Шерлок Холмс и доктор… Айболит

Дело месяца первого Поствыпивального Синдрома

Эта история произошла с моим любимым героем не в 19 веке. А на стыке времен. Времени Айболита и времени Холмса. При написании этого рассказа я не придал этому особое значение, но сейчас, когда он уже переписан десятый раз и почти готов эта проблема встала как кость в горле. Но надеюсь, читатель поймет всю парадоксальность рассказа и то, что не состыковка времен является не существенной.

И ещё: Минздрав предупреждает курение, распитие крепких напитков и прочтение этого рассказа вредит вашему здоровью. Предупреждает, предупреждает. А вы его не слушаетесь! Ну, что ж. Здоровье ваше.

1.

В кресле у камина сидел немолодой и очень солидный мужчина и нежно лобзал трубку.
— Дорогой мой Ват…,- запнулся Шерлок. Уже третий день Холмс пытался отучить себя от этой не вредной, но очень раздражающей привычки, — Айболит, какого черта вы делаете?
Осевший на пол Доктор стонал:
— Лимпопо… Большой орел… Упал… Бедный Ватсон…
Сыщик взял с полки шкафа скрипичный футляр и, прислушавшись, нежно погладил его. Но, не услышав нечего не обычного, отложил его в сторону, достал из-под кровати другой и погладил его еще более нежно. В нем брякало несколько бутылок.
Что было после этого, история умалчивает. Известна была только эта запись в личном дневнике Айболита:
«Сначала хорошо… потом просто круто. Разбитое соседом Холмса евро-окно, с дурацким требованием «Прекратить орать!», хотя мы тихо обсуждали проблемы внешней политики Англии по отношению к России и Зулусляндии. Потом позвонил премьер-министр какой-то там Лизы второй из Букингемского дворца и “вежливо”, по просьбе этой самой Лизы, попросил перестать петь, на весь Лондон, “невнятный бред”. Хотя я всего лишь наглядно показывал Шерлоку особенности русского фольклора. И под конец позвонили из соседнего дома и просили перестать ломать мебель и бить посуду. Хотя мы всего лишь пытались найти компромисс в споре на тему: “Ты меня уважаешь?”.
А потом было плохо и больно … »

2.

Солнце медленно опускалось за горизонт в свою усыпальницу и ласково било своими лучами в лица двух друзей. Заканчивался второй день распития крепких напитков, месяца первого Поствыпивального Синдрома.
Айболит недовольно поморщился – пиво явно было крепковатым, и спросил Холмса:
— Почему солнце так сильно бьет мне в глаза, и мне так больно?
— Ват…, — опять запнулся Шерлок, — Айболит, это элементарно – во-первых, вы смешали столь гуманный для организма напиток – пиво – с дешевым ликером. А во-вторых, стоите голыми ногами на евро-осколках моего евро-окна.
— Кстати уважаемый, а почему у вас стоят евро-окна? — поинтересовался ветеринар.
— Потому что Великобритания – это часть Европы, — глубокомысленно изрек сыщик.
— Да, дедукция, — восторженно протянул Айболит.
Тем временем первый сыщик Англии в семейных трусах и рваной майке подошел к столу, дрожащей рукой насыпал табак в трубку и закурил. Холмс закашлял.
— Кто это сделал! – заорал Шерлок на весь дом. – Убью гада!
Айболит выхватил из рук сыщика трубку и заметил на ней надпись.
— О-о-о тут написано: «Рональд – дурак». К чему бы это.
— К новому убийству! Я убью того, кто это сделал!
Холмс еще немного пометался по квартире, потом сел и стал думать.
— «Рональд – дурак». Действительно, к чему бы это? – Размышлял сыщик.
— К тому, что Рональд – дурак, — флегматично ответил Айболит.
Ни до чего, не додумавшись, Шерлок спросил:
— И все-таки, что вы думаете по этому делу Ват… Айболит?

3.

Это началось три дня назад. Доктор Айболит летел на Большом Орле в Лимпопо. Доктор спешил – африканские попугаи заразились китайским птичьим гриппом. Однако, по неизвестным причинам, им пришлось пролетать над Великобританией.
Айболит нервно поглядывал по сторонам – сгущался туман, и видимость упала почти до нуля. Вдруг воздушно-транспортное средство тряхнуло:
— Уважаэмые пассажиры,- с грузинским акцентом сказал Орел. — Мы попали в нэбольшую зону турбулэнтности.
А потом тряхануло так основательно, что доктор вылетел со своего транспортного кресла без парашюта и с китайским зонтиком. Но проклятый зонт после раскрытия вывернулся вверх, а потом ткань оторвалась и отправилась в свободный полет, предоставив доктору завершить путешествие до земли с ускорением в 9.8 м/с2.

В это самое время Шерлок Холмс и доктор Ватсон возвращались домой после раскрытия очередного дела.
— Мистер Холмс, скажите, — спросил Ватсон, обуреваемый эмоциями. — Почему вы не взяли деньги, которые вам предлагали за раскрытие убийства мужа, богатой вдовы.
Сыщика слегка потряхивало. То ли оттого, что вечер был сырой и довольно холодный, то ли оттого, что трава, постоянно тлевшая в его трубке, кончилась и потухла (а вы думали, что там табак что ли?).
— Ну, это элементарно, Ватсон. Ватсон, вы где?
А Ватсон больше его не слышал расплющенный телом доктора Айболита. Доктор спас доктора, как ни парадоксально это звучит. Грузный Ватсон стал амортизатором для ещё более грузного Айболита, смягчив его посадку в этом незапланированном полете.

4.

— Ну и что мы теперь будем делать? – спросил Холмс затягиваясь. – Ватсон в реанимации, вы не в Лимпопо. Кто – то должен заменить моего помощника.
— Лимпопо, — зачарованно уставившись в одну точку, сказал Айболит.
— Это будешь ты, — твердо сказал сыщик. – И это будет до тех пор, пока Ватсона не выпишут из больницы.
— Лимпопо? – зачарованно спросил Айболит.
— Да, ты будешь со мной, пока Ватсон лежит в больнице – подтвердил Шерлок.
— Лимпопо! – завопил Айболит и стал скакать по комнате.
Холмс с истинно английской невозмутимостью подсыпал в трубку еще травы, и флегматично стал наблюдать за Айболитом качающемся на люстре.
Два часа спустя Холмс и обессилевший Айболит сидели друг напротив друга, и Шерлок втолковывал ветеринару
— Даю вам час на уборку квартиры!
— Лимпопо! – упрямо возражал Айболит.

5.

Вопрос «Что вы думаете об этом деле» сильно озадачил Айболита. Первое, что он подумал: «Холмс что-то знает, и хочет опозорить меня тем, что я ничего не понял. А вот хрен ему!»
— Я думаю, что это неразрешимое дело! — сказал доктор, прислушавшись к здравому смыслу.
«Он что-то понял, но хочет показать свое превосходство. А вот хрен ему!» — подумал мастер дедуктивного метода.
— А я думаю, что я думаю, что можно узнать изготовителя маркера, — сказал сыщик, экспромтом надеясь на дедукцию. — “И я, наконец, найду того гада, который испортил мою трубку” — уже про себя добавил Холмс.
Он быстро переоделся в свой традиционный наряд, достал свою лупу, с которой никогда не расставался и начал исследовать надпись на трубке. Смотрел он долго, делая вид умного и думающего человека, хотя на самом деле вспоминал, ел ли он сегодня овсянку или нет.
И вдруг Холмса осенило. В Лондоне было всего три фабрики по производству маркеров. Недолго думая, Шерлок применил свой любимый метод, и наугад выбрал вторую из них «Сук Маркер Клап Инк».
— Ну вот, теперь я знаю, что это был маркер производства «Сук Маркер Клап Инк», — самодовольно заявил сыщик.
— А-а, дедукция, — протянул Айболит, восхищаясь силой ума Шерлока Холмса
Дело начало принимать неожиданный оборот.

6.

Холмс после долгого мозгового штурма понял три вещи: надо бросить пить, надо бросить курить и надо брос… подделать пропуск на фабрику. В молодости Холмс умел делать эти три вещи просто великолепно, да и сейчас не растерял всех навыков.
Айболит смотрел, как его друг бегает по квартире от шкафа к шкафу. Вдруг он остановился, возле чуть-чуть отогнутого края обоев, схватился за край, и изо всех сил дернул вверх. Из-под оторванного куска обоев вывалился сложенный вчетверо листок бумаги.
— Что это? – спросил доктор у сыщика.
— Пропуск за кулисы к Укупнику. Шучу. Это пропуск на фабрику, — с ухмылкой ответил Холмс.
— А я?
— А ты, пока я буду отвлекать охранников, перелезешь через стену.
— Как? – спросил ветеринар.
— Твои проблемы, — с самой милой улыбкой процедил сквозь зубы Шерлок Холмс.
«Ну, вот блин. Он значит, через парадный вход войдет, а я значит, свои штаны об проволоку драть должен?» — думал доктор. «Должен, должен», — мстительно думал Холмс: «Ватсон тоже сейчас не должен в реанимации лежать».
Сыщик сел в кресло у камина и пальцем указал Айболиту на соседнее.
— Скажите Айболит, — обрадованным голосом спросил Холмс. Он наконец-то избавился от привычки. — Как вас по батюшке величать?
— Боянович. А что?
— Айболит Боянович, — протянул мастер дедукции, с трудом сдерживая смех.

7.

Все готовились к штурму фабрики. Холмс надеялся найти там разгадку этого сложного и очень запутанного дела, а Айболит хотел позаимствовать там несколько маркеров для хозяйственных нужд.
Главным оружием Шерлока были фальшивый пропуск, лупа, дедукция и до верху набитая трубка (конечно, это был табак!).
Главное снаряжение Бояновича было два бинта, вата, спирт и шприц со снотворным быстрого действия.
Выйдя на улицу, сыщик взял кэб, но так как он ехал медленно, Холмс с Айболитом вышли и взяли такси, которое за пять минут и пятнадцать шиллингов домчало их до восточной окраины города, где и была расположена фабрика. Такси остановилось возле забора фабрики. Шерлок Холмс попер (в буквальном смысле) через парадный ход тем самым, привлекая внимание охраны. Тем временем Айболит вспоминал годы службы в ВДВ и способы перелезания через заборы с колючей проволокой (прямо таки военный завод, а не фабрика маркеров). Вспомнились слова инструктора: «На любой стене есть неровности, а если их нет, то найдите!». Приходилось искать. И через полчаса стенолазания легкое землетрясение подтвердило, что Айболит успешно упал по ту сторону забора. После приземления он ползком начал пробираться к бухгалтерии, благо она находилась в отдельном маленьком домике. А Шерлок, не теряя времени, быстро показал пропуск охране, которая в упор не замечала грубо подделанные водяные знаки и отсутствие печати видимой только в ультрафиолетовом свете, и бормоча себе под нос: «Я только к другу заскочил», тоже отправился в бухгалтерию.

8.

Айболита еще не было и сыщик сам начал разбирать документы. Отбросив ненужные ему планы постройки МБР, танков и несмываемых маркеров он нашел то, что искал – лист с фамилиями заказчиков. Среди них были какие-то Хусейны, Буши, Бен-Ладены, но Шерлока интересовал только раздел «Маркеры». Вдруг в бухгалтерию вбежал запыхавшийся доктор Айболит и прохрипел:
— Охрана… Спит… У нас полчаса.
— Отлично сработано Айболит. А теперь записывайте – Ватсон, Ватсон и … да здесь только Ватсон! Тем лучше! Пойдемте домой, а завтра я навещу старину Ватсона. — И мстительно, про себя, добавил: “Я ему покажу, как трубку портить!”
До дому они возвратились без приключений. Смеркалось. И тут Холмс заметил, что в его комнате горит свет. Он точно помнил, что отпустил свою экономку, выключил свет, перекрыл газ и воду и поставил капкан на счетчике электроэнергии.
Холмс вместе с Айболитом осторожно поднялись на второй этаж и резко открыли дверь. Из камина несло приятным теплом и неприятными носками ветеринара, а в любимом кресле Шерлока сидел не солидный, не молодой и почти не мужчина.
— Здравствуйте. Разрешите представиться? Я Укупник, — слабым и срывающимся голосом закричал он. – Помогите Холмс у меня проблема!
Доктор без лишних церемоний схватил Укупника за шею и со словами «Сам ты проблема» вышвырнул его через разбитое окно.
— Стойте! – закричал Холмс. — Нельзя так с ним, он же человек!
Айболит лишь мрачно взглянул на него и начал печальную повесть:
— Это существо когда-то было человеком, но…
Сыщик сел в кресло и слушая рассказ, закурил.

9.

В гардеробной Холмс накинул на свой плащ белый халат. Медсестра указала ему на палату №6. Именно там лежал Ватсон.
— Здравствуй мой дорогой Айбол… Ватсон, — быстро исправился Холмс. Похоже, у Шерлока появилась новая привычка – Как ваше здоровье?
— Врачи говорят, что скоро меня выпишут.
— Как ваша жена?
— Горюет. Говорит, что Айболит – козел.
— А как канарейка?
— Видимо вы, все узнали, – печально произнес Ватсон.
— Нет, блин, меня интересует ваше здоровье, жена и канарейка! – злясь, вскрикнул сыщик.
Ватсон смотрел, как Шерлок Холмс медленно достает из кармана маркер.
— Вам это знакомо? – спросил Холмс.
— Н-н-нет! – дрожа от страха, ответил доктор Ватсон.
— Кажется, я знаю, как развязать ваш язык, — подумав, сказал Шерлок.
Он подошел к двери и вытащил из-за неё Укупника. На голове у певца красовалась здоровая шишка.
— Я спою? – робко спросил он.
— Давай, — разрешил Холмс, вставляя в уши затычки.
После двух часов пыток Ватсон признался во всем. На самом деле он был не виноват. Просто он зарабатывал на жизнь спекуляцией, покупая маркеры на фабрике и продавая их на улице по двойной цене. А потом все удивлялись, откуда у простого доктора плазменная панель в доме. И вот в один прекрасный день к Ватсону пришел профессор Мориарти и скупил всю партию маркеров разом. Конечно, Ватсон не знал, на что пойдет его продукция, и без задних мыслей продал товар такому выгодному покупателю. Как оказалось в дальнейшем профессор, хотел подставить Ватсона и рассорить двух лучших друзей.

10.

Айболит сидел и сопел у окна, когда его разбудили шаги Холмса. Сыщик устало бросил свое тело в кресло и глухим голосом сказал:
— Ватсону придется задержаться в больнице.
— Почему это? – спросил Айболит.
— Потому что когда он не хотел говорить, я спустил на него Укупника, и теперь у них обоих нервный срыв. У Ватсона – потому что он начал подпевать Укупнику, а у Укупника — потому что ему начали подпевать.
— А-а-а… — вяло потянул доктор.
— Что «а-а-а»? Вы опять наступили на стекло?
— Нет, это вздох облегчения.
— Айболит, а вы ведь не зверушек лечить летели, правда? Зачем вам столько снотворного?
— Ну… Все дело в теплых бегемотовых тапочках, львиных рукавичках, китовой дубленки и других важных для жизни вещей, — весело сверкая глазами затянул врач.

Конец.

P.S.
В отместку за еще одно раскрытое дело профессор Мориарти по всему городу написал: «Шерлок Холмс – идиот, Айболит – мазила, а Рональд все равно дурак!»
Но это уже другая история.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *