Семь кругов Арены: на просторах Ада

Глава 20. Врата Кайнакена

— И… стоп! – потянув, громко сообщил Маркус.
Словно повинуясь его приказу, оставшиеся враги тут же растворились в воздухе. Звуки сражения угасли, а красный столп света – стал на мгновение ярче и окрасился мягким, зеленым.
— Всех уцелевших – поздравляю с победой! – продолжил он. – Тысяча тридцать два человека переходят во второй этап. Всем, кто погиб и успел при этом убить хотя бы одного нароранта – также была поставлена отметка в общий зачет, с чем их и поздравляю!
Послышались радостные улюлюканья, а земля – вновь задрожала. По поверхности от столпа зеленого цвета разошлись разломы. Отступая вместе с крупным отрядом назад, Дмитрий озадаченно смотрел, как земля проваливается по кусочкам, открывая широкий проход.
— Переводим дух, готовимся ко второй волне! – продолжил Маркус. – Врата Кайнакена скоро будут открыты!
С этими словами, уцелевший слой земли разнесло на маленькие кусочки, разлетающиеся во все стороны и осыпая грязью уцелевших участников сражения. Вскоре, облако поднявшейся пыли опустилось, а перед Дмитрием и остальными – раскинулась массивная, каменная лестница, ведущая вглубь, под землю.
— Спускаемся и ждем сигнала! – вновь сообщил Маркус. – И не тормозим процесс!
Волна участников потянулась в сторону прохода. Кто-то просто спрыгивал вниз с краев, после чего устремлялся дальше уже по ступенькам. Большая часть – все же культурно огибала края, гурьбой подтягиваясь к лестнице. Не желая быть затоптанным, Дмитрий старался поддерживать одинаковую с остальными скорость. Бойцы толкались, но при этом вели себя на удивление культурно. На самих же ступенях, они старались не пихаться, и даже пропускали друг друга вперед, лишь бы не свалиться, сломать себе шею и вылететь еще до начала второй волны.
Чем дальше вниз продвигались лидеры волны – тем больше факелов зажигалось на стенах. Вскоре земляной слой полностью скрыл небо, и Дмитрий мысленно поблагодарил Маркуса за проявленную заботу о бойцах.
— Начало через две минуты, — зевнув, прогремел голос комментатора. Здесь, под землей, он звучал еще оглушительнее и грубее, чем на поверхности, эхом разлетаясь от стен. – Оружие не убирать, готовиться к худшему. Не думаю, что вас уцелеет больше сотни на втором этапе.
Боевой настрой Дмитрия слегка упал. Подобная угроза словно выбила почву у него из-под ног. Он только сейчас понял, что от первоначального количества участников – осталось чуть больше тысячи человек. Хоть сам он и не ощутил особой трудности от сражения, но, по всей видимости, это ощутили на себе остальные. А с учетом уточнения Маркуса о том, что отметку получили лишь те бойцы, на чьем счету было хоть одно убийство – Дмитрий и вовсе растерялся.
Однако мысли вскоре ушли, едва он почувствовал, как замедляется группа бойцов, в которую он вклинился во время спуска. Замедлив шаг, Дмитрий взглянул вперед. Как оказалось, группа тормозила не зря. Впереди раскинулись массивные врага, метров пятнадцать в ширину и чуть меньше тридцати в высоту. Черные, с узором из костей и черепов. Они словно пытались запугать приближающуюся армию. Словно не хотели быть открытыми. Словно скрывали что-то за собой, отчего больше сотни – и правда, не смогло бы уцелеть.
— Врата Кайнакена, значит? – усмехнулся подошедший к остановившемуся Дмитрию Бергар. – Забавно. Сколько раз там не бывал, а никаких ворот не видел.
— Ты уже был там? – опомнившись, спросил Дмитрий.
— Ну, я там жил, — пожав плечами, усмехнулся боец. – Как и все мы, кто не сразу попал на арену.
— Подожди, — нахмурившись, продолжил Дмитрий. – Разве на арену берут не тех, у кого грехопадение колеблется в десяти процентах?
— Вас берут сразу, — спокойно ответил Бергар. – Нам приходится ждать, пока дадут разрешение. Ходим на пытки, смотрим бои по телевизору. Завидуем сражающимся и сами грезим выйти на арену. В целом, если проиграешь три раза – тебя тоже скинут на Кайнакен и будешь ждать, пока не сможешь заново принять участие.
— И… к кому обращаться, если вдруг сошлют? – усмехнувшись, спросил Дмитрий.
— Ну… — почесав затылок, потянул Бергар. – Можешь попросить Вивьен или написать Маркусу через полгода после ссылки, например. Они все равно раньше не примут заявку. Как-никак, а с пытками ты закаляешься. Шрамы – это бесценный опыт, а боль – лучший учитель для того, кто хочет держать в руках клинок.
— Ремелион Дон? – дослушав, с интересом спросил Дмитрий.
— Нет, — хлопнув его по плечу, улыбнулся Бергар. – Моя фраза.
— Бойцы приготовились! – вторгся в беседу оглушающий голос комментатора арены. – Три!
Со всех сторон послышался лязг и звон. Участники сражения обнажали оружие и разминались перед второй волной. К ним решил присоединиться и Дмитрий, бодро размяв плечи.
— Два!.. – продолжил отчет Маркус. – Один!..
Едва прогремело оглушительное «один» — врата со скрипом начали отворяться, ослепляя бойцов ярким, красным светом, идущим из образовавшейся щели. Обернувшись, Дмитрий нахмурился, заметив, как небольшая группа тут же быстрым шагом направилась в сторону щели. Во главе отряда стоял мужчина в бордовой, широко распахнутой накидке. Длинные, каштановые волосы, зализанные назад, и суровое выражение лица вызывали крайне неоднозначные ощущения. Казалось, что он о чем-то напряженно думает.
— Маркус! – оглушающе бросил мужчина, подойдя вплотную ко вратам. – Дай минуту!
— Гелиас, что случилось? – слегка озадаченно спросил голос комментатора, но врата тут же застыли на месте.
— Спасибо, — учтиво кивнул самому себе мужчина, бодро обернувшись к оставшейся армии участников. – Если можно, то подключи к рупору.
— Эм, готово, — практически тут же сообщил Маркус. – Держи слово, раз вызвался.
Нарочито кашлянув, Гелиас обвел взглядом собравшихся. Несмотря на строгость своей внешности, сейчас было видно, как он нервничает. По всей видимости, это видела и девушка, вышедшая в составе группы вместе с ним. Аккуратно положив руку ему на плечо, она тепло улыбнулась и подбадривающе кивнула.
— Уважаемые бойцы! – собравшись с мыслями, начал он. – Мы не знаем, что за этими вратами. Но, ясно одно – это будет что-то тяжелое. Среди выживших участников – свыше трехсот человек состоит в элите ада. Если Маркус обещает, что нас останется чуть больше сотни – причины для беспокойства вполне очевидны.
— Решил взять на себя командование? – выйдя вперед, усмехнулся темноволосый мужчина в темно-зеленой рубашке и черных брюках. В руках он прочно сжимал треугольный, красный щит с черным гербом в форме ящерицы и широкий, изогнутый клинок, больше походящий на саблю. А его плечи украшали пластинчатые наросты, специально для которых в рубашке были сделаны дырки. Словно, это было не частью его брони, а частью его собственного же тела. – Гелиас, ты зануда.
— Прошу, Стродан, не лезь, — тяжело вздохнув и приподняв перед собой руку, виновато ответил Гелиас.
— Да я и не лезу, — усмехнулся он, опустив оружие. – Просто решил уточнить.
— А, чудно, — смутившись, благодарно кивнул Гелиас. – Тем не менее, прошу бойцов, которые еще не вошли в состав элиты – держаться поодаль и поддерживать сражающихся на передовой. Стродан, раз уж ты вызвался – возьмешь на себя командование над левым крылом. Ламран, на тебе правое крыло.
— Есть! – отозвался мужчина из переднего ряда и вышел вперед. Светлые, длинные волосы, вытянутое лицо. Темно-синее одеяние, больше напоминающее собой робу. На мгновение, Дмитрию даже показалось, что это – брат знакомого ему акрасовца Акайо.
— Замечательно, — проводив его взглядом, продолжил Гелиас. – Мы с Нинетт и Горжи пойдем по центру.
— Так, даже не думай подставлять ее под удар, — недовольно оживился голос Маркуса.
— И в мыслях не было, комментатор, — улыбнувшись, кивнул Гелиас.
— Няркус, не переживай, — широко улыбнувшись, отозвалась стоящая рядом с Гелиасом девушка. – Все будет хорошо, я же это, большая девочка, справлюсь.
Проворчав что-то неоднозначное в микрофон, Маркус замолчал, вызвав на лице у девушки хитрую улыбку.
— Бойцы элиты – думаю, сами справитесь, — призадумавшись, нарушил тишину Гелиас. – Лидеры войдут первыми, вы – на подхвате за ними. Где меньше людей – туда и вклинивайтесь.
— Восхищен твоей божественной мудростью, Гелиас, — съязвил Маркус.
— Кто еще не вошел в элиту – ждите, — отмахнувшись, продолжил он. – Увидите, что больше никто не присоединяется к ушедшим вперед отрядам – выступайте группами, держитесь позади. В случае необходимости – открывайте общий огонь по целям.
По толпе пролетела неоднозначная реакция. Некоторые громко отозвались, большая часть же – не так уверенно. Во многих из них – боевое настроение угасло, едва Маркус сообщил цифры. Теперь же, взявший на себя командование незнакомый боец элиты – и вовсе убил остатки желания сражаться в большинстве из них. С другой стороны, для многих – это даже было источником бодрости. Им сказали держаться поодаль – значит, шансов выжить на порядок больше, чем было бы.
— Сойдет, — решив не обращать внимания на непонятную реакцию, усмехнулся Гелиас. – Маркус, спасибо, можешь отключать рупор и открывать ворота.
— Спасибо, что разрешил, что уж там, — недовольно ответил комментатор арены. – Собственно, три-два-раз, пошли-пошли!
Ворота спешно распахнулись, с грохотом врезавшись в стены и открыв перед бойцами широкий туннель, испещренный разломами с текущей по ним лавой. В тот же миг, вперед побежал Гелиас. Расправив огненные крылья, он взмыл в воздух, освещая путь остальным.
Сразу за ним – побежали Ламран и Стродан. Разделившись, они разбежались в стороны. Нинетт и, закованный в тяжелые доспехи, с двуручным молотом в руках Горжи пропустили их вперед, устремившись по центру вслед за летящим Гелиасом.
Из толпы, расправляя стихийные крылья – через образовавшийся проход один за другим полетели и бойцы элиты. Разделяясь на входе, словно повинуясь приказу Гелиаса, они быстро устремлялись вдаль. Лишь малая часть из них бежала по земле. По всей видимости, практически каждый боец элиты обладал той или иной стихией в качестве дополнительного оружия.
Вскоре, следом за ними неуверенно потянулись и оставшиеся участники. Крупными отрядами, человек по десять-пятнадцать.
Переглянувшись с Бергаром, Дмитрий тяжело вздохнул и крепче сжал пистолеты. Виолы нигде не было видно. Возможно, она уже вылетела из сражения. Или просто не попадалась ему на глаза. Пока было трудно судить.
Хлопнув Дмитрия по плечу, Бергар бодро направился внутрь. Невольно усмехнувшись, сам Дмитрий, хоть и немного неуверенно, отправился следом. Вперед через врата Кайнакена.

Глава 21. Горэнхальм

Чем дальше летел Гелиас – тем страннее ему казалась вторая волна. Периодически поглядывая обратно и успокаиваясь, что не летит слишком быстро – он продолжал выискивать взглядом врагов. Но, в темноте коридора впереди – их не было видно.
Маркус также молчал. Словно терпеливо выжидая и получая удовольствие от озадаченности Гелиаса.
— Скучаете? — неожиданно налился коридор голосом комментатора арены. – Проявите терпение, бойцы, и насладитесь отдыхом. Для многих из вас, скоро все закончится.
— Подбодрил, — дослушав, недовольно усмехнулся Гелиас и с силой взмахнул крыльями. Осыпав свод туннеля языками пламени, он спикировал к земле, пытаясь нагнать как можно больше скорости.
Вскоре, впереди показался искрящийся, мягко-голубой свет. Постепенно снижаясь, Гелиас старался не терять бдительности. Бойцы остались далеко позади. Что Стродан, что Ламран – оба перемещались на порядок медленнее его. А элита и новобранцы – строго следовали приказу держаться позади лидеров отрядов.
Убрав крылья и махнув руками в сторону каменистого покрытия, Гелиас озадаченно огляделся по сторонам и остановился. Вместе с замахом, из ярких вспышек света в его руках появилось две широкие сабли.
Туннель вывел его к небольшому, подземному городу с масштабным озером в центре. Потрепанные временем каменистые дома, нередко поставленные друг на друга. Узкие, каменистые улочки и бегущие по ним же ручейки воды, стекающей со скалистого свода над городом. Стоя на склоне, переходящем в широкую каменную лестницу, ведущую вниз в сторону поселения, Гелиас бросил озадаченный взгляд назад. Со стороны туннеля шаги не были слышны. По всей видимости, бойцы хоть и догоняли его, но не так быстро, как он сам на это надеялся.
— Что за?.. – наконец озадаченно спросил, приземлившийся на ледяных крыльях рядом, Ламран. Сложив крылья и обнажив два длинных, тонких клинка, тут же загнав их в появившиеся на спине ножны, он вышел вперед и огляделся по сторонам. – Горэнхальм?
— Рад видеть, что я не один озадачен, — крепко сжимая сабли в руках, натянуто усмехнулся Гелиас и подошел к Ламрану. – Где остальные?
— С Нинетт и Строданом, — отозвался боец элиты. – Твое пламя погасло, а звуков боя слышно не было. Решил остановить их и отправиться на разведку.
— Мудро, — благодарно кивнул Гелиас. – Свяжись с Нинетт, пускай отдает приказ о дальнейшем продвижении. Я пока…
Оборвавшись на полуслове, он озадаченно бросил взгляд в сторону лестницы. Выйдя из-за угла, в их сторону уверенно шел человек с синей кожей, тремя широкими красными плавниками на голове и одетый в темно-фиолетовую мантию. Держа руки за спиной, он с легким интересом разглядывал неожиданных, по всей видимости, для него гостей. Загнав сабли в поножи на поясе, Гелиас поднял ладонь перед Ламраном и пошел один навстречу существу, прошедшему через арку на входе в город.
— Добро пожаловать в Горэнхальм! – радостно сообщило существо, когда между ним и Гелиасом оставалось чуть больше десяти метров.
— Спасибо, — смутившись, кивнул Гелиас.
— О, право, не стоит, — улыбнувшись, ответило существо и, поравнявшись с бойцом, протянуло ему перепончатую, голубую руку. – Глариус Моун, староста Горэнхальма.
— Мы знакомы, — нахмурившись, недовольно сказал Гелиас, но все же приветливо ответил на рукопожатие. – Виделись уже.
— Даже так? – выпустив пальцы Гелиаса из мокрого, перепончатого плена, удивленно спросил Глариус. – Любопытно. Как давно в элите?
— Сорок девять лет, — спокойно ответил боец.
— Достойный срок для достойного человека, — учтиво кивнул староста и посмотрел на, оставшегося позади Ламрана. – Вы и ваш спутник – все, что осталось после первой волны?
— Нет, отряд ожидает нашего возвращения, — сохраняя спокойствие, сказал Гелиас.
— Прекрасно, — вновь повернувшись к собеседнику, улыбнулся Глариус. – Тогда приготовьтесь. Я сообщу Гекате о вашем прибытии.
— Гекате? – удивленно переспросил Гелиас. – Она цель второй волны?
— О, не беспокойтесь, — подняв перед собой перепончатую ладонь и все также учтиво улыбаясь, ответил Глариус. – Она не будет пользоваться территориальным правом в бою.
— Рехнулись? – схватив Глариуса за ворот, не выдержал Гелиас. – Она на порядок старше Люцифера!
— Осмотрись вокруг, боец, — спокойно положив мокрую ладонь на держащую его ворот руку, предложил Глариус. – Неужели ты не видишь, насколько мал город, в котором ты сейчас? Если уж они Горэнхальм не смогли восстановить во всем его величии – разве могли они создать Гекату такой, какую мы, ее верные слуги, знаем и почитаем?
Отпустив старосту города, Гелиас еще какое-то время хмурился. Пока Глариус поправлял ворот, ему пришлось признать, что его собеседник прав. Самого Глариуса ему уже довелось встретить. И видеть сейчас, как тот спокойно перенес обиду, Гелиасу уже показалось странным.
— Приготовьте своих людей, боец элиты, — справившись с мантией, учтиво предложил Глариус и направился вниз по каменной лестнице в сторону города. – Не думаю, что бой будет долгим. По крайней мере, сейчас вы знаете, что вас ожидает впереди.
Вскоре, Глариус свернул за угол и продолжил свой путь в сторону центрального озера. Проводив его взглядом, Гелиас недовольно сплюнул и пошел наверх, в сторону озадаченного Ламрана.

— Долго, — сидя на неаккуратной каменной скамье и поглядывая по сторонам, тяжело вздохнул Бергар.
— Может, случилось что? – неуверенно спросил Дмитрий, поймав на себе взгляды не только Бергара, но и двух других бойцов, сидящих в группе по соседству. Вскоре, бойцы потеряли к нему интерес и продолжили свое обсуждение, а Бергар лишь коротко усмехнулся. – Я что-то не так сказал?
— Смирись с тем, что ты тут не один мертвый, — ответил он. – Худшее, что с тобой могло случиться – уже случилось. Если с ними и правда «что-то произошло» — скоро мы услышим надоедливый голос Маркуса, который нам это сообщит.
— Ты ведь и сам волнуешься, не правда ли? – дослушав его, спросил Дмитрий. – За своего друга.
— Ну, это слишком сильно сказано, — почесав затылок, рассмеялся Бергар. – Скорее не переживаю, а немного расстроен, что он не прошел во второй этап.
— А…
— Да и ты, смотрю, тоже уже умудрился кого-то потерять на первой волне, — облокотившись рукой о колено, хитровато оскалился Бергар.
— В каком смысле? – нахмурился Дмитрий.
— Девчонка, мелкая такая, в черном, — попытавшись ладонью показать примерный рост, продолжил Бергар. – Она же сейчас не с тобой, верно? Как думаешь, успела хоть что-нибудь убить?
— Не знаю, — слегка поникнув, ответил Дмитрий. – Я не видел ее с тех пор, как мы разминулись еще до начала первой волны.
— А, о… — озадаченно потянул Бергар, и улыбка тут же исчезла с его лица. – Тогда извини.
— Да ничего, — подернув уголками рта, ответил Дмитрий. – О, идут!
Бергар и сидящие неподалеку бойцы тут же обернулись в сторону туннеля. В рядах отдыхающих, как элитных, так и начинающих бойцов – начались движения. Некоторые стали подтягиваться в сторону приближающихся Гелиаса и Ламрана.
— Плохие новости, — махнув рукой бойцам, дабы те не торопились, обратился Гелиас к подошедшей Нинетт.
— Как будто у тебя бывают хорошие, — обреченно усмехнулась она, но все же предложила жестом пройти в созданную из каменных плит палатку. Вскоре, они скрылись от взглядов озадаченных бойцов.

Глава 22. Вторая волна

— Значит, Геката? – дослушав рассказ Гелиаса, стоящего в центре каменной палатки, прохрипел Горжи. Напряженно взглянув на молот в своих руках, он поднялся со скамьи и повернулся в сторону разбитого лагеря. – Сильна?
— Не знаю, — коротко ответил Гелиас. – Мы с Ламраном не видели ее.
— А мармурийцев много? – с интересом спросил Стродан.
— Встретили только одного, — тяжело вздохнув, сказал Гелиас. – Глариуса Моуна.
— Интересно, — почесав подбородок, потянул Стродан. – И с чего вдруг решили засунуть дружественный город в стан врагов в «бездне»?
— Тоже задавался этим вопросом, — кивнув, продолжил боец элиты. – Навещу Маркуса, когда закончим. Не думаю, что он станет отвечать нам сейчас, пока идет трансляция.
— Только не говори, что ты решил слить вторую волну! – недовольно оживился Ламран. – Геката или нет, но подставлять под удар…
— И не подумаю, — перебил его Гелиас. – Даже напротив. При нашей первой встрече Геката была излишне набожна. Если хоть так мне удастся отомстить ей – не вижу ничего плохого в том, чтобы продолжить продвижение.
— А мне вот интересно, что Няркус в третью волну засунет, — встав со скамейки и поправив юбку, улыбчиво отозвалась Нинетт, попытавшись разрядить атмосферу. – Было бы мило встретить кого-нибудь из знакомых.
— Сомневаюсь, что это будет милая встреча, — мрачно усмехнулся Горжи. – Зная Маркуса – он может и Натанаэля втиснуть.
— Не вижу в этом ничего плохого, — хитровато улыбнулась Нинетт. – Натанаэль вполне заслужил коллективное вправление мозгов.
— Тогда решено, — дав Нинетт закончить, подвел итог Гелиас и направился в сторону выхода. – Горжи, Стродан – держите оборону, прикрывайте новичков. Нинетт, Ламран – на вас основные силы мармурийцев. Старайтесь разбивать их на небольшие группы. А я…
— Вытащишь Гекату? – усмехнулся Горжи и притормозил Гелиаса, положив ему руку на плечо, когда тот почти вышел из палатки.
— Если не вылечу раньше, — кивнув, ответил Гелиас и покинул палатку, тут же поймав на себе взволнованные взгляды заждавшихся бойцов.
Окинув взглядом лагерь, Гелиас задумчиво поднял руку. Геката, по крайней мере, сейчас была уязвима и убиваема, раз Маркус посчитал, что шансы есть.
Все больше голов поворачивалось к Гелиасу. Сотни бойцов, готовых дать бой в любой момент.
Грустновато усмехнувшись, Гелиас опустил руку и тут же обдал туннель яркой вспышкой пламени. Взмыв в воздух на огненных крыльях, он обнажил сабли и, развернувшись, полетел в сторону города. Вскоре, за спиной послышались яростные крики бойцов и громкие шаги. Дополнившись шумом крыльев, теперь гул придавал Гелиасу сил. За ним следовала армия, натренированная и не боящаяся умереть. Если ему повезет, то вытащить Гекату удастся еще до начала сражения.

— Приближаются! – стоя возле входа в туннель, громко крикнул в сторону города мармуриец и побежал вниз по лестнице. Закованный в коричневые, тяжелые доспехи, со щитом и клинком в руках, он передвигался немного неуклюже. Голову бойца же украшал шлем с тремя прорезями для торчащих головных плавников. – Глариус, они приближаются!
— Понял, — аккуратно приподняв перепончатую руку, отозвался стоящий в первых рядах староста поселения. Проводив взглядом вставшего в строй бойца, уверенно выставившего перед собой щит, Глариус бросил взгляд в сторону озера. Кипящие на поверхности пузырьки не давали ему покоя. Геката, услышав о приближении армии врага, была крайне этим недовольна. По всей видимости, она и вовсе не ожидала, что до второй волны кто-то доберется. – Не посрамим честь нашей владычицы!
По выставленной армии пронесся лязг доспехов и звон клинков, ударившихся о щиты.
— Сражаться до последнего война! – держа руки за спиной, еще громче приказал Глариус.
Как и голос старосты, ответная реакция стала на порядок оглушительнее.
— К бою!..
Не успев закончить, Глариус прикрыл лицо рукавом. Вылетевший из туннеля Гелиас пробился сквозь первые ряды, разбросав врагов покрытыми пламенем саблями. Взмыв в воздух, он коротко глянул на оставленный им переполох и продолжил путь в сторону озера.
— В бой! – краем глаза поймав устремившегося в центр Горэнхальма бойца, оглушительно отдал приказ Глариус.
Сорвавшись с места, сотни мармурийцев устремились в сторону туннеля, откуда уже высыпали бойцы арены. Засверкали огненные вспышки, разряды молний, ледяные глыбы разлетались во все стороны. Город наполнился звуком начавшегося сражения, а с домов вверх потянулось нескончаемое подкрепление.

— Давайте вместе похлопаем Ореадне! – пролетая над городом, услышал голос комментатора арены Гелиас. – Она стала нашим последним четырехзначным бойцом сегодня!
Сердце Гелиаса екнуло. Сражение только началось, а их уже осталось меньше тысячи человек. К тому же, вылетела девушка из элиты, а не новобранцев.
Остановившись и бросив напряженный взгляд назад, Гелиас какое-то время пытался удержать себя от возвращения на поле боя. Пролетая над городом, он видел, как из домов один за другим выбегали мармурийцы. Даже из небольших, одноэтажных и однокомнатных зданий – они вереницей продвигались через город в сторону лестницы. Значить это могло только одно – город был воссоздан таким образом, чтобы враги для участников не заканчивались.
— Черт… — внезапно осознав, что тратит драгоценное время и с каждой секундой он теряет, по крайней мере, одного подчиненного, опомнился Гелиас и продолжил полет.
Начав пикировать, он соединил сабли набалдашниками и словно закрутил одну в другую. Набалдашники исчезли, оставив на своем месте рукоять для полученного оружия. Сжимая рукоять кармашаном, он напряженно выставил свободную, правую руку в сторону, на ладони которой тут же выросло багряно-красное пламя. Постепенно сжимаясь и периодически мерцая, оно сбиралось в небольшой, ярко-желтый шар в его руке.
По мере приближения к озеру – шар становился все меньше и ярче. Пока, наконец, Гелиас не взмахнул крыльями и не остановился, запустив собранное пламя в сторону водной глади.
Всплеск – и шар скрылся под водой. Мгновение спустя – в воздух поднялся столп воды, а озеро волнами вышло из берегов, накрыв прибрежное подкрепление, унося мармурийцев в пучину дорогого им водоема.
— Уже добрались? – едва приземлившись на берегу, услышал знакомый ему, женский голос Гелиас. – Что же, могло быть и дольше.
Молча глядя на приближающуюся Гекату, Гелиас предпочел промолчать. Идя по водной глади, словно по твердой поверхности, босоногая девушка в белом, воздушном платье разглядывала его, скорее с интересом, а не с желанием убить. Она была точно такой же, какой Гелиас ее знал. Эти бездушные, зеленые глаза с вытянутыми щелочками вместо нормальных зрачков. Светлая, бледно-голубая кожа. Золотистые волосы с лиловой полоской по левому боку.
— Ты последний, кто уцелел? – ступив на прибрежные камни, и озадаченно оглядевшись по сторонам, обратилась к Гелиасу Геката.
Подернув глазом, Гелиас замахнулся оружием и побежал в сторону девушки. Выпад – и соединенные сабли со звоном встретились с длинным, светло голубым клинком.
— Как грубо… — безразлично держа меч, обиженно заметила Геката.
— Привыкай, — оскалившись, резко замахнулся правой рукой Гелиас. Едва ладонь коснулась живота Гекаты, собранная в ней огненная энергия вырвалась наружу, и с громким взрывом девушку бросило обратно в озеро.
Прокатившись по водной глади, Геката тяжело кашлянула и попыталась подняться, опираясь на руки. Жадно схватив ртом воздух, она вновь закашлялась, но уже кровью.
— Вставай и дерись! – громко приказал Гелиас, направив оружие на Гекату. – Черта с два тебя такая слабая атака пробила бы!
— Сволочь, — повернув к обидчику голову, вновь кашлянула девушка и присела на колени, придерживая рукой полученное ранение. Направив свободную, левую руку на врага, она вновь хрипло схватила ртом воздух, а из озера в сторону Гелиаса вырвались громадные струи воды. – Умри!
Расправив огненные крылья, боец успел взмыть в воздух, а атака Гекаты прошлась по городу, разнеся на щебень ряд домов. Крепко сжимая в руках оружие, Гелиас приподнял свободную руку, которую тут же объяло пламенем. Пламя быстро разбежалось и сконцентрировалось на кончиках пальцев, создавая пять небольших шариков.
Взмах руки – и шары очередью полетели на Гекату. Прикрываясь рукой от брызг, Гелиас лишь в последний момент успел заметить летящую на него на ледяных крыльях девушку, выставившую вперед клинок.
Хоть и успев не принять на себя весь удар, Гелиас подставил плечо, по которому лезвие клинка с удовольствием прошло, оставив за собой глубокий порез. Шикнув, боец замахнулся для удара, но едва выпад был заблокирован – выпустил оружие, зайдя понизу. Ударив кулаком обожженный живот, чем вызвал очередной гневный крик Гекаты, он зашел вместе с ней в пике.
— Ты же не думаешь победить так легко? – сверля взглядом Гелиаса, холодно спросила Геката, приближаясь к земле.
— Мне не нужно побеждать, чтобы выиграть, — безразлично ответил Гелиас и с силой взмахнул крыльями, надавив на ожог. Схватив ртом воздух, девушка замахнулась для удара, но боец поймал кулак возле своего лица.
Мигом позже, Геката спиной врезалась в каменную лестницу, раскидав в стороны, как мармурийцев, так и новобранцев арены добивающих последние небольшие отряды у туннеля. Остальные уже ворвались в город и сражения теперь продолжались на узких улочках Горэнхальма. Выпрямившись, Гелиас напряженно посмотрел на закрывшую глаза оппонентку и мысленно проклял Гекату за шипящее от боли плечо. Замахнувшись рукой в сторону, от чего в ней из вспышки появилось оставленное далеко позади оружие в виде соединенных сабель, Гелиас думал уже закончить сражение, как вдруг почувствовал мощный удар в районе груди. Кашлянув, он подкосился и спешно отошел назад, лишь теперь увидев приподнятую руку Гекаты.
— Гелиас! – чувствуя, как мутнеет в глазах, вдруг услышал боец голос Ламрана. Практически сразу же, он ощутил мощный прилив сил, а грудь затянуло ледяной коркой.
— Спасибо! – бросил убежавшему обратно в облако сражения Ламрану Гелиас и перевел взгляд на Гекату.
Поднявшись на ноги, та все еще придерживала ранение на животе, а ее рука неуверенно сжимала клинок. После удара и ожога она едва стояла, но Гелиас прекрасно понимал, что даже в этом состоянии она представляет сильную угрозу. Расслабляться не стоило. К тому же он и сам не знал, как долго продержится ледяная корка Ламрана у него на груди.

Глава 23. Тяжелое решение

Кое-как перевернувшись на бок, Дмитрий откашлялся и попытался восстановить картинку в глазах. Попав под ударную волну врезавшейся в лестницу Гекаты, он отлетел на несколько метров, а состояние его здоровья теперь было крайне нестабильным.
— Черт… — глянув влево, чуть слышно выругался Дмитрий. Тело Бергара, которого он старался прикрывать во время добивания оставшихся мармурийцев, медленно догорало в пламени арены.
Попытавшись подняться, он коротко поморщился. По всему телу зашипели оставленные от удара рубцы.
Взяв себя в руки и отдышавшись, Дмитрий обернулся на звон позади. Израненный, и уже не такой уверенный в себе, как раньше, Гелиас сражался на клинках с неизвестной Дмитрию девушкой. Как и боец элиты, ее белое платье было изрезано, а по всему периметру виднелись обширные, бурые пятна крови.
Прихрамывая, Дмитрий забрался в кармашан и выбрал пистолеты. Едва те появились в руках, он выбросил один и, придерживая рукой болящий бок, прицелился оставшимся в руках оружием в голову девушки. Прикрыв один глаз и стараясь сделать все правильно, он нажал на курок.
Прогремел выстрел и Геката замерла, слегка покачиваясь. Доли секунды – и Гелиас воспользовался образовавшейся задержкой, вогнав в тело девушки разъединенные сабли. С силой надавив, он провел клинки от торса до боков и высвободил лезвия из тела на уровне почек.
Взвыв от боли, Геката попыталась поднять клинок, но тщетно. Со звоном, он упал на лестницу, а следом за ним лицом вниз завалилась и она сама. Ее тело объяло зеленоватым пламенем, а мигом позже – послышался шум со стороны города.
— Спасибо, — загнав сабли обратно в ножны на поясе, благодарно кивнул Гелиас. В тот же миг он сорвался с места и подбежал к завалившемуся на ступеньки Дмитрию. – Ты в порядке?
— Попробуй угадать, — усмехнулся в ответ Дмитрий и кашлянул.
— Вот же… — пробежавшись по экрану кармашана спасшего его бойца, потянул Гелиас. Состояние здоровья Дмитрия, и без того настрадавшегося во время подавления основных сил мармурийцев, опасно держалось в критической зоне. – Держись, я позову…
Резко выпрямившись, он запнулся и сам загнулся от пронзившей его тело боли. Ранение, оставленное Гекатой, наконец, раскрылось, оставшись без влияния растаявшей ледяной корки Ламрана. Подкосившись, он присел на колено и грустно усмехнулся.
— Спаситель нашелся, — шикнув, улыбнулся Дмитрий. – Ну, хоть не один вылечу.
— Никаких «вылечу», — обиженно нахмурился Гелиас. – Будь ты проклят, Маркус. Включи долбанную систему пополнения здоровья!
— Какую еще систему? – смутился Дмитрий.
— Внутренняя регенерация, — ответил Гелиас. – На арене можно тратить печеньки и восстанавливать здоровье во время боя. В каждом сражении – запас ограничен. В «бездне» — система полностью отключена по неоднозначным причинам. Думаю, Маркус просто… черт.
Прикусив губу, Гелиас хрипло засипел от боли в груди. Какое-то время он молча сидел и смотрел на ступеньку, после чего глубоко вздохнул.
— Маркус просто не хочет, чтобы кто-то добрался до конца «бездны», — успокоившись, продолжил Гелиас. – Каждые четыре года одно и то же. Первая волна – для разминки, теряем там большую часть новобранцев. На второй – отсеивается оставшийся запас новичков и часть элиты. Третья – почти непроходимая.
— И в чем смысл тогда готовить много волн? – озадаченно спросил Дмитрий. – Если дальше третьей все равно никто не проходит?
— Не знаю, — честно ответил Гелиас. – Но обычно после бездны – многие новобранцы быстро проходят в элиту. По крайней мере, те, кто пережил первую волну.
— Звучит заманчиво, — усмехнулся Дмитрий. – И трудно в элите?
— Ты новобранец? – озадаченно спросил Гелиас. Получив в ответ одобрительный кивок, он какое-то время молча смотрел на Дмитрия и грустно усмехнулся. – Никогда бы не подумал, что меня выручит новобранец в бездне. Как звать?
— Феникс, — коротко ответил Дмитрий.
— Я бы пожал тебе руку, Феникс, — потянул Гелиас. – Но, думаю, тебе и своей крови сейчас хватает на руках.
— Вторая волна пройдена! – неожиданно прогремел голос комментатора арены. – Силы мармурийцев подавлены, а Геката – убита совместными силами нашего дорогого Гелиаса и новобранца Феникса! Поздравим их и выживших с этой победой, да пожелаем удачи в дальнейшем продвижении в бездну!
— Пройдена? – смутился Дмитрий.
— Да, — поморщившись, коротко ответил Гелиас. – Армия мармурийцев пополнялась бесконечно, пока была жива Геката. В целом, ее смерть – была нашей основной целью на второй волне.
— Гелиас! – оторвал Гелиаса от объяснений голос Ламрана.
С жутким недовольством и тяжестью, Гелиас выпрямился и кивнул бойцу. Ламран же, направив руку на бойца, вновь создал на ранении ледяную корку.
— Много уцелело? – убедившись, что кровотечение приостановлено, спросил Гелиас.
— Нет, меньше половины, — помотал головой Ламран и сел на колени рядом с Дмитрием, залечивая его рубцы. – Нинетт, Стродан. Даже Горжи слился, захватив с собой пару сотен мармурийцев.
— Кто-нибудь из элиты вообще уцелел? – нахмурившись, продолжил расспрашивать Гелиас.
— Человек пятнадцать, может чуть больше, — спешно ответил Ламран. – Мармурийцы сильно раздробили нас по всему городу. Может кого-то просто не видел.
— Ясно, — кивнул Гелиас и напряженно взглянул в сторону города. – Есть смысл продолжать?
— Не знаю, — ответил Ламран. – Честно, не знаю. Нас сильно покусали на этой волне.
— Да и без Горжи… — задумчиво потянул Гелиас.
— Поздравим же наших выживших бойцов! – вновь прогремел голос Маркуса. – Сорок два бойца элиты, девяносто три новобранца! Гелиас, собирайте свои силы в центре города и ждите сигнала о начале третьей волны!
Послышался рев трибун, а Гелиас начал напряженно считать в уме. Своими действиями в начале сражения он хотел внести переполох в ряды врага и выиграть как можно больше времени для своих людей. Теперь же, ему дали явно понять, что все его великие планы рухнули и потери оказались куда более жестокими и ощутимыми, чем он мог бы себе позволить.
— Корка недолго продержится, — помогая Дмитрию подняться, отвлек Ламран Гелиаса от размышлений. – Полчаса в лучшем случае.
— Спасибо, — убедившись, что боль уже не так сильно сковывает его движения, благодарно кивнул Дмитрий.
— Не стоит, — улыбчиво ответил Ламран. – Может, и ты меня выручишь на поле боя в следующий раз. Хотя странно, в элите тебя не видел…
— Он не в элите, — усмехнулся Гелиас.
— Новобранец? – удивился Ламран. – Помог тебе победить Гекату? Ха, Гелиас, стареешь!
— Старею или нет – но в нос тебе дать могу, — нахмурился Гелиас. – Так что, без фамильярностей.
— Понял, молчу, — пытаясь подавить смешок, отозвался Ламран. – Тем не менее, остались более существенные вопросы…
— Да, знаю, — бросив грустный взгляд на приближающиеся со стороны города остатки армии, перебил его Гелиас. – Думаю, нам и правда стоит отказаться от третьей волны.
— Но, Гелиас, разве так можно? – удивился Дмитрий.
— Новобранец, тебя это не касается, — огрызнулся Гелиас, но нарочито кашлянул и спрятал руки за спиной. – Прости, я… ситуация напряженная. Предстоит тяжелый разговор по возвращению, и это… немного нарушает мой внутренний покой.
Поведя бровью, Дмитрий обреченно вздохнул и переглянулся с Ламраном. Вместо того чтобы возражать – тот лишь требовательно смотрел на Гелиаса. Он ждал, когда боец элиты, наконец, объявит свое решение.
— Маркус! – собравшись с мыслями, начал Гелиас и слегка поморщился от появившейся боли в груди. – Заканчивай бездну.
— А третья волна? – прозвучал озадаченный голос комментатора арены.
— В задницу ее, — быстро ответил боец. – Нас осталось чуть больше сотни. Перебьют еще на подходе.
— Что же… — задумчиво потянул Маркус. – Если возражений не будет…
— Не будет, — перебил его Гелиас. – Меня сольют в первые же пару минут сражения. Ламран тоже долго не протянет на одном только своем льде.
— Справедливо, — продолжил Маркус. – Тогда всех выживших – поздравляю с успешным прохождением второй волны! Бездна закрывает свои огненные объятия и будет с нетерпением ждать следующего донодатриама!
Послышался шум трибун. Некоторые выкрики – явно были крайне недовольными, но в большинстве своем они скорее были понимающе-подбадривающими.
— Увидимся, Феникс, — кивнув на прощание Дмитрию, чье тело уже начало обдавать пламенем арены, спешно бросил Гелиас.
Однако прежде, чем Дмитрий успел ответить – в глазах потемнело. В следующий миг, его уже перенесло в родную квартиру, интерьер которой стал при этом на порядок дороже, словно кто-то сделал плановый ремонт в его отсутствие. Опомнившись, он выглянул в окно. Пейзаж переменился. Вместо ухоженных пятиэтажек шестого района, его встретили высокие, белоснежные дома, даже в сумерках вечера отдающие легким свечением отражающихся в стенах фонарей. По вечерней улице сновали люди, мелькали редкие машины.
Слегка озадачившись, Дмитрий залез в экран кармашана и открыл пришедшее от Маркуса письмо. Бегло пробежавшись глазами по тексту, он коротко усмехнулся и закрыл сообщение. За участие в бездне, его перевели на пятый круг, а за каждое убийство – начислили на баланс дополнительные печеньки под свободную трату. Также упоминалось о дополнительной награде, которая будет зачислена позже, и причина получения которой пока для бойца оставалась загадкой из-за отсутствия хоть какого-то адекватного объяснения.
Скинув с себя пальто и убедившись, что от оставленных на арене рубцов не осталось и следа – Дмитрий забрался под одеяло и вскоре устало засопел. Впереди предстоял тяжелый день в компании Натанаэля.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *