Семь кругов Арены: на просторах Ада

Глава 36. Черный рынок

— Феникс, тут? – едва переместившись через зеркало в квартиру Дмитрия и не найдя его взглядом, громко крикнул Натанаэль. – Фе-е-никс!
— Да не кричи, здесь он, — заворчала Вивьен и направилась к кровати.
Мелиссы не было на месте. Вместо нее, на кровати лежала девушка-бэрд. По всей видимости, она все еще не пришла в себя. А судя по тому, что приготовленное Мелиссой место для Дмитрия осталось нетронутым – хозяин квартиры так и не рискнул ложиться рядом.
— Утро доброе, — выйдя из ванной, попутно застегивая рубашку, озадаченно поздоровался Дмитрий. – Эм, что-то случилось?
— Скорее день, — приветливо улыбнулся Натанаэль. – Не важно. Есть великие планы на сегодня?
Подозрительно посмотрев на склонившуюся над кроватью Вивьен, Дмитрий покачал головой.
— Шикарно, теперь есть, — хлопнув в ладоши, взбодрился бэрд. – Мы с Вивьен…
— Нет, без Вивьен, — перебила его кайши. – У нее и без вас достаточно дел.
— Подожди… — нахмурился Натанаэль. – То есть, как это «без тебя»?
— Так это. Будет тебе, и без меня справитесь, — широко улыбнувшись, ответила она и, кинув последний, слегка озадаченный взгляд на девушку, исчезла.
— Женщина, — обреченно вздохнул Натанаэль и направился к столу. Облокотившись на него, он на какое-то время ушел в мысли и, скрестив руки на груди, продолжил, — ладно, один так один.
— Так, а в чем собственно дело? – закончив застегивать рубашку и спрятав руки в карманы брюк, недоверчиво спросил Дмитрий.
— Палач сбежал, — цокнул языком Натанаэль. – И ты, как человек, которого последним видели вместе с ним…
— Стоп! – перебил его Дмитрий. – С ним оставался Люцифер, не надо на меня тут ничего вешать!
— А, да? – усмехнулся Натанаэль. – Тогда шутка не удалась. В общем, утром я его заменил, чтобы он сбегал к Федору. Маркусу это не понравилось. Впрочем, в бездну Маркуса. Проследить Палача по кармашану не выйдет, а перемещаться между точками у Вивьен займет слишком много ее драгоценного времени. Хотя, скорее ей просто лениво этим заниматься. Не важно. Отправляемся к Федору, перенаправим Палача к Маркусу. Работа не пыльная, да и тебе не помешало бы заскочить на черный рынок.
— Не очень мне нравится словосочетание «черный рынок», — заворчал Дмитрий.
— Я не виноват, что его так назвали, — усмехнулся Натанаэль. – Это так-то больше похоже на барахолку. Сам понимаешь, настоящий черный рынок сделать в месте, где следят за каждым твоим шагом – вещь проблематичная. Да и саму локацию раньше использовали, как обычный склад. Так что, ничего страшного в посещении рынка нет. В крайнем случае, всегда может появиться Вивьен и красочно рассказать тебе, насколько ты плохой и что так нельзя. В общем, собирайся, надоел.
— Отличная мотивация, — увел глаза в потолок Дмитрий, но спорить больше не стал.
Накинув на себя белый плащ и спрятав руки в карманы, стараясь не порвать их изнутри кончиками металлических пальцев на левой руке, он направился вслед за Натанаэлем. Где-то глубоко внутри он надеялся, что бэрд просто создаст очередное зеркало и быстро перенесет их, но почему-то он не торопился. Даже проходя по коридору, Натанаэль периодически оглядывался по сторонам, словно надеялся, будто в любой момент вернется Вивьен и продолжит путь вместе с ними. Спустя какое-то время, Дмитрий все же сжалился над ведущим его вперед бэрдом и завел непринужденную беседу о том, чего ему еще ждать на арене. На что Натанаэль с радостью ответил, принявшись в красках рассказывать о боях, которые ему довелось повидать.

— Какая цифра? – сидя на стуле рядом с койкой Кошки, спросил Ворон, подняв карточку с числом.
— Четыре, — коротко ответила она.
— Эта? – и поднял следующую карточку.
— Двадцать один, — смущенно продолжила Кошка.
— Так, эта?
— Три.
— И эта?
— Семь.
— Хорошо, — отложив карточки в сторону, успокоился Ворон. – Вроде зрение тоже в норме.
— Я… — опустив взгляд, коротко потянула Кошка. – Спасибо.
— За что спасибо? – тут же спросил он.
— Я, не помню, — выдавив из себя грустный смешок, ответила она. – Но, спасибо.
— Интересно, — почесав подбородок, продолжил Карл. – Ты чувствуешь, что должна быть мне благодарна за что-то, или ты просто понимаешь, что раз оказалась здесь – я что-то сделал, за что ты должна быть мне благодарна?
— Ты всегда такой? – недовольно парировала Кошка, но задумавшись, с легким интересом мотнула головой. – Чувствую, что должна быть.
— Хм… — загнав большой палец под линию волос на бородке, напряженно потянул Карл. – Любопытно. До того, как я вошел – было это чувство?
— Я, нет, думаю, нет, — помотала головой Кошка.
— Хорошо, — кивнул Ворон. – Значит, вспышки раздраженного подсознания инстинктивно отдают часть воспоминаний при нахождении рядом с потенциальным возбудителем.
— Зануда, — уведя взгляд в сторону стены, заворчала она.
— Запишу в историю болезни неподконтрольную агрессию, подержим еще несколько дней в изоляторе…
— Извини, вырвалось! — тут же отозвалась Кошка.
— Чудно, — просиял Карл. – Тогда через пару часов отпустим. Сообщений о новых боях не поступало?
— Нет, пока нет еще, — призадумавшись, ответила она.
— Тогда хорошего отдыха, — улыбнулся он, но тут же нахмурился, едва Кошка опустила взгляд. – Что-то не так?
— Да, это, глупости, — ответила она, но легкая дрожь в голосе выдала ее неуверенность в собственных словах, на что Ворон тут же среагировал и сел обратно на стул рядом.
— Я отправил весточку Виоле утром, — виновато сказал он, тут же поймав на себе взгляд Кошки. – Пока ответа не поступало.
— Нет ответа? – озадаченно спросила она. – Но…
— Лежи! – заметив, что Кошка начала стягивать с себя одеяло, оживился Карл. – По крайней мере, оденься сначала, если хочешь куда-то идти.
Неуверенно опустив взгляд на черный, одинокий бюстгальтер, девушка виновато раскраснелась и тут же затянула одеяло до шеи.
— Я, ничего не видел, — уведя взгляд в сторону, усмехнулся Карл. – Впрочем, не думаю, что есть повод переживать за Виолу. Если бы что-то случилось – Вивьен бы уже сообщила.
— Да, прости, — кивнула она. – Просто, я думала, что она зайдет проведать…
— Ах, чудесное проявление эгоизма, — просиял Карл. – Вот скажи мне, что тебя беспокоит: что она не зашла тебя проведать или то, что ее потенциально может не быть на территории Редоренкена?
— Ее… что? – озадаченно выпустив одеяло из рук, спросила Кошка. – То есть, как не в городе?
— Так, сболтнул лишнего, — задумчиво потянул Карл. – Не хочешь еще сутки полежать в кровати?
— Даже не смешно, — обреченно вздохнула девушка.
— Да уж, пожалуй, — почесав затылок, усмехнулся Ворон. – Вчера вечером отбыла в Хельхейм. Думаю, хочет повидаться с, эм, сородичами что ли. Зов крови, все дела. Не думаю, что это плохо: знать, откуда ты, кто и куда идешь – основа для успешной жизни. Даже после жизни.
Кивнув, Кошка вновь поникла. Виола не предупредила ее. А если бы Ворон не сказал – она и вовсе бы не знала, куда пропала ее любимая подопечная.
— В общем, оставлю тебя одну пока, — встав со стула, сбил ее с мысли Карл. – Если будет интересно узнать что-то еще – обращайся, может смогу чем-нибудь помочь. А так – лучше насладись появившимся свободным временем и сосредоточься на собственных потребностях. В конце концов, молодая и симпатичная, а ведешь себя, как молодая мама, настругавшая детей по глупости.
— Ты умеешь подбодрить, — тяжело вздохнула Кошка, но все же выдавила из себя легкую улыбку.
— Уж в чем-чем, а в этом я мастер, — усмехнулся Карл. – Кстати, ходят слухи, что в городе был замечен кое-кто из архаичных бэрдов. Чую, Мелисса затянет его… или ее… черт его знает. В «Семь пьяных демонов», в общем. Могу проверить, верны ли слухи, да и поделюсь, если вдруг что-то узнаю. Идет?
— А мне-то что с того? – заворчала Кошка.
— Не, ну вдруг там будет прекрасный мужчина, в расцвете сил и лет, верхом на белом коне с клинком в руках и…
— Иди уже отсюда, — недовольно перебила Карла она, слегка покраснев.
— Понял, ухожу, — рассмеялся Ворон. – Поправляйся, набирайся сил, будь молодцом.
— Поправишься тут, — продолжила она, вызвав очередную волну радости в Карле.
Вскоре, он покинул палату, а девушка вновь ушла в свои мысли. Образ сказочного бэрда теперь сбивал ее. Каждый раз, едва она пыталась придумать хоть какую-то логичную причину, почему Виола покинула город, не предупредив ее – перед глазами вспыхивал образ загорелого фарадамийца, отталкивающий девочку в сторону. Смирившись с тем, что обдумает все потом, она сдалась, завалилась на бок и мирно засопела.

— Запомни этот день! – едва пройдя между караулом и ступив на западный мост, восторженно воскликнул Натанаэль, крепко обхватив Дмитрия за шею. – Сегодня для тебя великий день! Ты становишься старше, как мертвый и получаешь доступ к восхитительному черному рынку! О, ты даже не можешь…
— Отпусти, мне нечем дышать, — кашлянув, усмехнулся Дмитрий.
— Дышать? Ха! – все же отпустив пленника, продолжил Натанаэль. – Зачем дышать, если есть черный рынок?
— Эм…
— Просто замолчи и наслаждайся, — не дал ему закончить бэрд. – Настоящий рай в аду, Феникс! Ни в одном уголке Редоренкена ты не найдешь столько просторов для разрушительного творчества, чем в этом великом месте!
— Почему у меня появилось чувство, что там будет две-три торговых лавки? – нахмурился Дмитрий.
— Ты просто еще ничего не видел, — расплылся в широкой улыбке Натанаэль. – Вот скажи мне, сколько заведений с оружием ты заметил в городе?
— Ну, несколько, — почесав затылок, ответил Дмитрий.
— А теперь скажи, сколько ты видел с мутагенами? – продолжил бэрд.
— Я об их существовании только вчера узнал, — заворчал он.
— Именно! – усмехнулся Натанаэль. – Если бы у тебя раньше был доступ к черному рынку – ты бы уже весь был обвешан смертоносными орудиями нанесения счастья и справедливости!
— А почему меня туда сразу не пустили? – обречено вздохнул Дмитрий.
— Потому что ты еще не был готов, — пожал плечами Натанаэль. – Просто, замолчи и не нагоняй на меня тоску. Я, правда, люблю это место и с негативными мыслями – можешь идти обратно. Три четверти моста прошли уже, но ты все еще можешь вернуться. В остальном же – не я устанавливаю правила. Если Вивьен решила, что тебе можно – значит, тебе можно. По идее, до четвертого круга не пускают, но ты поймал себе свои… розовые искорки и блестяшки раньше, чем добрался до элиты. Так что, расширить арсенал – тебе сейчас просто необходимо. Считай, что над тобой просто сжалились, наивный сгусток воспоминаний.
— Сгусток воспоминаний? – нахмурился Дмитрий. – По-моему, я не первый раз уже это слышу…
— Не время об этом думать, — сбил собеседника с мыслей Натанаэль, миновав очередной караул из двух доноши. – Мы на месте.
Едва выйдя на свет, Дмитрий остановился, оглядываясь по сторонам. Каменная лестница вела вниз и переходила в широкие, длинные улицы, уставленные мастерскими. Воздух, заполненный дымом от производства. Десятки торговцев и сотни бойцов, снующих от прилавка к прилавку. Звери в клетках, оружия на стендах, плакаты, вывески. Все отдавало приятным, уже забытым запахом родного Дмитрию города. Зеркала появлялись чуть ли не постоянно: выходили новые клиенты, уходили старые. А самому рынку, который вполне мог бы запросить статус автономного города-государства, не было видимого конца.
— Нравится? – хлопнув Дмитрия по плечу, спустил его с небес на землю Натанаэль. – Сообщение пришло, Палач вернулся.
— Вернулся… что? – оторвавшись от разглядывания города, спросил Дмитрий.
— Да, только что, — кивнул Натанаэль. – Видимо, моя работа здесь закончена. Кармашан сохранит точку перемещения, можешь в любой момент сюда прилететь, если нужно будет. А так – тебе прямо, потом свернешь налево. Там будет крупное здание с кучей разной убийственной ерунды. Вот тебе туда. На входе висит огромная вывеска со скрещенными револьверами, так что мимо явно не пройдешь.
— Тут бывают вывески с текстом? – обреченно вздохнул Дмитрий.
— А ты сможешь сделать так, чтобы Вавилон переводил тебе не только текст в переписке и устную речь, но еще и надписи для всех? – усмехнулся Натанаэль. – Пока над этим работают. Кстати, подразделение работает, из которого столь самоотверженно сбежал Палач. Может, если бы он остался и не пытался быть «не таким как все» — мы бы уже решили эту надоедливую проблему. Пока – приходится просто устно говорить, как называется заведение. А Федор… в общем, как его название переводить для остальных – это уже и для меня загадка. Вавилон, что удивительно, справляется, но в остальном – мы обречены на недопонимание.
— И как же оно называется? – с интересом спросил Дмитрий.
— Думаю, будет лучше, если сам Федор тебе и представит свою мастерскую, не считаешь? – подмигнув, улыбнулся Натанаэль и призвал зеркало. – Не скучай. Если грустно и одиноко будет холодным вечером – пиши, заскочу на чай. Бывай!
Подняв руку в знак прощания, Дмитрий проводил взглядом Натанаэля и направился в путь. По длинным улочкам черного рынка, попутно высматривая себе хоть что-нибудь полезное. И на что хватало его ограниченных финансов.

Глава 37. Мастерская Федора

Прилавки и люди. Чем глубже продвигался Дмитрий по черному рынку, тем больше их становилось. На каждом углу, за каждым поворотом. Каждый второй пытался что-то да продать. Оружие, защита, некоторые и вовсе торговали флаконами, забитыми лиловой жидкостью. Поинтересовавшись, Дмитрию удалось узнать, что таким образом бойцы элиты передавали друг другу ненужные, поглощенные души – продавали их через посредников. Немного смутившись от подобного объяснения, он продолжил свой путь, пока не заметил вдалеке вывеску со шприцем и проходящей через него двойной спиралькой из разноцветных кубиков.
— Подходи, подходи, — едва Дмитрий приблизился к прилавку, обрадованно воскликнул высокий мужчина в лилово-красной мантии. Весь увешанный украшениями и пушистым воротником, он приветливо улыбался, поправляя длинные, светлые волосы. – Что-то конкретное нужно или просто прогуливаешься?
— Это мутагены? – показав пальцем на прилавок со шприцами, спросил Дмитрий.
— А то! – обрадовался мужчина. – Лучшие мутагены на рынке! Все семерки, что есть в наличии, выставлены — выбирай любой, вкалывай и насаждай убийственное творчество!
— Я… нет, спасибо, — виновато смутился Дмитрий. – Лучшие мутагены на рынке… Нил?
— Нил Слоун, к твоим услугам, странный посетитель, — кивнув, усмехнулся мужчина. – Лица твоего, увы, не знаю. Мы встречались раньше? Мое имя, конечно, бежит впереди меня, но всегда странно видеть нового человека, который знаком с тобой по твоему товару.
— Более чем знаком, — улыбнулся Дмитрий. – Пользуюсь теперь даже.
— Вот как? – удивился Нил. – Чудесно! И как? Стабильно держится? Код не слетает? Нарушений в остальных системах не было?
— Я, честно, пока не знаю, — признался он. – Получил недавно, в бою еще не пробовал.
— Грустно слышать, — поник Нил. – Тогда, думаю, и предлагать ничего нет смысла. Давай так: опробуешь то, что уже приобрел. Если понравится – заскочи, может, что-нибудь еще интересное найдем. Чем пользуешься то, кстати?
— На скорость бега, — призадумавшись, ответил Дмитрий и полез в перчатку. Найдя нужную вкладку, он протянул руку Нилу и слегка смутился, едва тот прикусил губу, рассматривая параметры. – Что-то не так?
— Устаревшая модель, — кивнул Нил. – Секунду…
Призвав свой кармашан, он закрыл вкладку с мутагенами на перчатке Дмитрия и полез в окно с другой информацией. Найдя все, что ему нужно было – он вновь вернулся к своему экрану и принялся листать, по всей видимости, список с доступной продукцией.
— Вот, вроде все, — едва по ногам Дмитрия пробежался уже знакомый ему прилив бодрости, улыбнулся Нил. – Снял у тебя четыре сотни, за обновление. Старый был совсем уж старый, пущу на материалы. Этот мутаген на шестнадцать процентов больше дает к скорости.
— Спасибо, — переступив несколько раз с ноги на ногу, поблагодарил Дмитрий. – Если на пользу будет – то обязательно заскочу.
— Печенек хватает, так что – буду ждать, — усмехнулся Нил. – Главное не бойся экспериментировать. Если нужно будет что-то конкретное – скажи, посмотрю, что смогу сделать.
Кивнув, Дмитрий бросил взгляд на снующую по рынку толпу. Призадумавшись, он вновь повернулся к Нилу.
— Мне к Федору нужно, — сказал он. – Далеко отсюда?
— Не сомневался даже, — усмехнулся Нил. – За товаром или лично к нему?
— К чему вопрос?
— Торговлей он сам редко занимается напрямую, — скрестив руки на груди, ответил мужчина. – За оружием лучше обращаться к его посредникам. Пойдешь прямо, потом свернешь направо и выйдешь на большую площадь. Считай все, что там – принадлежит, было создано или починено им.
— Сурово, — выпятив вперед нижнюю губу, признал Дмитрий. – Но, мне к нему самому. Натанаэль направил.
— Натанаэль? – сощурил взгляд Нил. – Ты знаешь, где он сейчас?
— Нет, — помотал головой боец. – Мы разминулись на входе.
— Проклятье, — цокнул языком Нил. – Этот гад должен мне две с половиной тысячи. А я его уже несколько месяцев не видел.
— За что?
— За хвост, — усмехнулся торговец. – Черт, два месяца собирал компоненты по городам! Потом еще месяц работы! И все… под хвост. Тьфу, чертов бэрд.
— Эм, ясно, — виновато почесал затылок Дмитрий, не скрывая легкой улыбки. – Я ему передам.
— Каким калибром пользуешься?
— А этот вопрос к чему?
— Написал бы ему сообщение на пуле, — хмыкнул Нил. – Чтобы так сразу, напрямую в голову сообщение передалось. Эх… а Федор… в общем, если тебе к нему – то перейдешь на ту сторону и первый поворот справа отсюда.
— Спасибо, — кивнул Дмитрий и протянул руку. – Буду держать в курсе стабильности поделки.
— Ну, тут есть два варианта, — приняв рукопожатие, усмехнулся Нил. – Либо будешь в восторге, либо крайне недоволен. В любом случае — на связь выйдешь.
— Справедливо, — кивнул боец. – Тогда до встречи!
Проводив Дмитрия взглядом, Нил размял плечи и быстро нашел взглядом следующего посетителя. Девушка уже несколько минут теребила в руках шприц и с интересом разглядывала описание. Решив не терять возможность заработать, Нил приветливо улыбнулся и тут же принялся рассказывать обо всех замечательных особенностях очередного своего творения.

Одинокий полумрак. Едва зеркало Ворона перенесло Кошку в ее квартиру в Реншиаме, втором кругу Редоренкена – он был единственным, что ее встретило.
Включив свет, девушка устало подошла к столу и взяла записку от Виолы. Бегло пробежавшись по тексту, она какое-то время молча смотрела на последнюю точку. Посетить свой родной город – в то время, когда она больше всего ей нужна. Само желание Виолы было Кошке понятно. С объяснениями Ворона, она быстро отошла от мысли обижаться и злиться. Отчасти же – ей просто было грустно. Она не помнила, как они познакомились. Почему Виола изначально была рядом с ней. Многое было для Кошки в тумане. В темноте. Не было воспоминаний вовсе.
— В порядке?
Вздрогнув, Кошка быстро смяла записку, едва рядом на стол присела озадаченная Мелисса. Неуверенно кивнув, девушка увела взгляд в сторону.
— Есть планы на вечер? – стараясь сохранять спокойствие, насколько могла дружелюбно продолжила Мелисса.
— Ты давно здесь? – парировала вопрос Кошка.
— Ну, минут пять, — усмехнувшись и мотнув головой в сторону швабры с ведром, ответила Мелисса и выгнула спину. – Какая-то ты совсем подавленная сегодня. Случилось что-то?
— Да, так, ерунда, — шмыгнув, ответила хозяйка квартиры. – Непривычно без Виолы. Одиноко даже.
— Ясненько, — выдавив короткий смешок, продолжила Мелисса. – Может, выпить хочешь? А то ты так и не ответила, занята ли вечером.
— Да, наверное, неплохо было бы, — неуверенно улыбнувшись, согласилась Кошка.
— Замечательно, — зевнув, потянула Мелисса. – Тогда напишу, как освобожусь. Было бы чудно еще Феникса вытащить. А то носит меня в последнее время по всем уголкам ада. Эх…
— Как он, кстати? – облокотившись на стол, бросила в спину Мелиссе Кошка.
— Вроде в порядке, — засунув швабру в ведро, ответила она. – Почему сама у него не спросишь?
Подняв ведро и посмотрев на потупившую взгляд Кошку, Мелисса какое-то время просто молча смотрела на нее. Пока ее лицо не расплылось в самодовольной улыбке.
— Значит, решено, — хихикнув, продолжила она и направилась в сторону выхода. – До вечера!
— Но! – опомнилась Кошка, но дверь уже захлопнулась. – Вот же…
Тяжело вздохнув и бросив грустный взгляд на скомканную записку, она лениво вытянулась и попыталась хоть как-то себя взбодрить, помотав головой. Придя к выводу, что это не особо помогло, она обреченно завалилась на кровать. Как долго Виолы не будет? Она не знала. Записка же подло молчала о сроках. Написать ей в другой город – возможности не было, по рангу не дотягивала до снятия этого ограничения. Единственный вариант – попросить Вивьен узнать, но и та не может следить за бойцами с перчаткой за границами города. Оставалось только ждать и, в целом, теперь идея провести вечер в компании Мелиссы и крепкого алкоголя казалась не столь бесперспективной.

Чем дальше продвигался Дмитрий по нужной ему улице – тем меньше людей попадалось по пути. Прилавков здесь практически не было. Всю архитектуру представляли небольшие мастерские и редкие частные дома между ними. Нередко на домах попадались вывешенные гобелены с изображением животных, оружия или просто непонятными знаками.
Наконец, вдалеке замаячила нужная Дмитрию вывеска. Два старинных револьвера на деревянной табличке и кучей оружия на стенах. Возле двери, на скамейке одиноко сидел мужчина, закинув ноги на деревянную табуретку. Темные брюки, легкое, расстегнутое весеннее пальто поверх белой рубашки, неряшливо незатянутый до конца лиловый галстук. И кончики длинных, белых волос, торчащих из-под небольшой, широкопольной шляпы. Вглядываясь вдаль, он периодически лениво подносил ко рту прозрачный стакан с вязкой, оранжевой жидкостью.
— Федор? – подойдя к мужчине, аккуратно спросил Дмитрий.
Бросив короткий, слегка отреченный взгляд на гостя, мужчина коротко кивнул и вернулся к рассматриванию стен мастерской напротив.
— Говори, что нужно, — отпив немного из стакана, холодно сказал он.
— Меня отправил Натанаэль, — почесав затылок, неуверенно ответил Дмитрий, вновь вернув к себе внимание Федора. – Не знаю, зачем, если честно…
— Честно?.. – с легким недоумением, повторил Федор, после чего коротко усмехнулся. – Что же, мне нравится такой подход. Признание собственного незнания – первый шаг на пути к новым знаниям.
— Да, наверное, — кивнул Дмитрий.
— Федора Толло, — встав со скамьи и протянув свободную от стакана руку, представился он. – Лучше просто Федор.
— Феникс, — пожав руку, поддержал инициативу Дмитрий. – Рад знакомству.
— Не, несколько не рад, — усмехнулся Федор. – Ты озадачен и пытаешься выплыть на моем дружелюбии, чтобы хоть как-то обрести уверенность в неоднозначной для тебя ситуации.
— Нет, я…
— Не лги себе, Феникс, — перебил его Федор. – Вижу я тебя впервые, прозвище тоже мне не знакомо. Значит, ты еще не имеешь ни малейшего понятия о знакомстве, которое только что завел. Разве можешь ты радоваться тому, чего не знаешь?
— Вполне, — пожал плечами Дмитрий.
— Даже так? – нахмурился Федор. – Интересно. Ты прекрасный образец человеческой глупости. Радоваться чему-то, не пытаясь понять, как это устроено – свойство человека недалекого и примитивного. Впрочем, не важно. Раз уж ты здесь первый раз – не будешь возражать, если я тебе предложу немного злоупотребить моим гостеприимством?
Неуверенно посмотрев на мастерскую, Дмитрий кивнул, дал Федору пройти и направился следом. Мастерская с первых же секунд больше напомнила ему склад. Вся территория заведения была уставлена стеллажами с оружием, приборами, техникой. Но, что сразу привлекло его внимание – так это анализатор, стоящий одиноко на столе у окна.
— Добро пожаловать в рай ништяков и вундервафель, Феникс, — повесив пальто, усмехнулся Федор. – Заходи, осмотрись…
— Почему он здесь? – не дал Дмитрий закончить Федору и показал пальцем на стоящий у окна анализатор.
— О? – подойдя, радостно потянул хозяин заведения. – Прислали на калибровку. Два раза дал сбой в последнем заходе.
— На калибровку? – смутился Дмитрий. – Ты его создал?
— Ну, да, — смутившись, почесал висок Федор. – Забавная штука, кстати. Столько вокруг него легенд ходит, просто ужас. Каждый второй спрашивает, как можно обмануть анализатор и остаться в аду. Милые вы, бойцы арены. К сожалению, те, кто это спрашивает – уже обречены на демократический рай.
— Отчего же? – с интересом продолжил он.
— Не задавался вопросом, как он работает? – ощерился Федор. – Подумай сам: прибор, который каким-то волшебным образом способен понять, твоя душа святая или нет. Как вот он может работать? Как можно оценить, — усмехнувшись, прервался он, — «святость души»?
— Хм… — почесав подбородок, потянул Дмитрий. – А что ты имеешь в виду под «святостью»?
— Очень хорошо! – хлопнув в ладоши, обрадовался Федор. – Понимаешь, в чем проблема… у «души» не бывает святости. Как и уровень «грехопадения» — не меньший бред, как по мне. Просто образные названия, которые призваны запугать примитивный разум. Хочешь узнать, как этот кусок… работает, в общем?
Кивнув, Дмитрий направился следом за Федором. Тот же, словно получая непомерное удовольствие от возможности с кем-то поделиться очередной глупостью, радостно шел впереди. Едва подойдя к столу, он материализовал в руке отвертку и быстро снял боковую крышку, открыв Дмитрию вид на практически пустое пространство.
— Забавно, не правда ли? – прокрутив в руке отвертку, усмехнулся Федор. – Столько легенд вокруг, в целом-то, одного большого ничего.
— Не понимаю… — глядя на пустоту, озадаченно потянул Дмитрий.
— Смотри, — присев на корточки, продолжил Федор и показал кончиком отвертки на маленькое приспособление на крышке под стеклом, похожее на небольшой объектив. – Когда ты засовываешь кармашан внутрь, вот эта маленькая штуковина считывает твои воспоминания. Анализируя их, она приходит к выводу, подвластен ты контролю или нет. В раю не нужны непослушные бойцы. Те, которые имеют свое мнение и могут пойти против власти в случае несогласия – остаются в аду, становятся разношерстной элитой. Остальные – отправляются в рай, ибо не задают слишком много вопросов. Считай, каждый второй приверженец ромалийской церкви – рано или поздно отправляется в рай. Вам с детства вбивают культ Севестры, и к юношеским годам у вас не просыпается любознательность. Не задавая вопросов, вы продолжаете расти в обществе этого культа и к зрелости – желание пойти против власти у вас также не появляется. И это чудесно для любого демократического государства, Феникс! Армия послушных рабов, не задающих лишних вопросов – что может быть прекраснее?
— Хочешь сказать, что эта штука просто говорит, подвластен ты контролю или нет? – оторвав взгляд от камеры, недовольно посмотрел на Федора Дмитрий.
— Ага, — безразлично ответил он и встал с корточек. – Забавно, не правда ли? Столько легенд вокруг моего творения, столько «жизней» было разрушено. А все из-за того, что даже мертвые не способны понять, что их собственные действия – порождают подобные результаты. Некоторые специально пытаются насаждать хаос после получения информации о святости своей души, но ведь это тщетно. Они только усугубляют положение, направляя свою агрессию под заданным анализатором вектором. Человеческая глупость, люблю ее.
— Ты находишь это забавным? – обреченно вздохнул Дмитрий.
— Я нахожу забавным саму необходимость в подобном приборе, — пожал плечами Федор. – Вроде как, идем вперед, развиваемся. А все равно без внешней помощи – не способны определить элементарные вещи. Такие, например, как «кто мы». Если ты не находишь это забавным – я тебе сочувствую.
— Справедливо, — нахмурился он, но все же согласился. – Натанаэль сказал, что я могу у тебя найти что-нибудь полезное для боев.
— О, где мои манеры? – рассмеялся Федор. – Совсем заговорился. Ты это, пройдись, осмотрись. Если что заинтересует – дай знать. Пока проверю, как там с поставками глейпнира обстоят дела.
— Глейпнир? – с интересом спросил Дмитрий.
— Ага, — бросил Федор. – Материал, который гномы создают из добытых в шахтах минералов. Убойная штука, прочнее вряд ли что-то найдешь. Пока с Нилом пытаемся придумать, как можно в мутагены его пихнуть. А так – твое оружие, патроны и кармашан. Все они – сделаны из глейпнира.
— Прочнее алмазов?
— С кристальными структурами в плане эффективности проблемы, — честно признался Федор. – Для оружия они вообще никак не подходят. Зазоры между частицами – слишком уж доставляют хлопот. Их структура – кубическая, из-за чего возникают неприятные ситуации. Структура глейпнира же – додекаэдр. Находясь рядом, они не образуют прямых зазоров. В результате, разрушить связи практически невозможно. Например, ты вот сражаешься на арене, верно? Видел когда-нибудь то, что остается от пуль?
— Нет, — помотал головой Дмитрий.
— Благодаря глейпниру, они не деформируются, — улыбнулся Федор. – Несмотря на сильное давление и прочее внешнее воздействие. Удивительный материал.
— А доспехи из него можно сделать? – усмехнулся Дмитрий.
— Почему бы и нет? – спокойно ответил Федор. – Материал прочный, можешь хоть всего себя им укутать. К тому же легкий, чертяга. Не могу этого до сих пор понять: со своей структурой, он должен бы немало весить. Подлые гномы, чую, они что-то еще добавляют, кроме минералов.
— Думаю, это уже меня не касается, — вежливо кивнул Дмитрий.
— Отчего же? – с интересом спросил Федор. – Всегда приятно встретить человека, который задает вопросы из искреннего интереса, а не из вежливости. Впрочем, осматривайся, опять разговорил меня, зараза.
Вновь усмехнувшись, Дмитрий проводил взглядом уходящего Федора и принялся изучать содержимое стеллажей. Каждое оружие – было чем-то особенным. Либо клинок с присобаченными к нему лезвиями, либо двуручный топор с портативным реактором для создания электрического заряда. Огнестрельное оружие с емкостями для жидкостей. По всей видимости, их Федор заполнял ядом и зажигательными смесями. Чем дальше по мастерской продвигался Дмитрий, тем больше ему хотелось скупить все вокруг и насаждать убийственное творчество на арене. И теперь – он даже понимал, почему Натанаэль настоял на его визите к Федору, несмотря на возвращение Палача домой. Он хотел, чтобы Дмитрий сам увидел все это великолепие. Возможно, чтобы выбрал себе что-то полезное. Или же просто взял на заметку, где можно было бы купить себе что-нибудь в случае необходимости. Да и сами мысли о скрытых мотивах Натанаэля вскоре покинули Дмитрия по ходу его продвижения. Слишком уж много всего было вокруг, чтобы думать сейчас о надоедливом и вредном бэрде.

Эпилог

— Значит, у вас все-таки получилось? – дослушав Палача, грустно спросил Маркус.
— Да, — переглянувшись с Люцифером, кивнул он. – Проект «Асклепий» достиг нужного результата. Мы смогли создать стабильную структуру. Но…
— Наложили вето? – перебив его, усмехнулся Люцифер и выпустил клубок табачного дыма.
— Именно, — обреченно вздохнул Палач. – Фаренгард прекратил финансирование, и группу распустили.
— Любопытно, — задумчиво соединив кончики пальцев, потянул Маркус. – Но зачем им распускать исследовательский отдел, который они сами же созвали?
— Элементарно, — облокотившись на стол, продолжил Люцифер. – Возможно, их целью изначально было доказать, что невозможно создать лекарство, способное действовать многосторонне. Подобный провал от вашей группы лишь утвердил бы их статус на рынке.
— Вложить такую сумму, чтобы доказать недостижимость цели проекта? – повел бровью Маркус. – Нет, думаю тут что-то другое.
— Хранители? – с интересом спросил Палач.
— Возможно, связано с ними, — кивнул Маркус. – Люсь, у нас есть кто-то в аду, кто был напрямую связан с Фаренгардом?
— Вряд ли, — покачал головой Люцифер, уведя взгляд в сторону. – Обычно рай их быстро забирает к себе, если подобный образец попадается.
— А кто руководит компанией в Фаренгарде? – спросил Палач у Люцифера.
Призадумавшись, владыка ада коротко усмехнулся и задумчиво посмотрел на тлеющую в руке сигарету.
— Это хороший вопрос, — улыбчиво ответил он. – Но, связаться с ним все равно не выйдет.
— Говори, что знаешь, раз начал, — нахмурился Маркус.
— Заставишь? – оскалился Люцифер.
— Едва ли, — обреченно вздохнул он. – Пожалуйста?
— Как же низко ты пал, Маркус, — рассмеялся он. – Скажу так: я знаю, кто за этим стоит. Но, явной мотивации проворачивать столь провальное дело, у него нет. На его месте, я бы фальсифицировал результаты исследования и не стал бы тратить время и деньги, чтобы поддерживать проект на плаву.
— Фаренгард не работает с инквизицией и ромалийской церковью, — задумчиво влез в разговор Палач. – Они даже вознесенных не подпускают к своим границам.
— Думаешь, они хотят развязать биологическую войну? – дослушав, спросил Маркус.
— Вполне, — задумчиво прислонив указательный палец к подбородку, продолжил он. – «Фокс-двадцать один» способен устранить влияние химикатов и искусственных ядов наравне с естественными возбудителями. Если они решат распылить что-то в атмосферу…
— Не думаю, — перебил Люцифер. – Это создаст больше проблем, чем решений. Потребности в здоровой пище и чистой воде еще никто не отменял. Или им придется сильно затянуть пояс, или запастись продовольствием на несколько лет вперед. Потери от подобного решения будут слишком сильны, да и рай этого не потерпит. Не сомневаюсь, что они привлекут тринадцатый отряд в случае подобного обострения ситуации.
— А сами эмотиконы… — с интересом потянул Маркус. – Я слышал, что у хранителей большие проблемы с контролем. Может, они пытаются совладать с эмотиконами при помощи нашей панацеи?
— Нет, не думаю, — почесал подбородок Люцифер. – Хм… эмотиконы…
— Есть зацепки, Люсь? – оживился Маркус.
— У меня больше предположение, чем зацепка, — усмехнулся Люцифер. – Палач, из нас троих ты умер последним. Что ты знаешь о хранителях?
— Немного, — виновато ответил он. – В целом, то, что доходило до любого научного отдела, как-либо связанного с Фаренгардом.
— И много ли новостей было слышно? – с интересом продолжил Люцифер.
— Последние несколько лет моей жизни они действовали очень закрыто, — продолжил Палач. – Вспышка энергетического вампиризма сильно покромсала их ряды. Да и сопротивление со стороны вольных хранителей дало о себе знать. Устранение вампиров задача не из легких даже для самих хранителей.
— Чудесно, — дослушав, просиял Люцифер. – Маркус, свяжись с Дескарионом. Пускай отправит небольшой отряд на разведку.
— В Фаренгард? – спросил Маркус.
— Нет, в Ромалию, — продолжил Люцифер. – Есть подозрения, что наша мышка завелась в самой инквизиции.
— В смысле? – смутился комментатор арены.
— Кто-то из хранителей забрался в ромалийскую церковь, — ответил Люцифер. – Во время войны между Фарадамией и Ромалией, в рядах фарадамийской армии были замечены хранители. Даже без вознесенных, отряду инквизиции удалось сдержать наступление. Рядовой инквизитор против хранителя – это даже не смешно, Маркус. Думаю, они нашли метод подавления способностей хранителей. Если это так, то не сомневаюсь, что ваш проект – был нацелен на нахождение способа защитить войска Фаренгарда от подобного внешнего вмешательства. И, если это так, то изначально им нужно было найти причину подавления.
— И для этого они запустили свои руки в инквизицию? – закончил за него Маркус. – Возможно, ты и прав. Инквизиция Ромалии достаточно долго пыталась дружелюбно предоставить нам своих ученых для развития проекта и скорейшего завершения работы. Но, Фаренгард упорно отказывался. Хм…
— Отправь отряд, — прежде, чем Маркус продолжит, перебил Люцифер и встал со скамейки, затушив сигарету в пепельнице. – А я, пожалуй, домой. Обещал пересечься с Напалмом.
— Напалм в городе? – с интересом спросил Палач. – А, можно…
— Нет, — нахмурившись, коротко ответил Люцифер. – У нас личная встреча. Маркус, тебя тоже касается.
— Эй, я знаю, когда не лезть, — пожав плечами, усмехнулся комментатор. – Говорите спокойно, прятаться не буду. Да и вообще, у меня есть более веселые дела, чем скрываться в тенях твоего скромного, маленького трона.
— Очень смешно, — цокнул языком Люцифер. – Бодрого дня.
Спустившись по ступенькам беседки, владыка ада хрустнул шеей и продолжил свой путь в сторону выхода со двора дома Маркуса. Проводив его взглядом, комментатор арены вновь повернулся к Палачу.
— Зачем ты сбежал? – коротко спросил он.
— Я пытался решить этот вопрос мирным путем, — пожал плечами он. – Но, меня не хотели отпускать. Вот я и…
— Я слишком хорошо тебя знаю, — нахмурившись, перебил Маркус. – Дай тебе доступ к технологиям и лаборатории, и все, ты в раю. Но, при этом, ты сбежал. Сбежал из идеальных для тебя условий. Говори.
Покосившись на забинтованную, левую руку, Палач, было, открыл рот, но тут же опешил. Маркус ловко схватил его за руку и оттянул бинт.
— Вот же… — едва его взгляду открылся кармашан, удивленно потянул он. Вместо обычной, аккуратной, металлической перчатки – его рука наполовину была биологической. Между пластинами торчали куски темной плоти. Словно, кармашан не сросся с хозяином. – Что ты сделал со своей рукой?
— Мы… пытались воссоздать способности Фенрира, — тут же принявшись заматывать руку, неуверенно ответил Палач. – Я вызвался добровольцем, и мне вкололи мутаген. Но, начались проблемы, когда мы попытались отключить мутацию. Доступ к кармашану был утрачен. И… от меня решили избавиться.
— С чего ты взял, что от тебя решили избавиться? – переспросил Маркус.
— Отряд белокрылых во главе с Петром прибыл в тот же вечер, — закончив перевязку, ответил он. – Понятное дело, что на мне либо начали бы ставить эксперименты, сделав лабораторной крысой, либо просто избавились бы. Либо и вовсе разрезали бы на мелкие кусочки, как Нинетт…
— Молчи, — быстро оглядевшись по сторонам, отрезал Маркус. – Не смей говорить об этом здесь.
— Прости, — виновато поник Палач. – Я знаю, что это было трудно для тебя…
— Нет, я не причем, — вздохнул Маркус. – Я давно уже отпустил эти воспоминания. А у Нинетт – их просто больше нет. Не хочу, чтобы она услышала что-то, что может возбудить в ней запасную копию.
— Ворон стер их? – грустно спросил Палач. – Хорошо. Сколько лет стер?
— Последние два года жизни и первые шесть лет в аду, — продолжил Маркус. – Теперь она считает, что попала в аварию и… впрочем, то, что она не хочет садиться за руль в аду – это даже плюс.
— Ясно, — выпустив на свободу неуверенный смешок, кивнул Палач. – Постараюсь не докучать ей с ненужными вопросами.
— Было бы замечательно, — согласился Маркус. – Я свяжусь с Федором, как разберусь со своими делами тогда. Может, они вместе с Нилом смогут придумать, как получить доступ к твоему кармашану. В конце концов, на арене без него весьма проблематично будет.
— Хорошо, — согласившись, кивнул Палач. – И это… спасибо.
— За что спасибо? – встав со скамейки, удивленно спросил Маркус.
— Что не отправил меня обратно, — пожал плечами он. – Может, я и правда смогу быть полезен, добравшись до элиты в аду.
Усмехнувшись, Маркус протянул руку Палачу. Привстав, тот улыбнулся и схлестнулся с комментатором в рукопожатии. Хоть бега и закончились, но теперь будут трудности на самой арене. И сможет ли он безнаказанно пользоваться своими способностями, полученными в ходе эксперимента? Он не знал. Да и спросить сейчас, сбив Маркуса с позитивной и дружелюбной волны, ему не особо хотелось.

— Отлично! – оторвав Дмитрия от рассматривания оранжевой линзы, пробежался по мастерской счастливый выкрик Федора. – Гномы наткнулись на крупное месторождение. В ближайшие два года, цены на глейпнир упадут вдвое. Ох, мог ли я быть счастливее?
— Поздравляю, — усмехнувшись, бросил Дмитрий и направился к Федору с коробкой. – Для чего это?
— О? – оторвавшись от монитора, отречено отозвался хозяин мастерской. – Дай-ка. Хм…
Покрутив в руке коробку, Федор задумчиво вытащил линзу и поднял ее межу собой и лампой.
— А, вспомнил, — опустив линзу обратно в коробку, улыбнулся он. – Тестовый образец. В общем, вставляешь себе в глаз, и эта штука помогает тебе считать вероятность попадания в ту или иную часть тела. Действует, правда, не всегда точно, погрешность до пяти процентов допустима. Интересует?
— Звучит полезно, — согласился Дмитрий. – Сколько стоит?
— Ну, образец тестовый, так что… — задумчиво потянул он, — тысячи за две отдам. Могу сотен пять сбросить, если будешь держать меня в курсе, работает или нет.
— Значит полторы, — кивнул Дмитрий, и Федор расплылся в счастливой улыбке, закинув руки за голову. – Платить сейчас?
— А? – оторвав взгляд от потолка, опомнился он. – А, да, конечно! Чертовы гномы с их глейпниром. Весь вечер теперь буду ходить, как дурак, в розовом мире счастья и восторга. Так, давай руку…
Пробежавшись пальцами по экрану кармашана Дмитрия, Федор спокойно снял с его счета нужную сумму. Едва на его кармашан пришла информация о подтверждении сделки, он спокойно вернул руку хозяину и протянул коробку.
— У тебя еще чуть больше тысячи осталось на счету, — с интересом заметил он. – Часто в боях участвуешь? А то видеть столько денег на счету новобранца как-то совсем странно.
— Я сам не знаю, откуда столько, если честно, — усмехнулся Дмитрий. – Мелисса переводила немного.
— Такое чувство, что она перевела чуть больше, чем ты думал, — улыбнулся в ответ Федор и встал со своего облюбленного кресла. – Так, стой и не шевелись…
Аккуратно вытащив линзу из коробки, Федор раздвинул веки на левом глазе Дмитрия. С не меньшей аккуратностью, он подвел новую игрушку бойца к глазу и слегка нажал по краям. Словно повинуясь полученной команде, линза обволокла глазное яблоко и впилась в зрачок короткими, металлическими крюками. Вздрогнув от боли, Дмитрий изо всех сил старался сдержаться и не вырваться из плена Федора. Наконец, слияние с глазом было завершено, а пальцы хозяина мастерской выпустили многострадальную кожу.
— Моргни раз так двадцать еще, — усмехнулся Федор, глядя, как зажмурился пострадавший глаз Дмитрия. – Пускай покроется влагой. Тогда опробуем.
— Опробуем? – с интересом спросил он, бешено моргая. – Где?
— Да прямо здесь, — усмехнулся Федор. – У тебя ведь есть огнестрельное оружие, верно?
Кивнув, Дмитрий забрался в окно инвентаря перчатки. Найдя нужную вкладку, он выбрал вершители, но Федор остановил его руку до момента нажатия кнопки подтверждения.
— Зачем два? – наивно спросил мастер. – Одного вполне хватит.
— У меня есть возможность доставать только одно оружие из парного комплекта? – неуверенно спросил Дмитрий, невольно вспомнив свое путешествие в бездну. – Как?
— Смотри, — вытянув руку Дмитрия, начал объяснять Федор. – Пока на тебе стоит ограничение на свободное вытаскивание оружия без необходимости лезть в перчатку, ты можешь свободно разделить надоедливое парное вооружение. Зажимаешь экран двумя пальцами…. Раздвигаешь…. Готово! Теперь, если у тебя будет необходимость достать только одно оружие – просто уберешь галочку со второго. Удобно?
— Вполне, — взглянув в обновленный список оружия, согласился Дмитрий. – Так…
Выбрав нужный ему пистолет, боец дождался, пока тот появится в руке. Вспышка света — и оружие материализовалось. Убедившись, что второй пистолет не планирует вылезать, он покосился на Федора, притворяющегося испуганным. Выдавив из себя короткий смешок, он ловко наставил дуло на голову мастера.
И линза сразу же среагировала. В левом глазу, рядом с головой кривляющегося Федора появилась небольшая циферка, обидно говорящая, что у Дмитрия есть всего два процента вероятности попасть в голову и меньше, чем пол процента – в плечи.
— Ну, сколько? – устав кривляться, с интересом спросил Федор. – Пять? Восемь?
— Два, — обиженно ответил Дмитрий. – Как-то совсем все грустно. Вроде, приставил почти вплотную пистолет.
— Дело не в этом, — продолжил мастер. – Линза считывает не только шанс на попадание, но и шанс нанести хоть какой-то ущерб цели. То есть, выпустив в меня, ну, пулек сто… может и сможешь потрепать мой запас здоровья.
— Тлен, — вернув пистолет в перчатку, усмехнулся Дмитрий. – А почему так мало?
— Хочешь больше – сражайся больше, — пожал плечами Федор. – Так работает кармашан. Пользуешься клинком чаще – будешь больше урона им наносить. Конкретный вид огнестрельного оружия в основе – и ты заметишь, что с ним убивать становится легче и легче. Кармашан напрямую подключен к Лимбу, а тот проводит все вычисления. В общем, лучше не вдавайся в подробности. Там нюансов и проблем больше, чем ответов. Кстати, тебе сообщение пришло.
— А да? – посмотрев на мерцающий экран, переспросил Дмитрий и поднял перчатку. – О, от Мелиссы. Говорит, чтобы тащил свой мертвый зад в «Семь пьяных демонов».
— Хм… — задумчиво потянул Федор. – Я, пожалуй, тоже присоединюсь. А то дело такое, глейпнир почти даром, надо отметить, да и твою покупку обмыть.
— Оставишь мастерскую без присмотра? – повел бровью Дмитрий.
— Да все равно через шесть минут закрываюсь, — пожал плечами Федор. – В общем, это, увидимся на месте тогда. Волку обещал его дробовик посмотреть на предмет возможного улучшения. Как разберусь – присоединюсь.
— Ясно, — кивнул Дмитрий и перешел в окно с картой города. – Тогда увидимся.
— До встречи, — протянув руку, улыбчиво кивнул Федор.
Пожав ему руку, Дмитрий выбрал нужную точку для перемещения. Рядом с ним тут же появилось зеркало. Бросив взгляд на идущего в складскую часть мастерской Федора, Дмитрий шагнул вперед. Едва он исчез, зеркало растворилось и не оставило от пребывания бойца в мастерской никакого следа, кроме пустой коробки из-под линзы на столе.

Громкая, энергичная музыка. Едва Дмитрий вышел из зеркала возле входа в бар, он первым же делом услышал именно ее. Даже за стенами, ее было слышно громко и отчетливо. Без слов, просто мелодия с повторяющимся ритмом и периодическими завываниями.
Подойдя к двери, Дмитрий неуверенно посмотрел на стоящего на страже доноши. Бездушные, белые глаза, устремленные вдаль. Черный, строгий костюм. Несмотря на то, что Дмитрий видел его уже не первый раз, чувство, будто это… существо набросится на тебя и съест твое сердце, едва ты повернешься к нему спиной, до сих пор не отпускало бойца.
— Можно войти? – неуверенно спросил он.
Оценивающе взглянув на посетителя, доноши безразлично отвернулся и продолжил рассматривать улицу.
— Ме, — коротко сказал он.
— Нет? – напрягши свой мозжечок, спросил Дмитрий. – Почему нет?
— Воро, — ответил доноши. – Ме.
— Я не новичок, — обиженно ответил он.
Вновь повернувшись к Дмитрию и кинув взгляд на кармашан, доноши также безразлично вернул свой интерес к улице.
— Ан, — сказал он.
— Ан? – смутился боец. – Что за ан?
— Тебе дали добро на вход, мертвый кусок глупости, — едва открылась дверь, встретила его недовольная мордашка Мелиссы вместе с оглушительной музыкой. – Доноши!
— Ан, вельши? – повернувшись к Мелиссе, учтиво ответил охранник.
— Держи, — протянув открытую пачку сигарет, усмехнулась она.
— Тарже, — кивнув, ответил доноши и вытащил сигарету, практически сразу же подкурив.
Едва пачка исчезла из рук Мелиссы, она взяла Дмитрия за ворот и протащила внутрь мимо себя. Захлопнув дверь, она, пританцовывая под музыку, прошла мимо, направившись в сторону нескольких столов в центре, соединенных вместе. Весь уставленный алкоголем, объединенный стол собрал у своих краев небольшой отряд из бойцов, знакомых и незнакомых Дмитрию, во главе с длинноволосым блондином крупного телосложения. Держа в руке массивную, деревянную кружку он приветливо поднял ее, едва его взгляд приметил нового посетителя.
— А теперь – тост! – громко объявил блондин, убрав со стола ноги и выпрямившись. – За Ламрана и Горжи! Да будет их путь в раю усеян хаосом и разрушением! Ура!
Глотки залились радостным гоготом, перебиваемым лишь стуком кружек над столом. Во все стороны расплескалась пивная пена, а мигом позже наступило молчание. Глотки перестали орать и занялись более концептуальным действием – осушать бадьи.
— Рад, что ты здесь. У нас грустный праздник, Феникс, — услышал знакомый голос вместе с хлопком по плечу Дмитрий. – Присоединяйся, выпей с нами. Завтра Ламран с Горжи отправятся в рай.
— Да, хорошо, — кивнув слегка поддатому Гелиасу, улыбчиво согласился он.
— Чудно! – обрадовался Гелиас и направился в сторону стола. – Вельз, я наверх, пойдешь со мной?
— В неравный бой с гравитацией? – усмехнулся блондин. – Прости, брат, я, пожалуй, не буду так рисковать.
Усмехнувшись, он вновь встал и они с Гелиасом с силой столкнули бадьи с пивом. Практически мгновенно осушив содержимое, Гелиас слегка покачнулся и с грохотом поставил пустую кружку на стол.
— Если я не вернусь, — икнув, усмехнулся Гелиас. – Отправь за мной поисковую группу. Это слишком опасное задание, чтобы выполнять его в одиночку!
— Ха! – обняв Гелиаса, рассмеялся блондин. – Я верю в тебя! Ты справишься!
— Никак иначе, — радостно отозвался Гелиас и направился в сторону лестницы. Проводив его взглядом, блондин сфокусировался на Дмитрии и направился в его сторону.
— Вечер добрый, — поймав на себе сощуренный взгляд, виновато поздоровался он.
— Я тебя знаю, — усмехнулся блондин. – Тебя и того, странного бойца с забинтованной рукой.
— С забинтованной рукой? – переспросил Дмитрий. – Палач?
— Во! Точно! – просиял он и с силой хлопнул бойца по плечу. – Бренда!
Словно отозвавшись на крик, из-под распахнутого ворота блондина выползла крупная уховертка. Покосившись на блондина, она повернулась к Дмитрию и ловко проползла по руке, остановившись в паре сантиметров от лица.
— Знаешь его? – оскалился блондин, глядя на озадаченно, и слегка испуганное лицо Дмитрия.
Быстро вернувшись к локтю, она вновь повернулась к бойцу и продолжила свой путь. Добравшись до ворота, она остановилась возле уха блондина ненадолго и вновь скрылась под одеждой.
— Бренда тоже тебя знает, — просиял блондин и выпустил плечо Дмитрия из плена, протянув руку. – Хоть и не первый раз видимся, но… Вельзевул.
— Феникс, приятно, наверное, — неуверенно пожав руку, ответил он.
— Наверное? – усмехнулся он. – Ишь ты! Наверное! Мелисса!
— Да, Вельз? – оторвавшись от разговора с Кошкой, лениво бросила она.
— Фениксу «наверное, приятно», — рассмеялся он и направился к столу. – Своди его наверх и сделай ему «точно»!
— Тебе надо, ты и делай, — заворчала в ответ Мелисса, виновато покосившись на Кошку. – В конец страх потерял. Тебе нельзя столько пить!
— От кого слышу? – все также радостно отозвался Вельзевул. – Так, где Гелиас? Гелиас!
— Успокойся, он наверх ушел, — проведя рукой по лицу, обреченно встрял Ламран. – Феникс, ты это, подходи, присаживайся. Место есть еще.
— Да, спасибо, — услышав хоть один более-менее трезвый голос, отозвался Дмитрий и сел между Ламраном и Кошкой. – Значит, завтра уже все?
— Да, — грустно кивнул Ламран. – Двадцать пять лет подготовки впереди. Да и то потом выпускать будут на небольшие вылазки.
— Анализатор иногда ошибается, — сказал Дмитрий. – Может, тебе и не место в раю.
— Спасибо, — улыбнувшись, кивнул Ламран. – Я знаю, как он работает. И… в целом, в раю мне самое место. Я не создаю события сам, я решаю их по мере возникновения. А Горжи – зачастую мне с этим помогает в качестве охранника. Да, Горжи?
— А то! – рассмеялся с другого конца боец, закованный в доспехи. – Вельз, погнали вечером в Дит?
— На прощание? – обрадовался Вельзевул. – Сорвал с языка просто! Так, где Гелиас? Возьмем его с собой! Гелиас!
— Успокойся ты уже, он наверху! – недовольно крикнул Ламран и покачал головой. – Угораздило же выпить столько…
— «Три демона древних выпить пошли, четвертого в Дите брата нашли», — усмехнувшись, нараспев потянул Вельзевул, в ответ на недовольство Ламрана. – «Тот пил, все он пил, и трезветь не хотел, такой древних демонов давний удел».
— «Три дня и три ночи уж глотки забиты», — пошатываясь, привстал и поддержал Горжи. – «А в городе верхнем давно уж забыты».
— «Шли дни и недели, летели года», — приобняв Горжи за шею, оскалился Вельзевул. – «Они не вернутся уже никогда. Тела догниют, амаранты съедят – тех, кто в Дите умрет, не вернувшись назад!». Не вернувшись назад?.. где Гелиас?!
— Да замолчи ты уже со своим Гелиасом! – скомкав салфетку, запустила ее в голову демону Мелисса.
— Весело тут у вас, — кивнув поддатому Волку, протягивающему кружку с пивом, усмехнулся Дмитрий. – Спасибо.
— Да не то слово, — заворчал Ламран. – Собирались же культурно выпить, решили Мелиссу позвать за компанию. Так эта оживилась сразу, и давай всех подряд вытаскивать. Вот и вытащила заодно, нашего энтомолога.
— А мне нравится, — виновато вставила Кошка, оторвав кружку от губ. – Хоть какое-то разнообразие в этом тихом месте.
— Справедливо, — дослушав, обреченно вздохнул Ламран и покосился на кармашан Дмитрия. – Феникс, тебе сообщение пришло.
— А, да? – отвернувшись от Кошки, неуверенно спросил Дмитрий, на что Ламран лишь в очередной раз издал короткий смешок. – Хм, командный бой два на два.
— Сообщения о боях? – услышав, рассмеялся Вельзевул, выпустив из плена Горжи и оторвавшись от песни. – Ты что, еще не в элите?
— Замолчи, пьянь, — запустив в демона очередной салфеткой, которая теперь пролетела мимо из-за покосившегося прицела, вновь встряла Мелисса.
— Против Князя и Черепа, через два дня, — кивнув, с интересом сообщил Дмитрий. – Хм…
— Что-то не так? – вытянувшись, пытаясь подсмотреть в экран, спросила Кошка.
— Да, — закрыв сообщение, в легком недоумении ответил он. – Моим напарником будет Палач.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *