с укомплектованным отрядом, — пояснил Хьюберт. – Голос забвения дал мне право выбора. Я возложу груз ответственности за решение на тебя.

— А без боя никак, да? – тяжело вздохнув, спросил Горычев. – Меня дела ждут.

— Я дал тебе право выбора, и ты должен быть мне благодарен! – толкнув Вана пальцем в грудь, громко прокричал ему в лицо Хьюберт. Прорычав, он резко обернулся, направившись в сторону своего отряда. – Шестьдесят секунд на размышление. Время пошло.

— А если я не выберу? – крикнул вслед Хьюберту Горычев.

— Тогда ты сразишься со всем отрядом, — безразлично, но также громко ответил скелет. – Выбор за тобой.

Недовольно поведя глазами, Ван повернулся к Ланаэль. Успев заскучать, она лениво завалилась на песок, отдыхая после долгой дороги.

Чуть слышно усмехнувшись, Горычев ловко выхватил оба своих клинка, направившись в сторону отряда. Словно выжидая его решения, часть скелетов начала ответное движение, огибая идущего Вана полукругом.

Поглядывая по сторонам, Горычев слегка нахмурился. Если даже он победит на дуэли, велика вероятность, что сам отряд даст бой, защищая своего командира.

— Твое решение? – сбив с мыслей Вана, громко спросил Хьюберт, взяв в руки свои копья.

— Пусть будет дуэль, — кивнул в ответ Горычев, остановившись в паре метрах от собеседника. – А там как получится.

— Решено! – подняв вверх копье, громко объявил Хьюберт. – Одно оружие или два?

— Два, — прокрутив клинки в руках и слегка пригнувшись, коротко ответил Ван. Его глаза вновь налились кровью, а зрачки неустанно сужались и расширялись, ловя каждое движение белоснежной дымки вокруг Хьюберта посреди красного мира. – Обещаю, что бой будет коротким.

— Не сомневаюсь, — кивнул скелет, резко рванув вперед.

Замахнувшись копьем, он лишь проехался по песку, быстро развернувшись. Предугадав выпад, Горычев зашел ему за спину, и теперь метил клинками между ребер.

Успев заблокировать выпад, Хьюберт вновь замахнулся для удара, но Ван спокойно кувыркнулся прямо у него между ног. Проскользнув по воздуху с легким свистом, копье продолжило свой путь вместе с развернувшимся скелетом, успев ранить Вана в плечо.

— Ты быстр, — глядя бездушными отверстиями для глаз на Горычева, благородно признал Хьюберт. – Особенно для человека.

— А ты для бывшего человека, — слегка шикнув от попавшего в рану песка, усмехнулся в ответ Ван.

— Я не знаю, был ли я человеком, — вновь замахнувшись для удара, уже в бою продолжил разговор скелет. Вновь его копье лишь проскользнуло по воздуху. – Жизнь до второй жизни неведома для тех, кто несет на себе бремя забвения.

— Слишком много пафоса, товарищ старший лейтенант, — заблокировав очередной выпад и занеся клинок для удара, хмыкнул Ван. В этот раз, копье не успело принять на себя удар, и лезвие попало прямо в прорезь между составными частями наручей левой руки. – Открылся!

Едва клинок коснулся локтя Хьюберта, прозвучал торжественный хруст. А мигом позже, клинок продолжил свой путь по воздуху, отрезав половину левой руки оппонента.

Отскочив назад, Ван прокрутил в руках клинки, радостно оскалившись и оставив Хьюберта наедине с обрубком.

— Ты сильнее, чем я думал, — глядя на кусок, оставшийся от руки, хмуро продолжил Хьюберт, загнав копье в песок. Мигом позже, он схватился, теперь свободной от копья, рукой за обрубок и вырвал его, бросив сверху на отрубленную руку. Гордо взявшись за древко копья оставшейся правой рукой, он спокойно прокрутил его, вновь помчавшись в сторону Горычева.

— Я думал, ты ее обратно приделаешь, — заблокировав выпад сверху клинками и толкнув ногой Хьюберта в нагрудный доспех, усмехнулся Ван. Отойдя чуть назад в попытке вернуть равновесие, скелет вновь прорычал что-то невнятное, глядя, как Горычев загоняет клинок в левой руке обратно в ножны.

— Зачем ты убираешь оружие, человек? – стоя на месте, спросил скелет, едва клинок со звоном скрылся в недрах ножен.

— У тебя ведь осталась одна рука, правильно? – ловко прокрутив оставшийся меч, ответил вопросом на вопрос Ван. – Отрезать себе руку я не буду, но… так хоть будет честно.

— Твой клинок отрубил мне руку, — замахнувшись копьем, хмуро ответил Хьюберт. – Ты заслужил свое преимущество.

— А ты дал мне выбрать между дуэлью и верной смертью, — усмехнулся в ответ Горычев. Решив не дожидаться, пока оппонент в очередной раз помчится в его сторону, Ван сам пошел на сближение. Клинок и копье со звоном встретились, а сам Горычев, заблокировав удар, проскользнул по песку за спину скелету. – Думаю, я могу позволить себе хоть как-то поблагодарить тебя за это.

— Ты мудр, хоть тебе и не ведом путь забвения, — слушая довольное улюлюканье окружающего их отряда, чуть более мягким голосом через плечо бросил Хьюберт. – Приняв смерть сегодня, ты бы смог многого достичь под руководством главнокомандующего.

— Может быть, мы с ним встретимся, лет через шестьдесят, — немного попрыгав на месте, пожал плечами Ван, побежав в сторону скелета. Едва Хьюберт успел развернуться, Горычев с силой ударил клинком по выставленному копью. От удара, копье треснуло, а клинок проехался по металлической перчатке, чуть не задев открытые фаланги пальцев. – Пока что не очень хочется.

— Быть может ты и прав, — пожал плечами скелет, присев на колено и потупив взгляд.

— Что ты делаешь? – прыгая на месте в ожидании продолжения боя, наивно спросил Ван, наблюдая за бездействием со стороны противника. Остановившись, он лишь недовольно хмыкнул, направившись в сторону отрубленной им же ранее руки.

— Ты победил в бою на двух оружиях, — не поднимая головы, холодно сообщил Хьюберт. – Лишил меня руки. Одолел в бою с одним оружием, лишив меня копья. Я признаю поражение и…

— Заткнись и сражайся, — воткнув перед лицом скелета в песок копье, властно перебил его Ван. Приподняв голову, скелет неуверенно встретился глазницами с красным взглядом и радостной ухмылкой Горычева. – Думаешь, твой отряд будет уважать тебя, если ты так легко сдашься?

— Теперь ты даруешь мне возможность защитить то, что мне дорого, — взявшись пальцами за древко, холодно потянул Хьюберт. – Иногда я не понимаю целей, преследуемых голосом забвения.

— В бездну забвение! – усмехнулся Ван, отходя назад. – Вставай и дерись, до последней капли крови. Или до последней, костяной крошки… не важно! Никогда не переставай сражаться! Живи ради пламени сечи! Разве не для этого тебе дали второй шанс, Хьюберт?

— Ты добр, человек, — выпрямившись и благодарно кивнув, вновь смягчил голос скелет. – Я не заслужил этого. Будь я тобой, я бы убил себя, без колебаний.

— Да замолчи уже, — громко перебил его Горычев, попрыгав на месте и помчавшись в сторону Хьюберта. – Я и так сыт по горло разговорами.

— Сам виноват, — холодно хмыкнул скелет, заблокировав выпад. Отходя чуть назад и пытаясь хоть как-то защищать себя от натиска Вана, он попытался контратаковать, оставив небольшую дырку в плаще оппонента.

— Я не просил магов цитировать мне страницы книг вашего главнокомандующего, — проскользнув по песку и негодующе глянув на новую прорезь в плаще, потянул Горычев. Зайдя со спины, он сделал сильный выпад, пробив клинком доспех. Изнутри послышался легкий хруст, а сам Хьюберт недовольно зарычал. – Будешь шевелиться или нет?

— Подло, — перехватив рукой копье, проигнорировал вопрос Вана скелет и замахнулся для удара назад.

В следующий миг, клинок со звоном вышел из Хьюберта, заблокировав выпад копьем. Развернувшись, скелет подпрыгнул, провернув копье, и зашел на удар сверху.

Подняв клинок и заблокировав удар, Ван резко схватился рукой за древко копья. Крепко держа оба оружия, он оторвался от земли и, прокрутившись в пространстве между ним и Хьюбертом, ловко нанес удар последнему ногами в голову.

Ожидая хоть какое-то сопротивление, Горычев с ужасом заметил, что летит дальше, а голова слетела с туловища врага. Пролетев еще немного, держа в руках копье и клинок, Ван приземлился, а в паре метрах от него упал череп поверженного Хьюберта, прокатившись по песку. Подпрыгивая и хлопая челюстью, череп, наконец, замер, бездушно глядя вдаль. Следом за ним, на песок рухнуло и оставленное позади тело.

— Черт, — пытаясь понять, что произошло, чуть слышно выдавил из себя Ван.

Загнав клинок в ножны, и держа в руках копье, он подошел к черепу. Преследуемый сотнями взглядов озадаченных бойцов из отряда Хьюберта, Горычев испытывал смутное ощущение пустоты от этой победы. С одной стороны, ему удалось одолеть очередного сильно врага на своем пути. С другой же стороны, победа пришла слишком неожиданно и легко.

— Ван Хельсинг! – едва Горычев присел на колено возле черепа, прозвучал уже знакомый ему голос рядового Серджика. Безразлично взглянув на приближающегося бойца, Ван тяжело вздохнул и вогнал копье в песок рядом с черепом Хьюберта.

— Я могу идти? – выпрямившись и спрятав руки в карманах, холодно спросил Ван у подошедшего скелета.

— Да, разумеется, — быстро среагировал Серджик, одобрительно кивнув.

— Хорошо, — обернувшись к нему спиной и направившись в сторону Ланаэль, безразлично потянул Горычев.

— Главнокомандующий Максим передает вам свою признательность за прекрасное выступление, — нагнав Вана, продолжил Серджик. – И обещает больше не посылать отряды на ваше задержание. Позволю себе заметить…

— Заметь себя, желательно среди отряда, — огрызнулся Горычев, перебив рядового. – А свою признательность Максим может засунуть себе в свой мертвый зад.

— Но, Ван Хельсинг…

— Послушай, — остановившись и повернувшись к Серджику, вновь перебил его Ван. – Ваш некромант отправил на мое задержание целый отряд. Принудил командира выступить на дуэли. Ради чего? Ради того, чтобы вы меня просто отпустили дальше? Что это дает?

— Вы не правы! Главнокомандующий…

— Безмозглый кретин ваш главнокомандующий, — опять не дав закончить Серджику оправдывать некроманта Максима, продолжил свой путь в сторону Ланаэль Ван. – Хотя, черт его знает. Некромант же. Может, и правда безмозглый…

— Хельсинг! – постояв на месте и глядя, как Горычев забирается в седло, вновь набрался смелости рядовой. – Прошу вас, выслушайте!

— Если ты не хочешь махать клинком, то нам не о чем больше разговаривать, — холодно отрезал Ван, громко цокнув языком. Зарычав, Ланаэль резво тронулась с места, промчавшись мимо рядового Серджика.

Едва Горычев приблизился к отряду, бойцы расступились, пропуская его. Как только хвост Ланаэль миновал последнюю пару скелетов, они вновь вернулись в строй. Окончательно скрыв от Серджика умчавшегося вдаль Вана, они теперь ожидали нового приказа.

— Прошу, вам не нужно туда… — чуть слышно проговорил себе под то, что осталось от носа, Серджик. Его голос, в отличие от властного говора поверженного Хьюберта, звучал скорее грустно, чем мрачно. – Там слишком опасно… 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *