Семь кругов Арены 2: в погоне за Апокалипсисом. Часть первая.

Глава 7. Луркморье

В Луркморье есть дуб бирюзовый,
Ржавая цепь на дубе том
И в жутком страхе, модератор
Окоп капает за углом.

Название главы было выбрано не случайно. С первых строк хотелось бы предупредить, что данный участок книги носит в себе исключительно энциклопедически-информативный характер. Надеюсь, что дальше больше не придется отвлекаться на отдельные, крупные вырезки на подобии этой. В любом случае, если вы дошли до этой главы, то хотя бы часть книги уже прочтена. За это заранее благодарю и перехожу непосредственно к делу.
И да, в первой части есть отсылка к этой главе. Демон, ведущий миловидную беседу с архангелом Рафаэлем, нес книгу некого Д. Ксонда «Странники трех миров: пособие по выживанию». Если так будет интереснее, то можете представить, что эта глава – вырезка из книги Дескариона (смайлик). В целом, задумок много, а объяснять все по тексту уморительно и долго. Да и отвлекаться особо не хочется на это.

Название Луркморье было позаимствовано у замечательной энциклопедии на просторах интернета. Думаю, многим нет необходимости даже объяснять, что это такое – как минимум хоть раз, вбивая что-то в поисковиках – попадали именно сюда.
В этой, скучной и не имеющей сюжета главе речь пойдет о существах, с которыми столкнутся Мишель и Дмитрий, находясь в иных мирах. В самих главах хочется отвести самый минимум на описание рас, но наработок много. Поэтому, все сюда. К тому же, можно в любой момент вернуться к главе и посмотреть, кто же такие эти загадочные создания.

Оршели и Элиры – имеют вполне реально существующие в сказочных мирах разных авторов аналоги. Соответственно, проще всего предположить, что это – Орки и Эльфы (всем поклонникам WoW и LA2 привет). От части, верно. Общие черты действительно взяты оттуда, но история, иерархия, внешний вид – все уже свое, «доморощенное». А да, тут еще кое-какая информация, разъясняющая, по людям будет. Например, кто такие «ксенологи», о которых уже шла речь выше.

На этом, пожалуй, все. Если готовы – то можно начинать путешествие в иные миры, находящиеся ближе к нам, чем иногда кажется. Первая остановка – мир Элиров – Эльтрас.

Эльтрас. Земли Элиров.

Первая раса, созданная Ксондами. В частности, за их появление отвечает Огнекриус Ксонд. Миролюбивая, с непоколебимой моралью раса. Сильно похожи на существующих эльфов в области собственной доброты и связями с природой, но все же имеют ряд интересных отличий.

Физиологические особенности.

Средний рост Элира – один метр и девяносто сантиметров у мужчин, один метр и восемьдесят сантиметров у женщин.
Продолжительность жизни – втрое превышает человеческую. Из трех рас, при этом, является самой малочисленной. Слишком уж сильно следят за демографической ситуацией на планете.
Мужчины – в основном коротковолосые, женщины – чуть ниже плеч.
Форма уха напоминает колокольчик. Особенность формы позволяет слышать шум, идущий по земле не прислоняясь при этом к ней.

Иерархия и способности.

В первую очередь, стоит отметить наличие у каждого представителя данной расы шарфа определенного цвета. Цвет шарфа означает статус среди элиров. Начиная с белого, обшитого золотыми нитками и заканчивая черным с красной пентаграммой.
Черные шарфы – обозначение адептов темной магии. На протяжении многих и многих циклов жизни на планете, Элиры открывали для себя занавес светлой магии. Основная их задача – лечение и помощь, а не война. Черные шарфы или Хаоситы, как их называют прочие элиры – являются не то, чтобы адептами именно темной магии. Темной обозначается любая атакующая стихия (вода, огонь и прочие). Не смотря на это, черный шарф не является символом «изгнанника» или «предателя». Напротив, между черными и светлыми шарфами установлен дружественный альянс, и они с удовольствием открывают друг другу тайны магических искусств.
Отдельные представители расы способны превращаться в животных. Из-за схожести атмосферы и нетронутости со стороны обитателей – животный мир Эльтраса сильно схож с земной фауной. Многие из них имеют способности к превращению в тотемное животное. Больших проблем это причиняет лишь тогда, когда животное берет верх над элиром. Несознательное превращение и отсутствие контроля над собой называется у бедняжек «ликантропией». Животная форма получает полную власть над элиром и даже сами превращения не могут контролироваться. Обычно, в таких случаях элир самостоятельно уходит в изгнание. Но в истории Эльтраса известны и случаи, когда ликантропы скрывали свою болезнь, подвергая риску родных и близких.

Немного об обрядах и прочей ерунде.

Каждый из элиров, поголовно, имеет в своем распоряжении посох – сухую корягу или ветку дерева. Традиция пошла еще с первых тысячелетий существования расы. Чтобы поддерживать экологически прекрасное состояние лесов – в возрасте семи лет молодого элира отправляют в лес. Первый сухой сук, который они найдут – становится их пожизненным, боевым напарником. В случае если он ломается – прибегают к помощи темных адептов, которые способны восстанавливать дерево из кусочков, даря посоху еще одну жизнь.
Живут в лесных деревнях. Как правило, дома расположены на стволах в двадцати метрах над землей. Это позволяет жителям планеты находиться в непосредственной близости к природе даже во время нахождения дома. Племена (а точнее сказать – семьи) дружат между собой. Вражды и завоевания земель, как таковых, не существует, так как любая попытка пойти против вселенского добра карается поркой посохами со стороны всех жителей близлежащих деревень.
Общепризнанной, «модной» одеждой являются робы и легкие шелка. Сами же элиры отказываются это признавать и отрицают свою любовь к подобным вещам, но в душе – их тянет к принципу «чем меньше одежды – тем лучше».

Орынд. Боевые просторы Оршелей.

Вторая раса, созданная Ксондами. В отличие от своих предшественников – Элиров, являются олицетворением зла, гнева и отсутствия какой-либо меры и жалости. В этом вопросе они полностью пошли в своего создателя, Иромета. Имеют религиозный культ, связанный со своим создателем, который не раз посещал их во время самого начала пути эволюции. Собственно, как вы уже догадались – всемогущие, великие Орки.

Физиологические особенности.

На голову выше элиров. Средний рост мужчин – два метра и двадцать сантиметров, у женщин – два метра ровно.
Продолжительность жизни небольшая и редко когда превышает шестьдесят лет. Из-за кровопролитных баталий, не прекращающихся в пределах отдельно взятой планеты – срок жизни стал чем-то, скорее, позорным, чем достойным, и лишь единицам суждено умереть от старости, а не от клинка врага на поле брани.
В цене длинные, светлые волосы. Как правило, они не стригутся с детства. Связано это, скорее, не с огромной любовью к длинным волосам, а с банальным отсутствием времени на уход за прической.
Уши – тонкие и вытянуты на двадцать сантиметров от головы в стороны. Могут двигать ими в любую сторону, настраиваясь на всевозможные шумы. Так же образовались во время эволюции существ.
Зубы у оршелей растут в два ряда, по тридцать в каждом, и вместо обычной формы – каждый отдельный зуб сам по себе является острым клыком. Нередко встречаются случаи, когда оршели подтачивают клыки чтобы иметь дополнительное оружие во время боя.
Кожа оршелей в основном темных цветов. Серый и темно-зеленый – самые часто встречающиеся оттенки. Однако бывают также и другие цвета. Чаще всего оттенок связан с местом обитания того или иного бойца.

Иерархия и способности.

Основным показателем ранга является пиратская повязка на левом глазе. Только лидер племени имеет право носить ее. Лидера никогда не убивают на поле боя. Его стараются брать в плен, чтобы оставить в своем племени, как бойца. Однако если племя хочет, чтобы лидер чужого племени стал их бойцом – пленника должен одолеть сильнейший воин поселения. В случае неудачи, племя капитулирует, признавая собственное поражение.
Не имеют ничего общего с магией в любом ее проявлении. Волшебные чары и прочая ересь признались оршелями давно богохульством против Иромета, и вымерли сами по себе. Однако это не помешало им развить могущественную устойчивость к любой магии.
Хотя, говорить, что магия в корне вымерла у этой расы – было бы трудно. Единственная признанная магия на планете – это регенерация. Повышенная живучесть и быстрое восполнение сил у этих существ делает их невероятно сильными и опасными оппонентами.
Крайне многочисленная раса. Население планеты вдвое превышает население земли. К две тысячи сороковому году цифра превысила пятнадцать миллиардов. Из-за постоянных воин, размножение на планете стало основным источником новых бойцов. Срок вынашивания и полного формирования плода развился до такой скорости, что весь процесс стал занимать немногим больше месяца.

Обряды и прочее.

Интересный обряд, на который хотелось бы обратить внимание – это взятие воина в плен. Первое, что происходит с пленным оршелем – это срезание волос. Таким образом, пленный показывает, что он принадлежит другому племени. Возврат в свое племя так же не гарантирует много радости. Косые взгляды в его сторону будут падать, пока волосы бойца не отрастут хотя бы до нормальной длины, ниже уровня плеч.
Основным оружием у сих существ является грубая сталь. Огромные, двуручные клинки, либо парные мечи – излюбленная форма вооружения. Мелкое оружие не признается, как оружие вовсе. Кинжалы и маленькие мечи используются лишь в целях поглощения пищи, а не в военных.
Из одежды – предпочитают плащи, скрывающие полностью тело. Плащ – гарант анонимности, под ним не видны шрамы и боевые ранения, полученные в ходе вечных баталий. К тому же, вместе с большим клинком – смотрится достаточно устрашающе.
На шее носят ожерелье, состоящее преимущественно из выдранных у врага клыков. Каждый убитый оршель – это честь и заслуга бойца. Выдрать у него зуб – как минимум, правило этикета, а уже только потом личная выгода. Выдирание зуба повествует пострадавшему о том, что его уважают, как оппонента и в случае, если последний выживет – то было бы неплохо еще раз схлестнуть клинки, высекая искры и наслаждаясь музыкой битвы.
Отдельно хотелось бы поговорить о механических протезах. Потеря конечности – слишком частая проблема для, живущих в каменных цитаделях, оршелей. В ходе изучения металла, жители Орында продвинулись куда дальше в кибернетике живых организмов, чем люди. Если для элиров эта проблема и вовсе не являлась необходимой для решения, то оршелям пришлось потерять много бойцов прежде, чем эксперименты стали удачными и не приводили к отвержению организмом.
Как результат – большая часть активных бойцов имеет замененные конечности. Как правило, в основном это руки и ноги, но нередко так же под механизацию попадают ребра и суставы.

Особенности планеты.

По сравнению с Землей и Эльтрасом, расположенных достаточно далеко от своих звезд для поддержания прохладного климата, Орынд лишен этой привилегии. Теплый климат сильно сказался на флоре и фауне планеты. В основном, выжили лишь папоротниковые и быстро растущие леса. Из животных – преимущественно земноводные, вырастающие до крупных размеров. Отдельных ящеров оршелям удается приручить и использовать в качестве транспорта. Остальные – съедаются за неимением возможности долговременного выращивания злаков.

Земля, мир людей.

О людях разговор уже заходил. Сейчас небольшой список профессий, которые, по идее, доживут до две тысячи сорокового года (напоминаю – опорная точка второй части «Семи кругов Арены»).

Ксенолог – профессия, о которой говорилось выше. Из-за появления режима трех языков, основная часть филологий стала невостребованной и три языковых группы кинули под единую классификацию. Однако, после открытия новой планеты в пределах земной галактики, наука слегка изменилась. Она стала не просто изучать языки, но и заниматься изучением языков инопланетного происхождения.
Первый и лидирующий специалист по ксенологии – Федор Карпачин. Он участвовал в секретной экспедиции в две тысячи тридцать четвертом году. К сожалению, когда он вернулся обратно – обнаружилось, что вся команда исчезла, а сам ксенолог еще в течение года отказывался с кем-либо разговаривать с намеками, что не понимает, о чем те говорят. Длительный курс терапии все же смог привести ученого в чувства, однако больше в экспедиции он не собирался летать. Вместо этого – Федор начал свой путь в Годградском университете, начав там преподавать основы ксенологии и межпланетного этикета.
Помимо всего прочего, Карпачин вернулся обратно с белой перчаткой, натянутой на левую руку. Отдельные источники в психиатрической лечебнице, где на тот момент находился Федор, сообщили, что даже во время душа – он отказывался снимать ее.

Связист – среднее, переходное звено между ксенологом и штурмовиком. Отвечает за дипломатию и за поддержание связи между отрядами. Можно пройти обучение лишь после основ ксенологии и военной академии.

Ученый – профессией назвать трудно. Скорее это призвание. Открытие всего нового, изучение неизведанного, раскрытие тайн повседневного бытия. Так просто этому не научиться.

Штурмовик – единая военная единица земли после событий тридцать второго года. Штурмовик не столько обязан обращаться с любым подручным вооружением, сколько быть готовым взять на себя практически любую работу во время экспедиций или боевых действий. Участвовали в экспедиции вместе с Федором Карпачиным. Все шестьдесят человек не вернулись назад.

Механик – абсолютный специалист во всей отрасли механики. Так же, в его обучение входит настройка и создание микросхем. После автоматизации и роботизации основной части процессов жизнедеятельности человека – стал вопрос о необходимости следить за функционированием оборудования. Все основные дисциплины были сужены и кинуты под единый курс.

Медик – общее, медицинское образование. Немного обо всем. Основную массу процессов, связанных с лечением – проводит компьютер. Медики же нужны для обеспечения работы психиатрических больниц и полевых действий, где нет возможности активировать медицинского робота.

Летчик – уникальный владелец транспорта. Помимо наземного, летчик обязан изучить водные и воздухоплавательные виды транспорта. Только тогда он получает гордую нашивку и может работать в своей сфере.

Наемники, воровство и проституция – неофициальные профессии, которые закрепились в обществе. Хоть наемников военные силы и недолюбливают, все же штурмовики часто прибегают к их помощи во время выполнения особо сложных боевых заданий.

Пожалуй, на этом все. Если копать глубже – то помимо профессий выше осталась также актерская игра, режиссура и многие другие виды деятельности, требующие наличия человека. Однако большая часть актеров была заменена технологиями трехмерной анимации и, в основном присутствие живых людей на экране уже стало большой редкостью.
Теперь, возвращаемся к сюжету. Заранее благодарю, если выдержали прочитать эту главу, дорогой читатель. Далее по тексту мы больше не встретимся. Я буду очень скучать и обязательно напишу что-нибудь в следующей книге. Всех благ и приятного чтения.

Глава 8. Галопом по Орынду

— Чего замолчал то? – уже как с минуту сверля Камикадзе больными, опухшими глазами, хмыкнул Люцифер. С момента исчезновения из зала Рафаэля и Дмитрия прошло почти десять минут, а ничего нового до сих пор не произошло.
— Думаю, как бы Федора найти. Банши сейчас не в состоянии функционировать в полную мощность, а это может вызвать определенные проблемы, знаешь ли, – упершись лбом в ладонь и нахмурив брови, размеренно проговорил Камикадзе. Видимо, он был единственным, кого беспокоила случившаяся неприятность на просторах ада. – А раз банши не могут работать, как прежде, «он» вполне может вырваться на свободу.
— Апчхи! – громко чихнув, перебил Люцифер главу стражи, но поняв, что его театральное чихание не очень-то удалось, недовольно нахмурился. – Не желаю слышать. Куда приятнее сражаться с Баалом в пустыне, чем с ним.
— В любом случае, здесь твоя территория. Он должен это понимать. Насколько бы ты не ослаб, он находится в твоем мире, и только ты решаешь, что будет, – заметив слегка поникший взгляд владыки, Камикадзе вновь нахмурился. – Верно?
Прикусив на мгновение нижнюю губу, Люцифер усмехнулся и встал из-за стола. Посмотрев на свое гигантское тело, служившее ему тюрьмой уже долгие века, он скинул с себя плед, направившись в сторону выхода. По пути подкурив сигарету и выпустив клочок едкого дыма, под недовольное ворчание бредущего следом Камикадзе, он покинул свой зал.

— Ну, наконец-то! Я уж думал, ты замерз по пути, – облокотившись на стену собственной башни и докуривая сигарету, усмехнулся Люцифер, едва разглядев приближающийся образ. Человек с сумкой продвигался сквозь буран, оковавший имперский район ада. – Мы верим в тебя, иди на мой голос!
— Не нравится, сейчас обратно вернусь. На черном рынке температура не особо упала, так что жить там можно, – попытался поддержать диалог приближающийся образ. Лишь вблизи, в нем узнавались знакомые черты гениального механика.
— Федь, ты это. Не обижайся. Настроение такое, болею ведь, – подмигнув и кивнув Камикадзе, чтобы тот открывал дверь в башню, демон аккуратно затушил окурок и, щелкнув его в сторону, первым вошел в коридор.
Сразу за ним, пытаясь быстрее пробраться в тепло, засеменил Федор. Закрыв изнутри дверь, последним зашел Камикадзе, пытаясь разглядеть, что именно принес механик. Он, конечно, помнил, что Люцифер и Рафаэль уже заикались о наличии некого передатчика в таблетке, но увидеть систему своими глазами и в действии уж очень не терпелось. Теперь же, прямо перед его лицом, из недр сумки вынырнул черный прямоугольник с горящим, надкушенным с одного угла, черепом по центру.
— Мой собственный «Черепок», – гордо пихая лэптоп в лицо владыки ада, тут же заявил Федор. – Единственный в своем роде. Парень, который его создал, просто гений! Думаю над тем, чтобы начать его массово выпускать для жителей Имперского района. Эй, ты чего? – едва Люцифер отобрал игрушку, удивленно воскликнул механик.
— Да не бойся, я просто посмотреть. Работает хоть? – открыв крышку и нелепо глядя на свое отражение в черном, мертвом и бездушном экране, недоверчиво хмыкнул Люцифер.
— На кнопку нажать надо, чтобы включить. Вот, смотри,… — нажав на небольшую, черную кнопку, подхватил инициативу Федор. Зашумев и обдав руки демона теплым воздухом, лэптоп включился. Вскоре, на экране появилась заставка загрузки в виде бегающего из стороны в сторону подожженного человека. Когда человек догорел и завалился бездыханный, запустился экран приветствия, и под тяжелое соло на гитаре техника окончательно закончила загрузку. – И, теперь сюда, – открыв дверь входа в палаты демона, нажал на экран механик. Спустя несколько мучительных мгновений, на экране вылезло четыре изображения – три из них заняли Дмитрий с Рафаэлем, продвигающиеся по Орынду в поисках тотема, а на четвертом была кромешная темнота, лишь изредка перебиваемая лязгом цепей и невыносимым криком мучеников.
— Хорошо, что за два героя гуляют по папоротниковым джунглям – это я понял, – положив компьютер на стол и вытянувшись, пытаясь хоть что-то разглядеть на черной части экрана, заворчал демон. – Но вот что на четвертой – понять довольно-таки трудно, знаешь ли. У тебя там не сломалось, случаем, ничего?
— Да не должно, вроде, – слегка прищурившись, виновато ответил Федор. – По идее, все четыре камеры должны следить за продвижением Феникса и Рафаэля, но почему работает только три,… вот, попробуй что-нибудь сказать! – вытащив из сумки микрофон и подсоединив его к компьютеру, предложил механик.
Однако реакции не последовало. Взгляд демона был прикован к собственной, огромной тюрьме в виде демонического тела. Светящийся грудной проем напоминал о том, что время возвращения давно истекло, но вместо сотен светящихся рук – из дыры вылезла, цепляясь блестящими пальцами, одна полудохлая рука. Переползя через кожу и словно глядя на Люцифера, она попробовала направиться в его сторону, но вместо этого – плашмя упала на пол тронного зала. Побарахтавшись слегка в конвульсиях, она остановилась, погасла и разлетелась, словно сдутый с костра пепел.
— Ух, ты смог обойти систему поглощения? – восторженно глядя, как кусочки пепла медленно оседают на поверхность тронного зала.
— Не я. У нас есть более серьезные проблемы, чем отсутствие моего поглощения, – нахмурившись и, наконец, оторвав взгляд от пепла, вернулся Люцифер к Федору. – Так, что ты там от меня хотел?
— А, да! Вот, держи, – протянув подсоединенный микрофон-наушник демону, восторженно продолжил механик. – Зажимаешь кнопку и говоришь что-нибудь. По логике, должно все пройти прекрасно.
— Хм,… ты уверен, что это безопасно? – цепляя микрофон к уху, периодически поглядывая по сторонам, усмехнулся владыка ада. – Что ж, хорошо. «Раз, раз, проверка», – зажав кнопку, заговорил демон.
На экране тут же отобразилась метка записи голоса, а мигом позже – Дмитрий на всех трех камерах резко схватился за ухо. На черном же экране, вой мучеников усилился в несколько раз.
Мигом позже, на темном экране зажегся свет. Бесконечная, водяная гладь, посреди которой, среди связанных цепью мучеников, сидел на коленях Натанаэль, пытаясь руками зажать уши, чтобы не слышать оглушающего шума. Сами пленные души пытались вырваться из цепи, издавая чудовищные по своей громкости вопли.
Обдав очередной вспышкой внутренний, водяной мир Дмитрия – из-под воды выехала громадная статуя, наверху которой в руке Люцифера виднелся яркий источник света. По всей видимости, звук в сознании Дмитрия исходил именно оттуда.
— Черт, микрофон на максимум настроен! – наконец, догадавшись, почему пострадали слушатели, бросился за компьютер Федор. Нажав пару кнопок, он свел громкость до минимума и, дождавшись, пока пострадавшие отойдут от шума, кивнул Люциферу, чтобы тот продолжал.
— Как слышно, пернатый? – усмехнувшись в микрофон, с новыми силами начал демон.
— Слышно, слышно, Люсь. Это у тебя как вышло то? – прозвучал быстрый ответ в наушнике от Дмитрия. – Неужели, это все очередные проделки Федора?
— Ну а кого же еще? – усмехнулся Люцифер. Слегка нахмурившись, он приблизил одну из камер на мониторе. Через лес, в сторону Дмитрия двигался небольшой отряд из шести всадников на ящерах. Судя по одежде и росту, это были местные жители, оршели. – У тебя там компания, пернатый. Отвлекать не буду, неси возмездие во имя ада, мой верный раб.
— Исчезни из моего уха. Выйду на связь, как только закончу все свои дела, – остановившись и приглядевшись в сторону странного движения, под недоумевающий взгляд Рафаэля, усмехнулся Дмитрий. Направив на оршелей пистолеты, дожидаясь, пока архангел обнажит клинки, он помчался в бой.

— Непшритель! – спрыгнув с ящера и вытащив огромный по размерам, зазубренный клинок из-за спины, тут же прорычал ближайший из оршелей. Получив практически сразу ровную отметину на лбу в форме сквозной дыры, боец замертво упал на землю.
— Он забил Варкху! На збрань, братшри! – один за другим, доставая оружие и пытаясь хоть как-то окружить внезапного оппонента, подхватили инициативу оставшиеся всадники.
— Пять целей, пять пуль. Будем экономить, – глядя на образовавшийся вокруг него хоровод, усмехнулся Дмитрий. Без перчатки, здесь он был всего лишь обычным человеком. Хоть у него и остались некоторые способности, большая их часть, казалось, покинула его. Сейчас он как никогда был смертен и беспомощен перед могущественными оршелями.
На мгновение, Дмитрий закрыл глаза. Громадные лапы ящеров, перемещаясь с место на место, создавали прекрасный ориентир в виде шума. Подождав еще пару мгновений, он сделал четыре выстрела, после чего обойма закончилась.
— Ты меток, – остановив ящера, глядя прямо в лицо, по-прежнему рыча на повышенных тонах, подметил оставшийся оршель. – Но силен ли ты в ближнем бою? – спрыгнув вниз и вытащив из-за спины длинное копье, по форме напоминающее длинную шею и голову ящера. Прокрутив копье в правой руке, оршель оскалился всеми своими шестьюдесятью острыми клыками.
— Я не желаю зла вам и вашей планете. Но если иного пути нет, то мне придется дать бой, – пытаясь запустить отключившуюся по прибытию перчатку, начал тянуть время Дмитрий. – Что есть бой, друг мой? Бой – это слияние двух душ, двух начал. У каждого есть причина, чтобы сражаться. Ага, заработала, чертова штука! – резко прервав свою пламенную речь, воскликнул он.
К своему глубокому сожалению, доступ к патронажу пистолетов ему был перекрыт. По всей видимости, из-за бесконечно длинного расстояния между Орындом и адом, эта функция осталась по ту сторону реальности. Лишь на секунду сдвинув брови, Дмитрий ехидно улыбнулся и нажал на кнопку рядом с доступным оружием.
— Не вижу ничего веселого для тебя, человек, – замахнувшись копьем на оппонента и помчавшись в его сторону, прорычал оршель. Голова ящера, служившая острым лезвием копья, неожиданно врезалась в длинный, тонкий, черный клинок с несколькими переходами и нанесенными, светящимися, фиолетовыми рунами.
— Да, я тоже, в принципе. Никогда бы не подумал, что придется пустить его в бой, – чувствуя, что оппонент пошел на второй замах, Дмитрий резко отскочил в сторону. Удар пришелся в землю.
Несмотря на свои крупные габариты, оршель перемещался невероятно быстро. Удар за ударом приходились то на флору планеты, то на черное лезвие клинка. А Рафаэль, прекрасно понимающий, что не может вмешиваться – вполне удобно устроился на соседнем дереве, наблюдая за поединком буквально из первого ряда.
— Недурно, для человека, – слизнув кровь с оцарапанной лезвием щеки, вновь оскалился оршель. – Скажи, как зовут тебя? Мне будет приятно узнать имя того, чей зуб станет следующим среди моих трофеев.
— Когда-то мне уже задавали подобный вопрос, – заблокировав очередной выпад оршеля и сделав под ним кувырок, пока тот не пошел на следующий замах, Дмитрий быстро встал на ноги за спиной у оппонента. Приставив черное лезвие к горлу оршеля, он выдавил из себя легкую усмешку. – Я Дмитрий, комментатор арены загробного мира.
— Ясно, – чувствуя, насколько близко лезвие к кадыку, оршель прокрутил в руке копье и воткнул в землю. – Я Огнеслав Зарецкий, выходец из Полесья и пленник племени Урсу. Сочту за честь принять клинок от воина, сбежавшего из плена самой смерти.
— Если это твоя последняя просьба,… — резко махнув рукой в сторону, обдав кровью низкорослый папоротник, холодно потянул Дмитрий. – То я сочту за честь исполнить ее. Прах к праху, брат.
Вытерев клинок о свой черный плащ, и дождавшись, пока бездыханное тело окончательно завалится на землю, Дмитрий закинул меч на плечо тыльной стороной.
— Ну, почти хорошо, милорд, – прозвучал голос где-то рядом. Переведя взгляд в сторону спустившегося на землю Рафаэля, Дмитрий на мгновение задумался, что голос не принадлежит архангелу. – Вы не увидите меня, хоть я и могу видеть вас. Это Натанаэль, ваш верный раб и слуга. Не помешаю ли я вам своим присутствием?
— Осмелюсь предположить, что ты нашел лазейку в маленькой подлости Люцифера, верно? – говоря в никуда, глядя слегка мимо архангела, усмехнулся Дмитрий, ожидая скорого ответа.
— Так точно, милорд. Я к вам по делу, если честно. Во время боя удалось заметить, что вы используете лишь малую часть собственных душ, – практически речитативом и на одном дыхании, проговорил неумолимый голос Натанаэля. – Быть может, вы хотите, чтобы я занялся развитием ваших душ? По идее, если пожертвовать часть поглощенных несчастных, то можно усилить основных, которых вы используете, верно?
— Делай, что хочешь. Я оставил тебя в своей голове главным, мне и разгребать, если ты все испортишь, – добродушно потянул Дмитрий, пытаясь придать уверенности бывшему бэрду.
— Да будет так. В случае необходимости, я буду с вами советоваться. А сейчас – займусь развитием вашей скорости и меткости, которой вы попользовались в этом бою. Конец связи, – едва со стороны Натанаэля прозвучала фраза о завершении разговора, на линии прошли легкие помехи, после чего речь и вовсе стихла.
— Не совсем понимаю, с кем ты там разговаривал, – наконец, дождавшись, что его напарник заслужил свободную минутку, архангел подошел ближе. – Но не стоит расслабляться. По всей видимости, это лишь первый отряд, который отправили на наши поиски. К тому же, в нашу сторону движется еще около двадцати ребят. А помогать тебе во всем этом грязном деле – я не могу, да и не хочу.
— Делай, что хочешь. Я пойду напролом. Ты главное веди, куда надо. А об остальном – уж постараюсь позаботиться, – подмигнув и двинув прямо навстречу приближающемуся отряду.
Лишь пожав плечами, он взмахнул крыльями и поднялся над деревьями. Пролетев немного, Рафаэль спустился чуть пониже, дабы в случае необходимости подать сигнал Дмитрию. Постепенно, шаги и рев оршелей стали нарастать. Остановившись, Дмитрий опустил клинок, уверенно глядя в сторону приближающегося шума.

— Апчхи! Одолел всего несколько оршелей, а пафоса уже – больше, чем у навозного жука, скатавшего навозный шарик, – отложив в сторону микрофон и периодически поглядывая на Камикадзе с Федором, лениво заворчал Люцифер. Последний бой мог бы быть куда более красивым в его понимании, либо намного быстрее и эффективнее. Вместо этого, Дмитрий лишь помахал клинком, пытаясь заработать репутацию у подходящего к смерти бойца.
— Очаровательный эффект, Люц, – отвлекшись на мгновение от распрей Люцифера с самим собой, восторженно глядя на спустившуюся с потолка снежинку, Федор. – Я не думал, что в аду когда-нибудь пойдет снег, но то, что он пошел в помещении. Это уже нечто невообразимое!
Недоумевая и глядя на тающую в руке механика снежинку, зрачки демона неожиданно расширились. Резко вскочив из-за стола, он превратил свое кольцо в косу, выпустив на свободу все три лезвия. Как только формирование было завершено, демон разделил косу на две части, соединенные между собой цепью, и запустил одну в сторону только что открывшейся двери. Рука, которая толкнула дверь, резко одернулась обратно, а мигом позже из коридора раздался пронзительный хохот.
— Твои понятия о гостеприимстве не поменялись, хоть столько времени уже прошло, – толкнув в этот раз дверь не рукой, а клинком, вновь усмехнулся непрошеный гость. Клинок гостя представлял собой длинный, достаточно широкий меч, нижняя половина лезвия которого представляла собой ряд металлических клыков.
Следом за лезвием, из проема показался нос черных ботинок и озадаченное, запачканное кровью, лицо, украшенное длинными, светло-серыми волосами. Быстро пробежавшись взглядом по помещению, гость вошел в тронный зал.
— Никто и не приглашал. Не очень-то вежливо покидать тюрьму, знаешь, – резко потянув за цепь и пытаясь задеть гостя частью косы, Люцифер прикусил нижнюю губу. Прокрутив серпы на цепи, и соединив их обратно, ловким движением рук демон превратил свое оружие вновь в единую косу.
— Я не удивлен твоей радости, демон, – пытаясь очистить заляпанную кровью темно-красную рубашку, заправленную в черные брюки, подхватил разговор гость. – Ты же прекрасно знаешь, что для покидания Кайнакена мне нужно либо твое разрешение, либо – потеря сил банши. Как думаешь, почему я здесь?
— Банши потеряли источник собственной энергии? Интересно, интересно. Значит, ты нагло сбежал или еще и раскидал бойцов по пути? – облокотив косу на плечо, самодовольно оскалился Люцифер, все сильнее сжимая древко оружия.
— Обижаешь, брат. За все века своего заточения, я успел изрядно проголодаться. А верхние этажи Кайнакена – как нельзя, кстати, подходят на подпитку моих сил, верно ведь? – чувствуя, что Люцифер уже готов сорваться, продолжил человек, аккуратно размахивая клинком из стороны в сторону. Добродушно улыбнувшись, он сделал пару шагов в сторону владыки ада, прокрутив в руке свой клинок.
— Вергилий, ты бессовестная скотина. Ты либо вернешься добровольно в свою обитель, либо я тебя покромсаю на такие микроскопические кусочки, что ты сможешь сам с собой, потом, колонии бактерий создавать, – поймав шаг Вергилия, начавшего движение против часовой стрелки, устремился на северо-восток Люцифер, не снимая ни на мгновение взгляда с оппонента.
— Это не моя идея была вернуть меня обратно в мир живых, знаешь ли? Я во всем хотел тебя поддерживать, старший брат. Даже когда тебя низвергли в это прекрасное место, я не поленился и приложил все силы, чтобы попасть сюда. Я хотел помогать тебе, – хрустнув шеей, попытался грустным голосом проговорить Вергилий. – Мне был дарован шанс на вторую жизнь. На то, чтобы нагрешить достаточно для попадания на арену. А ты, даже не оценил этого! Ты заточил меня в ловушку, в банку, из которой не выбраться, – облизнувшись и ожидая первого хода со стороны демона, продолжил круговые движения гость.
— Не моей идеей был захват ада. Ад вовсе не входил в мои грандиозные на тот момент планы. А ты, паразитирующий прыщик на моем безупречном лице – заслуживаешь лишь того, чтобы тебя прижгли или выдавили, – незаметно для себя, прокрутил в руках косу Люцифер. – Да и вообще. Никто не заставлял тебя быть поэтом, если тебе это не нравилось. Был бы благодарен, что я тебя в «живых» мертвых оставил по прибытию сюда, а не скинул на съедение амарантам и прочей нечисти Кайнакена тех времен.
— Прости, но мир живых к моему возвращению изрядно приготовился. Было достаточно интересно, – поймав момент, Вергилий резко замахнулся клинком, практически налетев на Люцифера и впечатав его в стену. – Стареешь, брат.
— Да ничего подобного, – в очередной раз самодовольно оскалившись, демон исчез в черной дымке, появившись в нескольких метрах от Вергилия. – Демоническое перемещение. Нечто такое, что не дано тебе по определению, брат.
Хмыкнув и выслушав очередную порцию оскорблений со стороны старшего брата, Вергилий направил ладонь в его направлении.
Воздух вокруг заледенел, а мельчайшие частицы испарившейся воды набегали друг на друга, формируя длинные, тонкие и необычайно острые иглы. Доли секунды спустя, они уже мчались в лицо владыки ада.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *