Солипсизм

Когда-то я любил подшучивать над незнакомыми людьми — подходил к ожидающему автобус, после чего говорил:
— Задумайся, все вокруг нереально, плод твоего воображения! Проснись! — затем быстро уходил, тихо посмеиваясь над ошарашенным бедолагой. Прошло несколько лет, и, прочитав ряд книг, я сам начал задумываться над всем этим.
По дороге на работу, а работал я в небольшой компании, занимающейся исключительно сделками на бирже, я, можно сказать, услышал первый звон. Звон рушащегося стеклянного замка этой реальности. Рассматривая людей, идущих навстречу, я отмечал, что они очень похожи… Ведь, если внести пару легких изменений в лицо парня, докуривающего сигарету возле входа в какой-то ларек, то оно один к одному станет похожим на лицо вон того представительного мужчины с дипломатом, куда-то спешащего. И чем дольше я всматривался в, казалось бы, многоликую толпу, тем больше я понимал, что «лик»-то на самом деле всего один!
И зря я думал, что на работе мне будет полегче. Ведь там я смог сделать еще один вывод, основываясь уже на слухе. У меня даже возникло впечатление, что мои коллеги — запрограммированные машины. Напрягая память, я вспомнил, что большая часть их речи просто повторяется изо дня в день! А то немногое, что говорится редко, очень уж похоже на обычные запросы к базам данных! Есть пласт информации, и по ней делаются выводы. И точно так же, как и там — чтобы полностью изменить результат — достаточно изменить значение одного из полей!
В общем, отсидев рабочий день, я, чуть ли не переходя на бег, отправился домой. И на середине пути трещина в моем видении реальности увеличилась.
Дома. Они все являются полными подобиями друг друга. Взяли несколько видов, раскопировали и расставили по городу. Вот эту вот трещину я уже видел с неделю назад на другом доме, в том же месте, что и на этом!
Да и балконы те идентичны десяткам других до последней прищепки на натянутых бельевых веревках…
Дверь, ведущую в подъезд, я чуть ли не на зуб опробовал в поисках подтверждения.
Старуха-соседка, проходившая мимо, поинтересовалась, чем это я занимаюсь.
Это теперь мне понятно, что этим ответом я выдал себя. А тогда, поглощенный сравнением этой двери и той, что была через два подъезда отсюда, ответил:
— Как что? Ищу доказательства нереальности этого мира.
Бабка непонятно зачем перекрестилась и быстро взбежала по лестнице, бросив перед этим на меня какой-то странный взгляд.
За окном снова пошел снег…. Снег! Вот еще одно свидетельство! Ведь на одноцветном фоне проще отмечать изменения!
Додумать мысль мне не дал звонок в дверь.
Гостем был мужчина в белом пиджаке, за спиной которого переминались с ноги на ногу двое типов, довольно внушительных габаритов.
— Игорь Алексеевич Кашин?
— Д-да… а вы кто?
— Ох, простите, забыл представиться. Виктор Михайлович Блеснин. Но зачем обо мне? Давайте лучше побеседуем про реальность окружающего мира?
В моей голове быстро промелькнуло: «Откуда? Как они узнали? Значит, это за мной?».
Вдобавок, они уже зашли в комнату и вполне грамотно расположились так, что выход перекрывал этот… как его… Блеснин. Окно — не способ выбраться из квартиры, находящейся на седьмом этаже. Решив использовать момент, я бросился на преграду, рассчитывая, что он хоть немного, но отшатнется. Однако меня встретил хороший удар в солнечное сплетение, а затем в руки вцепились бугаи, и я почувствовал, как в шею вошла тонкая игла. После чего сознание распрощалось со мной.

Очнулся я в какой-то комнате. Взгляд сразу упал на решетки на окнах и четверку людей, трое из которых просто бесцельно ходили по свободному пространству или сидели на кроватях.
Впрочем, один из них выглядел вполне вменяемым. К нему я и обратился.
— Где мы?
— В клетке, друг мой. Здесь они держат всех, кто начал понимать.
— То есть… Понимать, что все вокруг лишь декорации, так?
— Именно! Вот нас тут и держат. А когда кто-то начинает приходить в себя — его забирают, после чего он возвращается вот таким — последовал кивок в сторону одного из тех, кто сидел на кровати, уставившись в стену и что-то бормоча себе под нос.
— Но как тебе удалось избежать этого?
— Они не знают кто я. Поэтому я успешно ухожу из их ловушек. А вот тебя скоро выведут на допрос. Потому — послушай мой совет — беги! Как только они войдут — у тебя будут шансы. Ты еще не так ослаб на этом скудном пайке, как я.
Подумав, я решил, что это единственный выход. Свои записи оставляю новому знакомому. Надеюсь, когда-нибудь они увидят свет. Слышны шаги по коридору. Мне пора.

Из истории болезни:
Кашин Игорь Алексеевич.
Диагноз: Шизофрения на почве увлечения философией.
Примечания: Агрессивное поведение, применять сильные успокоительные.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *