Семь кругов Арены: на просторах Ада

Глава 4. Мелисса

15-ое октября 2010-го года.
Ошиам, нижний круг Редоренкена.
Квартира Дмитрия.
«Дорогой дневник!
Уже прошло три дня с тех пор, как я здесь. От Маркуса все еще не поступила информация о первом поединке. Не сказал бы, что жду этого, но все лучше, чем просто сидеть в этой пыльной комнате.
Ад похож на тюрьму. Феликс рассказывал, каково это. Ты просто сидишь и ждешь. Сам не знаешь, чего ждешь. Не знаешь, сколько тебе осталось. Не знаешь, что случится завтра, через час, даже в следующую минуту. Ты просто ждешь и надеешься на лучшее.
Но люди здесь приветливы. Особенно девушка, занимающаяся уборкой. Она странная. Смотрит так, словно пытается уничтожить тебя взглядом. При этом она приветливая, старается всегда улыбаться.
Трудно все-таки вести дневник… никогда не думал, что это так трудно. Пытаешься записать какие-то мысли и переживания, а выходит отвратительно. Словно это не ты пишешь. Словно кто-то просто описывает твою жизнь за тебя. При этом ты понимаешь, насколько она бесполезна. Видишь, что в лучшем случае у тебя в день случается одно-два интересных события. Особенно…»

Едва услышав за спиной звук открывающейся двери, Дмитрий отложил ручку и спешно спрятал дневник в ящик стола.
— Утра, Феникс, — тут же поздоровалась темноволосая девушка, занеся в коридор ведро с водой. – Новостей пока нет?
— Нет, пока пусто, Мелисса, — приветливо махнув рукой, виновато ответил Дмитрий и встал из-за стола.
— Сам не пробовал написать Маркусу? – усмехнулась она.
— Писал, но тоже по нулям, — пожал плечами Дмитрий. – Коротко ответил, что «занят» и… все, больше ничего и не слышал от него пока.
— Не удивительно, — оживилась Мелисса. – Пока Люся в отпуске – на Маркусе не только арена, но и большая часть руководства городом висит.
— Люся? – нахмурился Дмитрий, присев на стол.
— Ну, Люцифер, — призадумавшись, почесала затылок Мелисса. – Жутко бесится, когда его называем Люсей. Наверное, поэтому, и называем.
Хитровато улыбнувшись, девушка протолкнула ведро в комнату и завела швабру под стол. Помыв проблемный для многих бойцов участок, она озадаченно посмотрела на молчащего Дмитрия.
— Раз такое дело… — облокотившись на древко швабры, неуверенно начала она. – Не хочешь выбраться вечером куда-нибудь?
— Не думаю, что у меня на это есть деньги, — виновато ответил Дмитрий.
— Ну, я предложила – мне и платить, — улыбнулась Мелисса.
Нахмурившись, он пытался выдавить из себя ответ. С одной стороны, ему хотелось вырваться за пределы четырех стен. Но, позволять кому-то платить за себя… особенно девушке…
— Если только в долг, — наконец ответил Дмитрий, от чего Мелисса обреченно покачала головой. – Что-то не так?
— Нет, ничего, — усмехнувшись, ответила она. – Хорошо, зачтемся. Часов в шесть вечера устроит?
— Да, вполне.
— Отлично, тогда в шесть заеду, — бросила она и, захватив по пути ведро, пошла в сторону двери. – Напишу, как на месте буду.
— Заедешь?.. – кивнув, озадаченно спросил он.
Не ответив, девушка лишь широко улыбнулась и покинула квартиру, оставив Дмитрия наедине с мыслями.

Пытаясь хоть как-то потянуть время, Дмитрий вновь прильнул к дневнику. Дописав свои мысли и убедившись, что все выглядит более-менее адекватно, он спрятал дневник обратно в ящик и залез в панель на перчатке.
Помимо вооружения, на ней также ему удалось обнаружить массу интересного. Через кармашан, бойцы могли свободно перемещаться по открытым им территориям. Для Дмитрия же, сейчас на карте города была доступна только его квартира.
Сама же карта – также слегка озадачила его. Город был разбит на шесть колец и круг в центре. Каждое – отделялось от другого кольца тонкой линией. Словно кто-то попытался нарисовать стену. Шесть из семи разделенных линиями локаций были выкрашены в ярко-красный цвет. Внешний же круг, где находился новый дом Дмитрия, на карте был белым. Выглядело же это так, будто у него пока нет доступа в остальные места.
Также, от внешнего круга вело четыре дороги в стороны. Попытка пролистать карту и посмотреть, что там – закончилась неудачно. Все четыре дороги плавно переходили в белый туман.
Свернув карту, Дмитрий открыл пришедшее сообщение. Мелисса освободилась чуть раньше, чем планировала, и скоро будет ждать его внизу.
Набросав быстрое «спускаюсь», Дмитрий встал из-за стола и, накинув куртку, направился в сторону выхода. Выключив по пути свет, он нахмурился. Ключей от входной двери у него не было по одной простой причине – ему никто их не давал.
Задумавшись, он вновь открыл окно с перепиской и обратился за помощью к Мелиссе. В ответ, та лишь коротко ответила, что двери закрываются сами, когда хозяина нет дома, и ключи не нужны.
Нахмурившись, Дмитрий все же решил довериться уборщице и вышел за дверь. Едва он успел убрать руку от дверной ручки – послышался характерный звук для запирающегося замка. Недоверчиво окинув взглядом коридор, он попытался открыть дверь. Едва рука коснулась ручки – звук замка повторился.

Наигравшись с дверью, Дмитрий добрался до лестницы и направился вниз. Выйдя на улицу, он недоверчиво посмотрел на знакомую ему уборщицу. Облокотившись на белую, спортивную машину, она размеренно курила. А форма уборщицы – успешно заменилась лиловой рубашкой и обтягивающими, темными джинсами с каблуками.
— Сколько у вас уборщикам платят? – подойдя, неуверенно спросил Дмитрий.
— Платят? – парировала вопрос вопросом Мелисса, убрав сигарету ото рта и выпустив клубок дыма с приятным вишневым запахом в лицо Дмитрию. – В каком смысле?
— Ну, зарплата, — почесав затылок, озадаченно пояснил Дмитрий, но тут же продолжил: — э, не делай вид, будто не понимаешь, о чем я!
— Я и не делаю, — задумчиво потянула в ответ девушка. – А, у вас уборщикам зарплата положена?
Решив промолчать, Дмитрий обреченно вздохнул. Мелисса же наоборот выглядела так, будто зарплата – для нее было словом знакомым, но явно не с личного опыта.
— Не знаю, как у вас… — нарушив тишину, продолжила Мелисса. – Но, не думаю, что у нас кто-то станет платить за работу, которой не существует. Ад вполне самостоятелен, когда дело касается чистоты.
— Не существует? – нахмурился Дмитрий. – Но, ты же…
— Садись, — улыбнувшись, перебила его Мелисса. – Как-нибудь потом расскажу, хорошо?
Неуверенно посмотрев на девушку, Дмитрий все же кивнул и обошел машину. Открыв дверь водителя, Мелисса вытянулась и помогла Дмитрию забраться внутрь.
— Что ты ищешь? — захлопнув за собой дверь, улыбчиво бросила Мелисса. По привычке, Дмитрий полез искать ремень безопасности, но его нигде не было видно.
— Да так, ничего, — заметив, что девушка не пристегнулась, неуверенно ответил он.
— Извини, если что-то не так, — засмущавшись, чуть тише потянула Мелисса и опустила сигарету. – Ты говори, если в чем-то не уверен или что-то незнакомо. Я… постараюсь помочь.
— Нет, все нормально, — попытавшись улыбнуться, кивнул Дмитрий.
— Правда? – просияла Мелисса.
— Правда, — вновь кивнув, усмехнулся Дмитрий.
— Спасибо, — продолжила она, и уголки ее рта нервно дернулись. – Сигарету будешь? А то ты новобранец, а я даже не угощаю.
— Нет, не курю, — ответил Дмитрий, но перед его носом уже появилась протянутая Мелиссой сигарета, ударившая ему в нос даже в незажженном состоянии запахом вишни. – Эм, зачем?
— Возьми, — вновь широко улыбнулась девушка. – Рано или поздно почти все начинают.
— Они вредные, — попытавшись отодвинуться от сигареты, насколько позволяло кресло, продолжил Дмитрий. – Не думаю, что начну.
— Вредные? – слегка опустив сигарету, удивленно спросила она. – А что с ними не так?
— Ну… — задумался Дмитрий, но глядя на искренне озадаченные глаза девушки, вновь предпочел тяжело вздохнуть и взял сигарету. – Хорошо, на потом оставлю. А можно как-то?..
— В кармашан засунуть? – предупреждая его вопрос, закончила за него Мелисса. – Да, вполне. Зайди в инвентарь и активируй функцию хранилища. Секунду…
Подняв перед собой левую руку, тут же покрывшуюся металлической, белой перчаткой, она быстро пробежалась пальцами по экрану, отправив Дмитрию сообщение.
— Это что еще?.. – открыв пришедшее от Мелиссы письмо, неуверенно спросил Дмитрий. Цифра в пять сотен сильно смутила его, но далеко не так, как последующее цифре название. – Печеньки?
— Ну, да, — озадачилась девушка. – Что-то не так?
— У вас деньги – печеньки?.. – недоверчиво глядя на Мелиссу, уточнил Дмитрий свой вопрос.
— Постановление из рая о запрете использования валюты мира живых, — задумчиво ответила Мелисса. – Не помню дословно, но там запрещалось брать название любой существующей валюты, поскольку это было… эм, этническим нарушением, кажется. Мол, ущемляет права тех, кто негативно относится к той или иной валюте. Люся психанул и предложил назвать деньги печеньками, поскольку «все любят печеньки же». Так и живем теперь.
— Печеньки, блин… — дослушав девушку и приняв подарок, заворчал Дмитрий. Активировав нужную функцию за полученные деньги, он с радостью заметил, что помимо сигареты – в инвентаре появился еще и дневник с ручкой.
— А по-моему мило, — улыбнулась в ответ на недовольство Дмитрия Мелисса.
— Слишком мило, — продолжил ворчать он.
Забросив голову и подавив свое недовольство, девушка нажала на педаль газа и вскоре, выехав со двора пятиэтажки, вклинилась в ряд машин на проезжей части. Отсюда – открывался вид на высокую стену, разделяющую собой районы. Из-за нее виднелись крыши зданий следующих кругов. Сами же лестницы шли ступеньками. Словно сам город поднимался вверх по мере продвижения к центру.

Глава 5. Семь пьяных демонов

— Считай, что тебе повезло, — свернув с главной автострады Ошиама, улыбчиво сказала Мелисса.
— В каком смысле? – оторвавшись от разглядывания пятиэтажек, которыми был усеян весь Ошиам, с интересом спросил Дмитрий.
— Вовремя умер, — коротко усмехнулась она. – Лет десять назад седьмой район Редоренкена знать не знал, что такое многоэтажные здания. Кому везло – жили в небольших, двух-трех этажных домах. Сейчас же, из-за очередного паноптикума соплей со стороны высшей власти – было решено создать новобранцам более притязательные условия для жизни после жизни.
— И чем пятиэтажки лучше обычных домов? – вовремя взявшись за дверную ручку, когда Мелисса вышла на очередной резкий поворот, заворчал Дмитрий.
— У вас, по крайней мере, есть электричество, — улыбнувшись, спокойно ответила она. – Раньше простые удобства появлялись у бойцов лишь в Вашиаме и выше.
— Ошиам, Вашиам… — нахмурившись, потянул Дмитрий. – Это названия кругов в городе?
— В целом да, — кивнула девушка. – Практически все названия здесь – на языке банши. Вавилон их не переводит, поскольку язык банши было решено не вводить в набор стандартных. Опять же, причина достаточно простая – внутренняя безопасность. Поскольку кайши и доноши отдают банши приказы на родном им языке, это позволяет окружающим не понимать, о чем они говорят.
— А… это вообще как-то переводится? – дослушав девушку, спросил он. – Ну, названия кругов. Видимо, я тут надолго, так что хотелось бы хоть как-то… проникнуться атмосферой, что ли.
— Ну, со временем сам разобрался бы, конечно, — задумчиво ответила Мелисса.
Сбавив скорость и завернув на стоянку возле крупного здания с вывеской «Семь пьяных демонов» над входом, она припарковалась и вытащила сигарету. Подкурив и протянув зажигалку Дмитрию, получив от него очередной отказ, она тяжело вздохнула и продолжила.
— Семь кругов Редоренкена, — потянула она. – С каждой твоей официальной победой на арене, тебе будет открываться доступ в более высокие круги. Чем ближе к центру, тем дороже переезд. Пока что, тебе доступен только Ошиам. Шиам – на языке банши означает «участок», «территория». В зависимости от контекста, их достаточно ограниченный язык меняет значения тех или иных слов. В контексте обозначения участков в городе – шиам означает «район». Приставка в начале – цифра от одного до семи. О, ва, до, на, си, рен и кама. Собственно, в Камашиаме и расположена арена, где будут проходить твои бои. Уф…
— А как мне попасть на арену, если доступа в Камашиам у меня нет? – дослушав девушку, озадаченно спросил Дмитрий.
— На официальные бои Маркус призывает самостоятельно, — выпустив клубок вишневого дыма, пояснила она. – Доберешься до элиты – сможешь самостоятельно начинать бои. Если, конечно, не затребуешь право донодатриама.
— А это еще что? – нахмурившись, спросил Дмитрий.
— С твоей седьмой официальной победой – ты можешь отправиться в рай, — спокойно объяснила Мелисса. – Или же, остаться здесь и помогать другим, перейдя в так называемую «элиту». Разумеется, ты будешь иметь полное право продолжать бои на арене, если этого захочешь. Добравшись до элиты и решив остаться – к тебе больше не будет никаких претензий.
— А донодатриам? – так и не услышав ответа, повторил вопрос Дмитрий.
— Доно – высший, — виновато ответила она. – Датриам – обозначение времени. Донодатриам же – фиксированное название дня перехода. «Высший день», как его назвали сами же банши. Раз в четыре года, к нам пребывает делегация белокрылых и анализирует ситуацию в Кайнакене. В этом, кстати, помогают и остальные бойцы арены. Те, кого доноши допустили к помощи, разумеется.
— То есть, я сразу… эм, смогу запросить день перехода? – решив не пытаться выговорить длинное название, спросил Дмитрий.
— Не совсем, — улыбнулась Мелисса. – Донодатриам, право которого запросил победитель своего седьмого боя – проходит без участия белокрылых. Маркус сразу спросит, как только ты победишь седьмой раз, хочешь ли ты перейти или остаться. В общем, не переживай. Лучше насладись тем временем, которое ты проведешь здесь. Ибо в раю… в общем, это уже тебя не касается.
— Грубо, — успев напрячься при слове «рай», недовольно заворчал Дмитрий.
— Попадешь в элиту – сможешь спросить у Люси напрямую, каково оно, в раю, — затушив сигарету, все так же улыбчиво сказала девушка и открыла дверь. – Только не рассчитывай услышать правду. От него особо не дождешься.
— В каком смысле? – выбравшись из машины и плотно захлопнув дверь за собой, спросил он.
— В прямом смысле, Феникс, — коротко ответила девушка обошедшему машину Дмитрию. – Люцифер лжет ради лжи. Правда делает это только в тех ситуациях, когда его ложь никому не навредит. Зачастую же, он оставляет некоторые зацепки даже в самом лживом своем рассказе. Просто ради того, чтобы ты сам догадался, что нужно понимать буквально, а что в переносном смысле.
— И зачем ему это? – с интересом спросил Дмитрий.
— Ему это нравится, — пожав плечами, ответила Мелисса и взяла Дмитрия под локоть. – Думаю, ему просто льстит одна только мысль о том, что его слова кто-то будет анализировать и поймет, что он хотел сказать на самом деле.
Почесав затылок, Дмитрий лишь озадаченно поджал губы, но все же решил промолчать. А девушка, повисшая на его локте, вновь широко улыбнулась и потащила его в сторону входа в бар, откуда доносилась достаточно тихая, но бодрая музыка. Уже на подходе, в окнах виднелись образы людей. Сами стекла были сделаны так, чтобы с улицы было трудно что-либо разглядеть. Разве что образы и тени, которые сейчас с интересом разглядывал Дмитрий.

— Шану аз шан, доноши, — протянув сигарету мужчине в черном костюме с красным галстуком на входе, улыбчиво поздоровалась Мелисса.
— Тарже, — посмотрев своими ярко белыми глазами без зрачков на сигарету, благодарно кивнул мужчина. Взяв сигарету, он оценивающе посмотрел на Дмитрия. – Воро?
— Ан, воро, — кивнула девушка. – Но, он со мной. Не должно быть проблем.
— Ан, — коротко кивнул мужчина и открыл дверь.
— Тарже, доноши, — учтиво поклонившись, потянула Мелисса и потянула Дмитрия за собой внутрь. – Борн!
— Борн, вельши, — махнув рукой, бросил мужчина вслед посетителям и закрыл за ними дверь, практически тут же подкурив и жеманно выпустив клубок дыма.
Обернувшись на закрывшуюся за спиной дверь, Дмитрий озадаченно посмотрел на Мелиссу. Девушка слишком уж спокойно общалась с мужчиной на входе на языке, о котором он узнал лишь недавно.
— Воро – новичок, — поймав немой вопрос Дмитрия, поспешила объяснить Мелисса. – Тарже – спасибо. Борн – вежливая форма ба, прощания с пожеланием удачи.
— Я… постараюсь запомнить, — виновато потянул он, тут же получив в ответ ослепительную улыбку. Немного успокоившись, он бросил взгляд в сторону прилавка. Как и у мужчины на входе, у хостесс глаза были белоснежно белыми. – Она тоже?..
— О, Волк, и ты здесь! – не обратив внимания на Дмитрия, резко развернула его Мелисса в сторону столика у окна. Мужчина с аккуратной растительностью на лице и одетый в восточные одежды, лениво оторвался от кружки чая и приветливо махнул рукой. – Феникс, займи нам место у Волка, я пока закажу что-нибудь выпить, хорошо?
— А, да, хорошо, — неуверенно ответил Дмитрий и на всякий случай кивнул.
Выпустив его локоть из плена, Мелисса тут же направилась в сторону прилавка. Дмитрий же, тяжело вздохнув, сел напротив мужчины у окна, где девушка попросила занять места.
— Акайо Изаму, — протянув руку, приветливо представился мужчина. – Можно просто Волк.
— Феникс, — решив последовать его примеру, представился по прозвищу Дмитрий. – А, вы знакомы?
— С Мелиссой? – отпустив руку, с интересом спросил Волк. – Уже как лет пятнадцать точно.
— Ты пятнадцать лет здесь? – озадаченно спросил Дмитрий.
— Двадцать два года, — поправил его Волк. – С Мелиссой у нас не сразу все сложилось. У нас в Акрасе есть поверье: если девушка сама идет на контакт, то либо ей нужны твои деньги, либо ей овладел демон похоти.
— Так, ты из Акраса? – удивленно спросил Дмитрий.
— Ну, не совсем, — грустновато улыбнулся Волк. – Мои родители были из Акраса, а сам я вырос в Ромалии. Так что… не знаю даже, кем себя считать. Я куда больше ромалиец, чем акрасовец.
— Держи! – протянув Дмитрию кружку с пивом, радостно встрял в разговор Мелисса.
— А, спасибо, — подвинувшись, благодарно кивнул он.
— Не многовато-ли тебе будет, Мелисса? – оценивающе взглянув на кружку девушки, усмехнулся Волк. – Ты от половины уже опьянеешь.
— Сомневаешься в моих способностях? – сощурившись, но, не теряя своей улыбки, заворчала Мелисса.
— Нет, слишком давно тебя знаю, — обреченно вздохнул Волк. Призадумавшись, он вновь повернулся к Дмитрию и продолжил: — так это, как впечатления?
— Впечатления от чего? – отпив немного, слегка озадаченно спросил Дмитрий.
— Ну, у тебя же уже был первый бой на арене? – немного смутился Волк. Получив в ответ лишь виноватое мотание головой, он поджал губы и слегка поник. – Извини. Не знал, что ты еще новобранец.
— Ничего страшного, — попытался выдавить из себя дружелюбную улыбку Дмитрий. – А ты… сам, на каком кругу уже?
Подавившись пивом, Мелисса попыталась сдержать смех. Волк лишь учтиво улыбнулся.
— Я уже давно в элите, — ответил он. – Сейчас частенько появляюсь здесь, в Ошиаме. Новобранцы достаточно перспективные попадаются, время от времени. После появления вознесенных в мире живых – ситуация здесь крайне неоднозначная. Бойцы, которые давно на арене – проигрывают новобранцам, едва получившим доступ к охоте на амарантов. Видимо, влияние вознесенных на мир живых оказалось чуть более сильным, чем полагал Люся.
— Так это с его подачи мертвые работают на церковь? – нахмурился Дмитрий.
— Не, не с его, — вновь поник Волк и поднес к губам кружку с чаем. – В администрацию рая поступил запрос о необходимости внедрения мертвых в дела живых на более открытой основе, чем раньше. Люся был крайне недоволен этим и написал большой трактат обо всех опасностях, которые таит в себе подобное нововведение. Однако Дескарион даже не стал его слушать. Гордый он у нас, видите ли. Раз он бог – значит ему все можно.
Молча прильнув губами к кружке, Дмитрий попытался переварить полученную информацию. Люцифер пытается сдерживать рай от вмешательства в дела живых. Ромалийская церковь же напротив активно пропагандировала идею о том, что появление вознесенных, – это знак о приближающемся очередном конце света и во всем виноват лукавый.
— Раз уж такое дело… — нарушил тишину Волк, призвав свою перчатку и с головой уйдя в экран. Найдя нужные ему предметы в инвентаре, он материализовал на столе черную тетрадку и ручку. В отличие от тетради Дмитрия, она уже втрое превышала толщину и была забита небольшими, самодельными закладками. – Я предлагаю немного поиграть.
— Так, акрашка, не начинай, — недовольно перебила его Мелисса, мило икнув. – Не насилуй ему мозг раньше времени.
— Я просто хочу, чтобы он понимал серьезность ситуации, в которую попал, — открыв пустой лист, безразлично ответил Волк. Нарисовав четыре квадрата, он повернул тетрадь к Дмитрию и протянул ему ручку. – Ты ведь знаешь, как продолжать последовательность, не так ли?
Кивнув, Дмитрий взял ручку и недоверчиво посмотрел на лист. Четыре квадрата говорили сами за себя. Не долго думая, он аккуратно вывел кончиком ручки пятый квадрат.

Глава 6. Непобедимый

— И вот здесь мы сталкиваемся с проблемой, — хитровато улыбнувшись и повернув к себе тетрадку с нарисованным пятым квадратом, продолжил Волк. – Видишь ли, ты ошибся.
— Ошибся? – с легким недоумением спросил Дмитрий, вернув ручку.
— Да, — кивнул Волк. – В моей последовательности, после четырех квадратов – идет три треугольника.
— И как я должен был об этом узнать? – нахмурился Дмитрий, глядя, как собеседник нагло зачеркнул его аккуратный квадрат и нарисовал вместо него три треугольника.
— Ты мог просто спросить, — пожав плечами, ответил Волк и вновь развернул тетрадь к Дмитрию. – К сожалению, больше этой возможности у тебя нет. Что пойдет дальше?
— Может, хватит уже? – икнув, неуверенно спросила Мелисса.
— Нет, мы только начали, — недовольно ответил Волк. – Прошу, Феникс, твой ход. Что пойдет после трех треугольников?
Недоверчиво посмотрев на него, Дмитрий напряженно перевел взгляд на тетрадь. Какое-то время он еще задумчиво сверлил глазами треугольники, после чего нарисовал следом за ними два круга и вопросительно посмотрел на Волка.
— Чудно, — улыбнулся он. – Но, опять неправильно. Видишь ли, количество углов у круга варьируется в зависимости от того, какой теории ты придерживаешься. К сожалению, в моей последовательности нет места неуверенности. Дальше должно было пойти две прямых линии, поскольку у них – смежные углы.
— Последней, понимаю, будет идти точка? – перерисовав последовательность, спросил Дмитрий.
— И опять ты не прав, — вновь улыбнулся Волк. – После двух линий, в моей последовательности идет один треугольник.
— Как мне вообще играть тогда? – отложив ручку, недовольно заворчал Дмитрий. – Любое мое предположение, даже если оно правильное…
— Молодец, — перебил Дмитрия Волк. – Теперь ты понимаешь, в какой ситуации оказался.
— В каком?..
— Все достаточно просто, — вновь не дал закончить Дмитрию Волк. – Любая твоя попытка пойти против того, кто управляет правилами – обречена на неудачу. Тебя могут обманывать. Могут манипулировать. Заставлять думать, что ты – на верном пути. Что еще немного – и ты сможешь понять устанавливаемые в зависимости от ситуации правила. Но, к сожалению – в любой неподходящий момент они вновь поменяются.
— И… для чего мне это знать? – дослушав, озадачился Дмитрий.
— Просто помогаю, не более чем, — заставив ручку и тетрадку исчезнуть, пояснил Волк. – Видишь ли, многие новобранцы через некоторое время начинают считать, будто им все подвластно. И активно идут против власти. Против комментатора арены Маркуса, против Вивьен, против Люцифера и так далее. Каждая их попытка пойти против системы – заведомо обречена на провал. Проблема не в том, что они не понимают систему – она в том, что системы нет, как таковой. Решения принимаются исходя из ситуации, а не из заранее подготовленных вопросов и ответов. Пока ты это понимаешь – ты не будешь лезть на рожон и успешно пройдешь через все круги арены. В противном случае… ваша следующая с Мелиссой встреча может оказаться далеко не такой приятной. Впрочем, это уже лишнее…
— Ты излишне болтлив, Волк, — выставив вперед указательный палец и недовольно сощурившись, потянула Мелисса. – Договоришься когда-нибудь.
— Я слышу угрозу? – широко улыбнувшись, спросил он. Практически тут же, его глаза обросли светло-голубой коркой. А мигом позже, такой же коркой покрылся выставленный вперед палец Мелиссы. – Или мне показалось?
— Смотри на кого тявкаешь, пушистый, — икнув, еще сильнее сощурилась девушка. – То, что ты в элите – не означает, что ты сильнее вельши. А я не просто вельши, я вельшишан. Так что не тявкай мне тут!
— И вот кто из нас теперь говорит лишнее? – убрав с глаз ледяной нарост, усмехнулся Волк и прильнул к чаю. – «Пушистый», блин.
— Люся тебя так называет, — хитровато ощерилась Мелисса, слегка опустив палец. – А раз ему можно, то и…
— Хватит уже, — недовольно перебил ее Волк. – Не при воро.
Озадаченно взглянув на собеседника, Мелисса еще какое-то время пыталась найти, что сказать. Так ничего и не придумав в свое оправдание, она уперлась головой в плечо Дмитрия, практически сразу засопев.
— Говорил же, что ей много будет, — украдкой взглянув на остатки пива в кружке Мелиссы, улыбнулся Волк. – Феникс, могу попросить об одолжении?
— Да, наверное, — почесав затылок, неуверенно ответил Дмитрий.
— Благодарю, — кивнул Волк и поставил кружку на стол. – Второй этаж, шестая комната. Это номер Мелиссы. Обычно она сама уходит туда, но… боюсь, сейчас она все же не в состоянии. Если не затруднит, конечно, то я…
— А, да, не вопрос, — перебил Волка Дмитрий. – За руль ее все равно не хотелось бы пускать.
— О, насчет этого не беспокойся, — продолжил он. – Мелисса прекрасно водит в любом состоянии. Однако если руководство узнает, что она опять села за руль в нетрезвом виде… боюсь, ее просто могут лишить разрешения, несмотря на титул. А представить ее – и не за рулем… это уже далеко за пределами моего понимания.
Осекшись, Волк широко улыбнулся и поднял вверх руку, приветствуя подошедших мужчин. На стоявшем ближе было надето черное, длинное пальто с капюшоном. Рядом с ним, безразлично топчась на месте, стоял темноволосый парень лет семнадцати на вид в неаккуратной, розово-черной рубашке и темных брюках.
— Волк, нужен, — холодно сообщил мужчина в черном пальто.
— Что-то случилось, Череп? – нахмурился Волк.
— В Сишиаме патрулирует крупный отряд, — все также холодно продолжил Череп. – Шесть доноши и двадцать два банши. Ее рук дело? – мотнул он головой в сторону сопящей Мелиссы.
— Нет, не думаю, — тяжело вздохнув и встав из-за стола, ответил Волк. – Тем не менее, она не единственная вельши в Редоренкене…
— Единственная, у кого есть открытый доступ к Кайнакену, — перебил Волка Череп.
— Думаешь, какая-то тварь просочилась из Кайнакена? – нахмурился Волк.
— По всей видимости, не одна… — практически прохрипел Череп. – Если Мелисса не поднимала тревогу, то в Редоренкене всего один вельши способен это сделать. Но, он в отпуске вместе с Люцифером.
Молча подняв руку, стоявший до этого позади Черепа парень в рубашке вызвал свой кармашан. Пробежавшись пальцами по экрану, он кивнул Волку, который практически сразу же вцепился в него своей перчаткой. Стоя напротив друг друга, они молчали, пока, наконец, парень не убрал кармашан и не спрятал руки за голову.
— Вот как… — задумчиво потянул Волк. – Князь, твой источник достаточно надежен?
Парень молча кивнул.
— Уверен, что бэрд еще в городе? – продолжил Волк с вопросами.
Князь ответил лишь неуверенным пожиманием плечами.
— Он угрожает городу?
В ответ Князь вновь пожал плечами.
— Однако, — почесав подбородок, нахмурился Волк. – Имя известно?
Князь помотал головой. На этот раз, в этом его поддержал и Череп.
— Феникс, прошу простить… — почесав затылок, попытался улыбнуться Волк.
— Не извиняйся перед воро, Волк, — холодно приказал Череп и направился в сторону выхода. – Ждем на улице. Князь, не отставай.
Лениво разведя руками, парень в рубашке все же пошел следом. Проводив их взглядом, Волк лишь обреченно вздохнул и протянул Дмитрию руку.
— Он всегда молчит? – обменявшись рукопожатием, спросил Дмитрий.
— Князь? – уточнил Волк и, получив в ответ одобрительный кивок, продолжил: — да, всегда. Я… как-нибудь в другой раз, хорошо?
— Не думаю, что у меня есть право перечить, — задумчиво ответил Дмитрий.
Благодарно кивнув, Волк быстро скрестил руки за спиной и направился вдоль столиков в сторону выхода. Махнув рукой хостесс, он вскоре покинул заведение, оставив Дмитрия наедине с сопящей Мелиссой. Остальные же посетители «Семи пьяных демонов» — мало интересовали его. Он никого не знал. Не был даже уверен, что хочет знать после встречи с недовольным Черепом.

Глава 7. Натанаэль

— Борн, Доноши, — последним выйдя из бара, бросил Волк мужчине на входе.
— Торже, баншан, борн, — учтиво поклонившись, ответил Доноши.
Кивнув, Волк спустился к стоянке, где его ждали Князь и Череп. Лениво разглядывая вечернее небо, Князь по привычке держал руки за головой. Череп же недовольно ковырялся в своем кармашане.
— Отряд преследует его, — коротко сказал Череп подошедшему Волку. – Сейчас они в Дошиаме. Судя по всему, он держит курс на мост утраты.
— Направляется в Донокен? – нахмурился Волк. – Странно. Обычно амаранты держатся в стороне него.
— Не думаю, что это амарант, — оторвав взгляд от экрана, заворчал Череп. – Доноши, руководящий отрядом, сообщил, что это человек.
— Человек? – с интересом спросил Волк. – Из Кайнакена?
— Бэрд, — кивнул Череп. – Но, что он забыл здесь, в городе? Князь, что-нибудь известно?
Озадаченно посмотрев на своего напарника, Князь открыл рот. Призадумавшись, он закрыл его и молча кивнул, призвав свой кармашан. Пробежавшись пальцами по экрану и добравшись до окна вооружения, он направил руку в сторону асфальта. Вокруг руки закружились металлические и тканевые детали, постепенно формируя нечто, похожее на небольшого человека, но шире в плечах и с большой головой. Едва призыв завершился, образовавшийся металлический скелет ростом с метр в красном, рваном плаще клацнул челюстью и озадаченно посмотрел на своего хозяина.
— Хм… — потянул с закрытым ртом Князь, кивнув ему.
— Эдмунд рад служить, хозяин, — неуклюже поздоровался с Князем он и вышел вперед. – Мастер Акайо, и вы тоже здесь?
— Здравствуй, Эдмунд, — присев на колени, улыбчиво поздоровался Волк.
— Рад вас видеть, мастер Акайо, — учтиво поклонившись, слегка смутился Эдмунд. – Хозяин говорит, что это может быть Натанаэль. Бэрд, который навел переполох в городе. Но хозяин считает, что вам лучше всего будет разведать обстановку самим.
— Все так Князь? – дослушав существо, обратился Волк к парню в рубашке. Получив в ответ одобрительный кивок со стороны молчаливого Князя, он вновь перевел взгляд на Эдмунда. – Что-то еще стоит знать?
— Хозяин считает, что переживать не стоит, — оживился металлический скелет. – Натанаэль достаточно частый гость в цитадели Люцифера. И это на него похоже; обычно Натанаэль идет через город, дабы посмотреть по пути на новобранцев. По крайней мере, так считает хозяин.
— Но, разве Люся не в отпуске? – нахмурился Волк.
— Прошу простить… — извинился Эдмунд и посмотрел на хозяина. Через какое-то время он вновь повернулся обратно, вновь взбодрившись. – Люцифер покинул цитадель две с половиной недели назад. Если все прошло, как обычно, то вернуться он должен будет дней через десять. Натанаэль же последний раз заходил больше месяца назад. Хозяин считает, что есть вероятность того, что бэрд просто не осведомлен об отпуске Люцифера.
— Благодарю, Эдмунд, — выпрямившись, поблагодарил существо Волк. – Череп, есть новости?
— Бэрд с отрядом в Вашиаме, — коротко ответил Череп. – Вскоре уже будут у перехода в Ошиам.
— Тогда выдвигаемся, — кивнул Волк и призвал кармашан. Зайдя во вкладку перемещений и выбрав проход между Ошиамом и Вашиамом, он провел рукой по воздуху. Практически тут же, в воздухе выросло двухметровое зеркало. Активировавшись, оно перестало показывать отражение Волка и изменилось на происходящее в точке назначения. – Идем.
Кивнув, Череп опустил руку и вошел в зеркало. Следом за ним прошел Князь с идущим позади, озадаченным Эдмундом. Последним же, оглянувшись по сторонам, переместился и Волк. Едва он исчез с улицы – зеркало тут же растворилось в воздухе, не оставив и следа от перемещения.

— Добрый вечер, Кошка, — допивая пиво, услышал женский голос хостесс доноши Дмитрий. Повернувшись к прилавку, пытаясь не разбудить Мелиссу, он нашел взглядом девушку в синей кофточке и в короткой, бирюзовой юбке. На ее руке, как и у него, был коричневый кармашан. Успев уяснить, что многие в городе, кто пробыл здесь больше года – успели каким-либо образом изменить его расцветку, Дмитрий быстро пришел к выводу, что она – либо новобранец, как и он, либо просто не уделила внимания дизайну. Рядом с ней стояла девочка лет десяти на вид с плюшевым медвежонком в руке и в темно-синем платье.
— Чашку кофе и апельсиновый сок, пожалуйста, — приветливо махнув девушке рукой, заказала она и Дмитрий тут же нахмурился. Вавилон, переводивший иностранные языки – не стал трогать то, что сказала Кошка. Ее голос прозвучал отчетливо и без малейшего намека на эхо. По всей видимости, как он – она была родом из Ромалии.
— Сейчас принесу, — кивнула хостесс и отошла от прилавка, разливая заказ.
Кошка же, вместе с девочкой, прошла мимо в сторону дальнего стола. Холодно взглянув на Дмитрия, она перевела взгляд на свою спутницу и добродушно улыбнулась, вскоре скрывшись из видимости.
Проводив их взглядом, Дмитрий повернулся к сопящей Мелиссе. Попытка разбудить ее привела лишь к тому, что девушка молча схватилась за его локоть и сильнее уткнулась лицом.
Тяжело вздохнув, Дмитрий допил остатки пива и поднял Мелиссу на руки. Найдя взглядом лестницу, он недовольно нахмурился, когда хостесс заметила его своими белыми глазами и подавила смешок. Сама же хостесс Дмитрию до сих пор казалась странной. Как он успел понять, доноши общались на языке банши. Однако говор хостесс – сразу же переводился в его голове и слышался эхом на ромалийском языке.
Добравшись до лестницы и найдя ногой на ощупь ступеньку, он неуверенно направился наверх, вскоре скрывшись в пролете, ведущем на второй этаж, куда Волк просил отнести сопящую у него на руках Мелиссу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *