Семь кругов Арены 2: в погоне за Апокалипсисом. Часть первая.

Глава 15. По дорожкам рая

— Не устал бегать? – выпустив очередной пламенный шар под ноги Вергилию, самодовольно оскалился Люцифер. Последние минут десять прошли для него в бесконечной борьбе против младшего брата, пытающегося как можно дальше оторваться от преследователя. – Быть может, отдохнуть хочешь?
— Молчал бы, — отпрыгнув в сторону от пламени и прокатившись по земле, на мгновение обернулся Вергилий. За доли секунды, он проехался лезвием клинка по земле и высек несколько десятков тонких, ледяных иголок, практически мгновенно растаявших, едва они коснулись тела демона. Цокнув языков, он вновь пустился в бег.
— Ну же, Вергилий. Совсем наш род позоришь. Тебе так не кажется? – довольно глядя, как атаки Вергилия ему не наносят ровно никакого ущерба, вновь усмехнулся Люцифер. Провернув в руке свой извилистый меч, он резко прыгнул вверх, оглядываясь по сторонам. Вергилий направлялся прямо в конец имперского района, заводя самого себя в тупик.
Недовольно нахмурившись, Люцифер быстро нашел взглядом своего оппонента и приземлился в нескольких метрах перед ним. Выругавшись, Вергилий резко ударил клинком о землю, создав легкую завесу из снега, а сам помчался в сторону угла района, куда так старательно вел его демон.
Улыбнувшись и дождавшись, пока дистанция между ними возрастет до нескольких сотен метров, демон исчез в облаке черного дыма, появившись прямо перед Вергилием. Схватив его за шею и приподняв над землей, он хитро оскалился и резко развернулся, запустив своего брата в стену последнего дома перед берегом огненной реки, опоясывающей весь район элитных бойцов.
Дождавшись, пока пыль от удара немного уляжется, Люцифер лениво опустил клинок. Таща его по земле и всматриваясь в сторону сползающего по стене, кровоточащего брата, он довольно облизнулся и, в очередной раз, прокрутив клинок в руке, забавляясь своими новыми когтями, медленно направился в его сторону.

— Миледи, а вы неплохо стреляете, — увернувшись от очередного града выстрелов, пришедшихся по крыше, Натанаэль повернулся лицом к врагу и, не прекращая бежать, с удовольствием похвалил Кошку за стрельбу. – Хотя меткости вам все же не хватает.
— Заткнись! – на ходу перезаряжая пистолеты-пулеметы, недовольно прикрикнула Изабель. – Зачем ты бегаешь? Мы на твоей стороне!
Пожав плечами и резко рубанув клинком по крыше, отчего Кошка провалилась в недра здания, Натанаэль домчался до конца дома и спрыгнул вниз, метя в сторону очередной развилки. Едва успев среагировать на то, как стена дома была прошиблена, а из прохода вышла явно недовольная девушка с нацеленными на него стволами, он направил в ее сторону пистолет.
Отскочив в сторону, чтобы не попасть под выстрел, Кошка выпустила очередную серию пуль. Маневрируя между пулями, и вглядываясь в кошачьи глаза оппонентки, Натанаэль отбил одну из пуль клинком. Поменяв свой путь, она проехалась по его ноге, оставив за собой небольшое ранение и след на земле в виде горячей, оранжевой жидкости. Рана практически мгновенно затянулась, но решив не рисковать – Натанаэль резко махнул в сторону соседнего дома, пробив себе дорогу клинком.
— Стой! – целясь в ноги, но лишь бесцельно тратя патроны, выкрикнула ему вдогонку девушка, но ответа не последовало. Шаги предположительного Феникса вскоре сменились громкими шагами выбежавшего из-за угла Палача.
— Ты как, нормально? – едва заметив Кошку, спокойно выдохнул Палач. – Я тебя потерял из виду, когда ты за ним побежала по крыше. Что-то случилось?
— Да нет, все нормально, — поглядывая в сторону пробитой Натанаэлем стены, попыталась успокоить своего разволновавшегося напарника Кошка. – Дима форму теряет, медленно бегать как-то начал. Совсем ленивым стал видимо от хорошей жизни.
Усмехнувшись, Леонид недовольно повел носом. Его ботинок начал благоухать запахом паленой резины, напоминая о себе и о том, в чем он оказался.
— Твою! – резко отдернув ногу, яростно выругался Палач, направив топор на небольшую, оранжевую лужицу, в которой оказался его башмак. – Я убью тебя, враг!
— Идиот, — отодвинув рукой топорище напарника и присев на колено перед жидкостью, озадаченно хмыкнула Изабель. – Странно.
— Ага, очень странно. Ты защищаешь какую-то жидкость, напавшую на мою обувь, — обиженно проговорил Палач, но все же убрал оружие. – А что это, собственно говоря?
— Это? Мне удалось ранить Феникса в ногу. По идее, это должно быть его кровью, — наивно глядя на лужу и понимая, как глупо прозвучало то, что она только что сказала, предположила девушка. – Не особо похоже на кровь, если честно.
— Не забывай, мы имеем дело с Димкой. Поймаем его – добьемся объяснений, — фыркнув и направившись в сторону дыры в стене, ведущей вглубь достаточно крупного, деревянного здания, заявил Палач. – Он ведь туда убежал, верно?
— Да, но, — не успела договорить девушка, как ее напарник уже шагнул внутрь.
Тяжело вздохнув и оставив лужу наедине с собой, она проверила патронаж и направилась следом за Палачом. Бой начинал принимать совершенно иной оборот. Несмотря на то, что их оппонентом теперь стал Феникс – он вел себя совсем не так, как обычно. Да и вся эта ситуация с оранжевой жидкостью вместо крови тоже слегка давала о себе знать. Медленно бегает, разговаривает не так. Что-то тут было нечисто.

— Милорд, вы тоже здесь скрываетесь? – добежав до лестницы в конце дома и спрятавшись за ней, удивленно спросил Натанаэль, заметив рядом с собой Дмитрия, держащегося за кровоточащее плечо. – Разве вы не остались в паре кварталов отсюда?
— Молчал бы, — пытаясь всеми возможными способами скрыть удивление и поглядывая в сторону двери, через которую он недавно вбежал внутрь, недовольно заворчал Дмитрий. – Не до тебя сейчас. За мной гонится какая-то сумасшедшая девчонка.
— Да вы популярны среди женщин, милорд, — попытался съязвить бэрд, но поймав на себе грозный взгляд хозяина, тут же попытался уйти от темы. – За мной тоже погоня. Двое: девушка и парень. Девушка с огнестрельным оружием, а парень – слишком медлительный. С большим топором, он едва способен перемещаться с достойной бойца скоростью. Мне удалось оставить его далеко позади чуть ли не в самом начале погони.
— С большим топором, говоришь? – усмехнулся Дмитрий, аккуратно поднявшись на ноги. – Самое подходящее оружие для рая. Предлагаю разделиться. По отдельности у нас больше шансов не навредить друг другу. К тому же, я не смогу сражаться с теми, кто гонится за тобой. Та девушка, она слишком дорога мне.
— Она ваша девушка? – вновь расплылся в самодовольной улыбке Натанаэль, тут же успокоившись и решив не дожидаться недовольного взгляда Дмитрия. – Хорошо, хорошо, слушаю и повинуюсь. Предлагаю пересечься вновь где-нибудь ближе к центру города. Насколько мне удалось выяснить, там есть каменные здания, а значит – преимущество будет на нашей стороне. Судя по тому, что вы убегали – как и в моем случае, оппонент предпочитает находиться на расстоянии от цели. Так что, в ограниченном пространстве у нас больше возможностей на успешный бой.
— Звучит замечательно, — вслушиваясь в шумы вокруг, отрезал Дмитрий в ответ на длинную речь своего клона. – Что ж, удачи тебе тогда.
Едва успев встать на ноги, Натанаэль лишь заметил, как его хозяин толкнул ногой дверь, на которую тут же пришлась серия выстрелов. Пустившись в бега, Дмитрий быстро исчез из виду. Следом за ним, даже не оглядываясь по сторонам, помчалась миловидная девушка с двумя клинками, на рукоятках которых странным образом были прикреплены пистолетные магазины.
— Куда там всматриваешься, пернатый? – неожиданно прозвучал голос слева. Едва успев поднять клинок, Натанаэль почувствовал, как пол захрустел под его ногами. Пришедшийся удар топором в меч был просто невероятной силы.
Отбив несколько ударов, и самодовольно улыбнувшись, заметив выбежавшую следом за Палачом девушку, Натанаэль отпрыгнул назад, в сторону двери. Отвесив театральный поклон, он быстро выбежал на улицу, свернув направо, откуда не так давно следом за его хозяином выбежала девушка. Следом за ним, стреляя в землю, на улицу выбежала Кошка. Чуть позже, закинув топор на плечо и недовольно нахмурившись, из здания вышел и Палач. Посмотрев вслед убежавшим бойцам, он на мгновение закрыл глаза. Его друг, верный боевой товарищ. Взгляд бойца, который он видел в глазах Дмитрия. Всего этого не было у их, словно мертвой, цели.
Бегать по деревянным руинам, когда можно умчаться в сторону административного корпуса и получить преимущество в виде ограниченности территории. Не поджечь дома из дерева. Все это было слишком неправдоподобно и больше напоминало легкий флирт перед настоящим боем.
Хмыкнув и убедившись, что напарница скрылась из виду, Леонид замахнулся рукой в сторону крыши близлежащего дома. Зацепившись призрачной дымкой за ее край и закинув себя наверх, он огляделся по сторонам. В двух направлениях от него было нечто похожее на погоню с обстрелом. Причем обе цели направлялись в сторону центральной части города.
— Не знаю я, что ты задумал, дружище, но, — резко замахнувшись топором и стукнув нижней частью древка о крышу, отчего лезвие переехало на центр, хмыкнул Леонид. Топорище, словно повинуясь мыслям бойца, повернулось боком. Положив странное оружие лезвием на крышу, он аккуратно встал на свое оружие. Присев и запустив механизм топора, он дождался, пока лезвие наберет достаточно скорости. Едва вращение стало постоянным, оружие вместе с Леонидом приподнялось на несколько сантиметров над крышей и унесло своего хозяина в сторону административного центра, словно летающий скейтборд.

— Наплевать на законы, наплевать на принципы. Тебе всегда на все было наплевать! – кружась, словно в танце, и раз, за разом ударяя клинками о металлическую дубину Михаила, вошел в агонию Рафаэль. – Если забыл о законах, то хотя бы помни об элементарных правилах приличия в загробном мире!
— То, что ты старший по званию – не дает тебе право отличать то, что можно от того, чего нельзя, — поймав момент и с разворота ударив, защитившегося плечом, оппонента – выпалил в ответ Михаил. – Разве для этого тебе были даны крылья?
— А разве не старший по званию должен осуждать действия младшего? – выронив из пострадавшей руки клинок и недовольно косясь на злорадствующего противника, съязвил Рафаэль. – Без старшинства на просторах рая давно бы начался хаос.
— Хаос? – вновь замахнувшись дубиной и налетев на, выставившего вперед клинок, врага, иронично переспросил Михаил. После серии ударов дубиной по клинку, пытаясь пробиться сквозь оборону архангела, он отлетел назад, тяжело дыша. – Да все вселенское благочестие рая пошатнулось из-за того, что младшие бездействовали, когда старшие помогали Габриэлю!
— Ты ставишь под сомнение деяния старших? – яростно налетев на оппонента, пытаясь пробиться сквозь дубину, воскликнул Рафаэль. От удара, орудия архангелов обдали близлежащие просторы громким лязгом и скрежетом металла. – Да я плюю тебе в лицо за такие слова!
— Плюешь? Ты? Мне? – усмехнулся Михаил, толкнув ногой Рафаэля в живот. Ударив локтем по позвоночнику скорчившегося от боли архангела, он прокрутил в руках дубину и подошел к лежащей на земле девушке. – Ты не меньше меня должен понимать, что для спасения положения вещей в раю сейчас важен каждый боец. Каждый воин. Я думаю, что многие уже вышли на поле боя. Ведь количество душ, свободно путешествующих по раю – уже сильно сократилось.
— Умеешь быть умным, когда не просят, — облокотившись руками о колени и сплюнув немного собственной крови на траву, усмехнулся Рафаэль. – Ты ведь понимаешь, что рай не резиновый. Обилие душ, попавшее на наши просторы – просто непростительно.
— Не менее чем вы, учитель, — усмехнулся Михаил, наблюдая, как собеседник удивленно покосился на него. Впервые за все время, что они сотрудничали – он впервые назвал его учителем. – Что-то случилось?
— Да нет, ничего, — довольно улыбнувшись и слегка подернув носом от боли в области желудка, попытался уйти от темы Рафаэль. – Все же, надеюсь, что, сам знаешь кто, не узнает, что ты вырвал Мишель из мира живых.
— Предлагаю вам все же быть тише с подобными заявлениями на данный момент, — заметив, что девушка зашевелилась, нахмурился Михаил. – За действия младших ведь отвечают старшие, верно?
Недовольно хмыкнув, Рафаэль подобрал свой выпавший клинок и подошел к девушке. Присев на колени, он аккуратно положил свою ладонь ей на лоб, пытаясь понять, в сознании ли она или нет.

— Ну же, давай! Попробуй убить меня! – довольно отстреливаясь искрами от Кэйт, Дмитрий выбежал на открытую, каменную площадь, в центре которой стоял огромный фонтан. Сразу за фонтаном расположилось крупное, вогнутое здание. Стены были выложены из белоснежного камня, а верхние этажи – практически полностью из стекла.
— Запрос подтвержден, — довольно улыбнувшись, выдала девушка, выпустив очередную порцию свинца в пригнувшегося Дмитрия. Пролетевшие мимо пули попали в фонтан, обдав оппонента водой. – Будут ли какие-то еще пожелания или сначала хотите дождаться выполнения первого запроса?
— Можешь чай сделать, с ватрушками. А то от этой погони я проголодаться успел, — попытался съязвить Дмитрий, но, чуть не попав под шквальный огонь девушки, поспешил спрятаться за фонтаном. – Скажи, а почему же ты за мной гоняешься?
— Запрос на ответ отклонен. Не несет рационального смысла в сложившейся ситуации, — выпустив небольшую очередь в фонтан, девушка превратила оружие обратно в клинки и направилась в сторону укрытия Дмитрия. – Может, что-то другое у меня спросите?
— Есть один вопрос такой, — призадумавшись и пытаясь потянуть время до прибытия Натанаэля, начал Дмитрий. – Скажи, а ты можешь быть точно уверена в том, что я и есть твоя цель?
На мгновение, шаги стихли. Девушка остановилась, обдумывая слова цели. Ведь и правда, она напала на него, не зная, он ли именно нужен был ей. С другой стороны – при задержании, он оказал сопротивление.
— Не пытайся запутать меня. У тебя все равно ничего не выйдет, — недовольно хмыкнула девушка, продолжив шаги в сторону оппонента. – Ты моя цель, даже если и не являешься первоначальной.
Сплюнув, Дмитрий хотел было выбежать и дать бой преследовательнице, но ее, как и самого комментатора – перебил громкий женский голос, кричащий громкие проклятья в адрес Феникса и звук выстрелов. Буквально через несколько секунд, из-за домов, хватаясь руками за землю на повороте, вымчался Натанаэль. Следом за ним, на аккуратных каблуках и с двумя стволами в руках выбежала Изабель, стреляющая ему по ногам.
— Да сколько у тебя там патронов то? – чувствуя, как в нескольких сантиметрах от него свистят пули, недовольно выкрикнул Натанаэль. – Все стреляешь и стреляешь. А если в меня попадешь?
— Добро пожаловать в рай. Патроны, считай, бесконечные, — чувствуя, как в недрах сознания закрадывается очередной смешок от глупости того, что она только взболтнула, слегка покраснела Изабель. – Да и вообще, я не виновата, что ты не стоишь на месте. Так бы намного проще было.
— Стоять на месте? Да вы забавляете меня с каждой минутой все больше, миледи, — выбежав на площадь с фонтаном, усмехнулся Натанаэль. – Может еще и застрелится самому? Я могу, да-да.
Цокнув языком, Кэйт задумчиво покосилась в сторону появившегося на поле боя Натанаэля. Он, как две капли воды, был похож на ее цель, прячущуюся в данный момент за фонтаном. Направив в его сторону оружие, она приготовилась к прицельному выстрелу, когда ее резко схватила громадная призрачная рука.
Замахнувшись, рука кинула ее изо всех сил в стену вогнутого здания, практически мгновенно вернувшись к хозяину – человеку с топором, облокоченным на плечо и одетым в голубой, с золотистыми вкраплениями плащ.
— Значит, мне все-таки удалось привлечь твое внимание, Дим? – довольно оскалился человек, чувствуя, как взоры бойцов копятся вокруг него. Феникс, вышедший из-за фонтана, Изабель и Натанаэль, остановили свое сражение. Даже Кэйт, пробившая часть стены, приподняла голову, вглядываясь в сторону появившегося врага. – Прекрасно.
Спрыгнув вниз, подняв вверх небольшое облако пыли, он довольно ухмыльнулся, сжимая рукой топор. Пройдя мимо Натанаэля, даже не обратив на него внимания, он достаточно быстро дошел до Феникса.
Поглядев с минуту другу в глаза, Дмитрий хмыкнул и протянул руку. Вогнав топор в каменную плитку, Леонид довольно пожал протянутую ладонь и обнял комментатора второй рукой, хлопая его по плечу.
— Я рад, что ты здесь, — чуть слышно проговорил Дмитрий. – Я уже не знаю, кому здесь можно доверять, а кому нет.
— Кошка бы никогда тебя не предала, и ты это знаешь, — хмыкнул в ответ Палач, выпустив друга из объятий. – Ты мог ей доверять с первых минут нахождения в раю. Вместо этого, заставил нас побегать за непонятно кем. Без способностей, как у тебя, без особых боевых навыков. С холодным, равнодушным к происходящему взглядом. Он всего лишь похож на тебя, но он – не ты.
Хмыкнув, Дмитрий взглянул наверх, куда только что Палач отправил Кэйт. Судя по тому, что ноги больше не торчали из пробитой стены, девушка была где-то внутри. Только где?
Ответ не заставил себя долго ждать. Пробив собой стекло на четвертом этаже здания, девушка спикировала вниз. Перевернувшись в воздухе, она приземлилась на каменную плитку, вогнав клинки туда, где только что стоял Дмитрий.

Глава 16. Джокер

— Передохнул? – заботливо спросил Люцифер, едва Вергилий приоткрыл глаза. Покосившись на демона, он попытался резко встать, но лишь сейчас заметил, что оппонент своей ногой наступил ему на штанину. – Что такое? Не можешь двигаться?
— И что ты дальше будешь делать? – усмехнулся Вергилий, выплюнув часть скопившейся во рту крови в лицо демону. – Убьешь меня? Смерть – ничто по сравнению с тем, чему ты подверг меня.
Недовольно хмыкнув, Люцифер резко схватился рукой за горло брата, подняв его и вновь ударив об стену. От удара, когти вошли на несколько сантиметров вглубь стены.
Слегка напрягшись и вырвав руку, он поднял Вергилия перед собой, сдавливая ладонь все сильнее и сильнее, пока, наконец, последний не стал задыхаться.
— Смерть ничто, говоришь? – довольно наблюдая за мучениями младшего брата и постепенно и разжимая руку, давая ему схватить ртом немного воздуха, съязвил Люцифер. – Она ведь тоже, знаешь ли, бывает разная. Может быть быстрой, а может – медленной. Как думаешь, какой из них я хочу тебя подвергнуть.
Получив в ответ очередной плевок багряной жидкостью, владыка ада лишь хмыкнул и огляделся по сторонам. Предпоследний дом перед границей района. Дальше – только прекрасная река, наполненная до краев раскаленной лавой.
— Ну что ж, пойдем, пройдемся немного? – самодовольно оскалился демон, злорадствуя жалким попыткам Вергилия вырваться из его хватки. Болтая ногами и пытаясь руками разжать ладонь, он был все больше похож в его глазах на жалкого, ничтожного человека.
Цокнув языком и держа Вергилия перед собой, Люцифер медленно направился в сторону края района. Прямо к огненной реке.

— Лень, сзади! – пытаясь попасть в Кэйт, которая теперь вместо своей первоначальной цели гонялась за Палачом, прикрикнул Дмитрий.
На выкрик товарища, Леонид резко развернулся, с силой ударив топором в хрупкое, кибернетическое тело девушки. Отлетев на несколько метров, она быстро вскочила на ноги и продолжила бега за новой целью.
— Да что ты ко мне пристала? – вновь пустившись в бега от преследующей его девушки, заворчал Леонид. – У тебя вроде другая цель была.
— На данный момент ты являешься препятствием на пути моего достижения цели. Следовательно, как помеху, тебя нужно устранить. Верно? – нагнав Палача и проехавшись клинками по его плащу, выдала Кэйт. С легкостью уходя от выстрелов Дмитрия, периодически отклоняясь от собственной траектории движения, ей, наконец, удалось настигнуть цель. – Или у вас есть другое мнение на этот счет?
Молча хмыкнув и надменно нахмурившись от расслоенного клинками плаща, Леонид резко остановился. Схватившись демонической рукой за девушку и перепрыгнув через нее, он помчался в обратную сторону. В ходе их беготни, они слишком сильно приблизились к Изабель и Натанаэлю, и их могло бы случайно задеть выстрелами Дмитрия.
— Ты, блин, куда так бегаешь? – едва девушка развернулась, и несколько выстрелов вновь ушло в сторону деревянных построек, недовольно заворчал Дмитрий. – Мне тут и так не очень-то легко целиться.
— Думаешь, мне легче? – отбиваясь топором от атак девушки, усмехнулся Леонид. – Знаешь, если хочешь – можем поменяться. Да и вообще, может, хватит уже из себя стрелка строить? Давай уже, щелкай пальцами, или как ты там делаешь.
Призадумавшись, Дмитрий плавно опустил пистолет. С одного ствола попасть в девушку было намного сложнее, а чтобы заполучить второй – нужно было бы добраться до Натанаэля. Причем быстро, чтобы на поле боя оппонент не успел получить перевес. Приподняв перед собой руку, плавно двигая ее в сторону сражающих и попутно считывая информацию со стеклышек очков, Дмитрий аккуратно соединил средний с большим пальцем.
— Лень, в сторону! – буквально за секунду сделав несколько щелчков, отчего искры аккуратно объединились в нечто на подобии летящей стрелы, выкрикнул Дмитрий.
Расслышав приказ, Леонид резко замахнулся демонической рукой в сторону здания. Призрачная дымка, как обычно опутавшая его руку, вырвалась на свободу, унося своего хозяина в воздух. Через доли секунды, в то место, где они только что сражались – влетела огромная, огненная стрела, окутавшая поле боя пламенным коконом. Еще через миг, внутри кокона, где осталась Кэйт – случилось возгорание, подняв в воздух облако черного дыма.

— Позволю себе заметить, что работа вышла совсем недурной, — аккуратно перешагивая через окровавленные и израненные тела, довольно улыбнулся Габриэль идущему рядом с ним Грейсу. – Скажите, милорд, а какие действия вы собираетесь предпринять в дальнейшем?
— Над продолжением своего плана я пока еще не думал, — засунув руки в карманы, задумчиво потянул Грейс в ответ архангелу. Перешагнув через очередное тело, он бросил взгляд в сторону города. Все его окраины теперь были похожи на место кровопролитного побоища. – С другой стороны, пока толпы людей, элиров и оршелей сражаются на территории рая – жнецы и архангелы не могут покинуть это место. А значит, если я все сделал правильно – земля сейчас подвергается редкостным волнениям.
Довольно хмыкнув и подняв взгляд к небу, Габриэль замолчал. Никакого плана, никаких дальнейших действий. Значит, только ради этого его хозяин старался? Создать хаос в мире мертвых, из мести к живым? Просто восхитительно.
— Что же будем делать дальше, в таком случае? – наконец, оторвав взгляд от неба, продолжил разговор Габриэль. – Будем просто наслаждаться хаосом или еще повеселимся перед тем, как нас поймают и устранят за то, что мы учудили?
— Думаешь, что нас поймают? Дескарион слишком слаб, как боец, хоть он и замечательный стратег. А после него – я второй в Раю, — гордо приподняв подбородок, заявил Грейс. Однако почти тут же остановился и притих, всматриваясь вдаль. На горизонте виднелись белоснежные, стоящие поперек горла у апокалипсиса крылья. Два архангела стояли рядом с какой-то девушкой, лежащей на земле. – Ты можешь разглядеть, кто там?
— Там Рафаэль и Михаил, мой темный лорд, — лениво заявил Габриэль, глядя, как Грейс потянулся за сигаретами. Стрельнув у него одну и подкурив, он выпустил аккуратный клубок дыма и продолжил. – Не забывайте, что мы чувствуем присутствие друг друга. Особенность крыльев. С другой стороны, мои черные крылья позволяют мне перемещаться незаметно для белокрылых архангелов. Трудно все это, и запутано, — почесав затылок, закончил архангел.
— Объяснил, конечно, — разочаровано потянул Грейс, задумчиво хмыкнув, и продолжил свой путь в сторону белокрылых. – Что ж, пойдем, поздороваемся с твоими подопечными. Как думаешь, они будут рады тебя видеть?
Выдавив из себя легкий смешок, заметив, как апокалипсис подмигнул ему, Габриэль лишь пожал плечами. Изувеченные беспечной, вселенской добротой, блуждающие в вечном поиске света божественной истины, души белокрылых архангелов. Равно как и собеседника, его воротило от одной лишь мысли общения с ними. Но при текущем раскладе – предложение Грейса расценивалось, как приказ, и неповиновение могло бы привести к небольшой стычке в интересах сторон. А сейчас – последнее, что ему бы хотелось – это потерять сторонника. До зубов вооруженного бойца, который разделяет собственное недовольство архангела бессмысленным положением божественных деяний Дескариона.
Выбравшись из своих раздумий, Габриэль нагнал Грейса. Пытаясь всматриваться вдаль и надеясь, что они заметили архангелов первыми, а не наоборот, он, молча, пошел рядом.

— Дескарион, ты тут? – пробираясь в полумраке помещения, заставленного столами со склянками, мониторами и расползающейся нечистью, робко спросил человек в голубом, восточном наряде, верх и швы которого были украшены позолоченными нитями. Переждав несколько секунд в ожидании ответа, и подпитывая свое недовольство легким шумом из глубины помещения, он недовольно хмыкнул. – Эй, меня слышит кто-нибудь?
Буквально в тот же миг, в пол перед ним, чуть не задев восточные тапочки с заостренными носами, влетело несколько карт. Войдя в каменный пол помещения, они обдали ноги сильным сквозняком.
— Назови себя, — прохрипел недовольный голос. Откашлявшись, обладатель голоса потянул что-то нечленораздельное и тяжело вздохнул. – Я в ожидании ответа.
— Сайрус, спокойно, — прозвучал ему в ответ спокойный, мелодичный, мужской голос. – Командор, если вас не затруднит, продвигайтесь дальше.
Молча кивнув, человек вновь сделал несколько шагов. Убедившись, что карты в него больше не летят, он успешно добрался до источника голосов. Лишь здесь, в полумраке мониторов, большая часть которых была предназначена для слежки за ситуацией снаружи, командор смог разглядеть своих собеседников.
В белом пиджаке и брюках, длинноволосый брюнет с маленькими, смешными, круглыми очками на кончике носа устало смотрел на колебания на зеленом мониторе. Словно пытаясь что-то из этого разобрать, он делал легкие пометки и периодически удивленно поглядывал на, сидящего на столе рядом, человека в бежевом пальто и такой же бежевой, широкополой шляпе. Человек же, в свою очередь, баловался с картами, перетасовывая колоду, изредка перекидывая ее из одной руки в другую.
— Прошу прощения, что побеспокоил, конечно, — начал командор, удивленно поглядывая на человека с картами. – Но кто это?
— Это Сайрус, Джокер, мой помощник, — на мгновение, повернувшись лицом к командору, миловидно улыбнулся Дескарион. После этой фразы, Джокер дернул колоду, из которой, вращаясь в воздухе, вылетела карта. Поймав ее на лету и держа, рубашкой к собеседникам, он, шустро щелкнув по ней пальцем, развернул карту лицом. На лицевой стороне красовался черный джокер из стандартной колоды для покера. – Интересный человек, я тебе скажу, пушистый.
— Эй, без обид? – подмигнув командору, встрял в разговор Сайрус. – Сейчас ситуация накалилась до предела, а бойцы команды альфа заняты поисками какого-то там мифического Феникса. Кошмар, нечего сказать.
— Альфа ведь находятся в твоем распоряжении, верно? – призадумавшись, и вновь уткнувшись в монитор, хмыкнул Дескарион. Быстро записав что-то, он лениво зевнул и снял очки, повернувшись окончательно к командору и, облокотившись на стол, недовольно скрестил руки на груди. – Твои действия нелогичны и, как минимум, заставляют меня задуматься о поиске более подходящего кандидата.
— Прошу простить, — присев на одно колено и виновато опустив голову, тут же поспешил извиниться командор. – Это было вынужденной мерой. Феникс стал бы для нас прекрасным бойцом в качестве оппозиции Грейсу. Сожалею, нужно было посоветоваться с вами.
— Да, что уж там, — выдохнув на очки и протерев их рукавом, потянул Дескарион. Лениво покосившись на человека перед ним, он самодовольно хмыкнул и повернул голову в сторону озадаченного Джокера. Пожав плечами, тот увел взгляд обратно в сторону колоды. – Что ж, — повернувшись обратно лицом к оживившемуся командору, продолжил Дескарион. – Я рад, что вы нашли сильного бойца. Его появление здесь эхом пробежалось по всем сословиям поднебесной. Но, думаю, бойцов на перехват вы отправили совсем не тех.
— Вынужден оспорить ваше мнение, милорд, — вновь опустив голову, выдавил из себя командор. – Любой незнакомый боец для Феникса – это враг. Причем враг для него – это лишь цель, которую можно поглотить и увеличить свой запас энергии. Не думаю, что это было бы хорошим вариантом отправить кого-то из отряда Альфа на верную смерть.
— Хорошо, хорошо, — нацепив очки обратно на нос и миловидно улыбнувшись, Дескарион поднял руки перед собой. – Сдаюсь. Тебе лучше знать, кого из бойцов Альфа стоит отправить.
На мгновение исчезнув, Дескарион Ксонд появился за спиной у, слегка опешившего, командора. Положив руку ему на плечо и аккуратно хлопнув, он перевел взгляд на, успевшего уже заскучать, Сайруса.
— Что ж, раз уж мы пришли к консенсусу, — вновь вернув свою улыбку, продолжил Дескарион. – Думаю, нам следует отправляться на передовую, — на мгновение, он замолчал, слегка наклонив голову и вглядываясь в бездушный взгляд Джокера. – Сайрус, я не заставляю, но,…
— Хорошо, я тоже с вами, — оттолкнувшись от стола и легко спрыгнув на пол, открыв на мгновение вид на кобуру, из которой виднелся блестящий, серебряный револьвер, не дал договорить богу Джокер. Эффектно поднявшись и убрав колоду карт глубину кармана, он подошел вплотную к командору. – Когда отправляемся?
Лишь хмыкнув в ответ, командор с силой хлопнул ладонью о каменный пол лаборатории. Воздух на мгновение стал морозным, а в нескольких метрах вокруг пол покрылся тонкой ледяной коркой. Постепенно уплотняясь и расширяясь, корка оторвалась от пола, приподняв бойцов на несколько сантиметров.
Развернувшись, и одарив попутно Дескариона взглядом, наполненным жгучим, ледяным пламенем, командор вновь прикоснулся рукой к ледяной плите под ним. Плита задребезжала и, приподнявшись еще на несколько сантиметров над полом, помчалась в сторону выхода из помещения, оставляя за собой след из ледяных сосулек и обломков.

— Не видел у тебя в арсенале таких способностей, — подойдя к Дмитрию и глядя, как постепенно рассеивается облако дыма, усмехнулся Леонид. – Взрыв маленький был. Что ты сделал с ней?
— Сжег кислород вокруг нее, — щелкая пальцем по очкам и настраивая под нужный функционал, безразлично отрезал Дмитрий. Наконец, цвет очков сменился зеленым. Прищурив взгляд, он повел бровью, резко бросившись в сторону напарника. Сбив его с ног и удерживая его на земле, пока над головой просвистело несколько пуль, Дмитрий аккуратно поднялся и отряхнулся. – Значит, мое пламя не берет тебя?
— Ответ отрицательный, — прозвучало из дыма. В следующий миг, ведя за собой клубок черного дыма, из облака на свет вышла Кэйт в слегка опаленной одежде, но все же целая и невредимая. Наставив клинки на Дмитрия, она коварно улыбнулась и прикрыла один глаз для прицела.
— Все системы запущены. Функции восстановлены, вывод из автономного режима произведен успешно, — неожиданно прозвучал голос в голове у девушки, перебив ее сражение с целью. На мгновение, опустив оружие, она резко подняла его и выстрелила, но было слишком поздно. Вместе с девушкой, пуля исчезла без следа, не долетев нескольких метров до Дмитрия.
Стоя в некотором замешательстве и глядя пустым взглядом на то место, где секунду назад стояла девушка, Феникс ввел самого себя в легкий ступор. Наконец, щелкнув по очкам и вернув им привычный оранжевый окрас, он тяжело вздохнул и убрал пистолет с помощью перчатки.
— Дим! – накинувшись на шею, чуть не сбив с ног Дмитрия, звонкий, взволнованный голос Кошки перебил его раздумья и принялся отчитывать. – Ты балбес! Я же переживала за тебя! А если бы пуля долетела, что тогда?
— Я тоже рад тебя видеть, — недовольно заворчал Леонид, пытаясь подняться после того, как его сбил Дмитрий.
— А,… Лень, ты как, живой? – оторвавшись на мгновение от Дмитрия, безразлично спросила Изабель. Не выпуская из рук шеи возлюбленного, она вновь сменила безразличие недовольной миной. – Так, на чем я там остановилась? Оу?
Невольно выпустив из рук Дмитрия, Изабель отошла на пару шагов назад. Хмурый комментатор направился в сторону того места, где стояла девушка. Наконец, добравшись до цели, он присел на колено и провел пальцем по земле. На ней не было ни сажи, ни угля, ни каких-либо других примечательных останков исчезнувшей Кэйт.
— А ты быстро бегаешь, — перебив наблюдения Леонида и Изабель, усмехнулся подошедший Натанаэль. Лениво повернув голову в сторону озадаченного хозяина, он лишь хмыкнул и вернулся обратно к бойцам. – Пока за мной гонялась, не могла так?
— Заткнись, — не глядя, направила в лицо надоедливого бэрда дуло пистолета-пулемета, девушка. – Теперь, когда я знаю, что ты не Феникс, ничто не будет меня сдерживать.
— Никаких следов, — перебил ее речь повернувшийся Дмитрий. Прикусив нижнюю губу, он засунул руки в карманы и медленным шагом направился в сторону, вновь замолчавших, бойцов. – Странно все это. Есть какие-то зацепки, что могло произойти?
Однако ответа не последовало. Земля под ногами задрожала, а дверь здания, несколько раз пострадавшего за время сражения, распахнулась. Из его глубин вырвалось несколько десятков низкорослых, металлических скелетов, украшенных позолотой. Снуя из стороны в сторону и от одного бойца к другому, они резко все замерли и помчались обратно, в сторону прозвучавшего свиста. Сбивая, попутно, друг друга с ног и пытаясь первыми добраться до источника свиста, скелеты шумели и надоедливо скрежетали суставами.
Неожиданно, та часть из них, что была ближе к двери, взмыла в воздух, объединяясь и формируясь в крупный, зазубренный клинок. Остальные же, словно повинуясь невидимому сигналу, развалились на маленькие кусочки, постепенно исчезая из поля зрения.
— Ну, здравствуй, Феникс, — поймав падающий клинок и переливаясь на солнце своими блестящими, голубыми с позолотой доспехами, усмехнулся вышедший из здания человек. Вогнав оружие в землю, боец снял с головы шлем, выпустив на свободу черные, неаккуратно стоящие волосы. Под шлемом виднелся воротник розовой рубашки и крест, как у Леонида и Изабель. – Надеюсь, что буду первым, кто скажет тебе это. «Добро пожаловать в рай».

Глава 17. Смерть Вергилия

Добравшись до края имперского района, Люцифер огляделся по сторонам. Все его шоу с походом огромного тела, кровавым потопом и разборками с младшим братом вымело на улицы сотни бойцов, которых ему даже не удавалось видеть за все время правления в аду. А ведь бойцы на улице – лишь часть тех, что оторвались от просмотра боев, которые должны были сейчас идти в самом разгаре.
Нахмурившись, демон перевел взгляд на Вергилия. Перестав сопротивляться, теперь он просто болтался в воздухе и негодующе косился на своего обидчика.
— Чего скис то? – цокнув языком, усмехнулся Люцифер, побудив брата к сближению бровей. – Хоть сопротивлялся бы.
— Тешить твое самолюбие? – кашлянув, ухмыльнулся Вергилий. – Нет уж. Лучше ты так меня убей, на глазах у всех. Демон, убивающий собственного брата. От твоей руки ведь можно умереть в аду, верно?
Хмыкнув, Люцифер на мгновение покосился на дорогу. Буквально через секунду, красные молнии вновь забегали по его телу. Мигом позже, прозвучал сильный грохот, эхом разлетевшийся по всему району. Изо всех сил, демон вбил своего брата спиной в землю, оставив в радиусе нескольких метров вокруг эпицентра сотни разломов и трещин.
— Ты чего? – сплюнув кровь и слегка оправившись от удара, ошарашено воскликнул Вергилий. Поймав на себе холодный взгляд демона, он попытался вырваться, но рука, все еще держащая его за шею, никак не хотела раздвигаться. – Эй, я же пошутил! Зачем убивать то?
Словно не слыша его, демон плавно поднял за спиной руку с клинком. Провернув его и направив лезвием в сторону лица Вергилия, Люцифер хитро ухмыльнулся, надавив сильнее на шею.
— Гореть! Гореть в огне тебе! – задыхаясь и пытаясь освободиться, взвыл от боли поэт, глядя, как острие клинка метит ему прямо промеж глаз. – Ты не осмелишься! Не посмеешь убить меня!
— Замолчи, хоть раз, — сощурив взгляд, ухмыльнулся Люцифер. В следующий миг, клинок рассек воздух и с сильным гулом вошел вглубь земли, оставив на поверхности лишь часть лезвия и рукоять.
Встав на ноги и посмотрев на Вергилия, демон подвинул ногой поближе его клинок, выплавленный из пера Сирин. Хрустнув шеей из стороны в сторону, он аккуратно перешагнул через тело ошарашенного брата, вытаскивая по пути сигарету, и направился в сторону бурлящего шума, исходящего от пламенной реки, окружающей границы имперского района.

— Эй, бездельники! – неожиданно крикнул кто-то в нескольких метрах от Рафаэля, Михаила и Мишель. Подняв головы и на мгновение удивившись, они лишь успели отодвинуться на несколько сантиметров, когда между ними влетел Габриэль. Приставив кончики среднего и указательного пальцев на обеих руках ко лбам архангелов, он самодовольно оскалился. – «Печать Габриэля».
Мгновением позже, через все тело архангелов, словно по жилкам, пролетел лиловый свет. Спустя еще секунду, Михаил с Рафаэлем упали на землю, размеренно и неторопливо засопев.
— Ювелирная работа, — стряхивая остатки дотлевающего пепла из сигареты, съязвил, подойдя, Грейс. – Девчонку то почему не тронул?
— Ну, прости, у меня ведь не три руки, знаешь ли, — пристав с колена, попытался улыбнуться Габриэль. Его сигарета осталась далеко позади во время рывка и теперь дотлевала где-то среди мертвых душ. – Да и не хорошо на женщин руку поднимать. На них другие части тела подниматься должны. Ноги, например.
— Ноги? Не смеши меня! – засунув руки в карманы, слегка недоумевая, покосился на собеседника Грейс. – Когда это у тебя нога поднималась на женщину? Да и вообще, слышать от тебя что-то о «подъемах», связанных с женщинами…
В пол уха слушая разговор и пытаясь понять, что происходит, Мишель аккуратно направила руку на чернокрылое существо, оглушившее архангелов. С легким скрежетом, в ее руке собрался по частям небольшой пистолет из более ранних разработок отца. Вдохнув полную грудь воздуха, она нажала на курок.
— Так, что это было? – услышав лязг и чувствуя, как потяжелело крыло, заворчал обиженным голосом архангел. Долю секунды спустя, металлическая огранка на защитившем его крыле исчезла. Замахнувшись крылом и выбив из руки девушки пистолет, Габриэль повернулся к ней лицом и, миловидно оскалившись, присел на корточки. – А если бы попала?
— Что ты сделал с ними? – пытаясь хоть как-то выглядеть грозно в сложившейся ситуации, попыталась не подать страха Мишель. – Отвечай, живо!
— Грейс, ты что-то там говорил о женщинах? Я к ним холодно отношусь, знаешь ли. Могу и убить случайно, — почесав затылок, озадаченно взглянул Габриэль на Грейса. Протянув ему руку, архангел напряг крылья и выдавил из них несколько десятков перьев, которые плавно объединились в длинную, черную ленту на его ладони. – Может, лучше ты?
Пожав плечами, апокалипсис кинул недовольный взгляд на девушку. Глядя, как та начала постепенно пятиться назад, Грейс лениво взял ленту и подошел вплотную, схватив Мишель за руки. Завернув их за спину и завязав, он вновь безнадежно взглянул на архангела, который, словно ожидая этого, уже протягивал вторую.
— Вроде все, — отряхивая руки и гордо глядя на проделанную работу, улыбнулся Грейс. – Что скажешь?
— Шесть ленточек – это, конечно, не так мало, как хотелось бы, — потянул архангел, с удовольствием глядя, как уходит самодовольная улыбка с лица апокалипсиса. – Но, все же достаточно мало. При этом эффективно. Молодчина!
— Отставить лесть, — слегка призадумавшись и резко вырвав несколько перьев из крыла архангела, заворчал Грейс. Засунув их, на всякий случай, в рот девушке – он взвалил связанное тело на плечо. – Слушай, а кто она?
— Это? Мишель Хантер. Ее имя не вписано в альманах, как среди живых, так и мертвых, — сделав вид, словно что-то вспоминает, хмыкнул архангел. – Ее вырвали из жизни при жизни, и оставили среди мертвых после смерти. Она не существует нигде, при этом – душа ее жива. Страшная судьба.
— Мне все равно, — толкнув пальцем в бок сопротивляющейся девушке, нахмурился Грейс. – Меня ее родословная интересует.
— А, это? Ее отец, разработчик и специалист в военном деле. Сама же она была рождена с диагнозом «аутизм» и ее здравомыслие – слегка меня озадачивает, — протягивая руку с невербальной просьбой о сигарете, вновь потянул архангел. Дождавшись желанной палочки и подкурив, он аккуратно кашлянул. – Но ведь не это терзает твой скудный, прокуренный разум?
Поправив девушку на плече, Грейс лишь усмехнулся и направился в сторону Арарата. Постояв еще с пару секунд, Габриэль направился следом. Теперь у них был заложник, но зачем? Кому нужна девушка, которая не существует ни в одном из миров? Эти вопросы теперь сменили все предыдущие мысли чернокрылого архангела.

— Добро пожаловать на арену, дорогие зрители, болельщики и участники поединков! Последние несколько часов пополнили наши ряды тысячами новых, готовых разорвать друг другу глотку бойцов! – гордо объявил Феликс о начале нового поединка. Новобранцы, стоящие в центре арены и нелепо оглядывающиеся по сторонам вслушивались в каждое его слово, словно попали не в ад, а на посмертную исповедь. – Поэтому, пользуясь своим положением во время отсутствия нашего дорогого комментатора Феникса, хотелось бы объявить о начале экспериментального поединка! Число бойцов, принимающих участие в нем – составит сто двадцать восемь! Лишь десять выживших перейдут на следующий круг, а остальных – ждет следующая попытка пробиться сквозь толпу в ряды звезд нашей с вами арены. Вы готовы?
Словно ожидая этого, трибуны загалдели оглушающими выкриками, свистом и аплодисментами. Самодовольно хмыкнув в микрофон, Феликс продолжил свою пламенную речь.
— Что ж, если вы готовы, то, пожалуй, приступим, — вызвав последнюю волну крика, за которым последовала практически гробовая тишина, Феликс принялся перечислять имена бойцов. Одно за другим, имена приветствовались небольшими вспышками восторга, пока на одном из имен комментатор не остановился. Выдавив из себя многозначительное «хм», Феликс аккуратно щелкнул пальцем по микрофону. – По некоторым причинам, хотелось бы перенести время схватки на пару часов. Возник щепетильный вопрос, который хотелось бы обсудить безотлагательно. Благодарю за внимание.
Под громкий, недовольный рев толпы и вид исчезающих с поля боя бойцов, Феликс хлопнул дверью, вызвав еще больший диссонанс на трибунах. Нарастающее недовольство плавно вылилось в удары по решеткам, отделяющим арену от трибун. Но, в конце концов, болельщики просто начали расходиться, ожидая объявления о начале перенесенного матча.

— Не сказал бы, что сильно рад тебя видеть, Князь, — глядя, как Михаил цепляет обратно шлем на голову, огрызнулся Дмитрий. – Тебя как, по блату в список команды включили или за природное обаяние?
— Твой визит в рай также стал для меня неожиданностью, — вытащив из плит клинок и оперев его тыльной стороной на плечо, попытался продолжить дружескую беседу Михаил. – Но, можешь поверить на слово – мы на одной стороне.
— Когда-то я уже доверился тебе, а ты предал нас в самый неподходящий для этого момент, — нацелив черный пистолет на приближающегося Михаила, прищурился Дмитрий. – Скажи, как это, быть предателем и миловидно улыбаться при следующей встрече?
— Твоя неосведомленность в планах Андрея – лишь повод, чтобы наставлять на меня оружие, — подойдя практически вплотную, Князь аккуратно опустил кончик лезвия на дуло пистолета. – Мне пришлось это сделать. А девушка лишь влезла туда, куда ей не следовало. Бой бы не закончился ее ударом, и, думаю, Комментатор не стал бы ее убивать. Он бы подверг ее мукам на Кайнакене.
— Самоуверен, как всегда, — хмыкнув и чувствуя, как тяжелеет рука с пистолетом, недовольно заворчал Дмитрий. Резко вытащив оружие из-под клинка, он, молча, кинул его Натанаэлю. – Оставь у себя до выяснения всех вопросов.
— Что ж, разумно, — опустив клинок обратно на плечо, и глядя, как клон Дмитрия пытается разобраться с полученным оружием, потянул Михаил. – Странно, наверное, находится в двух местах одновременно.
— Не уходи от темы, — засунув руки в карманы, вновь недоверчиво прищурился Дмитрий. – Ты так и не закончил свой монолог поиска оправдания для той ситуации в аду.
Пожав плечами, Михаил аккуратно прошел мимо Дмитрия и подошел к черному месту, оставленному взрывом собеседника. Проведя пальцами и растерев между ними сажу, он недовольно хмыкнул, уткнув взгляд в сторону близлежащих, деревянных домов.
— Взрыв есть, а следов жертвы нет, — не отрывая взгляда от зданий перед ним, едва слышно проговорил Михаил. – Скажи, пернатый, ты на молекулы разложил цель или ей удалось скрыться, при этом не пострадав? Взрыв то, как я погляжу, не слабый был. Территорию покрыл достаточно крупную.
— Цель растворилась в воздухе, — повернувшись и подойдя к Михаилу, задумчиво произнес Дмитрий. – Что и как произошло, мне так и не удалось понять. Девушка, которая была моим оппонентом – выжила после того, как оказалась в эпицентре. Более того, на ней не было и следа повреждений. Буквально через пару мгновений, она попыталась выстрелить, но растворилась в воздухе вместе с выпущенной пулей.
— Понятно, — выпрямившись, ответил ему Михаил, оглядываясь по сторонам. Масштаб повреждений от боя давал о себе знать даже по первому взгляду на окружение. – Значит, что-то вернуло ее обратно в мир живых. Какая прелесть.
Закатив глаза, Дмитрий не ответил. Все его внимание на себя обратил шум, исходящий со стороны деревянных домов. Нарастая с каждой секундой, шум все больше походил на недовольные крики и боевой, затянувшийся клич.

Наконец, отдышавшись и слегка успокоившись, Вергилий приподнял голову и уселся на месте своей несостоявшейся могилы. Его руки до сих пор дрожали, а взгляд был переполнен страхом. Клинок Люцифера вошел в нескольких сантиметрах от его лица. Хладнокровный взгляд демона, убивающий всякую надежду на спасение и отрезающий все пути к отступлению, действовал даже на него, на поэта, пошедшего против собственного брата.
Медленно поднявшись на ноги и подняв свой клинок, Вергилий огляделся по сторонам. Бойцы элиты с удивлением и легким удовольствием наблюдали за происходящим. Сам же демон уселся на крупном валуне около берега реки и докуривал сигарету, плавно выпуская дым через ноздри.
Прокрутив в руке клинок, Вергилий на секунду опустил взгляд. Мысленно оценив происходящее, он с силой загнал свой клинок около клинка брата. Однако, в отличие от меча Люцифера, его оружие ушло вглубь лишь на пару миллиметров, после чего безнадежно завалилось на землю.
Недовольно хмыкнув и желая поскорее уйти от своей безнадежной попытки сравняться по силе с братом, поэт плавно побрел в сторону восседающего на камне демона.

Глава 18. «Золотой голос» Рая

Холодный, серый берег реки, соединяющей ад и рай, наполнился темным туманом. Стоя на берегу, человек в черном плаще и капюшоне, полностью скрывающем лицо своего хозяина, вглядывался вдаль, выискивая свет приближающейся лодки. Каждый вздох существа сопровождался легким облаком черного дыма, выходящего из-под капюшона. Время от времени перебирая пальцами в железных перчатках с заостренными когтями, он, по всей видимости, был крайне недоволен неторопливой работой Харона.
— Опаздывает, — наконец, заметив приближающийся фонарик, а вскоре и всю лодку, чуть слышно произнесло существо хрипливым голосом. Подойдя ближе к берегу, оставляя металлическими ботинками за собой глубокие следы, оно засунуло руки в противоположные рукава в ожидании остановки.
— Отправляемся через пять минут! – едва остановилась лодка, въевшись килем в берег, прозвучал довольный голос. Не глядя, Харон перепрыгнул через борт и приземлился в метре от пассажира. Едва он приподнял голову, самодовольная улыбка исчезла с его лица, оставив за собой лишь легкое удивление.
— В рай, пожалуйста, — наградив лицо Харона черным дымком, вырвавшимся из недр капюшона, не стал дожидаться вопроса человек в черном плаще.
— Но,… — неуверенно начал Харон. – Вы не имеете доступа в поднебесную. Я не смогу вас туда доставить, — чувствуя, как начинают дрожать колени, он проглотил набежавший к горлу комок и присел на одно колено перед собеседником.
— Архарианий ибн Джахат абу Йусуф, верно? – вытащив руки из рукавов, вызвав волну легкой паники на лице Харона, прохрипел человек. Проведя левой рукой поверх правой, он материализовал в ней большую, черную книгу с позолоченным крестом, вшитым в обложку. Быстро пролистав несколько страниц, он остановился и проехался пальцем по списку с именами. Словно на экране, имена быстро побежали вверх, пока человек не остановил список пальцем. – Если нельзя, значит нельзя. Придется своим ходом добираться.
Смутившись, Харон хотел переспросить, что собеседник пытался этим сказать, но было уже слишком поздно. Палец металлической перчатки дотронулся до начала имени, выпустив из когтя маленькую каплю крови. Кровь, словно по линейке, выстроилась в начало линии, зачеркнув собой букву «А» в полном имени Харона.
В этот же миг, хозяин лодки схватился за правую руку. Отказываясь двигаться, она, словно тлела изнутри, обдавая все тело невыносимой болью.
— Хорошо, хорошо! – уже чуть ли не отрывая собственную конечность от невыносимой боли, закричал корчащийся Харон. – Отправляемся в любое удобное для вас время!
— Вот и славно, — аккуратно сдув нарисованную линию, тут же избавив перевозчика от невыносимой боли, вновь прохрипел человек. Заставив книгу исчезнуть и вновь засунув руки в рукава, он спокойно глянул на борт. Буквально через доли секунды, он исчез, появившись наверху и тут же усевшись на палубе в позе восточного мудреца. Облокотившись металлическими перчатками о собственные колени и сделав глубокий вдох, человек словно погрузился в транс.
Потихоньку отходя от боли, Харон взглянул вверх, куда уже успел пробраться странный пассажир. Предвкушая, как минимум, очень странную переправу, он сделал тяжелый вздох и стукнул по борту, опустив тем самым сходни.
Забравшись на борт, он аккуратно обошел человека в черном плаще и направился на капитанский мостик, по пути уже разворачивая свою лодку. Едва лодка окончательно развернулась, Харон попытался мысленно ускорить ее движение, желая поскорее избавиться от нежелательного гостя. Единственное, что сейчас его тревожило – страж реки, который в любом случае нападет на них во время движения.

— Многое поменялось в аду, — вглядываясь в пустую точку на пещерной стене за огненной рекой, чуть слышно произнес Люцифер, как только Вергилий подошел достаточно близко. – Многое в раю. Мир живых меняется и миру мертвых приходится подстраиваться под эти изменения.
— Почему ты не убил меня? – дослушав демона, и выпустив из себя легкий смешок, робко спросил Вергилий. – У тебя была возможность сделать это. Отомстить за все, что было. Я тебя не понимаю.
— Никогда не поймешь, — выдавив из себя легкую улыбку и разведя руки в стороны, резко сжав пальцы, ответил демон. Едва пальцы сжались – в радиусе десятка метров вокруг Вергилия и Люцифера из земли вырвалась высокая, каменная стена, закрывая их от взгляда любопытных бойцов элиты. – Наверное, ты еще не повзрослел.
Усмехнувшись, Вергилий облокотился на один из прибрежных камней, наблюдая за демоном. Старший брат еще при жизни любил пошутить насчет возраста, но сейчас, спустя тысячелетия – это приобрело особый, ироничный смысл. Судя по всему, для них обоих.
— Ты никогда не задумывался, почему районы обнесены стенами в аду? – улыбнувшись и щелкнув окурок в пламенную реку, продолжил Люцифер, повернувшись лицом в сторону Вергилия.
— Все имеет свой смысл, — холодно заметил поэт, бросив грустный взгляд в сторону сгоревшего в лаве окурка. – Ничего не происходит просто так. Каждый поступок и каждое действие – это повод для того, чтобы что-то изменить. Не этому ли ты учил меня, брат? – подмигнув и добродушно хмыкнув, заметил он.
— Все относительно. Не стоит думать, что каждый поступок имеет смысл, — оттолкнувшись демоническими лапами от камня, вновь усмехнулся Люцифер. Постояв немного, он лениво потянулся и подошел к берегу, глядя на стену перед ним. – Но некоторые вещи, действительно, заставляют задуматься. И лишь некоторые способны понять то, во что их изначально не посветили. Создатели всегда надеются, что это так и останется за гранью их понимания, — закончив свою речь, демон направил правую руку в сторону стены перед ним. На секунду закрыв глаза, он медленно сжал пальцы в кулак, отчего стена рассыпалась на несколько сотен обломков, открывая взгляду громадные просторы фракционного района. Расположившаяся по центру арена и несколько десятков мелких заведений около нее были окружены огромной стеной по всему периметру громадного острова. Стена представляла собой здание без окон, идущее по ровному кругу по всему краю острова. Все это – находилось под скалистым сводом, а чуть ниже сновали в виде четырех небольших, ярких шариков, миниатюрные солнца. Словно прожекторы, они светили лишь вниз и были ничем иным, кроме как источником света для жителей самого района.
Небольшие солнца периодически сдвигались по своей, особой траектории. Из-за яркого свечения, увидеть скалистый свод не представлялось возможным снизу. Видимо, это было сделано для создания иллюзии неба над головой жителей.
От района, расходились четыре дороги. Южная дорога, относительно демона, вела в некую пещеру под ним. Она была предназначена для быстрого перемещения между районом и Кайнакеном для местных жителей. Остальные три – вели в такие же глухие стены, как была перед Вергилием и Люцифером пару мгновений назад.
— Практически на расстоянии вытянутой руки, не правда ли? – прикрыв один глаз и держа пальцы так, чтобы они охватывали арену, иронично произнес демон. – Ты ведь знаешь, куда ведет восточная дорога, верно?
— Гадесский лес и кладбище воспоминаний, — слегка улыбнувшись, вспоминая свою первую встречу с мифической птицей Сирин, практически тут же ответил ему Вергилий. – Многое мне удалось там повидать. По-моему, единственное место в твоем скромном царстве, где есть хоть какая-то растительность.
— Хорошо, что запомнил, — перебросив взгляд на западную дорогу, хмыкнул Люцифер. – Куда ведет западная дорога, надеюсь, тоже знаешь?
— Там некогда находился твой склад, — слегка смутившись, словно пытается вспомнить, задумчиво произнес поэт. – Но, если не ошибаюсь, после введения перчаток – надобность в нем отпала. Так что, осмелюсь предположить, что это дорога на черный рынок.
— Браво! Ты начинаешь радовать меня, — загадочно улыбнувшись, проговорил демон. Из всех мест в аду – оставалось лишь одно, о котором знать Вергилию было невозможно. Это северная дорога, ведущая в сторону черной, небольшой пещеры, в нескольких сотнях метрах над которой расположилось огромное, готическое окно, на стекле которого мозаикой было выполнено огромное изображение перевернутого креста. В верхней части креста расположилась странная фигура, отдаленно напоминающая голову демона. – Белый район, последнее из убежищ Примо Иммортуса. Слышал о нем?
Нахмурив брови, Вергилий попытался разглядеть что-либо за стеклом, но тщетно. Легкие языки света, словно издеваясь, давали понять, что внутри района что-то происходит. Но с противоположной стороны что-либо разглядеть было практически невозможно.
— Не думаю, — почесав затылок, наконец, сдался поэт. – Какое отношение это имеет к аду?
— Самое прямое отношение, брат мой. Видишь ли, все в этом мире имеет свою противоположную сторону, — вынув очередную сигарету, вспоминая некоторые события из своей загробной жизни, слегка напрягся демон. – И как есть те, кто олицетворяется с жизнью, так и существуют обратные им существа.
— Ты имеешь в виду,… смерть? – недоумевая от собственного предположения, неуверенно спросил Вергилий.
Лишь усмехнувшись, демон похлопал поэта по плечу и кинул недовольный взгляд на созданную им стену. Выпустив очередной клубок дыма, он резко стукнул ногой об землю, создав небольшой, арочный проход.
— Благодарю, — отвесив небольшой поклон, через арку внутрь вошел человек в черных джинсах, увешанных цепями, таких же черных сандалиях и белой футболке, поверх которой была натянута кожаная куртка. В руках у него был небольшой список, из-за которого он, видимо, и пришел в это место. – Люцифер, можно тебя на минутку?
— Не особо вовремя ты, конечно, — закрыв проход за вошедшим гостем, хмыкнул демон. – Но, поскольку ты сейчас замещаешь Феникса – думаю, тебе можно позволить небольшую вольность.
— Хорошо, — словно не обращая внимания на разрешение владыки ада и на открытые взгляду просторы фракционного района, монотонно потянул Феликс, рыская среди бумаг нужный ему список. Наконец, найдя его, он вновь пробежался по нему глазами и с недовольным лицом протянул его Люциферу. – Вот. Я и не знал даже.
— Интересно, интересно, — скомкав бумажку и запустив ее в Вергилия, усмехнулся демон. – Значит, кто-то из их рода, наконец, опять пробрался на арену?
— Видимо. Насколько мне известно, старший брат, отец, мать и другие родственники не обладали столь сильной душой, — пожав плечами и негодующе добравшись до скомканной бумажки, пытаясь теперь ее хотя бы визуально выпрямить, Феликс на мгновение прервал свои размышления, призадумавшись и вновь взглянув на бумагу. – Если так подумать, то младший, получается, от другого отца?
— Там должно быть все написано. Ты – хозяин арены, к тебе поступает вся информация, — радуясь тому, как быстро нашел себе оправдание, заликовал Люцифер. – Или можешь прогуляться до белого района.
Пытаясь жестами переспросить у демона, что тот имел в виду, Феликс посмотрел в сторону окна, куда указал ему пальцем демон. На секунду удивившись тому, что увидел, он лишь недовольно хмыкнул и помотал головой.
— Да нет, лучше своими силами тогда, — направившись обратно, в сторону стены, под легкое негодование демона, съязвил Феликс. – Насколько мне известно, — на секунду остановившись и пристально разглядывая собственные пальцы, продолжил он. – У него есть дочь. Судя по всему, она умерла вместе с отцом, но ее отсутствие в аду настораживает. Быть может, это проделки архангелов или она попала в рай. Если так – то наш боец в опасности. Следует его предупредить, чтобы был осторожен.
— Вот ты тогда этим и займись, — подмигнув и закрыв дыру в стене, Люцифер опустил стены, отрезающие их участок земли от остального имперского района, попутно закрыв вид на фракционный район. – Направляйся в мою башню. Если ты здесь – то значит, что ты уже туда заходил. Обратишься с этим вопросом к Федору с Камикадзе. Они ребята смышленые, должны будут сами разобраться, что делать.
— А ты куда собрался? – дослушав приказ, и не услышав ни слова о действиях Люцифера и Вергилия, слегка удивился Феликс.
— Нужно навестить одну старую знакомую, — найдя взглядом дом комментатора, находящийся в нескольких кварталах от них на небольшом пригорке, тяжело вздохнул демон. – Отправимся помогать пернатому.
Кивнув, Феликс сжал в руке бумаги и умчался в сторону башни Люцифера. За свое согласие в должности комментатора, ему вернули молодость. Хоть и посмертно, но он вновь мог чувствовать в себе энергию, которую не ощущал уже на протяжении долгих лет. За это – любой приказ владыки ада являлся неоспоримым, а любое решение – истинно верным.
Проводив взглядом убегающего Феликса, Люцифер выбросил очередной окурок и, махнув рукой зевакам, чтобы те расходились по домам, повернулся к Вергилию. Виновато улыбнувшись, и получив в ответ одобрительный кивок, демон на мгновение поднял взгляд в сторону свода имперского района. Помотав головой и, прохрипев что-то невразумительное, он направился в сторону дома комментатора. Дождавшись, пока Вергилий нагонит его, Люцифер ускорил шаг, оглядывая окружающие дома и оценивая масштаб трагедии. В некоторых местах уже орудовали отряды банши, восстанавливая здания, но работы предстояло много. Видимо, его отсутствие в аду пройдет незаметно. Все складывалось, как нельзя лучше. Теперь у него появилась благородная цель, чтобы вернуться на просторы поднебесной. А значит, правила, установленные богом, он не нарушает.

— Натанаэль, — чувствуя, как нарастает шум, прикрикнул Дмитрий.
Не дожидаясь приказа, бэрд кинул ему пистолеты, полученные от него же минутой ранее, оставив у себя в руках клинок. Словно получив приказ, остальные бойцы так же обнажили оружие, готовясь к схватке.
Уже через несколько секунд, послышался сильный треск, и гул превратился в открытый рев. Сотни душ людей, оршелей и элиров, словно горох, высыпали из-за домов на площадь на расстоянии около семисот метров, приближаясь к бойцам.
— По моему приказу, — нацелив стволы на приближающуюся угрозу, холодно вставил Дмитрий. Получив одобрительные кивки со стороны окружающих, он самодовольно улыбнулся, но тут же спрятал улыбку куда подальше. – Три,…
Отсчет перебил свист со стороны здания. Огромная глыба льда, оставляя за собой длинный, ледяной след, вырвалась из-за здания и плавно приземлилась в нескольких метрах перед бойцами.
— Альфа, какова ситуация? – не дожидаясь вопросов, и даже не обернувшись в сторону ребят, быстро спросил человек в восточном наряде.
— Перевес, по всей видимости, на стороне нападающих, — заметив, что после появления новых людей на поле боя враг замедлил ход, быстро ответила Изабель. – Не сомневаюсь, что эти бойцы – слабы, но недооценивать их количественное превосходство было бы глупо.
— Понятно, — встрял в разговор Дескарион. Переглянувшись с Джокером, он взглянул на команду, пытаясь оценить боевой потенциал, оказавшийся в его распоряжении. – Михаил, остаешься с нами. Изабель, Леонид – ваша задача найти ночлег. Закат ожидается уже через семнадцать минут. Учитывая, что на стороне Грейса – один из всадников, передвигаться ночью будет слишком опасно даже для подготовленной команды. Феникс и второй Феникс, отправляйтесь в сторону Наглийского леса. Связь с двумя архангелами, которые находятся на нашей стороне, была утеряна там.
— Андрей? — попытался встрять в разговор Дмитрий и подошел ближе. Буквально перед его носом, командор мгновенно выпустил два ледяных крыла, преградив ему дорогу.
— Дмитрий, я тоже рад видеть вас на нашей стороне, — послышался знакомый, слегка грустный голос из-за крыльев. Приподняв одно крыло и пропустив Князя, он вновь опустил его и продолжил. – Но сейчас приоритеты совсем другие. Разделившись, мы сможем быстрее провести все необходимые приготовления. Ночь в раю длиться всего пару часов, а это значит, что отдых будет недолгим. Еще успеешь врагов пощелкать. Кроме тебя – кому-либо опасно отправляться на спасение архангелов. К тому же, из них одного ты уже знаешь. Прости, таков приказ.
Дослушав Андрея, и тяжело вздохнув, Дмитрий отошел назад. Словно ожидая этого, командор убрал крылья и бросил через плечо слегка расстроенный взгляд на бойца.
— До административных покоев мы не успеем до заката, — примерно оценивая расстояние до хором Дескариона, задумчиво вставила Изабель. – Хорошо, мы выдвигаемся. Как только место будет обнаружено – я сообщу командору.
— Так просто? – недовольно заворчал, стоящий рядом с ней Леонид, расстроено опустив топор. Тут же получив подзатыльник, он лишь недовольно хмыкнул и, забросив оружие на плечо, умчался в противоположную от врага сторону. Следом за ним, попрощавшись быстро со всеми, умчалась и Изабель.
— Милорд, я проведу вас, — присев на одно колено перед Дмитрием, привлек его внимание к себе Натанаэль. – Я примерно помню дорогу, по которой вы добрались до этого места. Передвигаться по воздуху слишком опасно, нас сможет засечь враг. Поэтому, предлагаю перемещаться по земле. Дольше, но безопаснее. А с вашей скоростью бега – это минимальные временные затраты.
Кивнув и глянув в сторону все еще приближающейся толпы, представляющей из себя огромный кусок живого мяса, Дмитрий грустно вздохнул и выпустил одну пулю. Попав прямо в голову одной из приближающихся душ, она с грохотом разорвалась, раскидав оппонентов в стороны в радиусе десяти метров.
Не дожидаясь благородных матов в свой адрес, он дождался, пока Натанаэль умчится вперед. Дав ему фору в несколько метров и побежав следом, он краем глаза успел еще оценить ситуацию на поле боя. Через несколько секунд, видимость пропала из-за домов, через которые решил побежать бэрд.
— Что ж, — проводив взглядом разбежавшихся бойцов и аккуратно сняв с носа очки, перебил наступившую тишину Дескарион. До врага оставалось чуть больше сотни метров, и большая часть времени была просто потрачена впустую во время разговоров. – Волк, Джокер, Князь – затыкайте уши.
Слегка смутившись, Михаил перевел взгляд на Андрея, который повернулся спиной к богу и создал вокруг него барьер из собственных ледяных крыльев. Сайрус же, отошел на несколько метров назад, заткнув уши.
Убедившись, что все приготовились, Дескарион набрал полную грудь воздуха. В тот же миг, жилки на его шее выступили и засветились легким, красным сиянием. Связки на горле напряглись, словно бешеные, а глаза – закатились от боли.
Мигом позже, Дескарион резко махнул головой в сторону врага, открыв рот и обдав поле боя пронзительным криком. Воздух вокруг него исказился, а плитки, которыми была уложена площадь – одна за другой начали разлетаться на части под влиянием невидимой силы, постепенно увеличивая радиус.
Едва волна дошла до целей – первые ряды просто разлетелись на тысячи мельчайших, кроваво-красных кусочков. Остальных – отбросило обратно, в здания, которые одно за другим разлетались на мелкие щепки. Практически в радиусе километра не осталось ни одного нетронутого волной места.
— Давно это не делал, — кашлянув, улыбнулся Дескарион. После разворота, его ожидала страшная картина. Михаил не догадался снять с себя шлем и теперь мучился от боли на земле. Крылья Андрея были уничтожены практически полностью, а уши – обильно кровоточили. Сайрус же до сих пор сидел с зажатыми ушами. – А вроде сильными бойцами кажитесь.
— Ты все? – убрав руки от ушей, из которых пошла кровь, нервно спросил Андрей, первый пришедший в себя. – У самого-то, очки потрескались.
Слегка недоумевая, Дескарион перевел взгляд на свой маленький аксессуар, все это время находившийся у него в руке. По всей видимости, подготовка крика настолько сильно заставила сжаться все его тело, что он раздавил собственные очки.
Однако его размышления прервала новая волна гула. Оппонент, пришедший в себя после божественного натиска, с новыми силами, хоть уже и не так уверенно, продолжил наступление.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *