Семь кругов Арены: на просторах Ада

Глава 16. Палач

— Чудно, — едва Дмитрий убрал руки обратно под стол, счастливо сказал Маркус. – Еще одним вопросом меньше. Тогда…
— Кстати, о вопросах, — перебил его Акайо, недовольно нахмурившись. – Как идут поиски Палача?
Наступила тишина, перебиваемая лишь сдерживаемым Натанаэлем смехом. Поймав на себе недовольные взгляды собравшихся, он лишь помахал рукой и попытался изобразить безграничную серьезность на своем лице.
— Скверно, — коротко ответил Маркус. – Натанаэль, насколько понимаю, ты хочешь внести свою лепту в поиски?
— Ой, нет, ни в коем случае, — не выдержав, смешливо ответил он. – Вивьен мне голову оторвет, если я влезу.
— Может, стоит просто забрать у тебя воспоминания, демон? – прохрипел Ворон, одарив демона тяжелым взглядом. – Выудим что-нибудь полезное?
— О, не, не стоит оно этого, — бодро отказался он. – К тому же мне тогда не только от Вивьен, но и от Амальти прятаться.
— Он хорошо прячется, — тяжело вздохнув, встрял в разговор Маркус. – К сожалению, все, кто имеют доступ к информации – молчат. Вот и топчемся на месте, пока этот ублюдок водит нас за нос.
— То, что он тебе не нравится – не делает его ублюдком, Маркус, — виновато сказала Вивьен. – Просто признай, что ты не сможешь его поймать, только и всего.
— Замолчи! – сорвавшись, громко закричал на кайши Маркус. На какой-то момент, Дмитрий заметил, как черная дымка окутала руку комментатора арены, практически тут же растворившись в воздухе.
— А ты успокойся, — скрестив руки на груди, недовольно ответила Вивьен. – Сдался он тебе?
— Было бы лучше, если бы сдался, — обреченно вздохнув, ответил Маркус. – Прошу прощения, мисс Аддерли.
— Не стоит, — наигранно зардевшись, тепло улыбнулась она. – Попробуй проследить за Натанаэлем. Быть может, он знает, где сейчас прячется твой любимый Леонид?
— Гениально, мисс Аддерли, аплодирую стоя, — усмехнувшись, ответил за Маркуса Натанаэль. – Думаешь, я теперь пойду к нему сразу же, как закончится собрание?
— А может ли Маркус гарантировать, что ты сейчас не блефуешь? – упершись руками в тумбочку, на которой сама же сидела, с интересом спросила Вивьен в ответ.
— Может ли Маркус гарантировать, что я не блефую, изображая блеф? – упершись локтями о стол, сощурился Натанаэль. – Хотя, пожалуй… Волк, вот ты у нас мозг. Скажи, я блефую или нет?
— Эй, меня-то не приписывай, — усмехнувшись, ответил Акайо. – Была бы тут Ардарика – она бы тебе сразу сказала, врешь ты или нет.
— Так, может ее пригласить? – оживился Натанаэль. – Она же милашка у тебя! Да и готовит вкусно!
— Заткнись уже, — обреченно заворчал Ворон.
— Слушай, а может и Палача позвать тогда заодно? – проигнорировав Ворона, продолжил Натанаэль. – Устроит нам вечер увлекательных историй. Что скажешь, Маркус? Эм, Маркус? Обиделся, что Нинетт не пригласили?
— Натанаэль… — тяжело вздохнув и успокоившись, потянул комментатор арены. – Прошу, помолчи, хотя бы пару минут.
— Оу, ну не заводись ты так-то, — прищурившись, виновато ответил Натанаэль. – Я же это, добра всем хочу. Чтобы весело было, все дела.
— Предлагаю на этом закончить, — решив, что пора вмешаться, встал со своего места Акайо. – Если кто хочет продолжить обсуждение – ожидаю у себя дома, через два часа. В текущей… компании не думаю, что мы придем хоть к какому-нибудь результату.
— Волк, сядь, — подняв руку, нахмурился Маркус.
— Зачем? – с интересом спросил Акайо. – Вы все равно продолжите ругаться между собой вместо того, чтобы сделать хоть что-то полезное. Выясните отношения уже, спокойно разберитесь – да и айда ко мне. Люси давно не было, так что запасся вкусностями вдоволь.
— Я, пожалуй, пас, — встав со своего места, учтиво ответил Ворон. – Лучше в церковь заскочу. Не сомневаюсь, что там уже очередь выстроилась.
— Заходи вечером, — улыбнувшись, кивнул Акайо. – Думаю, все уже разойдутся, так что можно будет культурно посидеть хоть.
— Благодарю за предложение, — ответил Ворон и направился в сторону двери. – Дам знать, если минутка свободная появится.
— Ворон, погодь, — поднявшись, остановил его Череп. – Мы с Князем, пожалуй, тоже уже пойдем.
Взглянув на своего слегка удивленного товарища, Череп неуверенно почесал затылок. Пожав плечами, Князь встал со своего места и кивнул озадаченному Маркусу в знак согласия со сказанными Черепом словами.
— Замечательно, — нарочито просияв, коротко сказал Ворон. – Натанаэль, ты с нами?
— Не, я потом, с Волком перемещусь, — обернувшись, махнул рукой демон, чуть не задев Дмитрия. – Прости, но я тебе не очень-то доверяю, Ворон. Пугаешь ты меня.
— Что же, у нас есть хоть что-то общее, — усмехнулся глава церкви и пропустил вперед Черепа с Князем. – Хорошего дня, Маркус.
— И тебе всего хорошего, Карл! – радостно помахав рукой, бросила Вивьен, тут же поймав на себе озадаченный взгляд Маркуса. – Что?
— Нет, ничего, — выдавив из себя нервную улыбку, ответил он. – Просто устал немного…
— Бедняга, — заботливо потянула кайши. – Ничего, после праздников отдохнешь, расслабишься. Я поговорю с Нинетт, может подобью ее на что-нибудь интересное хоть. А то Волк уже на стенку лезет, а виду не подает…
— Так, Вивьен! – недовольно воскликнул Акайо, но тут же нарочито кашлянул. – Мисс Аддерли, прошу, воздержитесь от нежелательных подробностей.
— Какие мы серьезные, — широко улыбнувшись, съязвил Натанаэль, но тут же развел руками, поймав на себе уничтожающий взгляд Акайо. – Зануда. Нельзя так с Ардарикой. Она же не простая девушка. Ей не нужно, чтобы ты ее понимал – ей нужно, чтобы ты был с ней собой. А пока ты переживаешь по пустякам – только хуже делаешь. Так что это, перестань уже, что ли.
— Натанаэль, не лезь не в свои…
— Прости, пушистый, но он прав, — перебила его Мелисса. – Последние полгода ты слишком переживаешь за нее.
— Мелисса, и ты туда же? – обреченно спросил Акайо.
— Конечно! – стукнув по столу, завелась она. – Ты такой дурак временами! Она самостоятельная до мозга костей! А ты постоянно лезешь со своими розовыми соплями и переживаниями!
— Розовые сопли? – усмехнувшись, переспросил Натанаэль. – Кажется, кто-то слишком много времени проводит в обществе нашего драгоценного Люси.
— Так, замолкни, — направив указательный палец на демона, заворчала она.
— Да, наверное, я и правда перебарщиваю последнее время, — виновато почесав затылок, вставил Акайо, отчего Мелисса опустила руку.
— Именно! – спустя какое-то время, вновь оживилась она. – Знаешь, как ей тяжело тебе это объяснить? Знаешь, как она боится тебя обидеть? А ты что делаешь в ответ? Выслушиваешь, а толку никакого – все равно проходит пару дней и все по-старому. Черт возьми, пушистый, возьми себя в руки уже!
— Наверное, это не мое дело… — неуверенно вставил Дмитрий. – Но, думаю, Ворон был прав, решив покинуть собрание.
— Благодарю, Феникс, — усмехнулся Маркус. – Волк, прошу, оставьте личные вопросы в стороне. Мы и так уже потеряли половину группы.
— Прошу простить, — неуверенно кивнув, ответил Акайо.
— Дурашка ты, пушистый, — спрыгнув с тумбочки, улыбчиво потянула Вивьен, направившись в сторону Волка. – Иди, обниму хоть.
— Мисс Аддерли, прошу, не…
— Так, живо! – недовольно воскликнула она, широко раскинув руки. Смирившись, Акайо все же наклонился и обнял кайши, тут же ощутив на себе сильный захват. – И не смей больше раскисать, дурак!
— Пока меня обнимаешь настоящая ты? – усмехнулся Волк. – И не подумаю.
— Вернешься домой – сразу же обнимешь Ардарику. И только попробуй опять начать страдать из-за собственных сомнений, — выпустив Акайо, продолжила она. – Чем меньше ты будешь ее в чем-либо подозревать, тем вам будет легче. Она доверяет тебе и старается делать все, лишь бы ты не ревновал. Да и вообще, сам виноват, что приучил ее чувствовать себя свободной и идти к своим целям.
— Ох-ох, не думаю, что это его заслуга, — усмехнулся Натанаэль. – Как по мне, так до Волка Ардарика была куда более боевой. Сейчас, скорее даже домашней стала.
— Тебя вообще не спрашивали, Натанаэль, — заворчала Вивьен. – Ему и без тебя тяжело. Так что оставь свои умные мысли в своей умной голове.
— Сарказм такой сарказм, — обреченно вздохнул демон, устремив взгляд в потолок.
— Рада, что мы поняли друг друга, — улыбнулась Вивьен. – Маркус, думаю, на сегодня достаточно.
— Что, уже? – неуверенно спросил комментатор арены.
— Да, пора бы закругляться, — кивнула она. – Мелисса, Феникс сейчас живет в Вашиаме, ведь так?
— Шестой круг, да, — быстро отозвалась Мелисса.
— Чудно, — улыбчиво продолжила кайши. – Я помогла ему с гардеробом, но по времени не вышло показать тренировочную площадку. Если не трудно, то прошу взять на себя эту тривиальную задачу.
— А, да, разумеется, — оживилась она. — Когда будет лучше это сделать?
— До бездны, конечно же, — ответила Вивьен с легкой усмешкой. – Он вроде неплохо держит клинок, но с огнестрельным оружием как-то не особо хорошо получается пока. Так что, очень на тебя рассчитываю. Было бы шикарно, если бы он натренировался до праздника.
Кивнув, Мелисса встала и вытащила пачку сигарет. Ожидая привычную для него реакцию, Дмитрий был крайне удивлен, что никто даже не обратил внимания на закурившую девушку. Словно здесь это было нормой. Как будто некурящие понимали курильщиков, и не пытались даже показать, что им неприятно, даже если им на самом деле все равно.
— Тогда, собрание можно считать оконченным, — подвел итог Маркус. – Волк, это, спасибо тебе.
— За что? – слегка смутился Акайо.
— На моей памяти ты первый так быстро согласился взять на себя ответственность за донодатриам – усмехнулся он. – Обычно это вызывает куда больше проблем.
— Для меня это честь, Маркус, — улыбнувшись, слегка склонил голову Акайо. – Раз уж появилась возможность хоть как-то помочь, то я всегда рад.
— Ты даже не представляешь, как сильно меня выручил, — продолжил Маркус. – Из-за Люси и так времени ни на что не хватает. Если еще и за днем перехода следить – так ходил бы, ненавидел всех вокруг недели две.
— Хватит уже, — усмехнувшись, вставила Вивьен. – Волк у нас и так стесняется, когда его хвалят.
— Тем не менее, спасибо, — коротко подытожил Маркус. – Всем спасибо, все свободны.
В комнате началось оживление. Натанаэль, лениво зевнув, первым среагировал, и безразлично закинув руки за голову – ушел вслед за Волком. Подождав Дмитрия, Мелисса взяла его под локоть и выпустила в нос клубок дыма. Слегка поморщившись, он лишь недовольно помотал головой и уверенно пошел следом за Натанаэлем, продолжившим разговор с Волком об Ардарике. Сейчас, без давления – демон хоть как-то мог помочь ему. Да и, судя по всему, знал ее достаточно близко.
Мелисса же, проходя по коридору, крепче прижалась к Дмитрию. По всей видимости, на нее вновь начали давить воспоминания об этом месте. Выдавив нервный смешок, Дмитрий аккуратно толкнул ее плечом. Слегка успокоившись, Мелисса бодро кивнула и попыталась выдавить из себя улыбку. Проходя мимо портрета мужчины в костюме, она на какое-то время вновь поникла, но практически сразу гордо выпрямилась и выпустила клубок дыма. Пускай ее и беспокоили эти воспоминания, но показывать сейчас Волку, что она переживает – было бы крайне некрасиво с ее стороны. Это бы означало, что она – сама не способна на то, о чем его только что просила. Если и не для себя – так сейчас она просто не хотела вспоминать прошлое ради него, всеми любимого акрасовца, Акайо.

Глава 17. Бергар

23-е октября 2010-го года.
Вашиам, шестой круг Редоренкена.
Квартира Дмитрия.
«Дорогой дневник!
Я озадачен. Два дня назад Мелисса показала мне заведение в восточной части шестого круга, «Клинки». И… посещение прошло крайне странно…
Насколько успел заметить, там были бойцы и с более высоких кругов помимо новобранцев, как я. Наверное, место популярное, но все же крайне неоднозначное. Ты входишь, регистрируешься, платишь двадцать печенек за час и проходишь через зеркало. Тебя забрасывает на случайную арену в лимбе, и ты сражаешься с волнами разнообразных существ. Чем дальше проходишь – тем больше вкусностей и тем сложнее бои.
Вроде и ничего странного в этом нет… уже, по крайней мере… но то, что мне показала Мелисса потом – окончательно выбило почву из-под ног. Оказывается, что фразу Маркуса «омой клинок кровью врагов – и он станет сильнее» нужно было воспринимать буквально. Я, конечно, большой любитель игр и прочего, но «прокачивать» что-то в самом себе… это странно.
В общем, теперь мой клинок стал шире, но при этом легче. Спасибо вам, улучшения. С удовольствием теперь буду проводить все свободное время на тренировках.
С огнестрельным оружием ситуация в точности такая же. Однако если оружие ближнего боя меняет свою форму со временем – оружие дальнего лишь становится сильнее без каких-либо внешних изменений. Мелисса пыталась мне объяснить, как это все работает и зачем вообще нужно, но не смогла. Точнее, смогла, но не полностью. Вероятно, это было связано с серыми иконками на панели доступа к улучшениям. Тем не менее, теперь я знаю, как мне получить два клинка вместо одного! Если буду стараться – может, через недели две уже «прокачаюсь».
Как мне объяснил Одиус, хозяин заведения, в канун донодатриама у них всегда полно посетителей. Кто-то просто хочет освежить в памяти приемы, дабы не упасть лицом в грязь во время сражения, кто-то же – просто наверстать упущенное. И все равно…»

— Скучно пишешь, Феникс, — сбил Дмитрия с мысли уставший голос Вивьен. – Для себя просто пометки делай и все. Не обязательно же расписывать каждую мелочь.
Отложив ручку, он недовольно посмотрел на приветливо улыбающуюся кайши. Обреченно вздохнув, он спрятал принадлежности обратно в кармашан и встал со стула, лениво потянувшись.
— Ты как, морально готов? – запрыгнув на стол и бросив взгляд на спящую Мелиссу, с интересом спросила Вивьен.
— К чему именно? – усмехнулся Дмитрий.
— Угадай с трех раз, — заворчала Вивьен и уперлась в стол руками. – Слушай, я тут по делу…
Нахмурившись, Феникс посмотрел на Мелиссу и жестом пригласил Вивьен выйти в коридор. Кивнув, она спрыгнула со стола и пошла вперед.

— Я назначила тебе сопровождающего, — едва Дмитрий закрыл дверь, продолжила она. – На донодатриам.
— В каком смысле? – слегка смутился он.
— Натанаэль пойдет с тобой, — виновато ответила Вивьен. – В целом, он вызвался сам.
— И зачем это ему? – скрестив руки на груди, требовательно спросил Дмитрий. – И вообще… ты о чем сейчас?
— Смотри… — обреченно вздохнув, попыталась начать долгую тираду объяснений кайши. – Во время донодатриама – элите и нашим белокрылым друзьям могут помогать бойцы арены. Поскольку сам бы ты вряд ли вызвался – я решила все решить за тебя. Разрешение уже достала, тебе осталось только быть готовым и слушаться Натанаэля.
— Подожди, а зачем мне это вообще? – опустив руки, удивленно спросил Дмитрий.
— Натанаэль завтра все объяснит, — ответила Вивьен. Призадумавшись, она коротко усмехнулась и продолжила: — и покажет, если повезет.
— Ты говоришь загадками, — тяжело вздохнул Дмитрий. – Может, проще объяснишь?
— Если объясню слишком много – испорчу все веселье, — улыбнувшись, сказала она. – Тем не менее, ты предупрежден, моя совесть чиста.
— А если я не пойду? – усмехнулся он.
— Я первой об этом узнаю, — кивнув, коротко сказала Вивьен. – Не забывай, я слежу за каждым шагом каждого бойца. Так что, могу завтра рассчитывать на твою сговорчивость и участие в празднике?
Недовольно нахмурившись, Дмитрий еще какое-то время подумывал возразить, но все же кивнул, выбросив вперед руку. Рука кайши же спокойно прошла сквозь его ладонь, а сама она лишь звонко усмехнулась и растворилась в воздухе.
— Вот же… — помотав головой, обреченно сказал Дмитрий.
Постояв еще какое-то время на месте, ожидая, что сейчас все же появится настоящая Вивьен, он лениво зашел обратно в комнату. Мелисса, хоть и перевернулась на другой бок, но все еще сопела. Если она что-то и слышала – то, по крайней мере, не подала виду.
Закрыв за собой дверь и умыв лицо, Дмитрий вернулся в спальню и накинул на себя недавно приобретенный белый плащ. Судя по полученной от Маркуса информации, перенос бойцов начнется за пятнадцать минут до полудня. Обычно в это время Мелисса еще мерно сопела под одеялом, так что Дмитрий решил ее не будить и пройтись спокойно по району. Кинув последний, слегка недовольный взгляд на девушку под одеялом – он вышел из спальни и вскоре покинул квартиру, направившись в сторону лестницы.

— А, даже так? – едва зайдя в магазин, услышал знакомый, звонкий голос Кирстен Дмитрий.
— Да ужас, и не говори, — усмехнулся в ответ мужчина в белой рубашке и бордовой жилетке. – Не, в остальном успешно прошло, жаловаться не берусь. Но вот Энсис да, отжигает только так последнее время.
— Ой, Феникс! – оторвавшись от разговора, радостно крикнула Кирстен. Мужчина у прилавка практически сразу же повернулся в его сторону и приветливо махнул рукой. – Какими судьбами?
— Да, выдалась минутка, вот и решил заскочить, — почесав затылок, виновато ответил Дмитрий.
— А, ну, знакомься тогда, — все также восторженно продолжила она. – Мой муж, Ар…
— Бергар, — протянув руку, перебил ее мужчина. – Имена ни к чему. Он ведь тоже боец арены, как и я.
— Феникс, приятно, — бодро согласившись на рукопожатие, представился Дмитрий. – Давно на арене?
— Ну… — почесав затылок, усмехнулся мужчина.
— Три победы пока в кармане, — улыбчиво пришла на помощь Кирстен. – Сегодня четвертая будет.
— И с чего такая уверенность? – с интересом спросил Дмитрий.
— Бездна же, — пожав плечами, ответил Бергар. – Отметка в общий зачет всем, кто примет участие.
— Ты не получил приглашение, что ли? – удивленно спросила Кирстен. – Два дня назад всем разослали же! Там и информация была!
— Да нет, не в этом дело, — попытался тут же оправдаться Дмитрий. – Просто не думал пока об этом, эм, событии, как о легком способе перейти на следующий круг.
— Ха, правильный настрой! – взбодрился Бергар. – Победа приходит лишь к тем, кто о ней не думает!
— По-моему, там немного по-другому звучало… — слегка озадачился Феникс, услышав знакомую фразу. У Феликса зачастую под рукой находился сборник афоризмов, когда выдавалась свободная минутка. Зачастую и сам глава их организации грешил цитированием той или иной фразы из очередного сборника. И, если он сейчас был прав – то прозвучавшая цитата принадлежала Ремелиону Дону.
— На фарадамийском так, — пояснила Кирстен. – В Редоренкене много национальностей, знаешь ли.
— А, прости, я не хотел…
— Ничего страшного, — улыбчиво успокоила его продавщица. – Даже забавно, что ромалиец чувствует себя виноватым перед фарадамийцами.
— Войны творит власть, а не национальность, Кирстен, — вновь попытавшись процитировать Ремелиона, сумничал Бергар. – Однако, Феникс, ты, получается, тоже сегодня участвуешь?
— У меня особо и выбора не было, — усмехнулся в ответ Дмитрий. – Сказали, что участвую, и делай что хочешь, но явка обязательна.
— Не имею ни малейшего представления, кто мог бы заставить тебя принять участие, — улыбнувшись, потянула Кирстен.
Но, практически тут же замолчала. Бергар и Дмитрий практически единовременно подняли перед собой кармашаны. Пришло напоминание, что вскоре их перенесут. При желании, они также могли переместиться через это самое напоминание, дабы спокойно подготовиться к тяжелому бою.
— Что же, удачи вам, мальчики, — облокотившись на прилавок, продолжила она. – Бергар, Энсису привет, если пересечетесь. Заодно передай, что у меня много новых дизайнов для шляпок появилось. Может и ему что-нибудь да придется по душе. Он же у нас любит шляпки.
— Обязательно, — поцеловав жену в щеку, отозвался Бергар. – Ну что, погнали, Феникс?
Кивнув, Дмитрий нажал на кнопку в письме. Практически сразу же, он исчез. Следом за ним переместился и Бергар.

Глава 18. Виола

Знакомая тьма переноса быстро сменилась ослепляющим белым светом комнаты ожидания. Непродолжительные мучения до угасания белизны – и перед Дмитрием раскинулся широкий зал, до отвала наполненный бойцами арены. Держась группами, они увлеченно разговаривали между собой; периодически из одиночных зеркал появлялись новые. Как и камеры на одного – белый пол и потолок уходили вдаль, вплоть до постепенно расширяющихся белых стен. Одна из них – была практически полностью зеркальной, кроме небольшой полоски под потолком. На ней уютно расположился таймер, с темно-зелеными цифрами. Судя по нему, до начала оставалось чуть больше семи минут.
— Э, Энсис! – опомнившись, услышал оглушительный крик рядом с собой Дмитрий. Бергар, по всей видимости, лучше приспособленный к переносу, уже успел найти своего друга в толпе и теперь приветливо махал ему рукой. – Твой обожженный зад нормально себя чувствует?
— Да пошел ты! – усмехнувшись, крикнул ему в ответ мужчина, лет тридцати на вид. Длинные, светлые волосы, бордовая мантия. Судя по тому, что взвинченный в воздух кармашан находился на правой руке – он был левшой.
— Феникс, отойду? – опустив руку, обратился Бергар к своему спутнику.
Хоть и слегка озадаченно, Дмитрий все же кивнул. Оживившись, Бергар спешно пожал ему руку, попутно хлопнув по плечу и быстрым шагом направился к небольшой группе, к беседе с которой вернулся Энсис.
Проводив его взглядом, Дмитрий вновь посмотрел на таймер. Чуть больше шести минут. До начала неизвестного.
Тяжело вздохнув, он, было, подумал забраться в перчатку и проверить состояние вооружение, как заметил стоящую возле себя девочку в черном платьице. Слегка удивившись этому, Дмитрий все же опустил руку и присел на колено.
— Виола, да? – призадумавшись, спросил он.
Кивнув, она крепче прижала к себе плюшевого медвежонка.
— А где Ко… то есть, мама? – запнувшись, продолжил Дмитрий.
— Готовится, — коротко ответила Виола. – Завтра тяжелый день.
Усмехнувшись, Дмитрий аккуратно поднес руку к голове девочки и потрепал ее за волосы. На какой-то момент, Виола ненавистно взглянула на него, но практически сразу же улыбнулась и закрыла глаза.
— Она будет помогать Волку? – встав с колена и оставив голову девочки в покое, спросил Дмитрий.
— Не-а, — бодро ответила Виола. – Мама не руководит. Мама участвует.
— Ясно, — коротко кивнув, сказал Дмитрий и спрятал руки в карманы. – Надеюсь, что мы с ней будем в одной команде.
— Не будете, — помотала головой Виола. – Вы разные с мамой.
— В каком смысле? – озадаченно спросил Дмитрий.
— Завтра вам не по пути, — продолжила девочка.
— Осталось две минуты! Приготовьте свои нежные попки, их надерут по полной программе! – объявил голос Маркуса, что тут же встретилось громогласным улюлюканьем со стороны заждавшихся бойцов.
— Не совсем понимаю…
— Пойдете разными дорогами, — холодно потянула Виола. – К общей цели.
— Виола? – озадаченно спросил Дмитрий, но лишь обреченно вздохнул, едва лицо девочки вновь расплылось в широкой улыбке. – Ладно, черт с тобой.
— Опаздывает, — словно не слушая Дмитрия, усмехнулась Виола.
— Кто еще опаздывает? – уже не так уверенно, как раньше спросил он.
— Время опаздывает, — показав через плечо в сторону таймера, ответила девочка. – Маркус не дружит со временем. Оно его враг. Маркус лишь тянет его.
— Так, ты начинаешь меня пугать… — чувствуя, что ноги начали тянуть его назад, подальше от Виолы, усмехнулся Дмитрий.
— Не путай страх и интерес, Феникс, — прижав к себе медвежонка, вновь расплылась в широкой улыбке девочка. – Пока ты будешь хотеть задавать вопросы – тебя будут хотеть находить ответы. Пока ты будешь избегать вопросов – тебя будет находить только страх.
— Я… — почесав затылок, неуверенно потянул Дмитрий. – Кто ты?
— Такой же боец арены, как и ты, — ответила она и подошла ближе. Опустив медвежонка, болтающегося теперь возле ноги – она протянула правую, свободную от кармашана руку вперед. – Мы пойдем одним путем, Феникс. Маме вскоре придется уйти. Ненадолго.
— И все же ты меня пугаешь, — усмехнулся Дмитрий, но все же немного успокоился и взял девочку за руку. – Хорошо, я… постараюсь задавать вопросы.
— Не задавай их мне, — помотала головой Виола, недовольно нахмурившись. – Я не ношу с собой ответы. Не бойся спрашивать, когда придет время, только и всего. Пока – это лучшее, что я могу тебе посоветовать.
— Тридцать секунд! Мечи обнажить, мысли – оставить за пределами арены и приготовиться! – вновь прозвучал голос комментатора арены.
— Хорошо, — дослушав Маркуса, кивнул Дмитрий и вернул себе руку.
— Славно, — вновь обняв медвежонка двумя руками, улыбчиво сказала Виола. – Тогда до встречи!
— Стой, ты куда? – едва Виола развернулась и убежала, крикнул ей вслед Дмитрий, но она уже успела раствориться в толпе. – Вот же…
Аккуратно зажав пальцами переносицу, Дмитрий вновь глубоко вздохнул. Но, не успел он начать думать о произошедшем, как прозвучал знакомый сигнал о начале сражения. Резонансом отозвавшийся в глотках бойцов громким, продолжительным ревом, он явно был не лучшим подспорьем для длительного обдумывания. Огромное зеркало не переставало ярко мерцать от входящих в него участников предпраздничного сражения. Само же отражение – сменилось теперь бескрайним, зеленым лугом, на котором периодически появлялись бойцы. Судя по всему, переносились они в случайные точки на арене, и не каждого можно было увидеть в самом зеркале.
Вскоре, и сам Дмитрий призвал свой клинок, шагнув в зеркало переноса.

Глава 19. Бездна

23-е октября 2010-го года.
Убежище на востоке Забвения.
«Дорогой дневник,
Последние несколько дней были тяжелыми. Я не знаю, сколько еще выдержу. Пока рядом… он, я чувствую себя в безопасности. Но, долго ли еще я смогу прятаться здесь? Как долго еще я буду подставлять его под удар? Ведь, если кто-то узнает…»

Услышав скрип двери за спиной, мужчина в темно-бежевой накидке с капюшоном поверх головы резко вскочил со стула. Едва верно несущая службу мебель коснулась пола, наполнив комнату грохотом – он уже крепко сжимал стоявший до этого у стены двуручный топор со свободно болтающимся на креплении топорищем. Напряженно глядя на вошедшего, низкорослого гостя.
— Отличная реакция, — усмехнувшись и закрыв за собой дверь, улыбчиво сказала Вивьен. – Этажом выше ко мне отнеслись на порядок спокойнее.
— Прости, — опустив оружие и прислонив его обратно к стене, виновато сказал мужчина. – Я не ждал гостей.
— Сам виноват, — бросив взгляд на замотанный бинтами кармашан собеседника, грустновато пожала плечами Вивьен. Тем не менее, она все равно спокойно продефилировала через всю комнату и села на стол, тут же глянув на страницы открытого дневника. – Слишком открыто пишешь.
— Это черновик, — подойдя к столу и резким движением забрав дневник, все также мрачновато сказал он. – Что привело?
— Натанаэль тебя выдал, — ответила Вивьен и улыбка тут же исчезла с ее лица. – Сиди здесь и не высовывайся, пока все не утрясется. Тебе не нужно идти никуда завтра.
— Я не буду подходить слишком близко, — недовольно ответил мужчина. – Пока…
— Пока что? – скрестив руки на груди, не дала ему договорить Вивьен. – Пока все будут отвлечены днем переноса – ты думаешь, что сможешь пробраться вниз незамеченным? Не смеши меня, Палач.
— Нет смысла меня отговаривать, — поднял голос он и направил указательный палец на собеседницу. Едва рука с замотанным кармашаном оказалась в воздухе – под бинтом словно пробежалась волна, коротко приподнявшая, а потом опустившая его. – С Натанаэлем-же ситуация больше не повторится…
— Повторится, — усмехнулась в ответ Вивьен. – Он чувствует присутствие… вашей стихии.
Молча покачав головой, Палач положил дневник обратно на стол и открыл пустую страницу. Под слегка озадаченным взглядом Вивьен, он вскоре нарисовал человека с короткими, темными волосами и аккуратной бородкой вокруг рта и по линии скул. Человек был одет в строгий костюм, с галстуком. Обе его руки – закованы в металлические перчатки. Правая же рука – крепко сжимала черную трость.
— Знаешь его? – протянув рисунок Вивьен, холодно спросил Палач.
— Да, — нахмурившись, ответила кайши.
— Он помог нам отбить позавчерашнюю атаку с востока, — облокотившись на стол, продолжил мужчина. – Но исчез столь же стремительно, сколько и появился.
— Он может свободно перемещаться? – дослушав Палача, озадаченно спросила Вивьен.
— Судя по твоему вопросу – не должен бы, — нервно усмехнулся он.
— Скверно, — закрыв дневник и вернув его Палачу, прикусила губу Вивьен. – Я доложу Люсе.
— Пока не стоит, — разрушил ее планы Палач. – Судя по всему, он на нашей стороне. Если так, то не докладывай до конца донодатриама. Не стоит омрачать ему праздник.
Кивнув, Вивьен слезла на пол и увела взгляд в потолок. Словно что-то обдумав, она повернулась к Палачу и миловидно улыбнулась.
— Я отправлю Натанаэля к вам после праздника, — сказала она. – Побудет ищейкой.
— Если его нос не пострадает раньше за предательство, — заворчал в ответ Палач. – То вполне.
— Не ворчи, — усмехнулась Вивьен. – Тебе не идет.
— А что мне еще остается, если ты меня не пускаешь на Кайнакен? – продолжил он.
— Я согласилась прислать Натанаэля, — с легким интересом заметила Вивьен. – Скажи, зачем тебе еще туда надо? Ведь ты собирался его искать, не так ли? Или я ошибаюсь?
— Я… — потянул Палач, но лишь усмехнулся, поймав на себе требовательный взгляд кайши. – Ты ведь не можешь узнать, что происходит в моей голове, не правда ли?
— Так, не выпендривайся, — недовольно скрестила руки на груди Вивьен.
— И не думал, — хитровато улыбнулся он. – Просто решил воспользоваться этой, хоть и не самой приятной, привилегией. Расскажу, когда вернусь обратно. Хорошо?
Какое-то время кайши еще недовольно сверлила его глазами, словно пытаясь прочитать мысли не через перчатку. Простояв так с несколько секунд, она лишь обреченно вздохнула и развела руками в стороны.
— Дело твое, — недовольно бросила она и направилась в сторону выхода. – Хочешь выдать себя – пожалуйста. Мне-то что с того? Тоже мне, переживать за него еще. Не заслужил!
— Спасибо, — выслушав поток гневных выкриков со стороны кайши, коротко сказал Палач.
— Будь осторожен, — дойдя до двери и остановившись, коротко сказала, не оборачиваясь, Вивьен.
Молча кивнув ей в спину, Палач дождался, пока она покинет комнату. Едва дверь закрылась, он вновь бросил взгляд на лежащий на столе дневник. В каком-то смысле, Вивьен была права. Последние несколько записей он действительно делал слишком уж наводящими.

— Доброго утра, уважаемые зрители и не столь уважаемые бойцы арены! – вскоре зазвучал голос Маркуса над лугом.
Зеркало перенесло Дмитрия в случайную точку на карте. Редкие деревья, голубое небо над головой и с десяток бойцов в пределах видимости. Это было все, что ему удалось увидеть из своего текущего местоположения.
— Рад приветствовать вас на очередном предпраздничном сражении! – продолжил голос комментатора арены. – В столь знаменательный день, прошу зрителей почтить память вознесенных минутой молчания. Участники сражения же – слушайте и внимайте.
Пока на трибунах воцарилась тишина, а надоедливый голос Маркуса принялся объяснять правила – Дмитрий вновь залез в экран перчатки. Быстро пробежавшись по списку вооружения и выставив на всякий случай все необходимое вперед, он прокрутил в руке свой обновленный клинок и продолжил слушать.
— В этом году в «бездне» примет участие восемь тысяч девятьсот двадцать один боец, — чуть спокойнее сообщил комментатор. – Меньше, чем на прошлый донодатриам, но не так уж и мало, как прогнозировали летом. В целом, надеюсь, что все пройдет удачно и мне не придется просидеть целый день здесь, комментируя ваши жалкие попытки убить хоть что-нибудь прежде, чем сдохнуть. Так что… не смею более задерживать! Первая волна!
Едва Маркус отдал команду о начале сражения – земля под ногами задрожала. Бойцы, находившиеся неподалеку от Дмитрия, так же были слегка озадачены происходящим.
Вскоре, вдалеке в небо взмыл столп красного света. Быстро глянув по сторонам, Дмитрий заметил, что двое бойцов тут же замахнулись оружием, побежав в сторону столпа. Решив, что так и нужно делать – он побежал вслед за ними. Вскоре, опомнились и остальные.

— Жмем, жмем, жмем! – не унимался голос Маркуса над полем начавшегося хаоса.
Чем дальше продвигался к источнику света Дмитрий – тем сложнее было идти. Повсюду слышались взрывы, вырастали огненные стены, перед глазами по земле успевали пробегать ряды ледяных кольев. Во все стороны летели камни, выстрелы. Все с одной лишь только целью – убить столько существ, вырывающихся из столпа света, сколько возможно.
Взмах клинка – и одним монстром на счету Дмитрия стало больше. Непонятная тварь, похожая на лысого, покрытого крупными, чешуйчатыми наростами волка. Взвыв, едва острый клинок вспорол брюхо, существо завалилось на бок и покрылось пламенем, исчезнув с поля боя.
Едва успев опомниться, Дмитрий поднял перед собой кармашан, в который тут же вцепился зубами очередной налетевший на него «волк». Откуда-то справа послышался выстрел – и враг забрызгал лицо Дмитрия капельками крови, ослабив хватку. Взмах – и клинок вошел под ребра, выйдя из спины. Обдав руку холодным пламенем, существо практически тут же исчезло.
— Будь осторожнее, — требовательно приказал женский голос, после чего прогремел очередной выстрел.
— Спасибо, — бросил Дмитрий своей спасительнице – девушке с длинными, светлыми волосами. Одетая в сине-красный камзол, она лишь коротко кивнула и прыгнула через выросшую стену пламени, скрывшись в пучине сражения.
Очередной замах – и очередной враг лежит. Теперь Дмитрий старался вести себя осторожнее. Больше отступал назад, позволяя другим бойцам помогать ему. Этот бой не был одиночным. Он не был похож на то, с чем столкнулся Дмитрий в своем первом сражении. Здесь бойцы помогали друг другу, а не пытались убить. И, в каком-то смысле, это даже придавало ему сил.
Вскоре, он предпочел сменить оружие. Запустив клинок в бегущего на него врага, и с радостью заметив, что тот исчез вместе с поверженным зверем, вернувшись обратно в перчатку – он обнажил пистолеты. Прицелившись и вспомнив, сколько в его драгоценных «вершителях» патронов – Дмитрий начал обстрел.
— Прикрывай! – прозвучал знакомый голос из-за спины. Практически тут же, за ним последовал шлепок по плечу, а мгновением позже – на приближающуюся стаю побежал Бергар, сжимая в руках крупный, двуручный молот. Замах, удар пришелся в землю, раскидав врагов в стороны. Отстреляв выживших существ, Дмитрий опустил пистолеты и подбежал к оглядывающемуся по сторонам бойцу, смахнувшего с лица капельки пота. – Держишься?
— Да пока, — бодро отозвался Дмитрий. – Сам как?
— Скверно, — прикусив губу, ответил Бергар, стараясь не отвлекаться от сражения. – Наша группа распалась. Энсис уже успел вылететь.
— Сочувствую, — коротко сказал Дмитрий и осыпал градом выстрелов заметившего их врага.
— Ха, не стоит, — крепче сжав рукоять молота, оскалился Бергар. – Эм, Феникс, что ты делаешь?
— Перезарядить хочу, — озадаченно ответил Дмитрий, ища патронаж.
— Дурак, — хлопнув его по плечу, усмехнулся Бергар. – Здесь не нужно. Стреляй в свое удовольствие, пока хватает печенек.
— То есть как? – слегка подкосившись от хлопка, неуверенно спросил Дмитрий.
— Перезаряжается огнестрельное оружие само, — пожал плечами Бергар. – Не спрашивай, как это работает – но, пока это работает, жаловаться не приходится.
— Эм…
— Так, все, я побежал! – убрав с плеча кувалду, радостно не дал ему закончить Бергар. – Увидимся на второй волне, если повезет!
Не успел Дмитрий возразить – как боец устремился вперед, навстречу свежей стаи существ. Замах, удар, враги разлетелись в стороны, а сам Бергар – исчез в облаке дыма и пыли.
— Осталось пять минут, — сообщил голос Маркуса, оторвав Дмитрия от мыслей. – Количество нарорантов увеличено втрое. Развлекайтесь!
Послышались радостные, и не очень, крики и возгласы. Уцелевшие бойцы с новыми силами продолжили бой на территории безграничного луга.
Кинув слегка озадаченный взгляд на свои пистолеты, которые ему не нужно было перезаряжать, Дмитрий отозвался на прозвучавший впереди рык. Направив оба оружия на облако дыма и пыли впереди – он приготовился стрелять. Вскоре, рычание повторилось, а издалека, по кровавым следам и слою оголенного грунта, оставшегося от некогда величественного луга – во все стороны от светового столпа выбежала черная туча врагов. И Дмитрий открыл огонь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *