Семь кругов Арены 2: в погоне за Апокалипсисом. Часть первая.

Глава 11. Путешествие в рай

— Габриэль, ты опять ко мне с плохими новостями? – глядя, как в зал вошел чернокрылый мужчина с красным клинком на поясе, усмехнулся человек в черной куртке. Ворот на одежде был настолько высокий, что скрывал всю нижнюю часть лица, открывая взору только круглые, черные очки и белые, короткие волосы. – Последние несколько экспедиций не увенчались успехом, если память мне не изменяет.
— В этот раз все по-другому, Грейс, – самодовольно ухмыльнувшись и вытащив из кармана коричневой куртки, натянутой поверх белоснежной рубашки, закрывающей собой ремень джинсов, позолоченный амулет, тут же перебил его архангел. Не задумываюсь ни на секунду, чернокрылый просто кинул амулет Грейсу. – С человеческими тотемами вышли кое-какие проблемы. Оказалось, что в их направлении уже движутся люди. Сопровождающими были архангелы. Решили, что лучше будет избежать стычек.
— Понятно, – довольно разглядывая амулет и вытащив из кармана второй, только серебристый, спокойно ответил Грейс. – Значит, они все-таки догадываются о моих планах? Похвально, Дескарион, что еще могу сказать.
— Не станет ли это помехой, милорд? – остановившись в нескольких метрах от Грейса, озадаченно спросил Габриэль. По всей видимости, из всех приближенных апокалипсиса он был единственным, кто переживал за успех операции так же, как и сам зачинщик. – Для успеха ведь нужно три тотема, верно?
— Габриэль, друг мой. Не забывай, с кем ты связался, – усмехнувшись и засунув в карман оба амулета, тонко съязвил Грейс. – Немного изменим конструкцию моего плана, и все будет прекрасно. Да и вообще, меня мало волнует судьба трех миров после выполнения ритуала. Если уничтожить не удастся, то сделаем немного по-другому.
Прикусив нижнюю губу и пытаясь разглядеть взгляд милорда через черные стеклышки, Габриэль цокнул языком и, пожав плечами, направился в сторону выхода. Его никогда не ставили во все подробности, и о ситуации в раю он знал лишь поверхностно. С другой стороны – будучи правой рукой Грейса он первый узнавал о любых изменениях в планах владыки.
Главное, что его это не трогало. Не смотря на то, что милорд решил пошатнуть для седьмого бога все устоявшиеся нормы системы трех миров, для, давно предавшего все и вся, Габриэля, мало что теперь являлось важным. Последние несколько веков, проведенных в полной скуке и обилии скучных до ужаса заданий, действия апокалипсиса хоть как-то способствовали разминке и движению на небесах. За это, архангел уже был бесконечно ему благодарен.
Громко хлопнув дверью и оставив, усевшегося на свой трон в раздумьях, Грейса наедине с амулетами, Габриэль направился в сторону Арарата – самой высокой точке местного ландшафта. Священная гора, где проходило посвящение в жнецы и архангелы, где выдавались крылья и где когда-то его самого наградили «черным крылом», заклеймив на всю загробную жизнь темнейшим из архангелов. Это место имело сильную значимость для Габриэля.
Оглядевшись по сторонам и окинув взглядом безграничные просторы райского города, в котором ютились все безгрешные души и боевая элита, перешедшая из ада, архангел вытащил из кармана пачку черных сигарет. Подкурив одну набалдашником клинка и взглянув на свое отражение в его лезвии, Габриэль выпустил клубок дыма. Засунув руку в карман джинсов и, стряхнув пепел на дорогу, он продолжил свой путь в сторону любимого места.

— Патронаж заполнен. С вашего счета было снято восемь тысяч печенек, – прозвучал откуда-то через сон надоедливый, но до боли знакомый голос перчатки.
Лениво перевернувшись на бок и приоткрыв один глаз, Дмитрий на мгновение успокоился, но тут же нахмурил брови. Поймав краем глаза тело Люцифера, распластавшееся на холодном полу собственного тронного зала, он резко вскочил на ноги и вызвал при помощи перчатки два пистолета, нацелив их на Вергилия.
— А, с возвращением. Мы за тебя уже,… — вытащив клинок и тут же получив пулю в руку, от чего оружие с громким лязгом упало на пол, попытался поприветствовать проснувшегося Дмитрия Вергилий. – Почему-то я догадывался, что ты так сделаешь.
— Заткнись! Что вы сделали с Люцифером? – держа на мушке младшего брата владыки ада и периодически переводя второе дуло с Федора на Камикадзе и обратно, грозно воскликнул Дмитрий. – Почему он без сознания? И кто ты вообще такой, дьявол тебя подери?
— Милорд, советую вам опустить оружие, – слегка грустно прозвучал голос Натанаэля где-то в глубине сознания. – Если им удалось устранить Люцифера, вероятность попадания в которого даже в бессознательном состоянии не превышает семидесяти процентов, то не советую вам особо размахивать стволами.
— Значит, вы вернулись? Все в порядке? – чуть слышно спросил Дмитрий, наблюдая за Вергилием. Слегка смутившись от вопроса, Вергилий переглянулся с Федором. Получив от него лишь озадаченное пожатие плечами, он тяжело вздохнул и вновь перевел взгляд на проснувшегося комментатора.
— Да. Как только вы совершаете перемещение – ваше влияние на местонахождение исчезает. Собственно, исчезли и мы, когда вы пропали с Рафаэлем, – усмехнувшись, Натанаэль немного промычал, словно пытается что-то вспомнить. – А, вот! Где Рафаэль? Он вернулся с вами?
Призадумавшись, Дмитрий окинул взглядом просторы зала. Архангела, который все это время был с ним, нигде не было видно. И судя по всему, ребята у стола также не имели и малейшего предположения о местонахождении белокрылого.
— Федь, я достал, что нужно было, – тяжело вздохнув и прокрутив на пальцах пистолеты, от чего те исчезли в легком импульсе, попытался уйти от сложившейся ситуации Дмитрий. Едва оружие исчезло, он тут же открыл перчатку в жажде перепроверить наличие боеприпасов. – Думаю, что ты лучше знаешь о дальнейших действиях, чем я.
— Рад, что ты успокоился, – тут же оживился механик, закрыв крышку своего «черепа». – Рафаэль очнулся немного раньше, чем ты, поэтому он будет ждать тебя уже на той стороне. Главное – проверь, хватает ли тебе боевых запасов перед отплытием.
— Отплытием? – наконец, отвлекшись от своего ковыряния в перчатке и догадавшись, что только что сказал Федор, смутился Дмитрий. – Каким отплытием?
— Ну, перемещение из ада в рай – это не просто перескакивание между мирами. Тут более кропотливый процесс, знаешь ли, – чувствуя, что ему придется очень много объяснять бойцу, тяжело вздохнул Камикадзе. – Видишь ли. Твоя основная задача сейчас – это пробраться в рай так, чтобы не пройти при этом через чистилище. Более того, у тебя должна быть возможность вернуться обратно в случае необходимости. И со всем этим достаточно трудно мириться, если учесть твой пламенный темперамент.
— Вернусь или нет – это мало что значит, – недовольно цокнув языком, перебил его Дмитрий. – Главное туда добраться.
— Так. Вергилий, тогда ты поможешь ему? Вроде как, тебе объясняли, как проходить между мирами, верно? – дослушав споры Камикадзе с Дмитрием, обратился Федор к Вергилию. – Или я слегка запамятовал за последние столетия?
— И не надейся, Федь. Чтобы у тебя, да проблемы с памятью появились. Не смеши меня, – хмыкнув и подобрав здоровой рукой клинок, Вергилий направился в сторону Дмитрия. – Опять все самому делать. Не полез бы Люцифер – сейчас все прекрасно было бы, – периодически прокручивая клинок в руке и косясь на недоумевающего Дмитрия, он подошел к стене, резко рубанув по ней лезвием.
Словно ткань, стена расползлась в стороны, открывая проход на затуманенный, серый берег реки. Течение, ударявшееся о скалы и разбрасывающее по сторонам темную жидкость, отчасти напоминающую воду, давало понять о приближении чего-то крупного.
Загадочно улыбнувшись, Вергилий шагнул через проход, рукой подзывая за собой следом Дмитрия.
— Ну что, готов к отправлению? – самодовольно улыбнувшись, попытался подбодрить бойца Федор. – Ты, главное, не бойся. Тебе всего лишь придется пересечь реку и пробраться через лес. В конце – тебя будет ожидать еще один проход, через который ты выберешься прямо на просторы рая. Ничего сложного.
— Тебе бы в политику. Кормить ложными обещаниями не каждый сможет, – хмыкнув, и вызвав свой черный клинок, облокотив его на плечо, Дмитрий направился следом за Вергилием. Едва он прошел через проход и встал рядом с братом Люцифера, по берегу реки пробежался сильный, холодный ветер, перебиваемый шумом и светом фонаря, пробивающимся через туман. – Что это?
Вергилий промолчал. Его заинтригованный взор был устремлен в сторону приближающейся ладьи. Без весел и мотора, плетеная лодка, размером с небольшую яхту, пробивалась по реке так, словно огромный паром по каналам Венеции. Непонятно почему, но лодка, будучи шириной с саму же крупную реку, плыла плавно и ни во что не врезалась на своем пути.
— Горячие напитки, женщины, чай, кофе? – довольно улыбнулся человек, восседавший на самом носу приближающейся лодки, едва его стало видно через туман. – Давненько никто не пользовался уже подобным перемещением.
— Не думаю, что в ближайшем времени тебе вновь придется работать, дружище, – успокоившись и убрав клинок в ножны, усмехнулся Вергилий. – Харон, ты все-таки добился своего, настойчивый черт.
— Вергилий? Какими судьбами? Не уж-то в рай собрался? – едва остановилась лодка, человек спрыгнул на берег и, убрав в сторону сигару, крепко обнял поэта. – Знаешь, там нет твоего любимого эля. Так что, не думаю, что тебе будет интересно на небесах.
Едва Харон выпустил Вергилия из своих цепких рук, он взглядом оценил своего старого друга. Темно-зеленая шинель, украшенная поперечными полосами и штаны в цепях, среди которых разместилась кобура с любимым револьвером – создавали легкий, но весьма приятный диссонанс для взгляда. А сигара, периодически появляющаяся у него в зубах – дополняла образ как нельзя лучше.
— Человека нужно в рай доставить. Справишься? – хлопнув Харона по плечу, усмехнулся Вергилий. – Не думал, что после поединка с тобой на арене – когда-то еще увижу тебя. Ты от меня, как хорек бегал по территории поля боя.
— Будет тебе. То давно было. Мог бы и не вспоминать, хотя бы из уважения, – протерев рукой нос, попытался состроить добродушную улыбку Харон. – А это не новый комментатор ли? – заметив татуировка на лбу у Дмитрия, прищурился он.
— Он самый. Но не стоит беспокоиться, он лучше будет, чем та сволочь, что у нас поединки проводила, – засунув левую руку в карман, попытался успокоить перевозчика Вергилий. – К тому же, я добровольно отправляю его через тебя. Думаю, для тебя это что-то да должно значить?
Молча кивнув, Харон вновь взглянул на Дмитрия. Начав скучать, тот принялся выковыривать клинком камушек из серого, прибрежного песка.
Смутившись, он выхватил револьвер и выстрелил в Дмитрия. Через долю секунды прозвучал лязг от встретившейся с лезвием клинка пули. Едва дым рассеялся, Харон встретился с недовольным взглядом собственной мишени.
— Хорошо, верю, – убирая револьвер, потянул перевозчик. – Что ж, до следующей встречи через пару тысячелетий? – усмехнулся он и подарил очередные, горячие объятия своему другу. – Заходи как-нибудь. Буду только рад твоему визиту. Поплаваем тут на лодке, да за жизнь по бутылке выпьем. Согласен?
— Обещаю, друг мой, что мы еще встретимся, – неловко опустив на мгновение взгляд в сторону лодки, и тут же подняв голову, сильно закрыв глаза, довольно улыбнулся Вергилий. – Тоже заглядывай, если время будет.
Кивнув, Харон перевел взгляд на, все еще недовольного, Дмитрия. Мотнув головой в сторону лодки, намекая о скором отплытии и, дождавшись, когда тот направится в сторону трапа, перевозчик хлопнул Вергилия по плечу. Попрощавшись с ним и взглядом найдя Дмитрия, уже успевшего пробраться внутрь, Харон резко запрыгнул на самый нос лодки. Выпустив клубок дыма, и усевшись как можно удобнее, он дважды хлопнул в ладоши. Лодка, словно живая, быстро развернулась, чуть не сбив задумавшегося Вергилия. Проехавшись носом по береговой линии и вновь встав на воду, словно ничего не было, она спокойно поплыла против течения, словно это было для нее более чем привычно.
Постепенно, Вергилий остался далеко позади и растворился в тумане. Лодка плыла навстречу темноте, поднимаясь все выше и выше в гору. С каждым мгновением, едва успевая наслаждаться окружающими, голыми скалами, Дмитрий чувствовал, как становилось все холоднее. А от кромешной тишины и практически нулевой видимости из-за тумана, на душе становилось невыносимо тоскливо.
— Удачи, Феникс, – постояв еще несколько минут на берегу в надежде, что лодка вскоре вернется, чуть слышно проговорил Вергилий. Засунув руки в карманы и посмотрев на свое грустное отражение в водной глади, он тяжело вздохнул и направился в сторону прохода. Теперь все зависело только от нынешнего комментатора. Быть может, ему стоило отправиться вместе с Хароном? Но тогда некому будет следить во время отсутствия Люцифера за адом.
Погрузившись окончательно в свои раздумья, поэт даже не заметил, как добрался до прохода. Кинув очередной грустный взгляд на реку, и мысленно попрощавшись с Хароном, он шагнул через дыру в пространстве. Едва вторая нога покинула территорию перемещения – проход затянулся, оставив лишь голую стену.

— Билет хоть есть? – последние десять минут перебивая наступившую тишину своим неумелым пением, наконец, догадался спросить Харон у своего пассажира. Самодовольно улыбнувшись от шалости, которую придумал, он резко развернулся и спрыгнул к Дмитрию. – Быстро признавайся!
— Какой еще билет? – не теряя самообладания, холодно отрезал Дмитрий. Слегка задумавшись, он показал след, оставшийся от амулета. – Это, что ли?
— Нет. Все, забудь, – недовольно скрестив руки на груди, хмыкнул Харон. – Вот никакой жизни. Сигары кончились, а плыть еще минут сорок до ближайшей заправки.
— В смысле? Здесь есть еще кто-то, кроме нас? – наконец, смутившись, спросил Дмитрий. – Разве это не твоя территория?
— Забудь. Что ж ты не интересный то такой? – закатив глаза, словно пытается через туман разглядеть что-то сверху, окончательно обиделся на Дмитрия Харон. – Под заправкой я имел в виду рай.
— Нам еще сорок минут плыть, получается? Я тогда вздремну немного, хорошо? – ощущая некоторые волнения со стороны собеседника, попытался съязвить Дмитрий. – А то за последние дни устал изрядно.
— Еще слово – и поплывешь сам, – направившись в сторону носа, засунув руки в карманы, обиженно пригрозил Харон. – Вот что ты за человек такой?
Не получив ответа и мысленно покрыв пассажира благородным, трехэтажным матом, перевозчик вновь подпрыгнул и расселся на носу лодки, наслаждаясь ветром, дующим в лицо. Однако, уже через пару секунд, он резко вскочил и вытащил револьвер, кинув взгляд на Дмитрия.
— Что смотришь? Оружие есть хоть? – пытаясь перебить шумящий звук кожаных крыльев, приближающихся откуда-то издалека, прикрикнул Харон. Выпустив несколько выстрелов и увернувшись от огненного шара, чуть не влетевшего в него, перевозчик подбежал к Дмитрию, продолжая отстреливаться. – Чего стоишь?
Молча взглянув на паникующего перевозчика, Дмитрий медленно приподнял вверх правую, свободную от клинка, руку. Аккуратно соединив большой и средний пальцы, он издал легкий щелчок, эхом пробежавшийся по всей реке. Вырвавшаяся на свободу искра, словно уже давно ожидая своего часа, моментально полетела вперед, выписывая в воздухе зигзаги самых различных форм. Наконец, она исчезла в тумане, а еще через пару секунд – взорвалась с оглушительной силой, обдав Дмитрия с Хароном доброй долей теплого ветра. Сбив перевозчика с ног и слегка раздув плащ Дмитрия, вслед за искрой прозвучал оглушительный рев и звук падающего, крупного тела в воду.
— Ты сам просил, чтобы я молчал, – дождавшись, пока лодку перестанет качать от волн после падения существа, слегка грустным голосом проговорил Дмитрий. Поправив растрепанный плащ, и аккуратно причесав кончиками пальцев волосы, он зевнул и потянулся, пытаясь размять спину.
— Не поверишь, наверное, но это был дракон, – почесав макушку, усмехнулся Харон. – Ну, как дракон. Я его так называю, когда кто-то спрашивает.
— Часто спрашивают, видимо, раз дать ему имя фантазии не хватило, – вновь съязвил Дмитрий, подойдя к краю лодки и пытаясь разглядеть тонущее, черно-серое создание, похожее на помесь человека и огромной, летучей мыши. – Много их тут?
— Видел пока только одного. Но, возможно больше, – виновато проговорил перевозчик. – Быстро ты его.
— Как он тут очутился? – проигнорировав похвалу со стороны Харона, вновь холодно спросил Дмитрий. – Не может быть, чтобы Люцифер добровольно заслал одного из своих амарантов сюда.
— Все так. Это не проделки со стороны ада, – цокнув языком, задумчиво проговорил хозяин лодки. – Видишь ли, когда Рагнар Ксонд узнал о том, что Люцифер нашел обходной путь через эту реку, он прислал сюда действующего тогда апокалипсиса. И каждый раз, когда кто-то пытается пересечь водоем – он вылезает из своей норы на верхушке одной из местных гор, – отойдя от края и, словно в воздух, принялся за длинный рассказ Харон. – Как потом оказалось, после каждой победы – он стал меняться. Каждый раз, принимая поражение, он просто тонул и потом выбирался на поверхность, отряхивался и исчезал в тумане, потом появляясь во все более и более сильной форме. Видимо, ты его сильно поджарил, что он до сих пор не вылез.
Однако ответа не последовало. Рассказ был прерван остановившейся лодкой. Во время своего рассказа, перевозчик даже и не заметил, как пролетело время.
— Мне, видимо, пора, – едва трап опустился на золотистый берег рая, предположил Дмитрий. – Давай, на обратном пути встретимся и постараемся разобраться с твоей проблемой?
— Нет, нет, нет! – довольно проскандировал Харон. – Я везу только в одну сторону. Дальше – все проблемы будешь решать только ты сам. Если вновь окажешься в аду – буду рад перевести тебя вновь в сторону рая, но обратный путь тебе заказан. Прости, таковы правила, и они для всех.
— Как знаешь. Не зови меня помогать, в таком случае, – усмехнулся Дмитрий и выпустил из рук два огненных столпа. Упершись в дно лодки, они приподняли Дмитрия в воздух и перенесли за край, где он на мгновение остановился и развернулся. – Спасибо за интересную беседу. И за рассказ. Думаю, я смогу придумать, как решить твою проблему.
— Да не стоит. Проблема в том, что поговорить не с кем, душу излить. А так – это просто мелочь, – улыбнулся Харон, забравшись на нос лодки. Постаравшись не сбить Дмитрия и развернуть при этом транспорт, перевозчик довольно помахал ему рукой, направившись обратно в сторону ада.
Мысленно попрощавшись с отплывшим Хароном, Дмитрий огляделся по сторонам. От берега в сторону леса вела протоптанная тропинка. Взвесив все за и против, он тяжело вздохнул и направился в самую чащу, надеясь, что путь остался не долгий. На всякий случай, погасив пламя, если вдруг что-то рядом загорится – он на мгновение остановился, а потом побежал вглубь чащи.

— Сильно же тебе досталось, а? – издеваясь над вылезшим из воды драконом, усмехнулся Харон, остановив на мгновение свою дивную песню. – Неужели так легко принял от него поражение?
— Заткнись, а? – придерживая опаленное плечо и создавая легкий дисбаланс веса, басисто проговорило пострадавшее существо. – Ох, Рагнар, достать бы тебя да за большой палец подвесить в моей пещере.
— Скажешь тоже. Сигары хоть принес? – зацепившись ногами за выступ на носу и перевернувшись в сторону дракона, озадаченно спросил Харон. Чуть не потеряв равновесие, едва в него влетел черный, металлический, герметичный портсигар и быстро вытащив оттуда одну табачную палочку, перевозчик довольно провел ее у себя под носом. Насладившись запахом и вытащив из кармана зажигалку, он подкурил, после чего вернулся в нормальное положение. – Благодарю.
— Твое «благодарю» мне раны не залижет, знаешь ли. Мало ли, ему теперь еще в голову придет сюда вернуться меня искать? – недовольно заворчало существо. Рассевшись посреди лодки и распахнув крылья, в надежде быстрее их высушить, оно теперь все больше напоминало человека.
— Ну, найдет. Ну, убьет. Какая тебе вообще разница то? – выпуская один за другим клубки дыма, усмехнулся Харон. – По мне так лучше умереть, чем вечность тут торчать. Мы с тобой по разные стороны загробной жизни, если ты не забыл.
— Помню я, помню, – взмахнув крыльями и забрызгав Харона, существо расплылось в самодовольном оскале. – Бросай курить уже.
Убедившись, что сигара не потухла от стараний собеседника, и чуть слышно послав его куда подальше, Харон молча продолжил наслаждаться обратным путем до ада. Не было известно, ждут ли его там новые пассажиры или нет. И будут ли они, когда он вернется обратно к берегам рая. Все это было для него загадкой. Той самой загадкой, что поддерживала в нем хоть какое-то желание раз за разом плыть через реку, пересекать водную гладь и курить одну сигару за другой.

Глава 12. Воссоединение

— Альфа один. Альфа один, немедленно ответьте! – раз за разом, надоедливо жужжал наушник в ухе у, отстреливающейся от нескольких бывших бойцов элиты, девушки. – Альфа один, если вы сейчас же,…
— Альфа один на связи. Что-то случилось, командор? – наконец, поймав момент и зажав микрофон на воротнике кончиками пальцев, устало проговорила девушка, постепенно забираясь все выше по домам, скрываясь от натиска разъяренной толпы.
— Наш боец прибыл. Альфа три возьмет на себя зачистку семнадцатого сектора во время вашего отсутствия, — едва услышав голос бойца, довольно продолжил командор. – Сейчас он приближается к северным лесам. Возможно, он воспользовался услугами Харона, но не могу сказать точно.
— Ясно. Благодарю за информацию. Когда я его встречу – обязательно дам знать, — пообещала девушка и отпустила микрофон, сделав еще несколько выстрелов. Едва нападавшие души завалились бездыханно, она бросила взгляд на соратника. В отличие от нее, он еще был полон сил и с удовольствием вычищал ряды инакомыслящих.
Миловидно улыбнувшись и пожелав ему по рации удачи, она спрыгнула вниз с крыши, на которой пряталась от врага. Оглядевшись по сторонам и заставив оружие исчезнуть, она мысленно оценила, сколько ей предстоит пробежать. Тяжело вздохнув и собравшись с мыслями, девушка на мгновение закрыла глаза. За столько лет службы, она успела услышать много баек и рассказов о Дмитрии, которые так любили рассказывать друг другу архангелы. Легенда в аду и герой в раю.
Открыв глаза и сделав максимально серьезное лицо, она помчалась вперед, навстречу Дмитрию.

Запахи, звуки, блуждающий ветер и созерцание всего прекрасного во вселенной. Все это сильно отличало рай от пламенной бездны, в которой Дмитрий пробыл ни один год.
Пробираясь по тропинке сквозь прекрасные, райские леса, населенные самыми разными прекрасными животными и птицами, Дмитрий даже замедлил ход. Он не хотел торопиться, хоть и понимал, что сильно рискует. Он просто наслаждался загробной жизнью. Получил то, что не удавалось получить на протяжении всего времени своего нахождения на посту комментатора арены.
— Здравствуй, чужеземец, — неожиданно прозвучал милый, женский голос откуда-то из-за деревьев. Густой лес не позволил сразу разглядеть, что там происходит, но, судя по тональности и тембру – девушке было лет двадцать пять от силы.
— Что привело тебя сюда? – практически сразу прозвучало с другой стороны, уже другим, но тоже прекрасным голосом. – Добрый воин, ты ведь не должен еще очутиться здесь?
— Клио, молчи. Я чувствую в нем силу. Отвагу. Честь, — началось перечисление уже третьим голосом. – Как ты можешь так разговаривать со столь благородным гостем?
Сдерживая легкую улыбку, Дмитрий на мгновение остановился. Лес и без того наводил желание остаться в нем, так еще и девушки подоспели.
Засунув руки в карманы и набрав полную грудь воздуха, он согнал с лица наступившее счастье и направился дальше, стараясь ускорить шаг.
— Куда же ты, воин? – мелькая между деревьями, вновь продолжила первая девушка. Из себя она представляла голубой, полупрозрачный образ с развивающимися, легкими одеждами. – Постой.
— Ты его обидела, Клио! – взволнованно проговорила вторая. – Воин, не уходи! Останься с нами!
— Талия, Эвтерпа, вы не правы, — чуть обиженно проговорила девушка, которую другие называли Клио. – Он не достоин того, чтобы находиться здесь. Хоть он и умер, но его место в аду. Никто не приглашал и не звал его сюда.
Чуя, что вокруг его персоны сгущаются некоторые недовольство со стороны жителей леса, Дмитрий, на всякий случай, вытащил руки из карманов. Недовольно оглядевшись по сторонам, он достал сигареты и подкурил, наполняя райский лес клубами едкого облака токсинов.
— Курить в лесу? Непростительно! – вдруг, прозвучал четвертый голос. – Сестры, я не могу этого стерпеть.
— Мельпомена, стой! – прикрикнула Клио, но было уже поздно. Впереди, на пути у Дмитрия, завалилось несколько деревьев, а из образовавшейся дыры наружу вышло существо с огромной косой в руках, отчасти похожей на хребет некого крупного создания. Стуча копытами по земле и выдыхая через нос небольшое облако пара, она злобно оскалилась, смотря в сторону Дмитрия своими ярко-зелеными глазами.
На спине у Мельпомены красовалось два кожаных крыла, а само тело – было больше похоже на демоническое, чем имело какое-либо отношение к раю. Ноги, покрытые шерстью и заканчивающиеся копытами, темный цвет кожи, ободранная одежда и два длинных рога – все это сильно противоречило тому, что Дмитрий успел уже подумать о священном месте.
— Натанаэль, слышишь меня? – засунув одну руку в карман и вытащив изо рта сигарету, стряхнув немного пепла на тропинку и не спуская взгляда с нарисовавшегося врага, спросил Дмитрий.
— Слышу бодро и отчетливо, милорд! – тут же зазвучал голос Натанаэля у него в голове. – Нужна информация или просто так обратились, как дела узнать?
— Ты ведь видишь то, что вижу я? – задумчиво спросил Дмитрий, слегка смутившись от собственного вопроса. Недоумевая, Мельпомена сделала несколько шагов навстречу странному бойцу. Не дождавшись никакой реакции, она недовольно фыркнула и взглянула влево, где сновали несколько призрачных девушек. По всей видимости, они что-то обсуждали между собой.
— Попробуете угадать или у вас нет на это времени? – усмехнулся Натанаэль, но тут же успокоился, понимая, что находится далеко не в том положении, чтобы подшучивать над собственным хозяином. – Это Мельпомена, муза трагедии, если память мне не изменяет. По всей видимости, река Харона ведет прямо в Наглийский лес. Он находится на самом севере рая. Если верить рассказам Люцифера – там обитает вдохновение. Заблудшие души поэтов, философов, писателей, бардов и многих других представителей творческой диаспоры навсегда находят там свой покой. Пожалуй, исключением стал Вергилий, ставший поэтом только во время своей второй земной жизни и отправившийся в ад по собственному желанию.
— Понятно, — поглядывая, как к Мельпомене вышло еще несколько таких же существ, как и она сама, недовольно потянул Дмитрий. – Натанаэль, есть ли какие-либо правила на нахождение в Наглийском лесу?
— Основное правило – не грешить и не портить окружающие вас угодья. Так что, не советую вам курить, если не хотите встретиться лицом к лицу с разгневанными музами.
Усмехнувшись и выпустив очередной клубок дыма, Дмитрий вновь стряхнул пепел на блестящую, благоухающую свежестью травку и резко побежал вперед, выхватив по пути клинок. Защитившись от прямого удара одной из муз, он кувырком проскочил между ее ног и помчался вперед, отстреливаясь от нагоняющих хранительниц покоя творческого пространства.

— Это Альфа один, командор, — стоя лицом к входу в лес, усеянный светлячками и блестящей на солнце листвой, подала сигнал девушка. – Вы уверены, что он уже должен был прибыть?
— Рафаэль уже находится на пути к тебе. Думаю, что он не стал бы просто так покидать свой заслуженный отдых, — немного подумав, проговорил командор. – В лесу ничего необычного не происходит?
— Шум сильный стоит. По всей видимости, вы правы. Надеюсь, что ему хватило ума не связываться с музами, — озадаченно проговорила девушка, слегка прислушавшись и расслышав впереди громкие шаги, сопровождаемые выстрелами и валящимися деревьями. – Командор, что прикажете делать?
— Подожди немного. Он должен был уже прибыть, так что,… Альфа один? – расслышав глухой звук и выкрик собственной подчиненной, перебил сам себя командор. – Альфа один, вы мне слышите?
— Да, командор, — оправившись от падения и глядя через оранжевые стекла очков Дмитрия, стоящего над ней на четвереньках, прямо в его удивленные глаза, медленно проговорила девушка. Едва она закончила разговаривать – губы сомкнулись в поцелуе.
Аккуратно прикоснувшись рукой к небритой, окровавленной щеке возлюбленного, девушка обняла его шею, не желая выпускать. Прошло много лет с момента последней их встречи на арене. Теперь все это казалось – лишь одним, грустным мгновением. Время словно растянулось, а рай – теперь стал чем-то обыденным и невостребованным. Теперь он рядом с ней.
— Черти! – взвыл от боли Дмитрий. По его спине только что прошлось лезвие косы одной из нагнавших муз, оставив за собой широкий, кровавый след. – Обязательно влезать было?
Вместо ответа – он получил еще один удар, уже тыльной стороной. Поникнув головой и кашлянув кровью в сторону от девушки, Дмитрий аккуратно вытер рукавом лицо. Взглянув ей в глаза, он резко перевернулся и прокатился по земле. Быстро вскочив на ноги и вызвав свои пистолеты, он начал обстрел по музам.
Несколько из них взмыло в воздух, защищаясь от выстрелов крыльями и, метя в чужеземца, нарушившего устав Наглийского леса, пикировали, атакуя косами. Уходя от ударов и чувствуя, что такими темпами у него точно скоро кончаться патроны, Дмитрий раскрыл пламенные крылья, взмыв в воздух, при этом обогнув летящую в него музу, заставив ее перевернуться в воздухе и с силой удариться о землю спиной.
Летя все выше, мелькая между музами, пытающимися его перехватить, он, наконец, пробрался достаточно высоко. Пролетев еще несколько метров вверх, он резко развернулся, сменив оружие на клинок. Замахнувшись им и рубанув, взвывшую от боли, музу, он толкнул ее вниз ногой. Сбив несколько своих сестер, она растворилась в воздухе, приняв свой обыденный, призрачный образ, тут же скрывшись за деревьями леса.
— Значит, вы не умираете так легко? – чуть слышно проговорил себе под нос Дмитрий. Сражаясь тут, он понимал, что подставляет под удар любимую, но ничего другого ему не оставалось, кроме как переместиться обратно в лес.
Резко спикировав и пролетев между приближающимися, оправившимися от удара, музами, он полетел обратно, в сторону леса. Остановившись в нескольких метрах от листвы, он развернулся и щелкнул пальцами. В его руке, словно живая, появилась крупных размеров искра.
— Еще один удар и я сожгу дотла весь лес, ясно? – перегоняя искру с пальца на палец, чтобы та не потеряла инерцию, и, направив лезвие клинка в сторону остановившихся муз, неожиданно выдал Дмитрий. – Деревья хорошо горят, если знаете.
— Человек, ты не посмеешь! – грозно прикрикнула одна из муз, но тут же замолкла, когда искра переместилась по всему телу Дмитрия, достигнув кончика ноги, и принялась балансировать в воздухе, будто в ожидании одного только слова со стороны создателя. – Нет, стой!
— У вас есть пять секунд, чтобы убраться с моего пути и больше не появляться. Это в интересах вашего собственного леса, — перебросив искру опять в руку и убрав ее из виду муз, не опуская клинка, усмехнулся Дмитрий. – Мне не трудно дать свободу моему творению.
Переглянувшись и злобно взглянув на своего обидчика, девушки плавно спустились обратно, пробираясь через кроны деревьев и растворяясь в недрах Наглийского леса. Наконец, когда последняя муза исчезла из виду, Дмитрий вновь кашлянул кровью, забрызгав ближайшую листву. Медленно спустившись на землю и убрав оружие вместе с крыльями, он плавно добрался до девушки, пытаясь найти хоть какую-то точку опоры. Рана все еще давала о себе знать. По всей видимости, удар музы не просто затрагивал физическую оболочку, но ранил и в самые потаенные уголки души. Болезненно и без быстрой возможности к регенерации. В такое-то время.
— Дим, ты в порядке? – резко вскочив и подхватив раненого бойца, заботливо спросила девушка. – Ты зачем вообще полез на них? Они же не просто очередная кучка демонов, знаешь ли.
— Выбрала ты, конечно, время, чтобы меня ругать, — хмыкнув, вновь кашлянул Дмитрий. – Я, между прочим, за тебя переживал, – аккуратно сев у защитных, городских стен и взглянув на экране перчатки на убегающее здоровье, он тяжело вздохнул. – Я скучал по тебе, Изабель.
— И я,… — присев на одно колено рядом с ним, вновь встретившись с его грустным взглядом, загадочно улыбнулась девушка. После перемещения в рай – ее внешний облик сильно изменился. Светлые волосы, спускающиеся вниз примерно до середины спины, голубая жилетка с длинным рукавом поверх белоснежной, женской рубашки и голубая, короткая юбка. Украшенные золотистыми нитями по линиям швов, голубые части костюма гармонировали с голубыми туфельками, поверх которых были налеплены бантики в форме креста.
Образ завершал серебристый крестик. Серебряная цепочка от него доходила примерно до шеи, после чего уходила куда-то под кожу. Судя по всему, местным бойцам они предоставлялись в обязательном порядке без права для снятия.
— Ты сильно изменилась, — попытался через боль в спине улыбнуться Дмитрий. – Но все также молода, как и тридцать лет назад. А меня вот время не пощадило,…
— Это я-то сильно изменилась? – глупо усмехнулась в ответ Изабель, оценивая новый образ комментатора арены. – Вот явно не тебе это говорить.
— Альфа один. Альфа один, ответьте, — перебил девушку знакомый голос командора. – Альфа один, меня слышно?
— Альфа один на связи. Перехват Феникса удался успешно. Ожидаю подкрепления, — отойдя от Дмитрия, проговорила Изабель. – Дим, ты куда?
Но ответа не поступило. Весь израненный, Дмитрий злобно покосился на, предавшую его, Изабель и выпустил два столпа пламени из рук, взмыв вверх и перелетев через городские стены.
Отпустив микрофон и чувствуя, как к глазам подбираются слезы, девушка выкрикнула имя возлюбленного, но было уже поздно. Дмитрий исчез из ее виду. Единственное, что осталось с ней – расспросы командора о происходящей ситуации.

— Мой темный лорд, разрешите ли вас побеспокоить? – ворвавшись в зал к Грейсу, с порога проскандировал Габриэль. – Э, милорд?
— Тихо ты. Не видишь, что я занят? – недовольно поглядывая на вошедшего архангела, хмыкнул Грейс. Последние несколько часов он изучал взаимодействие между собой амулетов без наличия человеческого.
— Феникс прибыл в рай, — словно проигнорировав замечание Грейса, принялся за свой доклад архангел. – Он столкнулся с представительницей отряда Альфа и принял бой от муз. Что было дальше – не имею возможности сказать, пришлось покинуть гору, чтобы доставить информацию как можно скорее.
— Значит, он уже прибыл? – грустно взглянув на амулеты, размеренно и вдумчиво произнес Грейс, положив их в карманы и отодвинув ногой собственный трон. Под ним красовалась дыра с черной материей внутри. – Что ж, придется действовать без человеческого амулета. Будь что будет.
— Это то, что я думаю? – удивленно взглянув на субстанцию, тут же спросил Габриэль. Он уже раньше это видел, но только в комнате исследований у Дескариона.
— Тронный зал апокалипсиса. Сам подумай, есть ли у меня механизмы тотального уничтожения или нет? – усмехнулся Грейс, вновь вытащив амулеты и придерживая их над бесконечной, черной пропастью. – К тому же, без человеческого амулета пошатнуть бытие не удастся так сильно, как мне этого хотелось бы.
Молча хмыкнув и подойдя ближе, Габриэль уселся на ступеньках. Только теперь ему удалось понять, чего добивался несколько лет его повелитель. Хоть он и не разделял подобные методы – все же хотел идти до конца. А сейчас – выхода уже в любом случае не было. Расслабившись, он приготовился получать удовольствие от того, что должно будет произойти.

— Вроде как, мы на месте, — глядя на, заросший местными растениями, вход в пещеру, сообщил радостную новость Михаил. – Ты еще можешь отказаться, если хочешь.
— Вот теперь ты мне это говоришь? – недовольно нахмурив брови, заворчала Мишель. Немного помявшись, она убрала рукой мешавшие, висящие растения и вошла внутрь. – Идешь?
— Иду, иду. Кошку с собой взять хочешь? – покосившись на животное, вылизывающее собственную лапу, спросил архангел. Заметив на себе прищуренный взгляд девушки, архангел пожал плечами и зашел следом. Опомнившись, за ними внутрь забежала и Элли.
— Так,… и куда нам? – оглядываясь по сторонам, спросила Мишель у подошедшего Михаила. Ее взгляд упал на мерцание в центре пещеры, исходящее от верхушки камня. – Оно?
— Да, оно, — довольно подметил архангел, направившись в сторону мерцания. – Повезло, что без приключений особых сюда попали.
— Ты о чем? – следуя за ним, пытаясь по камням обойти водную гладь пещерного озера, неловко спросила Мишель о высказывании соратника. – Думал, что тут еще и случиться что-то должно?
— Скорее я удивлен, что ничего не случилось. Местные могли бы достаточно остро отреагировать на наше присутствие, — разведя руками и послеживая за кошкой, монотонно проговорил архангел. – Сама же должна понимать, какую ценность в себе несет этот предмет.
— Не совсем понимаю, о чем ты, — неловко глядя, как Михаил снял с камня странный амулет в виде странной птицы. – Это что?
— Это? Это тебе придется одеть для дальнейшего перемещения, — довольно улыбнувшись и протянув безделушку девушке, тут же ответил Михаил. – Одевай, если хочешь продолжить приключения.
Кивнув, Мишель взяла в руки амулет. От птицы словно веяло неким, зловещим холодом, но почему-то он казался родным, словно каждый день висел у нее на шее. Недолго думая, она аккуратно надела его.
Бижутерия тут же покрылась слоем льда, опутавшей всю шею и часть тела девушки, словно запуская свои корни вглубь нее. Буквально через несколько секунд, лед растаял, а амулет превратился в отметину на груди Мишель.
— Ты не говорил, что так будет? – чувствуя, как постепенно сходит озноб, постукивая зубами, заворчала девушка. – Хорошо, говори, что дальше делать.
— Теперь – для тебя сложное задание есть. Ты должна представить себе место, в котором никогда не была. Только так ты сможешь переместиться в рай, — грустно заметил Михаил. Удивление практически мигом сменилось на испуг, когда девушка задумалась и неожиданно исчезла. Оглядевшись по сторонам и бросив напоследок злобный взгляд на недоумевающую Элли, архангел исчез следом за ней.
Неожиданно, пещера затряслась. Быстро помчавшись наружу, постепенно превращаясь обратно в элира, Элли добралась до выхода. Пытаясь сдержать благородные ругательства, она хотела побежать в сторону своего родного дома, но не смогла. Перед ней в земле образовалась огромная трещина, из которой практически мгновенно выехало громадное зеркало.
Бросившись в другую сторону и глядя, как ее мир рушится на глазах, она встретилась с той же самой проблемой. Огромные зеркала повылезали из земли на всех близлежащих территориях. Едва зеркала окружили ее полностью, наступила кромешная темнота. Без звуков, запахов и какой либо возможности выбраться.
Пытаясь пробиться сквозь стекло, девушка начала кричать и бить кулаками по поверхности зеркал, но все ее попытки были тщетными. Наконец, она медленно сползла по стеклянной поверхности, повернувшись спиной. Из глаз потекли слезы. Во всем этом виновата она. Она не остановила человеческую особь от вторжения в святилище. Теперь, Эльтрас был обречен на уничтожение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *