Семь кругов Арены: на просторах Ада

Глава 12. Белый Феникс

9-ое марта 2007-го года.
Восточное побережье Ромалии, Федороблаженск.
Проспект имени Кирилла Справедливого.
— Чисто, — зажав пальцами прикрепленный к вороту микрофон, коротко сказала Мария. Отойдя от окровавленного, но все еще дышащего мужчины, она холодно направила на него пистолет. Два коротких выстрела – и дыхание оборвалось.
— Подожди, Феликс же просил просто оглушить его, — недовольно зазвучал голос Дмитрия в ее наушнике.
— Он сопротивлялся, — опустив оружие и направившись в сторону двери, мрачно улыбнулась она. – У тебя как? Справился с задачей?
— Лицо поцарапала немного, — коротко бросил Дмитрий и замолчал, услышав за спиной скрип двери. Наставив пистолет на образовавшийся зазор, он тяжело вздохнул и успокоился, опустив оружие. В комнату вошла Мария.
Недовольно взглянув на своего, сидящего на корточках, напарника, она подошла ближе и перевела взгляд на лежащую перед ним на полу женщину. Бархатный халат был частично порван, на лице виднелись побои. Однако вздымающаяся время от времени грудь привлекла ее внимание. Женщина была еще жива.
— Стой, что ты… — начал Дмитрий, но практически тут же зажмурился. Просвистела очередная пара выстрелов. – Вот же…
— Она тоже сопротивлялась, — безразлично сказала Мария и ловким движением высвободила магазин. Оценивающе взглянув на три оставшиеся пули, она также легко загнала его обратно и безразлично направилась в сторону двери.
— Иногда ты меня пугаешь, — покачав головой, тихо бросил в спину Марии Дмитрий.
— Попробуешь мне помешать? – остановившись, спросила через плечо она.
— Чтобы потом Феликс услышал, что я тоже сопротивлялся? – грустновато усмехнулся Дмитрий, нагнав напарницу. – Нет уж, спасибо…
Нахмурившись, Дмитрий выхватил оружие из кобуры и вместе с Марией вышел в гостиную. Сверху донеслись тяжелые, быстрые шаги. По всей видимости, кроме мужчины с женщиной – в доме оставался еще кто-то.
— Будь на связи, — шепнула Мария, едва они поднялись вверх по лестнице. Получив от Дмитрия одобрительный кивок, она свернула влево и вскоре исчезла в темноте коридора.
Проводив ее взглядом, он крепче сжал пистолет и взял вправо. Проходя мимо одной двери за другой, он аккуратно прислушивался к малейшему шуму. Если выживший еще здесь, то он либо сильно напуган, либо ждет в засаде. В обоих случаях – характерный шум можно было услышать; тяжелое дыхание, нервные движения и прочие мелочи – каждая могла выдать местоположение потенциального врага.
Наконец, возле одной из дверей ему повезло, и он услышал долгожданный шум. Тяжелое дыхание, перебиваемое короткими всхлипываниями.
Глубоко вдохнув, Дмитрий резко навалился плечом на дверь. Направив дуло под приоконный стол, он какое-то время медленно подходил ближе, оглядываясь лишь глазами по сторонам. Остановившись и взглянув в окно на предмет наличия кого-либо за спиной, как когда-то учил его Феликс, он успокоился и включил фонарик на стволе.
— Дим, что там у тебя? – зазвучал напряженный голос в динамике, перебиваемый шагами.
— В порядке, это мелкий, — держа пистолет наставленным на заплаканного мальчишку под столом, ответил Дмитрий.
— Но, он же должен быть за городом, — озадаченно потянула Мария. – Какого черта?
— Видимо вернулся раньше, — присев посреди комнаты на корточки и свеча в глаза мальчику, ответил Дмитрий. – Что делать будем?
Сердце Дмитрия екнуло. Ответом послужил свистящий выстрел из-за спины.
— Ты… — глядя лежащее бездыханно на полу тело мальчишки, выдавил из себя он. – Зачем?
— Он видел твое лицо, — положив руку на плечо Дмитрию, виновато ответила Мария. – Я не могла допустить, чтобы он смог тебя опознать.
— Но, он же еще ребенок… — все еще глядя на тело, тихо потянул Дмитрий. – Он…
— Извини, — сильнее вцепившись пальцами, коротко бросила Мария.
— Вот же… — проведя ладонью по лицу, покачал головой он. – Понимаю, все трое «сопротивлялись»?
— Нет, — отпустив плечо Дмитрия, ответила Мария. – Он не сопротивлялся. Он видел.
Неуверенно бросив осуждающий взгляд в спину покидающей комнату Марии, Дмитрий резко направил пистолет на окно. Еще какое-то время глядя на блик от фонарика в окне, он тяжело вздохнул и выпрямился. На мгновение, ему показалось, что кто-то еще был в комнате.
Спихнув свой временный глюк на усталость, Дмитрий почувствовал, будто кто-то прошел рядом. Вновь оглядевшись по сторонам, он лишь протер пальцами глаза и даже не заметил, как подошел к столу.
Его взгляд упал на незаконченный рисунок. Мужчина, с черными, длинными волосами. В аккуратных, квадратных очках и белом пиджаке поверх черной, заправленной в такие же белые брюки рубашки.
Какое-то время, Дмитрий еще озадаченно рассматривал рисунок, после чего перевернул лист. На обратной стороне карандашом, детским почерком было нацарапано «мой лучший друг».
Грустновато усмехнувшись, он поставил пистолет на предохранитель и положил на стол, аккуратно сложив лист пополам несколько раз. Глянув в окно и убедившись, что Мария не наблюдает за ним, Дмитрий спешно спрятал сложенный рисунок в джинсы. Подняв пистолет и бросив последний, озадаченный взгляд на мертвого мальчишку, он покинул комнату, плотно закрыв за собой дверь. На этом – воспоминание оборвалось.
Отпустив руку Дмитрия, Кирстен коротко кивнула и предложила ему следовать за ней. Ответив также лишь коротким кивком, он спрятал правую, свободную от кармашана руку в карман и ушел в сторону раздевалок.

— Страшная она, — стоя у двери и ожидая, пока Дмитрий приведет себя в порядок, коротко потянула Кирстен.
— Машка-то? – прозвучал в ответ короткий смешок. – Ну, она не виновата, что стала такой.
— Ее отец был профессиональным снайпером, — объяснила Вивьен продавщице за Дмитрия. – Работал на Инквизицию. Убил собственную жену за подозрения в государственной измене. Мария сбежала и присоединилась к сопротивлению, а самого его – вскоре приговорили к «священному суду». Двадцать одно пулевое ранение. Суд он не прошел, бог его не спас, значит, и вина его была доказана. Так ведь у вас в Ромалии сейчас дела решают, да Феникс?
— Говоришь, Машка страшная? – призадумавшись, вновь усмехнулся Дмитрий.
— Так, ты на что там намекаешь? – недовольно заворчала Вивьен, скрестив руки на груди, от чего Кирстен лишь виновато прикрыла рот ладонью, подавив смешок.
— Да так, мысли вслух… — коротко ответил он и открыл дверь. – Нормально выглядит?
— Слишком официально, — оценивающе взглянув на костюм, недовольно покачала головой Вивьен. – Хм…
Подойдя к Дмитрию, она присела на корточки, напряженно глядя на него снизу вверх. Сглотнув, он постарался вытянуться и не подавать виду, что хоть сколько-то да смутился от подобного поведения со стороны девушки.
— Кирстен, есть предложение, — встав, обратилась Вивьен к продавщице. – Смотри…
Оттянув рукав на левой руке, и превратив свою металлическую перчатку в кармашан, Вивьен бодро протянула его Кирстен. Какое-то время они молча стояли друг напротив друга. Вскоре, передача воспоминаний была завершена, а продавщица напряженно нахмурилась, обдумывая полученную информацию.
— Думаю, ему подойдет, — почесав подбородок, улыбчиво сказала Кирстен и радостно хлопнула в ладоши. – Так, ты, Феникс, залазь обратно в кабинку!
— Зачем? – смутившись, спросил Дмитрий.
— Феникс, помнишь, о чем тебя просил Маркус? – выдавив аккуратную, хитроватую ухмылку, ответила ему вопросом на вопрос Вивьен. – Будь благодарен за наше желание помочь. Слушай нас, пока во всем не разберешься и не станешь действовать самостоятельно. Пока этого не случилось – прошу, я и Маркус будем направлять тебя.
— Вивьен? – неуверенно спросил Дмитрий, однако девушка увела взгляд в сторону, плотно вцепившись правой рукой в рукав.
Переглянувшись с Кирстен, он тяжело вздохнул и кивнул, вскоре захлопнув за собой дверь кабинки. Облегченно проводив его взглядом, Вивьен отошла к прилавку. Сама же Кирстен – принялась набирать что-то на экране своего кармашана, как уже делала до этого, передавая воспоминания Дмитрия кабинке. Теперь, вместо воспоминаний клиента – ей нужно было сделать все максимально аккуратно. Работа с памятью бойцов – одно, а принимать заказ от кайши для нее каждый раз сопровождалось стрессом. Одна оплошность – и ее вполне могли отправить обратно в недра Кайнакена, на, как называли это сами банши, «воспитательные работы».
Закончив, наконец, подготовку запрошенного Вивьен костюма и несколько раз все перепроверив, Кирстен вновь взглянула на кайши. Та непринужденно сидела на прилавке и с кем-то активно переписывалась через перчатку, счастливо улыбаясь.
Выдавив из себя короткий смешок, Кирстен спрятала руки за спиной, ожидая выход клиента из кабинки для переодевания. Вскоре, дверь отворилась.

Глава 13. Зеркала

21-ое октября 2010-го года.
Вашиам, шестой круг Редоренкена.
Квартира Дмитрия.
«Дорогой дневник!
Со дня моей смерти прошла неделя. Столько хочется тебе рассказать, а даже и не знаю, с чего начать. Странно это; вроде и для себя пишу, а сам сомневаюсь, как лучше было бы оформлять текст. Словно буду кому-то показывать потом. Неоднозначное чувство, однако.
В общем, не суть. Вчера в городе было сильное оживление. Полно людей на улицах, да и эти, банши и прочие «-ши»занутые явно напряжены последнее время. Бездельно разгуливают, словно что-то ищут. Или ждут. Непонятная ситуация, а Маркус, гад, молчит и на мой вопрос отвечать отказался. Да и Вивьен не видел уже два дня. Спешно рассказала мне, как пользоваться гардеробом и куда-то пропала, получив сообщение.
Не знаю, что происходит, но уже самому становится интересно. Боев на горизонте не видно, и, если есть возможность размять кости – грешно было бы ей не воспользоваться. Грешно… забавно. Когда-то меня это слово пугало. Потом – стало образом жизни. Теперь же, ничего кроме легкой улыбки не вызывает. Возможно, Вивьен была права. Может, мне и правда стоило расслабиться и смириться с мыслью, что я больше не живой?..»

Отложив ручку, Дмитрий оглянулся на протяжный вздох и шум со стороны кровати. Чуть слышно усмехнувшись, глядя, как Мелисса счастливо уткнулась лицом в подушку, он вернул дневник с ручкой обратно в кармашан.
— М?.. – нахмурившись, сонливо потянула Мелисса. Слегка повернув голову и взглянув одним глазом на севшего рядом Дмитрия, она лишь немного поерзала и вновь улыбнулась. – Давно встал?
— Полчаса назад где-то, — протерев лицо, бросил Дмитрий. – Слушай, Мель…
— Да? – зевнув, коротко сказала она.
— Ты же тоже из этих, — повернувшись к ней, продолжил он. – На «ши». Как там…
— Вельши? – улыбчиво предположила она. Получив в ответ одобрительный кивок, она протерла глаза и вновь коротко зевнула. – Я вельшишан, а не вельши.
— Тем не менее, ты ведь одна из них, да? – помотав головой, спросил Дмитрий.
— Не совсем, — виновато ответила Мелисса. – Мы отличаемся от простых вельши. Мы никогда не были…
Запнувшись, она испуганно посмотрела на заинтересованного Дмитрия. Улыбнувшись, Мелисса положила руку ему на плечо.
— Скажем, мы с ними не похожи, — продолжила она. – Вельши – третья ступень развития банши. Вельшишан – те, кто никогда не был банши, но к чьим приказам они относятся с большим почтением, словно получили их напрямую от кайши. В общем, лучше не забивай себе голову этой чепухой и залезай обратно под одеяло.
— Подожди… — почувствовав, как аккуратный маникюр Мелиссы потихоньку впивается в его плечо, нахмурился Дмитрий. – Ты говорила, что кармашан – переводится, как «коготь демона». Значит, вельшишан?..
Запнувшись, Дмитрий озадаченно сдвинул брови, едва рука Мелиссы выпустила его плечо и покрылась перчаткой с мерцающим экраном. Открыв письмо, девушка быстро пробежалась глазами по тексту и озадаченно почесала затылок.
— У тебя как с боями в ближайшее время? – избавившись от перчатки, улыбчиво спросила она.
— Пока информации нет, — обреченно вздохнув, пожал плечами Дмитрий. – К чему вопрос?
— Составить компанию не хочешь? – улыбнувшись еще шире, продолжила Мелисса.
— В бар опять собралась? – закатив глаза, недовольно заворчал он.
Коротко хихикнув, Мелисса схватила его за шею и завалила на спину. Под красноречивые недовольства, она все же утянула Дмитрия обратно под одеяло.

— Будешь? – выйдя с Дмитрием, натягивающим на себя попутно белый плащ, спросила Мелисса, протянув открытую пачку сигарет.
— Нет, спасибо, — поправив ворот, благодарно кивнул он.
Пожав плечами, девушка ловко вытащила сигарету и спешно подкурила. Слегка поморщившись, Дмитрий спрятал руки в карманы плаща и увел взгляд в сторону парковки. Ожидаемой машины на месте не оказалось.
— Как знаешь, — выпустив клубок вишневого дыма, безразлично бросила Мелисса и материализовала в воздухе небольшое зеркальце, тут же остановившись. – Блин…
— Что случилось? – усмехнулся Дмитрий, глядя на непонятные попытки спутницы поправить бровь.
— Опять лохматая, — выдавив из себя нервный смешок, ответила она и облизнула пальцы. Оценивающе глядя, получилось ли хоть что-то сделать с помощью слюны, она требовательно посмотрела на Дмитрия. – Нормально выглядит?
— Не вижу разницы, — озадаченно сказал он, тут же ощутив на себе уничтожающий прищур.
— Ладно, потом разберусь с этим, — тяжело вздохнув, сказала она и избавилась от зеркала. – Так, секунду…
Щелкнув окурок в сторону газона, она вызвала перчатку. Пробежавшись пальцами по экрану, Мелисса молча опустила руку. Практически тут же, в метре от них с Дмитрием в воздухе появилось крупное зеркало.
— И правда разницы нет, — обреченно вздохнула Мелисса, едва увидев свое отражение. – Ты уже путешествовал через зеркала?
— М, нет, не приходилось, — виновато почесав затылок, ответил Дмитрий. – А могу?
— Самостоятельно нет, на четвертом кругу появится возможность, — задумавшись, продолжила Мелисса. – Но, через фиксированные и чужие зеркала – вполне.
— Ясно, — кивнул Дмитрий. – А к чему вопрос?
— Просто спросила, — улыбнувшись, ответила она. – Заходи первым тогда. Если я пройду – зеркало исчезнет, и будешь ждать, пока вернусь.
— Заходить?.. – неуверенно спросил Дмитрий, но заметив, что Мелисса вновь готовится к выдаче безграничного потока информации – лишь опять кивнул. – Попробую.
Подойдя к своему отражению, он неуверенно дотронулся до поверхности. От прикосновения, по отражению прошлась легкая рябь, словно он только что ткнул пальцем в воду.
Вернув руку обратно в карман, Дмитрий на всякий случай задержал дыхание и шагнул вперед.

— Видишь, все не так страшно, — практически сразу услышал за спиной голос Мелиссы Дмитрий.
— Пожалуй, это было даже приятно, — почесав затылок, усмехнулся он. Проводив взглядом растворившееся в воздухе зеркало, он обреченно покачал головой. Их перенесло к входу в «Семь пьяных демонов». – Так и знал.
— А, Мелисса, добрый день, — перебил поток недовольных мыслей знакомый голос. Обернувшись, Дмитрий лениво махнул рукой Акайо, появившемуся из зеркала. – О, и Феникс здесь? Милый плащ.
— Добра, Волк, — благодарно кивнув, ответил Дмитрий. – Спасибо.
— Право, не стоит, — спрятав руки за спину, добродушно ответил Акайо. – Тем не менее, Мелисса… сомневаюсь, что мисс Аддерли будет в восторге, если новобранец пойдет с нами на собрание.
— Вивьен тоже здесь? – не дав Мелиссе ответить, с интересом спросил Дмитрий.
— Вивьен? – слегка смутившись, повторил за ним Акайо. Призадумавшись, он коротко усмехнулся и направился в сторону входа в бар. – Видимо, проблем не возникнет. Она мало кому разрешает называть себя по имени.
— Тебе, как понимаю, не разрешает? – хитровато улыбнувшись, спросил Дмитрий.
— Несколько раз просила, — попытавшись сделать вид, что не среагировал на подколку, все также невозмутимо продолжил Акайо. – Договорились, что при посторонних я все же не буду ее называть по имени.
— Вы с ней милые, — виновато потупив взгляд, аккуратно встряла в разговор Мелисса. – Ну, с Вивьен.
— Вздор, — недовольно бросил в ответ Акайо. – Меня Ардарика на стельки пустит, если услышит нечто подобное.
— Не сомневаюсь, — хихикнув, ответила Мелисса и приветливо подняла руку открывшему дверь доноши. – Как она там, кстати?
— Вполне прекрасно себя чувствует, спасибо, — кивнув, ответил Акайо. – Насколько знаю, у нее на следующей неделе будет бой. Если хочешь, можешь зайти, угощу чем-нибудь, да вместе посмотрим.
— Буду крайне рада, — кивнув, улыбчиво ответила Мелисса.
Идя по полупустому первому этажу, Дмитрий лениво плелся в хвосте, пока его взгляд не упал на столик у окна. Счастливо и широко улыбаясь, ему махала Виола. Оторвавшись на миг от протирания пистолета, ему также махнула Кошка, практически тут же вернувшись, по всей видимости, с ее точки зрения к куда более интересному занятию.
Глупо улыбнувшись и аккуратно подняв руку, Дмитрий чуть не вошел в стол. Поймав на себе недоумевающий взгляд Мелиссы, он лишь поднял перед собой руки, что все хорошо.
— Эм, ладно, — неуверенно потянула Мелисса и вновь повернулась к Акайо. – Значит, в этом году ты первый раз будешь курировать донодатриам?

Глава 14. Четвертый этаж «Семи пьяных демонов»

— Да, жду с нетерпением, — учтиво кивнув, ответил Акайо.
— Волнуешься? – хитровато улыбнувшись, потянула Мелисса. – Переживаешь? Вдруг, что-то пойдет не так и все на тебя взвалят? Не беспокоишься?
— Если ты не будешь приставать ко мне с вопросами, — недовольно взявшись за перила и направившись вверх по лестнице, заворчал Акайо. – Возможно, и не буду волноваться.
— Ох-ох, но тебе же нужно быть готовым к неожиданностям! – восторженно продолжила она. – Бунты там всякие, неповиновения, нарушения и так далее! Спроси у Маркуса руководство, он…
— Так, Мелисса, — остановившись, перебил ее Акайо. – Сходи, покури, успокойся и отстань от меня уже.
— Ну что ты, пушистый, не обижайся, — виновато потупив взгляд, шутливо потянула Мелисса. – Я же не со зла. Я же за тебя волнуюсь.
— Тогда прошу, не беспокой по пустякам, — все также холодно, но уже чуть более благосклонно попросил он и продолжил путь наверх. – Я хочу, чтобы все прошло хорошо и без лишних хлопот. Люся все равно меня отсюда не выпустит – так может хоть развлечение будет время от времени.
— Так точно! – радостно воскликнула Мелисса и отдала честь, тут же поймав на себе недоумевающий взгляд Дмитрия. – Прости, просто Волк милый, когда бесится. Упустить такую возможность в канун донодатриама – совсем уж не хотелось.
— Ничего, — кивнув, сказал Дмитрий, глядя в спину Акайо.
— Славно, — восторженно улыбнулась Мелисса и побежала наверх в попытке нагнать ушедшего вперед Волка.
Проводив ее взглядом, Дмитрий лишь коротко усмехнулся и помотал головой, продолжив путь.

— Сюда, — добравшись до третьего этажа и свернув в коридор, коротко бросил Акайо.
— Мне рассказываешь? – хихикнув, спросила Мелисса. – Я здесь появлялась чаще, чем ты был в постели с женщиной, мой вечно недовольный ворчливый друг.
— Хочешь сказать, что я не способен заинтересовать женщину? – слегка смутившись, спросил он.
— Ну… — спрятав руки за спину и задумчиво уведя взгляд в потолок, потянула Мелисса. – Если верить Ардарике, то ты не очень-то и любишь проявлять инициативу. Тебя пока перед фактом не поставишь, мол, «вот кровать, ты голый, я голая, ты знаешь что делать» – не дождешься проявления хоть какого-то желания.
— Ардарика тебе это рассказала? – задумчиво почесав подбородок, на удивление спокойно отреагировал Волк. – Интересно…
— Устроишь ей скандал? – звонко рассмеявшись, продолжила издеваться над Акайо Мелисса. – О, а можно будет посмотреть?
— Нет, не собираюсь, — убрав руку обратно за спину, гордо ответил Волк. – Если она считает, что подобные детали нашей с ней совместной жизни уместно говорить посторонним – это ее право.
— Скучно, — обреченно вздохнув, потянула Мелисса и остановилась, обернувшись и найдя взглядом Дмитрия. – Эй, не отставай, почти пришли.
— Куда? – неуверенно спросил Дмитрий.
Его удивление было понятно. Последняя дверь только что осталась позади, и впереди оставалось еще несколько метров до того, как коридор уходил в окно. Проход через окно представлялся ему мероприятием крайне неоднозначным. Из того, что ему уже удалось увидеть – теперь зеркала вызывали, на удивление, куда больше доверия, чем привычные для него окна.
— К точке переноса, — ответила Мелисса и остановилась, едва Акайо замер в полуметре от окна. Глядя какое-то время на его напряженное лицо, она лишь пожала плечами и закинула руки за голову. – Сколько ждать?
— Двадцать восемь секунд, — не отрывая взгляда от окна, холодно сообщил Акайо.
— Ждать чего? – аккуратно спросил Дмитрий у Мелиссы.
— Разрешения, — улыбнувшись, ответила она. – Сейчас ведет Волк, так что и разрешение предоставлено будет ему. Ну, и нам, как сопровождающим.
— И к чему такие трудности? – спросил он. – Вы же можете свободно перемещаться через перчатку, разве нет?
— Как тебе сказать… — потянула Мелисса. – Если точка была бы обозначена на карте – ее бы легко нашли все, кому было бы интересно. К тому же, в отдельных ситуациях – далеко не каждого из получивших доступ бойцов хотелось бы видеть на собрании. А если не ставить разрешение, то и защита отвратительна, поскольку каждый мог бы пройти в любое удобное ему время. В общем, не я решала эти вопросы – не мне на них и отвечать. Доберешься до элиты и дашь в нос Люсе за отвратительную систему.
— Право, Мелисса, не стоит говорить подобные вещи при новобранце, — усмехнувшись, вставил Акайо. – А если он верующий? Загорится же идеей насадить справедливость владыке ада.
— И что с того? – заворчала в ответ Мелисса. – Как по мне, так Люся заслужил. Его последние нововведения никуда не годятся. А внешняя политика так и вовсе оставляет желать лучшего. Мы в заднице, друг, причем настолько глубоко, что я уже не вижу пути обратно.
— Идем, — проигнорировав недовольство, коротко сказал Акайо и дотронулся рукой до окна.
Стекло вытянулось до пола, а вид улицы бесследно исчез, сменившись отражением. Опустив руку, Акайо властно мотнул головой в сторону зеркала и отошел немного назад, дабы пропустить Дмитрия с Мелиссой вперед.
— Потом договорим, — едва Дмитрий прошел через зеркало, бросил Волк Мелиссе.
— Смотри, потом напомню, — улыбнувшись, согласно кивнула она и шагнула следом.
Последним зашел Волк, а следом за ним – зеркало вернуло себе привычную форму окна. Отражение же – сменилось вернувшимся видом на оживленный район.

Зеркало перенесло их в слегка затемненный коридор. Освещение здесь было слабым, а антураж и вовсе вызывал неоднозначные чувства. Стены из темного дерева, украшенные старыми, пыльными картинами и гобелены, по всей видимости, важных организаций на просторах Редоренкена.
За спиной же осталась лестница. Три ступеньки переходили в зеркало, лежащее в проеме. Словно, дальше ничего и не шло. Окруженное тремя стенами, оно также вызывало слегка гнетущее чувство.
Дождавшись, пока Мелисса и Акайо переместятся, Дмитрий спрятал руки в карманы плаща.
— Иногда я ненавижу это место, — тяжело вздохнула девушка и подкурила, выпустив клубок вишневого дыма. – Особенно с Маркусом во главе арены.
— Тебе просто не нравится Маркус, так и скажи, — усмехнувшись, заворчал Акайо и направился вперед, в сторону источника света – открытой двери в дальнем конце коридора. – Не отставайте.
— Что это за место? – дождавшись, пока Акайо отойдет достаточно далеко и, оторвав взгляд от золотистой таблички с надписью «четвертый этаж семи пьяных демонов», аккуратно спросил Дмитрий.
— «Место для важных переговоров», — необыкновенно холодно ответила Мелисса. – Используется уже шесть столетий. Раньше здесь было полно банши и доноши, следящих за проходом. Теперь же, когда есть зеркала, в их услугах более не нуждаются. Но атмосфера осталась, даже спустя почти три сотни лет с появления зеркал. Здесь постоянно плели заговоры, подготавливали восстания, пересекались демоны из разных уголков Забвения. Отвратительно.
— Я могу спросить, откуда тебе это известно? – идя рядом с Мелиссой вслед за Акайо, виновато спросил Дмитрий.
— Не думаю, что это хорошая мысль, — выдавив из себя нервную улыбку, ответила Мелисса. – Однако не стоит омрачать тебе визит. Если хочешь – напомни потом, поделюсь… воспоминаниями.
Неуверенно глядя на отвернувшуюся Мелиссу, Дмитрий сглотнул и, на всякий случай, положил ей руку на плечо. Нервно подернув плечами, она все же успокоилась и, не оборачиваясь, кивнула.
— Иди, — тихо попросила она. – Я подойду чуть позже.
Слегка смутившись, Дмитрий перевел взгляд на картину, возле которой остановилась Мелисса. Из нее сочился холодный взгляд мужчины, лет тридцати на вид в черном костюме с красным галстуком. Строгие черты лица, ясные голубые глаза и длинные, сальные, каштановые волосы. Опираясь на трость, он словно всем своим видом хотел показать, как сильно ненавидит запечатлевшего его в красках художника.
— Они почитали его… — затянувшись, также тихо продолжила она, убедившись, что Дмитрий не уходит. – Считали своим духовным лидером. Ненавижу их. Всех.
— Мель, ты точно в порядке? – крепче сжав руку, неуверенно спросил он.
— Дурак, — резко обернувшись и обняв его, недовольно бросила она.
Нахмурившись, Дмитрий попытался подобрать слова, но тут же отбросил эту мысль, почувствовав холодок на шее от скатившейся по щеке девушки слезы. Опустив взгляд, он обнял Мелиссу в ответ, плотно прижав ее к себе.

Глава 15. Канун донодатриама. День вознесенных

— Спасибо, — коротко всхлипнув, неуверенно потянула Мелисса.
— Не стоит, — проведя рукой по ее спине, улыбчиво ответил Дмитрий. – Идем?
Выпустив его из своих объятий, она кивнула и вновь прильнула к сигарете. Покачав головой, Дмитрий коротко усмехнулся и направился дальше по коридору, попутно спрятав руки обратно в карманы своей белой накидки. Вскоре, следом за ним направилась и Мелисса, щелкнув по пути окурок в сторону старой, напольной пепельницы.

— А, Мелисса, рад видеть, что вы, наконец, добрались, — едва вельшишан первой зашла в зал, услышал знакомый голос комментатора арены Дмитрий. Войдя следом, он тут же поймал на себе неуверенные взгляды сидящих за крупным, овальным столом людей. Прямо напротив двери, в центре широкой стороны стола, гордо восседал Маркус. Слева же от него, радостно улыбаясь и маша ногами в воздухе, на комоде удобно устроилась Вивьен. – Эм, Феникс?
Нахмурившись, Маркус перевел взгляд на Вивьен, тут же одарившую недовольного комментатора лучезарной улыбкой.
— Вивьен, как это понимать? – тяжело вздохнув, спросил он.
— Он с Мелиссой, — безразлично ответила кайши.
— Я напишу жалобу, — сильнее сдвинув брови, продолжил ворчать Маркус.
— И? – искренне удивилась Вивьен. – Думаешь, рапорт дойдет?
На какое-то время в зале наступила тишина, перебиваемая лишь трепещущимся подолом робы Вивьен. Смирившись со своим безысходным положением, Маркус помотал головой.
— Ладно, заходи, — обреченно подытожил он. – Вивьен, и все же…
— Если Мелисса хочет, чтобы он присутствовал – значит, он будет присутствовать, — улыбнувшись, перебила его кайши. – И тебя сейчас это не особо должно волновать. Только остальных от дела отвлекаешь.
— Идиотизм, — продолжил ворчать Маркус, проводив взглядом севших рядом с Натанаэлем и Вороном гостей.
— Я могу уйти, — неуверенно вставил Дмитрий, но тут же получил мощный хлопок от сидящего рядом Натанаэля.
— Эй, ты же слышал девушку, — звонко сказал он, еще раз хлопнув Дмитрия по плечу. – Сиди не ерзай, все кошерно.
— Спасибо, — слегка смутившись, кивнул он, отчего Натанаэль счастливо закинул руки за голову и улыбнулся, глядя на недовольного Маркуса.
— Если тебе не дали протащить на собрание твою драгоценную Нинетт – это еще не значит, что и остальным нельзя, — рассмеялся он.
— А то, что тебе дали возможность сверкать своим задом в Донокене – еще не значит, что тебе можно фамильярничать, — заворчал сидящий справа от Мелиссы Ворон. – Тем не менее, если кайши считает, что так нужно – я не вправе осуждать ее.
— Благодарю, Карл, — поблагодарила Ворона Вивьен, отчего тот слегка поморщился. Родное имя навсегда осталось для него в прошлом. Кайши была единственной, кто до сих пор называла его по имени, даже спустя все то время, что он провел во главе церкви.
— Не стоит, — учтиво склонив голову, холодно сказал он.
— Тем не менее, — не выдержав и встав со своего стула, решил прекратить бессмысленную беседу Маркус. – Присутствие Натанаэля меня больше радует, чем раздражает. Поэтому, Ворон, прошу оставить ваши разногласия в стороне. По крайней мере, до окончания донодатриама. Потом можешь бросить ему вызов и насадить свой праведный гнев уже на арене.
— Так и сделаю, — мрачновато усмехнувшись, ответил Ворон, слегка позлорадствовав, поймав на себе недоумевающий взгляд Натанаэля.
— Чудно, — кивнув, сказал Маркус и перевел взгляд на сидящего рядом с Натанаэлем Акайо. – Волк, выражаю свою искреннюю благодарность за столь скорое согласие. В отсутствие Люцифера трудно организовывать бойцов и встречать гостей, поэтому твоя помощь будет очень даже кстати.
— Не стоит, Маркус, — держа руки на столе спрятанными в противоположные рукава, отозвался Акайо. – Пока Люси нет – мне все равно себя особо и занять нечем.
— Можешь работать с бумагами за меня, — усмехнулся Маркус.
— Это лучше к Федору, — отшутился в ответ Акайо. – Он в прошлый раз грозился, что соорудит машину, которая анализирует бумаги и выносит все необходимые решения самостоятельно. Пора бы и посмотреть на плоды его трудов.
— Благодарю, займусь этим вопросом после праздников, — задумавшись, ответил Маркус. – Тем не менее, мисс Аддерли сообщила мне, что Ворон уже ввел вас в курс дела, Волк. Верна ли информация?
— Отчасти, — кивнув, сказал Акайо. – Князь и Череп возьмут на себя поддержание порядка на улицах на время праздников. Мисс Аддерли, вернулся ли уже Доминус?
— Нет, Герольд также пропустит праздники в этом году, — улыбчиво ответила Вивьен. – Подозреваю, что стоит ожидать его возвращение вместе с Люсей. Тем не менее, в его отсутствие Мелисса прекрасно справляется с обязанностями вельшишан, и я не вижу повода для беспокойств.
— Пропадая в барах не просыхая? – недовольно заворчал Акайо. – При всем уважении, Вивьен…
Замолчав, он нахмурился и нарочито кашлянул.
— При всем уважении, мисс Аддерли, — поправив себя, начал он заново. – Я не считаю, что Мелисса – подходящая кандидатура на пост вельшишан.
— Ты видишь лишь то, что тебе дозволено видеть, мой пушистый друг, — скучающе разглядывая потолок, встрял в разговор Натанаэль. – Мелисса прекрасно справляется со своими обязанностями. Зачастую, мне даже кажется, что она могла бы спокойно сменить Герольда на посту доновельшишан, когда тот, наконец, отправиться на заслуженный отдых.
— Благодарю за поддержку, Натанаэль, — кивнув, не дала ничего сказать озадаченной Мелиссе Вивьен.
— Ох, обращайтесь, мисс Аддерли, — сидя отвесив поклон, усмехнулся Натаэль. – За ваше недавнее вмешательство я день и ночь буду верно служить вам… недельку еще, может полторы.
— Прояви уважение, демон, — ворчливо вставил свое недовольство Ворон.
— Неженка, — выпрямившись, выдавил из себя короткий смешок Натанаэль, но приветливо улыбнулся, едва глава церкви посмотрел в его сторону.
— Хватит! – не выдержав, грубо поднял голос Маркус. – Во имя Дескариона, и с этими людьми мне приходится работать…
— Не все тут люди, Маркус, — виновато вставила кайши.
— Прошу, Вивьен, помолчи, — помотав головой, бросил через плечо он и спрятал руки за спиной. – Волк, будь готов к двадцать четвертому. Твои бои и Ардарики я перенес, информацию отправил ей сегодня утром.
— Да, благодарю, постараюсь не подвести, — кивнув, отозвался Акайо.
— Славно, — продолжил Маркус. – Натанаэль, поможешь Волку. Ты знаешь Кайнакен лучше, чем кто-либо из присутствующих. Ну, кроме, пожалуй, мисс Аддерли.
— Без проблем, — подмигнув, радостно отозвался Натанаэль. – Мне продлят отпуск в таком случае?
— Не зарекайся, демон, тебе и так дали непомерно много времени, — заворчал Ворон.
— Да, разумеется, отдыхай, — дав ему закончить, улыбчиво сказала Вивьен.
— Но, мисс Аддерли?.. – удивленно спросил глава церкви.
— К сожалению, у меня нет повода отправлять Натанаэля обратно на нулевой рубеж, Карл, — перебила его кайши. – Не считая переполоха в городе, он вел себя достаточно культурно все это время. Даже помог Акайо с работой.
— Ну, совсем немного, — неуверенно почесав висок, засмущался Натанаэль. – Да и от меня особо толку нет, когда дело касается техники. Волк и Князь, они шикарные мастера, а я так, побыл у них в роли подмастерье.
— Может и так, но я была приятно удивлена и не сомневаюсь, что дополнительный отпуск будет тебе на пользу, — продолжила Вивьен. – С учетом того, что от Люси пока нет новостей, а дело у тебя к нему крайне важное, как понимаю – это уже не просто мое право. Это моя обязанность сделать все возможное, чтобы дать тебе такую возможность. Хорошо?
— Я… — опустив руку, с легким недоумением посмотрел на улыбающуюся Вивьен Натанаэль. – Да, спасибо большое, не подведу!
— Вот и славно, — переведя взгляд на Маркуса, подытожила она.
— Череп, Князь, Мелисса – следите за порядком, — кивнув, продолжил комментатор арены. – Череп, Мелисса, на вас Редоренкен. Князь – Донокен.
— Может, мы с Князем поменяемся местами? – переглянувшись со своим молчаливым другом, предложил Череп. – Он может один не справится.
Получив тут же кулаком в плечо, Череп недовольно нахмурился. Князь же обреченно покачал головой.
— Вам устроить дуэль, Череп? – хитровато улыбнувшись, спросил Маркус. – Тебе ведь не приходилось сражаться с Князем, не так ли?
— Нет, но…
— Тогда молчи и думай прежде, чем сказать очередную глупость, — перебил его комментатор. – Я бы Князя не постеснялся даже в Забвение отправить.
— Прошу простить, — виновато поник Череп.
— У тебя будет время, чтобы заслужить прощение, — холодно сказал Маркус. – Так, Феникс, раз уж ты тут…
Тяжело вздохнув, комментатор призвал кармашан и быстро пробежался пальцами по экрану. Секунду через тридцать он закончил и опустил руку с плавно исчезнувшей перчаткой. Практически тут же, экран замерцал у Дмитрия.
— «Пламенная бездна», двадцать третьего октября? – прочитав, неуверенно спросил Дмитрий у Маркуса. – Это еще что?
— Канун донодатриама, день памяти вознесенных, — объяснил Маркус. – В целом, никакой ценности для бойцов элиты он не представляет, однако новобранцам – лишняя отметка в общий зачет. Горы печенек соберешь, возможно, еще и оружие себе какое-нибудь подыщешь.
— Звучит заманчиво, конечно, — неуверенно ответил Дмитрий. – А что нужно делать?
— Прими приглашение, — улыбчиво ответил Маркус. – Перенос автоматический. Думаю, для тебя будет полезна такая практика, раз уж к тебе… особое отношение у некоторых наших дам. Мелисса, конечно, девушка доступная…
— Эй! – недовольно нахмурившись, обидчиво воскликнула Мелисса.
— Но на моей памяти она особо ни к кому не привязывалась, — закончил Маркус, проигнорировав недовольство. – Так что, как и обещал – пока мы с Вивьен будем тебе помогать. Если все пойдет хорошо – возможно, и тебя вскоре увидим где-нибудь… вне арены.
Дослушав, Дмитрий нервно поводил глазами из стороны в сторону и благодарно кивнул. Столь доброе отношение к себе он пока сбрасывал лишь на удачу, да и простое стечение обстоятельств. Теперь же, Маркус слишком подозрительно растягивал слова. Словно что-то скрывал от него.
Вновь открыв пришедшее от Маркуса письмо, он скоро перечитал его. Никаких подводных камней, кроме независящего от него переноса, заметно не было. Возможно, комментатор арены действительно не обманывал его? И это просто легкий способ получить дополнительные вкусности без особого напряжения?
Набравшись уверенности, Дмитрий нажал на кнопку подтверждения. На мгновение, на экране появилась табличка с благодарностью за проявленный интерес, практически тут же исчезнув вместе со свернувшимся письмом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *