Семь кругов Арены 2: в погоне за Апокалипсисом. Часть первая.

Глава 9. Перо Сирин

— Потрясающе, просто потрясающе, – придерживая одной рукой небольшую чашечку чая и поглаживая второй рукой длинную, белую бороду, с интересом глядел на собеседницу пожилой элир. Белые рясы и белый шарф, обшитый золотыми нитями, очень аккуратно и ненавязчиво напоминали о положении старца в обществе.
— Рада, что вам понравился мой рассказ. Но мы с моим другом здесь немного по другим делам, – отпив еще немного зеленого чая, миловидно улыбнулась элиру Мишель. – Я и не думала, что нас здесь встретят столь благосклонно.
— Мы мирные, – поймав на себе взгляд девушки, подмигнул элир. – Мишель, а слышит ли меня ваш друг? За весь разговор с вами мне лишь удалось понять, что его видят только те, к кому он пришел. А чашка, периодически взлетающая со стола и возвращающаяся потом обратно, все же заставляет меня вам верить.
— Думаю, что да. Если хотите что-то спросить у него, то можете вполне это сделать через меня. С радостью помогу вам общаться, – поправив челку и глуповато ухмыльнувшись, слегка засмущалась Мишель. По долгу ксенолога, вся возникшая ситуация была бы замечательной практической работой. Жаль только, что никто не поверит. – Желаете что-то узнать?
— Нет, нет. Наша идеология состоит в том, чтобы быть в гармонии с жизнью, – встав из-за стола и подойдя к окну, скрестив за спиной руки, попытался уйти от темы элир. – Пожалуй, одна из немногих прелестей быть живым как раз и заключается в неведении. Незнание того, что ожидает после последнего вздоха. Пожалуй, некоторые вещи должны оставаться лишь догадками и предположениями, верно?
Поджав губы, элир развернулся обратно в сторону Мишель. Миловидно пожав плечами, он подошел к столу и махом осушил оставшийся в своей кружке чай.
— В таком случае, я думаю, что мы пойдем. Благодарю за теплый прием, – театрально кивнув головой, встала с места Мишель, поглядывая на Михаила, в чьей кружке еще оставалось немного чая. – Если будет возможность – обязательно еще заскочу к вам.
— Ну что ж, удачи вам, в таком случае. Эльтрас в вашем распоряжении, – проводив Мишель до выхода, добродушно улыбнулся элир. – Если вновь окажетесь здесь, обязательно заглядывайте. Будем рады.
— Благодарю. Удачного вам дня, – дослушав гостеприимного хозяина, Мишель пожала ему руку и направилась вниз по деревянной, подвесной лестнице под пристальным взглядом элира.
Едва девушка исчезла из его поля зрения, элир цокнул несколько раз языком, повернувшись спиной к выходу из своих палат. Практически мгновенно и бесшумно из кроны дерева, в котором расположился дом, на пол спрыгнуло трое – две девушки и один парень. Вся команда была одета в черные рясы с закрытым лицом, а на шеях расположились замечательные, черные шарфы.
— Вызывал, Хадэс? – подняв голову, заговорила девушка, на черном шарфе которой расположилась белая нашивка в виде образа демонической головы с перевернутым крестом, проходящим через нее.
— Мне нужна информация. Элли, вашей команде удалось собрать что-нибудь по нашей прекрасной гостье? – слегка недоверчиво поглядывая на символику на шарфе девушки, пожилой элир сдвинул брови, переведя взгляд на засуетившегося мужчину. – Голгоф, ты же вроде у нас неплохо читаешь мысли?
— Да, милорд, – склонив голову и присев на одно колено, быстро отозвался мужчина. – Что странно – самка человеческого детеныша не имеет никаких коварных замыслов по поводу Эльтраса. Подозреваю, что она действительно здесь по некоторой, благой миссии.
— Хм. Что ж, я, конечно, люблю доверять новым знакомствам, но лишняя осторожность не помешает, – оглядывая взглядом бойцов и периодически заостряя взгляд на Элли, которая выстроила наивную мордашку, Хадэс тяжело вздохнул и сжал на мгновение пальцами переносицу. – Хорошо, можешь проследить за ней. В случае какого-либо нарушения с ее стороны – немедленно сообщи. Не влезай в драку сама. Совсем не влезай. Запомнила?
— Не подведу! – тут же вскочив на ноги и подпрыгнув вверх, исчезнув в кроне деревьев, прикрикнула девушка. Буквально через доли секунды от ее продвижения по деревьям не осталось даже малейшего шума.
— Чувствую, что вы пожалеете о своем приказе, милорд, – чуть слышно хмыкнув, и дождавшись тишины, продолжил разговор Голгоф. – Она всегда что-нибудь да испортит.
— Даже если так. Она – некрот, одна из лучших хаоситов. Ты должен это понимать, и хоть какое-то да уважение проявить тоже было бы неплохо, – вновь проведя рукой по своей длинной, белой бороде, хмыкнул Хадэс. – Что ж. Всем спасибо, все свободны.
Молча кивнув, Голгоф и его молчаливая напарница бесшумно скрылись в листве, оставив старого элира наедине с неубранным, чайным столиком и мыслями о том, что собирается делать Элли, если Мишель все же сделает какой-нибудь неосторожный шаг.

Лязг орудий, звон металла и разлетающиеся в сторону искры при каждом ударе. Вновь и вновь, выпады Вергилия либо уходили в воздух, сопровождаясь презрительными подзатыльниками и легкими ударами со стороны старшего брата, либо приходились на лезвия косы.
— Апчхи! – разбежавшись и замахнувшись на Вергилия, нос Люцифера в очередной раз предал его, от чего последний с грохотом вбежал в стену.
— Не любишь холод, брат? – развернувшись на бегу и немного проехавшись по полу на ботинках, самодовольно оскалился Вергилий. – Или, может, ты просто испугался меня?
— Слишком много чести было бы, – потирая лоб и недовольно косясь на брата, усмехнулся Люцифер. – Уф, пошутили и хватит. Продолжим?
Не дождавшись ответа, демон замахнулся косой и помчался в сторону оппонента. Лишь хитровато ухмыльнувшись, Вергилий развел руки в стороны, словно ожидая удара. В следующий миг, его глаза покрылись ледяным пламенем, а клинок засветился ярким, белым светом.
Ловко парировав удар и резанув Люцифера по ноге, он развернулся на месте и воткнул клинок в пол.
— Ощущаешь ли ты, Люцифер, дыхание смерти, ее сладкие вопли из сумрачной тьмы созидания? – словно из колодца, низким и черствым голосом начал свою песнь Вергилий. – Она точит давно свои острые, черные когти, постарев за века в мраке ада слепого скитания.
— Замолчи! – пытаясь поднять отяжелевшей рукой собственную косу, но лишь безуспешно смотря слегка покосившимся взглядом на младшего брата, прокричал Люцифер. – Замолкни, немедленно!
— Рыщет в ночи, скитается в сумрачном страхе. Боится, открывшись, утратить смысл жизни иной. Она ищет тебя. Пишет имя твое в альманахе – взмах пера плавно движен костлявой, истлевшей рукой, – словно не обращая внимания на демона, продолжил Вергилий.
— Кому сказал, заткнись! – чувствуя, как тяжелеют веки, уже через сонную пелену на глазах проорал владыка ада. Его голос изменился, став детским и беспомощным. Словно кто-то только что отобрал у Люцифера дорогое и важное в его жизни существо, пытаясь довести до слез.
— Жажда убийства, свести счеты с демоном злобным, открыла у доброй старушки зловещий азарт. Ты можешь править в своем только мире загробном, где смерть ждать не будет, и нет возвращенья назад, – закончив, Вергилий вытащил клинок. Взглянув на свое отражение в лезвии, он озлобленно покосился на, отчаянно борющегося со сном, Люцифера. – В аду Вергилий – лишь изгой, навеки в пламени забытый. Братишка – счастье быть тобой, спи же спокойно, как убитый.
Громко стуча каблуками своих ботинок и ведя клинок по полу с жутким скрежетом, что-то бормоча себе под нос, он пошел на сближение с демоном. Каждый шаг, каждый вздох – эхом раздавались по тронному залу Люцифера.
Косясь одним глазом на приближающегося Вергилия, пытаясь поддерживать голову в приподнятом положении, Люцифер, наконец, поддался выпаду оппонента. Закрыв глаза, он медленно опустил голову, погрузившись в полную темноту своего сознания.

— Да сколько вас здесь? – рубя направо и налево черным клинком, отмахиваясь от нападающих оршелей, наконец, сорвался Дмитрий. – Вы вообще умираете?
— Молч, мужэ! Исте задали в нашим дрыжени! – прокричал один из нападающих, тут же замолкнув. Его грудь проткнул черный клинок Дмитрия. – Несмий!
— Вы сами напали, чтоб вас! – не успев увернуться и, подставив под удар меча плечо, благородно выругался Дмитрий. – Сволота! – прокатившись по земле и схватившись за раненое плечо, не желающее заживляться, вновь выругался он. – Что, убьете меня теперь?
Однако ответа не последовало. Вместо этого – в его лицо пришелся тяжелый удар ботинка врага. Последнее, что он помнил – как его подхватили двое и куда-то потащили под ошарашенный взгляд бессильного против врага Рафаэля.

— Что-то ты не торопишься помогать своему лидеру, Камикадзе, – приподняв Люцифера за волосы и убедившись, что тот уже более не сопротивляется, усмехнулся Вергилий. С силой ударив его о пол, он убрал клинок в ножны и направился в сторону стола.
— Старый я слишком. К тому же, если ты одолел Люцифера – у меня особо не много шансов, – пожав плечами, потянул глава стражи. – Да еще тут Федор, а он с радостью влезет к тебе на выручку.
— Да ладно, не обижайся. Когда все закончится – я разбужу его, – подмигнул техник Камикадзе, переведя взгляд обратно на монитор. – О, нашего бойца поймали.
— Серьезно? – наконец, добравшись до стола и ударив кулаком о протянутый кулак Федора, заинтересованно спросил Вергилий, но, взглянув на монитор, громко зашипел. – Феникс? Вы отправили его?
— Так получилось. Из всех бойцов в аду – у него были хоть какие-то шансы на победу, – в очередной раз, пожав плечами и нервно косясь на светящиеся руки, рвущиеся из гигантской тюрьмы владыки ада, цепляясь кончиками пальцев за выступы между плитами, попытался оправдаться Камикадзе. Теперь его тюрьма могла бы стать его спасением, но из-за недостатка энергии, вызванного Дмитрием, ей даже не получалось доползти до своего пленника. – А что тебе, собственно, не нравится?
— Видел я его. Мимо меня пролетел по Кайнакену так, словно ему все равно, где он и что творит. Ужасный человек, – эмоционально принялся объяснять ситуацию Вергилий. – К тому же не уверен, что ему можно доверять, если он натворил такое в аду.
— Кстати да, Вергилий. Разве Люцифер не убил тебя тогда за нарушение? Ладно Федор, ему все равно – он прожил свое и не желал даже слышать о том, что можно принять Люциферианство и заслужить прощение, – слегка призадумавшись, на мгновение Камикадзе замолчал, после чего резво продолжил. – И что там за ситуация с братом? Да и клинок тоже непонятно откуда взялся.
— Тебе «великий» ничего не рассказывал? – скрестив руки на груди, повернулся в его сторону Федор. – Ты как вообще направился на наши поиски, не зная, за что нарушение было заслужено?
— Приказ есть приказ. На тот момент я даже не знал, зачем я это делаю. Мне обещали вечную загробную жизнь за хорошую службу. Долго не думал, когда такое предлагают, – почесав затылок, улыбнулся Камикадзе.
— Мелочный ты какой, о всемогущий страж, – на несколько секунд рассмеявшись, попытался пошутить Вергилий. – Что ж. Федор, следи тогда за мониторами, а я ему расскажу все. Хорошо? – махнув рукой в сторону от стола и создав два кресла изо льда с травяным покрытием, обратился он к технику.
— Тут особо интересных событий мало будет в ближайшее время, по всей видимости, – подняв лэптоп со стола и положив себе на колени, усевшись на столешнице, усмехнулся Федор. – Натанаэль сейчас слишком поглощен развитием внутреннего мира Феникса, чтобы на что-то обратить внимание. А Рафаэль – всего лишь гость на Орынде и может двигать лишь отдельные участки, и то к которым его пригласят жители планеты. Так что, я, пожалуй, тоже послушаю.
— Эх, лентяй. Ладно, что уж там, – поерзав на месте и дождавшись, пока Камикадзе сядет напротив, издевательски потянул Вергилий. – Во время своей первой, земной жизни – мы с Люцифером были братьями. Он был на три года старше меня и всегда во всем был первый. Но он всегда помогал мне. Хотел, чтобы я брал с него пример. Чтобы был рядом, – слегка опустив глаза, пытаясь увести их в сторону от неприятного разговора, Вергилий взял небольшую паузу, после чего резво продолжил. – А потом он умер. Во время охоты. Я забыл, что мне делать и его просто загрызла наша собственная же добыча.
— Все мы умираем, Вергилий. Он должен это понимать, – слегка нахмурив брови, примерно догадываясь, что происходило дальше в раю, задумчиво встрял Камикадзе. – Он ведь избегал тебя во время загробной жизни, верно?
— Именно так. Я пытался идти с ним на контакт, извинится. По всем небесным просторам за ним гонялся. Все было бесполезно, – кивнув перебившему его собеседнику, цокнул языком Вергилий. – Ну а потом Люцифер выбился в лидеры в раю. Практически каждый из Ксондов хоть как-то, да был с ним связан. Последним из Ксондов, который сверг его в пекло, был Рагнар.
— И ты захотел пойти следом за Люцифером? – почесав подбородок, вновь перебил Камикадзе.
— Да ты сообразительный для старика, – усмехнулся Вергилий, закинув ногу на ногу. – Лишь посмеявшись, Рагнар сказал, что может мне это устроить. Но, для этого, мне нужно будет прожить заново свою земную жизнь. И отправил меня в тело новорожденного римлянина на несколько тысячелетий вперед. Это сразу же приписало мне один из величайших грехов, который может сотворить человек – смерть младенца.
— А когда он вырос – в одном из городов ему удалось пересечься со мной, – встрял на этот раз в разговор Федор. – Будучи в Брундузии вместе со своими сторонниками, он зашел в мою лавку. Там-то мы и разговорились. Оказалось, что Вергилий направлялся в сторону Рима, но был сильно болен. Я обещал ему, что постараюсь найти какое-нибудь лекарство, но не успел. Вергилий скончался за несколько дней до моего триумфа.
— Спасибо, что перебил. Собственно, потом мы с ним встретились здесь, уже как бойцы арены. И решили проверить один из мифов про ад, который мы не просто проверили, но еще и подтвердили! – довольно стукнул по подлокотнику мертвый поэт. – Между боями, нам выпала прекрасная возможность прогуляться по просторам вулканических гор неподалеку от фракционного района. Этим мы и занялись, желая найти что-нибудь мифическое и сильное.
— В горах мы встретили птицу Сирин, с которой Вергилий ввязался в литературный поединок, – на всякий случай взглянув на мониторы, где Дмитрий лежал на полу зала напротив оршеля, восседающего на каменном с цепями троне, вновь вставил свое слово Федор. – Битва длилась пару часов, пока Сирин не признала все величие поэта. Она подарила ему свое металлическое перо из крыла.
— Узнав об этом – Люцифер сослал нас обоих на Кайнакен, – слегка сощурившись и недовольно глядя на перебившего его техника, вновь подхватил рассказ Вергилий. – Однако, используя возможности пера Сирин, мы быстро освободились и спустились к амарантам, начав поглощать их несчастные, беззащитные души. Там то и объявился ты. На момент твоего появления мы уже были бэрдами, но при этом тебе, молодому и бесстрашному, удалось нас одолеть. Жалко, конечно. Сейчас бы, быть может, всей этой ситуации не случилось.
— Подожди. А как же клинок? – дослушав Вергилия, быстро встрял в разговор Камикадзе. – Откуда он у тебя?
— Его сделал Федор из пера. Связанный огненными цепями, я изо дня в день видел принесенный им подарок, желая дотронуться до него. Пустить в бой. Но, к сожалению, мне это удалось только сейчас, когда цепи замерзли, и мне удалось вырваться из оков. Блаженство, – тяжело вздохнув и кинув восторженный взгляд на клинок, Вергилий встал с кресла, которое уже начало потихоньку подтаивать. Размяв шею, он подошел к телу Люцифера и вытащил из его кармана пачку сигарет. Вытащив одну и попросив Камикадзе подкурить, на что тот тут же направил в его сторону небольшой огненный шарик, засунул пачку обратно, выпустив небольшой клубок дыма. – Всегда мечтал попробовать, каково это, курить.
Усмехнувшись и помотав головой из стороны в сторону, Камикадзе подошел к Федору, упершись взглядом в монитор. Натанаэль, превративший бесконечные водные просторы сознания Дмитрия в замечательную цитадель теперь пробегался по списку поглощенных душ в поисках тех, кто бессмысленно занимает пространство хозяина. Сам же Дмитрий в это время был подвешен на цепях внутри пыточного зала. По всей видимости, оршелям не удалось снять с него плащ, и он до сих пор был в одежде.
Наконец, сознание Дмитрия озарила небольшая вспышка света. Видимо, пленник оршелей начал приходить в себя.

Глава 10. В окружении себя

Ощущая легкое постукивание по лицу и небольшую сухость во рту, Дмитрий, наконец, начал приходить в себя. Лениво пошевелив голову, он приоткрыл левый глаз, тут же опешив от стоящего перед ним и постукивающего по лицу Рафаэля.
— Очнулся, наконец? – с заметным облегчением, отошел немного назад архангел. – Надо бы выбираться отсюда, а то скоро опять вернуться твои новые друзья.
— Издеваешься, да? – хмыкнув и переведя взгляд на цепи, усмехнулся Дмитрий. – А это что такое?
Переведя взгляд на горячую, оранжевую, вязкую жидкость, вытекающую из рукавов пленника, архангел повел бровью, наивно нажав плечами.
— Не знаю. Ты тут уже как почти час протекаешь, – почесав пальцами подбородок, продолжил Рафаэль. – Я уже даже как-то внимание обращать перестал. Таешь, видимо.
— Таю? Чего? – судорожно пытаясь вырвать руки из цепей, тут же запаниковал Дмитрий. – Какого черта?
— Да я шучу, успокойся. Сам не знаю, что с тобой, – слегка напрягшись и приподняв на уровне груди ладони, попытался успокоить Дмитрий архангел. – И дергать не поможет. Металл хороший используют. А клинком твоим я разрубить не смогу, он совсем на другой основе сделан. Регламент рая, который мне пришлось принять, противоречит возможности использования мной демонического клинка.
Поток умных слов изо рта Рафаэля перебила оранжевая лужа, переставшая выливаться из рукавов и закипевшая под ногами пленника. Постепенно расширяясь, она разделилась на две небольшие лужицы, практически мгновенно обдавшиеся столпом пламени. Мгновением позже, пламя ушло, а по бокам от Дмитрия образовались две его точные копии.
— Слушай, Натанаэль, да у нас получилось, – оглядывая руки, усмехнулась одна из копий. – Только вот надеялся, что в своем теле буду, а не в этой ходячей помойке.
— Вестрок, я тебя вытащил для того, чтобы ты мне помог мне освободить хозяина. Так что не жалуйся, а лучше помоги, – недовольно хмыкнув, Натанаэль перевел взгляд на Дмитрия. На мгновение призадумавшись, встретившись с хозяином глазами, он резко присел на одно колено, склонив голову. – Прошу прощения за внезапное появление, мой темный лорд. Спешу сообщить вам радостную новость – используя несколько душ для создания формы и одну душу для заселения, вы можете создавать собственные копии. Я пытался с вами связаться, чтобы сообщить это, но, по всей видимости, на тот момент вы были без сознания.
— Не паясничай. Вместо разговоров, лучше бы помог, – тяжело кряхтя и пытаясь сорвать замок с цепей Дмитрия, недовольно заворчал Вестрок. – Не хочет слезать. Натанаэль?
— Помимо всего, вы так же можете использовать некоторую часть от своей искры, милорд, – словно игнорируя Вестрока, продолжил свою волну информации бэрд. – Судя по последнему бою, для вас это может стать достаточно интересным дополнением в предстоящих поединках. К сожалению, открыть доступ к арсеналу так и не удалось, перчатку блокирует атмосфера Орында. Но,…
— Заткнись уже, – не выдержав и отвесив Натанаэлю подзатыльник, тяжело вздохнул Вестрок. – Фень, что делать будем? Цепи так просто не рвутся. А прогрызть их твоими полудохлыми зубами – не очень-то получится.
— У стены стоит черный клинок. Возможно, удастся перерезать им крепления. С остальным разберусь уже, когда вернусь обратно в свое тело, – махнув головой в сторону стены, о которую оршели заботливо облокотили демонический меч, проговорил Дмитрий.
Кивнув, и самодовольно взглянув на обиженного Натанаэля, Вестрок гордо прошел мимо него. Буквально пару мгновений спустя, рядом пронесся Натанаэль, схватив клинок и побежав обратно в сторону своего плененного хозяина.
— Делать нечего? – помотав головой и глядя, как его напарник пытается аккуратно подпилить цепи Дмитрия, усмехнулся Вестрок. – Дай сюда.
— Э! – выпятив нижнюю губу, словно ребенок, у которого только что отобрали любимое лакомство, наигранно обиделся Натанаэль. Пытаясь забрать меч у Вестрока, он несколько раз попытался дотянуться, после чего скрестил руки на груди и недовольно отвернулся.
— Обиделся, что ли? – легко разрубив цепи, оскалился Вестрок. – Качайся, становись сильнее и не придется обижаться, что забрали оружие.
— Если бы обиделся. Шаги на лестнице не слышишь? – сдвинув брови и взглянув на напарника через плечо, гордо спросил бэрд. – Готов размять кости?
— Держи. С нами или без нас? – протянув клинок хозяину, не спуская с лица довольного оскала, первым же делом спросил Вестрок. – Думай быстро. Судя по тому, как разминается Натанаэль – враг близко.
— А что, есть выбор? – убедившись, что на лезвии не осталось царапин после грубых ударов по цепям, утвердительно ответил на вопрос вопросом Дмитрий.
— Пришел в себя, нет? – неся перед собой поднос с различными металлическими приспособлениями, прорычал вошедший в помещение оршель. Едва заметив приближающихся трех Дмитрия, он выронил груз из рук и попытался сбежать, однако Натанаэль с Вестроком уже успели схватить его за шлейф плаща, затянув обратно в пыточный зал.
Как только оршель был опущен на землю, к его горлу был приставлен клинок Дмитрия. Сверкая и переливаясь в лучах комнатного освещения, он быстро окрасился в бордовый, темный цвет. Мигом позже, держась за кровоточащую шею, в легких конвульсиях на пол завалился житель Орында.
— Так, одним меньше, – замахнувшись клинком и смахнув кровь на пол помещения, довольно проговорил Дмитрий. – Рафаэль, тебя ведь не видно в этом мире, верно? Ты не хочешь отправиться в разведку?
— Уже. Ты тут долго без сознания был, поэтому было время оглядеться. К тому же, пока тебя несли, много полезного узнал о местности, где мы находимся, – подойдя, наконец, к Дмитриям, ответил архангел. – Мы совсем близко к нужному предмету. Но, придется пробиться через небольшую заставу. Хоть город это и небольшой, все равно народу здесь живет довольно-таки много.
— Понятно. Натанаэль, Вестрок – для вас задание есть, – проведя кончиком лезвия около своих клонов, прищурил глаза Дмитрий. – Сейчас вы выбегаете наверх, мы с Рафаэлем следом. Будем прикрывать вас с тыла, пока вы пробиваетесь через заставу. У меня больше шансов умереть в этом мире, чем у вас.
— Будет исполнено! – не желая слушать и слова больше, прикрикнул Натанаэль и помчался вверх по лестнице. Цокнув языком, следом за ним побежал Вестрок.
Уже через пару секунд прозвучал рев оршеля и звуки начавшейся бойни. Судя по всему, им уже удалось найти оппонента и сражение началось.
Переведя взгляд с клинка на архангела, Дмитрий тяжело вздохнул и, держа меч поближе к себе, направился следом вверх по лестнице.

— Хм,… — аккуратно ползя по суку дерева и поглядывая за Мишель, о чем-то разговаривающей с самой собой, задумчиво потянула Элли. Уже в течение часа, перемещаясь с дерева на дерево, она гордо следила за продвижением инопланетного существа, продвигающегося уверенно в сторону одной из пещер Эльтраса. – Что же ты задумала, человеческая девка?
Размышления девушки прервал хруст, раздавшийся позади. Продвинувшись слишком далеко по суку, она его перевесила, и теперь конец ее маскировки был неминуем.
Благородно ругнувшись и чувствуя, как ее начинает тянуть вниз, Элли кинула взгляд на Мишель. Услышав звук, девушка остановилась и нервно оглядывалась по сторонам. Понимая, что недалек момент, когда она взглянет в нужную сторону – элирша тяжело вздохнула и прыгнула вниз в надежде, что сук не упадет следом за ней.
— Ух-ты! – наконец, посмотрев в нужную сторону и довольно улыбнувшись, прикрикнула от восторга Мишель. Присев на колени, она пошевелила рукой по листве. – Кис-кис-кис.
— Твою ж,… надеюсь, Хадэс не узнает об этом, — выругалась Элли. Громко мяукнув, черная кошка с шарфом, в которую превратилась Элли, медленно побрела в сторону девушки. Довольно быстро добравшись до человека, она замурлыкала и принялась тереться у ее ног.
— Не думаю, что это хорошая идея. Вдруг у нее блохи? – скрестив руки на груди, хмуро проговорил Михаил. – К тому же, у нас не так много на это времени.
— Не будь ты занудой. Смотри, какая она милая, – чеша Элли за ухом, заворчала Мишель. – Давай возьмем ее с собой?
Слегка смутившись от того, что девушка разговаривает с кем-то, кошка на всякий случай посмотрела в том же направлении, зажмурив глаза и пытаясь выдавить улыбку на своей кошачьей мордочке. От почесывания ногтями за ухом, голова уже постепенно начинала пухнуть, но сейчас – это лучшее, что могло случиться. Находится в метре от объекта преследования – первый раз настолько сильно повезло. А главное, что маскировка не была раскрыта.
— Я ей не доверяю. Ты видела хоть одну кошку, пока мы были в городе? – хмыкнув и недовольно подернув крыльями, Михаил вновь воссоздал свою дубину, уставив наконечник с шипами в сторону Элли. – Может, мне просто размазать ее по земле и мы пойдем дальше?
— Попробуй только, – злобно посмотрев на архангела, Мишель перевела взгляд на озадаченную кошку. – Все хорошо, радость моя. Пойдешь с нами?
Состроив довольную мордочку, Элли еще немного потерлась о руку девушки и, обойдя ее, направилась по тропинке дальше, в направлении, куда до этого двигалась Мишель.
Поднявшись на ноги и дождавшись, пока Михаил уберет-таки свою дубину, девушка недовольно цокнула языком. Слегка наклонив голову и попытавшись по-детски мило улыбнуться, она дождалась одобрительного кивка со стороны архангела и пошла вслед за кошкой. Взглянув на нагнавшего ее архангела, осматривающегося по сторонам в поисках чего-то, Мишель смело предположила, что объект уже достаточно близко. Теша себя этой мыслью, девушка ускорила шаг.

— Пришла весточка от Рафаэля. Они успешно добрались до Орында, но сейчас возникли некоторые трудности с местными жителями. Успех операции сейчас во многом зависит от действий Феникса, – прозвучал женский голос в полумраке длинного зала. – Если все пройдет удачно – в скором времени он сможет пробраться на небеса.
— Хорошо, – ответил ей задумчивый голос. – Достижение Фениксом рая было бы сейчас просто прекрасным событием в нашей и без того скучной жизни.
Речь мужчины перебил зашипевший микрофон на воротнике светло-лиловой рубашки девушки. Прозвучавший голос пытался подавать сигнал и, по всей видимости, настроился на единый с ней канал.
— Альфа один слушает, – нажав аккуратными коготками на микрофон, уверенно проговорила девушка. – Сейчас не лучшее время для разговоров.
— О! Извини, что побеспокоил. Это Альфа три. В семнадцатом секторе небольшие возмущения. Подумал, что тебе было бы интересно размяться, – усмехнулся голос из рации. Мгновением позже послышался шум мотора и звон лезвий.
— Хорошо, скоро буду. Спасибо за приглашение, – договорив и отпустив микрофон, девушка выпрямилась и взглянула в темноту зала. – Командор, разрешите ли удалиться?
— Ладно, что уж там. Веселья вам. Сам бы с удовольствием сходил, да вот дела еще остались, – усмехнулся мужской голос. – Как только Феникс окажется здесь – я дам тебе знать. Думаю, ты бы хотела первой встретить его на просторах рая.
— Благодарю, командор. Обещаю, что не подведу вас, – поклонившись и развернувшись, стуча каблуками по поверхности зала, закончила разговор девушка.
Через несколько шагов, послышался скрипящий звук двери, на мгновение впустивший в зал небольшое количество света. Лишь теперь было заметно, как по бокам зал был украшен ледяными скульптурами и снежными сугробами.
Едва дверь закрылась, из темноты послышался резкий звон, словно от плиты. Кряхтя и жалуясь на жизнь, мужчина встал из своего кресла и направился в сторону задней двери, оставив собственные хоромы наедине с непоколебимой темнотой и тишиной.

— Их тут, сколько вообще? – размахивая из стороны в сторону, рубя направо и налево отобранным у оршелей клинком, выругался Натанаэль. – Вроде убиваем, а меньше их не становится.
— Молчи и не жалуйся, – проткнув копьем голову замахнувшегося на Натанаэля врага. – И следи за спиной. А то мало ли что.
Хмыкнув и найдя глазами Дмитрия, практически уже добравшегося до ворот, бэрд резко вскочил на плечи оршеля, пройдясь клинком по кругу. Рубя по плечам и снося с них головы, он воткнул клинок в спину своего транспорта. Перевернувшись в воздухе и разрубив цель на две ровные половинки, Натанаэль продолжил замах, зарубив одним ударом трех оппонентов.
— Нужно за хозяином продвигаться, – прикрикнул он Вестроку. – Мало ли что может случиться. А наша жизнь напрямую сейчас зависит от него.
— Тоже так думаю, – выждав, пока до следующего оппонента покажется небольшое пространство, спокойно ответил ему напарник. Поймав момент, он разбежался и, воткнув копье в голову оршеля, перебросил себя на несколько метров вперед, сбив с ног замахнувшегося на Дмитрия врага. – Мы с тобой, начальник.
— Ага. Радует, – рубя клинком и мечтая о том, чтобы у него сейчас в руках оказался любимый пистолет, отрезал Дмитрий. – Хорошо хоть ворота открыты, а то проблем не избежать было бы. А ну, расступись!
Зарубив троих оршелей, стоявших на пути к выходу, Дмитрий быстро вырвался из города. Следом за ним, отмахиваясь от преследующих врагов, помчались Натанаэль с Вестроком.
Через леса и заросли, несясь следом за Рафаэлем, бойцы пытались отбиваться от преследователей. Один за другим, оршели валились с ног от ударов клинков и копья, пока, наконец, Дмитрий не ушел куда-то под землю.
Переглянувшись друг с другом, клоны своего хозяина встали на пути у приближающихся воителей. По всей видимости, им нужно было добраться до этого места. Дальше – все зависело только от их повелителя.

— Кошмар какой, – держась рукой за пострадавшую от длинного падения голову и слушая, как сверху раздается рык поверженных оршелей, Дмитрий огляделся по сторонам. Его местом падения стала подземная пещера, в центре которой расположилось некое, странное сияние. – Мы на месте?
— Видимо. Координаты верные, – задумчиво держась в нескольких сантиметрах над землей, ответил ему Рафаэль. Облетев светящийся предмет, он рукой подозвал напарника к себе и, дождавшись, пока тот подойдет, встал ногами на каменный пол пещеры.
— Это что? – косясь на амулет в виде волчьей головы и горящими красным пламенем глазами, неуверенно спросил Дмитрий у архангела. Помявшись еще пару секунд, он поднял амулет перед собой за цепочку. – Ты уверен, что это именно то, что нам нужно?
— Не знаю. Одень. Заодно и узнаем, – подмигнув, хихикнул Рафаэль, но поймав на себе недовольный взгляд Дмитрия – притворился, что кашлянул и с серьезным выражением лица кивнул.
Вдохнув в себя как можно больше воздуха и мысленно пообещав себе отрезать к чертям крылья Рафаэлю, если случится что-то не то, Дмитрий аккуратно нацепил амулет себе на шею. Буквально через пару мгновений, бижутерия засветилась, а еще мигом позже – покрылась темным, кроваво-красным пламенем.
Обдав, от боли, просторы пещеры громким криком, Дмитрий завалился на землю. Пытаясь снять с себя прижигающийся амулет, он вдруг заметил, что боль неожиданно ушла. А вместо злосчастного амулета, на шее осталась отметина в виде волчьей головы.
Слегка призадумавшись о том, что застрелит Люцифера за такие фокусы и за отсутствие информации о том, что ему предстоит пережить нечто подобное – Дмитрий невольно пожелал очутиться в аду. Словно повинуясь, след от амулета на мгновение засветился фиолетовым, ярким цветом, а в следующий миг – пещера осталась полностью пустой. Вместе с Дмитрием, Рафаэль также ушел из этого мира, направившись обратно. Прямо в ад, где до сих пор лежало без присмотра тело комментатора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *