Семь кругов Арены 2: в погоне за Апокалипсисом. Часть первая.

Семь кругов Арены 2: в погоне за Апокалипсисом

 

Глава начальная. Пролог

— Так, посмотрим, – окинув взглядом ожидающих речи бойцов, усмехнулся Люцифер, в очередной раз, оттягивая сладостный момент открытия информации. – Пожалуй, начнем с того, что я был таким же человеком, как и вы. Жил, ел, пил, охотился на живность.
Вновь окинув взглядом слегка смутившихся бойцов, демон самодовольно закинул ноги на стол, откинувшись на спинку кресла. Уставив взгляд в потолок, словно пытаясь скрыть набежавшие слезы, он резко поставил ноги на пол, переместив локти на стол и соединив кончики пальцев.
— Как вы понимаете, я был простым человеком. У меня была семья. Если говорить современным языком, то была жена, дети, друзья. Но, как сами понимаете – рано или поздно люди умирают. К сожалению, я и сам столкнулся с этой неприятной проблемой. Я попал в Рай.
Лениво зевнув, демон кинул взгляд на громадное тело. С каждым мгновением, срок нахождения вне своей тюрьмы увеличивался, а значит, его могло засосать обратно. Решив не отвлекаться на это, демон хрустнул шеей, на миг, сомкнув красные глаза.
— Едва попав в рай, – наконец, продолжил он. – Я сразу понял, что к чему. Масса душонок, первобытных людишек, озабоченных лишь поиском пищи и обдумыванием своей загробной жизни. Первым же делом, мне пришло в голову оглядеться. Тогда я и встретил его. Архиль, обычный человек, как и я. Он не желал мириться с тем, что после создания Огнекриусом, Ирометом и Джесусом Ксондами трех миров – Рай был общим для всех. С моей помощью, ему удалось захватить власть, свергнув создателя мира людей, Джесуса Ксонда.
Слегка усмехнувшись, наблюдая, как бойцы пытаются понять, о чем идет речь, Люцифер довольно усмехнулся. Поводив губами из стороны в сторону и не заметив изменений в лицах слушателей, демон лениво зевнул. Почесав затылок, он, нехотя, продолжил.
— Собственно, первый бог, созданный творцом – был Огнекриус Ксонд. Он создал Эльтрас, земли элиров. До ужаса религиозная и озабоченная собственной, непоколебимой моралью раса. Но они сильны. Пожалуй, сильнейшие из трех рас – именно они. Пока они живы, ими может использоваться магия. Видимо, поэтому бойцы этой планеты настолько близки к природе. Более того, некоторые из элиров способны принимать облик животного. Не знаю, возможно, в религиозных целях, но… способность у них эту не отберешь, – сделав небольшую паузу и подкурив сигарету, выпустив долгожданный клубок дыма, Люцифер продолжил. – Вторым богом был Иромет Ксонд. Свергнув силой своего предшественника, он создал Орынд – мир, населенный Оршелями. Кошмарно агрессивная раса, обладающая просто чудовищной физической силой. К сожалению, они слишком глупы для освоения магических основ, поэтому все их развитие ушло в мышечную массу.
Лениво отвлекшись на тлеющий уголек, Люцифер вновь поднял взгляд в потолок. Словно стены камеры, этот потолок был для него непреодолим. Пускай весь ад может просто погаснуть от одного его щелчка пальцами – все равно, в этом мире он пленник и не более.
— Мертвые не хотели мириться с управлением и методами Иромета, – стряхнув пепел, хмыкнул демон. – И к власти пришел новый бог, ответственный за, разумеется, и мою собственную загробную жизнь. Это был Джесус, мессию которого люди назвали Иисусом. Он создал Землю и его первых поселенцев. В отличие от своих предшественников, Джесус пустил планету на самотек. В результате, ее стали населять огромные ящеры. Буквально по щелчку, ленивый бог стер с лица планеты эту жизнь, запустив громадный метеорит в землю. После этого, он собственными руками слепил существо, которое стало целью планеты. А точнее, целью эволюции жизни на Земле. Это были люди, единственная из рас, которая подвержена эмоциям и собственному развитию.
Затушив окурок, Люцифер щелкнул его в сторону от себя и полез за новой сигаретой в карман, слегка покосившись на громадное тело позади. Вроде, пока движения и звука оттуда не исходило, а значит, времени у него еще немного осталось. Закурив и засунув сигареты обратно в карман куртки, демон вновь вернулся к своей вакханалии.
— Вот мы и дошли до Архиля. Вместе с ним, мне удалось захватить власть в Раю. Но, управление этим кусочком загробного мира было для меня слишком скучным и на мое заслуженное место сел Архиль. Первым своим действием он разделил рай на три отдельных сектора для трех рас, чтобы они не пересекались друг с другом.
— Разве это логично, разделять рай на части? – нахмурившись, перебил демона Андрей, но тут же замолчал, едва поймав на себе взгляд Дмитрия.
— Логично или нет – на тот момент это нововведение стало просто замечательным. Больше не было споров насчет того, кто сильнее и кто прав в той или иной ситуации. Но и этого было недостаточно. В один прекрасный, божественный день ко мне пришел он – только что погибший человечишка. Его звали Рагнар. Он был пиратом и бороздил моря в поисках легкой добычи. Каким-то образом, он невероятно быстро втерся мне в доверие. Он дал мне идею об иерархии, про которую забыл Джесус. Заинтриговал, однако. И я предложил его идею Архилю. Первым же делом, дружище послал меня куда подальше. Тогда началось очередное восстание, в ходе которого мне удалось свергнуть своего друга, убив его, и позволить Рагнару стать очередным Ксондом.
Слегка отвлекшись на банши, лениво таскающих камни и чинящих пострадавший зал после боя с пернатым Дмитрием, Люцифер слегка запнулся, но быстро вспомнив, где остановился – продолжил.
— Рагнар ввел иерархию. Во главе рая, по его мнению, должен стоять бог. В дань памяти Огнекриусу, титул давал префикс к имени в виде Ксонда. Так Рагнар стал Рагнаром Ксондом. Более того, он взял сильнейших из мертвых в раю, проводя между ними бои, и разделил на двенадцать отрядов. Во главе двенадцати отрядов встал Апокалипсис, сильнейший из бойцов того времени. В его честь, титул назвали именно так. Под личным командованием Апокалипсиса встало два отряда – Альфа и Бэтта. Признанные сильнейшими, эти бойцы должны были всеми силами обеспечивать порядок в раю. Я возглавил отряд Альфа, первый в раю. Моя лошадь теперь стоит во дворе у комментатора. В ее честь, русские назвали автомобиль, насколько мне известно, – усмехнувшись на мгновение, Люцифер довольно поправил волосы. – Лада, верная, загробная лошадь всадника, чье имя отождествляется с войной. Но хватит обо мне, вернемся лучше к отрядам. В каждом из отрядов, под личным командованием всадника, состояло по два архангела. Они же, в свою очередь, управляли пятью жнецами. В целом, задачей жнецов было контролировать поток душ в рай и их возврат обратно в мир живых после переработки. Также, один из отрядов полностью состоит из ангелов, которые обязаны следить за мирами и доставлять новости лично богу.
Вновь остановившись, Люцифер нахмурился. По времени, тело уже должно было начать шуметь, но оно продолжало молчать и стоять над душой у демона. Хмыкнув, он мотнул головой и пробежался кончиками пальцев по столу.
— Собственно, отряды были замечательным нововведением. Более того, нам удалось открыть собственную академию по обучению и тренировке бойцов. Было весело. Там я и познакомился с Фламосом, неспособным учеником, которого почему-то не хотели признавать, как равного. Я занялся им и вскоре по силе он практически догнал меня, – взглянув на свое кольцо, Люцифер на мгновение остановил свою речь, но заметив заинтересованные взгляды бойцов, все же продолжил. – Но, как оказалось, некий Мансорд планировал свергнуть Рагнара. Завязалась война. В результате нее, меня свергли в ад за предательство, а Фламос погиб, завещав мне свою душу как оружие. Так я попал сюда. Каждый из умерших представителей расы людей попадает в ад, и жнецы следят за этим. Из-за обилия религий в мире людей, очень просто найти грех для них. Поклоняясь одному богу, человек игнорирует потребности другого. Хоть это один и тот же бог, все равно принимается за грех. Ужасно простая, но рабочая система.
Тяжело вздохнув и кашлянув кровью из легких от обилия смолы, демон сомкнул глаза. Постепенно боль отошла, и он полез за очередной сигаретой в карман. Подкурив и покривлявшись в ответ на осуждающий взгляд Андрея, Люцифер продолжил рассказ.
— Сейчас во главе рая стоит Дескарион Ксонд. Единственный из богов, который никого не свергал. Гениальный изобретатель, единственный действительно достойный из всех богов. Но это же и плохо. Пользуясь его старыми записями, Грейс, нынешний Апокалипсис, планирует объединить все три мира в один, уничтожив все живое. Это не очень хорошо, насколько понимаете. Поэтому, мне и нужна ваша помощь. Я хочу остановить Грейса, хоть и не могу сделать это самостоятельно, находясь здесь. Однако, возможно удастся найти возможность помочь мне попасть в рай, если захватить там власть. Кто знает, кто знает. Возможно, Дескарион продумал такую возможность и работал или работает над этим. Ему слишком все интересно, чтобы оставить этот вопрос не закрытым. Кто знает, кто знает…
Задумчиво потянув последнее предложение, Люцифер наполнил грудь сигаретным дымом и, словно смакуя его, выдул через нос с чувством выполненного долга. В наступившем молчании, он спокойно докурил и затушил о стол окурок, щелкнув его в одну из пролетавших мимо банши.

Глава 1. Хроники мира живых

Опорной точкой, началом второго тома выбран две тысячи сороковой год. Поэтому, вкратце история Земли на это время. Насколько помните, в две тысячи пятнадцатом погиб Феликс, хоть попал он на арену без приспособления, изобретенного в мире живых. Об этом – речь пойдет ниже.

Две тысячи четырнадцатый год: на основе изобретенного в две тысячи десятом году микрочипе «GodSon», китайцы создают новый чип, осуществляющий беспроводную связь между людьми. Назвав его «GodCom», Китай впервые применяет его на олимпийских играх в Сочи, позволяя своей команде осуществлять между собой и тренером быструю коммуникацию. Разделение потоков происходит практически мгновенно, достаточно подумать о человеке, с которым хочешь связаться. Встроенный в мозг, он словно становился его частью.

Две тысячи пятнадцатый год: «GodCom» шагает по планете и к концу две тысячи пятнадцатого года этим чипом, технологии которого были тут же выкуплены у Китая богатейшими компаниями по обеспечению связи на планете, оборудовано по данным статистики почти сорок процентов населения. Беспроводная связь, позволяющая связаться с любым человеком в любой точке планеты, слишком приятная и недорогая привилегия, чтобы легко от нее отказываться.

Две тысячи шестнадцатый год: благодаря новому виду связи и скоростному развитию вооружения, были предприняты последние шаги по устранению Аль-Каиды. Под руководством специалиста по военному делу и механике оружия, Джеймса Хантера, операция проходит успешно. Из-за обилия сил противника, операция затягивается. Раз за разом, Джеймс ездит домой к любимой жене. И вот, в две тысячи восемнадцатом, ему приходится покинуть поле боя. У него рождается дочь. Далее история пойдет параллельно с жизнью данного персонажа, поскольку он напрямую связан с сюжетом.

Две тысячи семнадцатый год: с момента операции, Аль-Каида уже почти полностью уничтожена. На фоне последних технологических разработок и вымирания некоторых языков, принимается решение о трех мировых языках. Мировыми деятелями выбираются три основных языка. Английский – за четкость и простоту был признан официальным, деловым языком, а также – языком образования и медицины. Русский – как единственный из языков, где возможность изменять слово практически безгранично, признается языком литературы, культуры, кино и творчества в целом. Китайский – как язык, на котором говорит почти четверть населения планеты, за свою историю и культурную ценность, признается языком экономики и производства.

Две тысячи двадцать первый год: в ходе принятых мер и законов «о языках», маленькие страны, еще не поглощенные под крылом кризиса крупными государствами, начинают объединяться в блоки. Постепенно, остается все меньше и меньше стран, которые являются независимым и единым государством. Словно молекула, одна за другой, страны поглощают друг друга, увеличивая собственные территории.
В это время, Британская военная лаборатория, под руководством свежеиспеченного отца, Джеймса Хантера, начинает разработку человекоподобного андроида, который должен будет обеспечить безопасность государствам от возникновения новой угрозы со стороны Аль-Каиды и прочих малых вооруженных блоков.

Две тысячи двадцать второй год: поглощение государств государствами, наконец, закончилось. В результате всех действий, осталось три единых, мировых державы: Россия, захватившая большую часть Европы и часть Азии, Китай, подчинивший себе почти всю Азию, за исключением пары участков, принадлежащих России и Великобритания, которая смогла объединить в себе Америку, Канаду, Мексику и малую часть Европы. Африка и Австралия, после длительного сопротивления, также разделилась на отдельные сектора, принадлежащие трем державам. Полярные шапки же решили оставить нейтральной территорией и заняться совместным их покорением и изучением.
В это время, останавливается официальный проект по созданию андроида из-за «невостребованности». Однако, уже через несколько месяцев, он возобновляется на вилле у Джеймса в Великобритании. Имея за спиной достаточно много финансов и поддержки со стороны заинтересованных в проекте ученых, была построена подземная лаборатория, в которой и продолжились испытания по созданию андроида. Проект получил название «Скрещенные мечи», а между собой, для быстрой передачи информации, работающие там умы, называли его «X-Blades».
К концу две тысячи двадцать второго года, им все же удалось создать чип, симулирующий человеческое поведение и образ мышления. Успех был настолько крупным, что получившийся кусочек техногенной эволюции смог даже воссоздавать человеческие эмоции, воспринимая их, как свои собственные. За счет нейронной решетки, воссозданной внутри процессора, скорость мышления машины стала практически мгновенной, а способность к запоминанию – чуть ли не безграничной. Модель была названа КТ-19, с шуточным кодовым названием «Кэйт».

Две тысячи двадцать третий год: Джеймсу Хантеру сообщают скверную новость о его пятилетней дочери. Худшие предположения врачей оправдали себя – девочка была рождена с аутизмом, который по-прежнему оставался невозможным для лечения. В сердцах, отставной боец оставляет лабораторию и практически целиком и полностью уходит в семью. КТ-19 остается на стадии разработки.
Видя, что с их начальником дела совсем плохи, и каждый день он словно ходит по лезвию ножа, работающие на Джеймса ученые решают оставить проект КТ-19 в той стадии, до которой им уже удалось добраться и принимаются за создание чипа на его основе. Изловчившись, им удается получить результаты томографии больной девочки. Получив необходимые данные, они решают попробовать создать чип, который сможет симулировать функционал определенных участков мозга. А точнее – делать работу за них, не оказывая влияния на здоровые участки.

Две тысячи двадцать восьмой год: в центре Европы, прямо посреди Балтийского моря, начинается крупномасштабный проект экологически-чистого центра мира. Названный «вторым Вавилоном», город вскоре приобрел англо-русское название «Годград». Строительство самой платформы, площадь которой превышала двести тысяч гектаров, началось уже на следующий день после принятия решения. Однако, уже через несколько месяцев, территория водного города увеличилась в два раза. Используя современные технологии, основу города удалось закончить за полгода, приведя к нему шесть подвесных мостов-подходов для жителей самого Годграда.
В конце две тысячи двадцать восьмого года, последние эксперименты над чипом для дочери Джеймса завершены, и показатели просто балуют экспертов шансом на успех. Девяносто два процента подопытных успешно вылечились от аутизма и смогли продолжить жизнь, как нормальные люди. Единственным побочным эффектом стало трудное покидание наркоза после вживления чипа в мозг, на пару дней заставляя тело не просыпаться, но в целом процедура, по самым даже не смелым оценкам, была абсолютно безопасной.
Пересмотрев данные, впавший в депрессию Джеймс, сидящий уже несколько лет на антидепрессантах, с закрытыми глазами подписывает бумаги о проведении операции.
Как и предполагалось, мозг девочки достаточно долго мирился с мыслью о новом соседстве. Однако, сами сроки слегка пугали хирургов – дочь военного провела в лежачем состоянии почти две недели. За это время чип успел не только синхронизировать себя с новым домом, но еще и с опорно-двигательной системой. Более того, чип словно пустил корни, проведя себя в нервную систему девочки, связав себя с ней.
И это еще не конец. Инородное тело получило доступ к серому веществу носителя, отчего девушка без проблем узнавала всех людей, которых видела раньше и безошибочно называла их имена, а также прочие данные, оставившие след в коре головного мозга. Лишь разведя руками, пациентку вернули обратно разволновавшемуся Джеймсу.
На радостях, что с дочерью, хоть и смутно, но все в порядке – Джеймс Хантер возобновляет работу над Кэйт.

Две тысячи двадцать девятый год: в недалекой галактике обнаружена планета, где, по предположению ученых, может существовать жизнь. Начинается масштабная разработка вооружения. Постепенно начинается переход на лазерные технологии для огнестрельного оружия. Наконец, «огнестрельное» начинает оправдывать свое гордое название.

Две тысячи тридцать первый год: разработка Кэйт, наконец, завершена. Получившийся «андроид в юбке» поражал своей схожестью с человеком.
Внешне, Кэйт можно было дать навскидку от девятнадцати до двадцати двух лет. Белая майка с шикарным вырезом, открывающим пышную грудь, белая короткая юбка с красной окантовкой и белые кеды-кроссовки для скоростного бега. Голову украшали два длинных, светлых хвостика, свисающих до талии.
Блондинка Кэйт обладала всеми качествами, необходимыми человеческой особи. Полученный андроид должен был не просто быть андроидом, а верить в то, что она – человек. Для этого в чип была введена особая программа, которая запускала показ происходящего во внешнем мире. Таким образом, было убито сразу два зайца: с одной стороны, осуществлялся контроль над окружающим миром, а с другой – можно вполне списать на человеческий сон.
Особенностью получившейся машины была также огромная скорость, впервые достигнутая на двуногом андроиде, а не на полно-приводном, колесном. Помимо скорости, у Кэйт в списке способностей находилась регенерация за счет восстановления искусственных тканей кожи. В ее сознание было внесена коллекция боевых движений, отчего ее боевое мастерство приравнивалось к высшим профессионалам. А из-за процессора в ее голове, доработанного на основе существующего в дочери Джеймса, скорость принятия решений и реакции в десятки раз превышала человеческую.
Для полной иллюзии бытия человеком, андроиду внесли в базу ложные воспоминания о ее детстве и дали способность принимать собственные решения, не руководствуясь приказом. Однако, против приказа напрямую она пойти не может.
В качестве оружия, ей было выдано два клинка, которые при ее желании могли трансформироваться в два пистолета-пулемета. Буквально связанные с сознанием киборга, они повелевались любому ее капризу.

Две тысячи тридцать второй год: с каждым годом, число жителей Годграда росло, равно, как и число желающих попасть в него. Наконец, к середине две тысячи тридцать второго года, недовольство оставленных за стенами людей достигло своего апогея. Люди пошли первой крупной войной за историю третьего тысячелетия по шести мостам в сторону города.
На тот момент, получивший не так давно предложение о работе после успешного выздоровления дочери, за городскую безопасность отвечал Джеймс Хантер. И ему, наконец, выпал шанс для полномасштабного испытания Кэйт. Подпустив врагов достаточно близко к городским стенам, он отдал ей свой первый приказ. «Подавить восстание. Любой ценой».
Спустя полчаса, вода в радиусе нескольких километров от береговой линии Годграда, была похожа на бокал старого, красного вина. Повсюду реками лилась кровь, а те, кто начинал любое сопротивление или предпринимал попытку к бегству – тут же останавливались девушкой в юбке и с двумя клинками. Наконец, к концу две тысячи тридцать второго года были подавлены последние попытки повстанцев пробраться на территорию божественного города.

Две тысячи тридцать третий год: путешествуя по интернету, Джеймс случайно наткнулся на несколько сотен видео, снятых жителями города. На ней, девушка расправляется с одним мятежником за другим. Почитав часть комментариев, и решив, что другого выхода нет – он отсылает запрос о пресс-конференции с Кэйт – девушке, отважно спасшей новый город и тут же исчезнувшей без следа.
Ответ не заставил себя долго ждать и уже через несколько дней, на глазах у миллионов жителей планеты, в прямом эфире прошло награждение девушки за особые заслуги перед новым городом. Глупый, компьютерный мозг девушки тут же принимает собственное решение и соглашается с предложением администрации города о помощи в системе охраны. Сначала позлившись, но потом, поняв, какой подарок ему только что сделал город, Джеймс с радостью принимает Кэйт в свою команду. Теперь, любые испытания могли проводиться на официальном полигоне, что намного облегчало дальнейшие разработки Кэйт.
В это время, Мишель Хантер, дочь Джеймса, подвергнувшаяся имплантации чипа, постепенно открывает свои собственные способности. После операции и слияния инородного тела с ее собственным, в девочке проснулась страстная любовь к запоминанию всего, что попадалось на глаза.
В первые же дни после операции, ей удалось выпустить небольшой разряд электрического тока из пальца и отключить, таким образом, электронный замок на входной двери в комнату. Слегка обдумав все, она раз за разом включала и выключала различные электронные приборы, попадавшиеся под руку. В дополнение к этому, пока у девушки осуществлялся физический контакт с объектом – он выполнял необходимые ей команды.
В конце концов, Мишель решила попробовать пройти в отцовский кабинет, на котором также был электронный замок. Отец уже давно никого не пускал туда, иногда отшучиваясь, что даже в случае атомной войны – спрячется там один. А иногда и вовсе часами запирался, никого не впуская.
Собственно, электронный замок, раньше казавшийся непреодолимым препятствием стал теперь легким участком пути для Мишель. Едва она вошла внутрь и закрыла за собой дверь, ее взору представилась огромная библиотека с чертежами отца. Сотни различных моделей совершенно разного вооружения, для разных целей и с разным функционалом. Все схемы, все зарисовки, все описания. Здесь было все, что успел придумать отставной боец за свою веселую жизнь в армии.
Украдкой, день за днем Мишель бегала в его кабинет, как только отец заступал на пост. Однажды, Джеймс оставил на своем столе недоделанную модель новой винтовки. Получив срочный звонок, ему пришлось спешно покинуть свой кабинет и направится на работу.
Едва пробравшись в кабинет, девушка обратила на нее внимание. Скелет был похож на, просмотренный на днях план из категории «совершенно секретно». Решив попробовать собрать винтовку, Мишель неожиданно почувствовала, как через все тело к рукам прошел электрический ток. Словно завороженная, она собрала винтовку на полном автомате и буквально за пару десятков секунд.
С каждым днем, девушка все больше и больше понимала о собственных способностях и об окружающем ее мире электроники. Видимо, именно это сделало сильный отблеск на ее восприятии. Из образцовой девочки за пару лет она превратилась в редкостного лентяя. Лентяя, с безграничными возможностями к запоминанию, обрабатыванию и воспроизведению любой информации.

С годами, мастерство Мишель росло. Равно как и Кэйт, она постоянно развивалась, узнавая что-либо новое. Окружающий мир так же не стоял на месте и менялся, изо дня в день.
Ад также подвергся развитию. После восстания, в нем произошел небольшой переполох – слишком много сильных душ попало на арену. Однако это не помешало быстро устранить большую часть из них.
Вплоть до две тысячи сорокового года, развитие вооружения шло своим ходом в человеческом мире. Люди совершенствуется, хоть и сами редко замечают это. Каждый день они создают что-то новое, придумывают что-то необычное и неожиданное, даже для самих себя. У человечества нет предела в его развитии, ведь главный принцип современного общества – улучшать то, что уже имеется. А пока есть возможность улучшать – будет возможность и создавать что-то новое.
Словно две сестры, рожденные от одного отца, хоть и по-разному – Мишель и Кэйт были важной частью жизни Джеймса. И потеря одной из них – даже не обсуждалась. Но, в отличие от компьютерной Кэйт – Мишель настоящий человек и она растет, хочет того отец или нет. На двор наступил холодный, две тысячи сороковой год. Двадцать второй день рождения Мишель, в честь которого она вернулась домой и решила просто отдохнуть в своей старой, детской комнате. Включив музыку на полную и развалившись на скрипящей, что было редкостью по тем меркам, кровати – она запустила легкий импульс, который пролетел по воздуху и захлопнул дверь в ее комнату.

Глава 2. «Белокрылый»

Зевнув и щелкнув кнопкой на пульте, выключив очередной прогноз погоды в аду, мужчина лет сорока на вид почесал щетину и потянулся. Глянув на время, и тяжело вздохнув, он поднялся с нагретого места, задев журнальный столик краем словно живого, черного плаща. Чуть слышно выругавшись, мужчина, пытаясь перебороть агонию внутри себя, поднял упавшую на пол кружку и направился в сторону выхода, по дороге поправляя прямо стоящий воротник белой, глянцевой рубашки. Из-под черной мантии, конец которой двигался, словно черное пламя, был виден только воротник и часть длинных, черных брюк, расклешенных ближе к низу и слегка скрывая блестящие, лакированные ботинки.
Едва дойдя до двери, он кинул последний взгляд на свою обитель из-под, словно впившихся в виски, оранжевых солнцезащитных очков и, поправив длинные, темные, слегка вьющиеся волосы – вышел на улицу. Вдохнув полную грудь холодного, леденящего душу ночного, адского воздуха, мужчина осмотрел улицы имперского района. Бойцы элиты, хоть и не особо ассоциировались для него с некими, ленивыми созданиями, но все же достаточно крепко спали.
Цокнув языком, он перевел взгляд на мерцающую перчатку. Едва открыв полученное сообщение, он недовольно хмыкнул, увидев фразу «ты где?». Захлопнув крышку и похрустев немного шеей, мужчина скрестил перед собой руки.
— Собираетесь куда-то? – прозвучал холодный, женский голос за спиной у человека.
— Да, — коротко ответил он. – Видимо, надолго. Ты сделала то, что я просил?
— Они прочищены, дважды перепроверены и отправлены прямо к вам в перчатку, — заметив, что человек повернулся к ней через плечо, поспешила поклониться девушка. На ней был одет черный фрак, а грудь сильно лезла из-под рубашки. – Будут ли у моего господина еще пожелания?
— Господина? – усмехнулся человек, повернувшись обратно в сторону домов. На протяжении всего разговора он так и не опустил руки. – Странно слышать от тебя. Но, пожалуй, да, будет одно поручение.
— Поддержать хотела просто, — виновато улыбнувшись, девушка выпрямилась и подошла ближе, опустив руку человеку на плечо. – Говори, что хочешь, чтобы я сделала. Сам же знаешь, что угодно спрашивай.
— Возьми отпуск на недельки две, — нахмурившись, он попытался сдержать легкую нервозность. – По всей видимости, Люся что-то задумал. И это надолго.
— Хорошо, — напряженно взглянув на собеседника, девушка вновь улыбнулась, подавив короткий смешок. – Я зайду через пару дней. Кто-то же должен поливать твои драгоценные фикусы.
Поведя глазами, человек недовольно фыркнул и мотнул головой в сторону. Это означало, что сейчас девушке лучше отойти.
Дождавшись, пока расстояние до драгоценного дворецкого будет достаточным, человек закрыл глаза. Резко щелкнув на обеих руках безымянным и средним пальцами, он развел руки в стороны. Появившиеся, двойные искры, пробежались по его телу, создавая контур пламенной клетки. Наконец, когда формирование завершилось – по всему контору пробежало яркое пламя, осветившее на мгновение большую часть района. Едва пламя полностью охватило весь контур – человек исчез бесследно, оставив за собой лишь черную, прожженную точку.

— Люсь, у тебя должна быть веская причина, чтобы вытащить меня сюда в такое время, – отряхивая плащ от пепла, заворчал мужчина, едва появившись из столпа пламени посреди зала Люцифера.
— Нашел на кого жаловаться, – через зевок, послышался голос владыки ада из-за спины мужчины. – Пернатый, я и так смирился с твоим новым образом. Что ты еще от меня хочешь? Наглеешь с годами, Дим.
— А на кого еще жаловаться то? – хмыкнул Дмитрий, закончивший приводить себя в порядок. Однако, как только он обернулся – довольная ухмылка сменилась легким недовольством. За столом, вместе с Люцифером, периодически подергивая белоснежным оперением, восседало существо, весьма холодно воспринимаемое местным социумом. – А оно что тут забыло?
Не дожидаясь ответа на поставленный вопрос, Дмитрий исчез в столпе пламени, появившись около стола, и наставил руку на гостя. Мгновением позже, посреди ладони, словно импульс – мелькнула молния, приняв облик искрящегося, длинного пистолета. Едва формирование завершилось, в руке Дмитрия, метя дулом в висок архангела, появился длинный, серебристый пистолет, на поверхности которого гравюрой было высечено «во имя павших». Само же дуло было длиной около шестидесяти-семидесяти сантиметров, а к низу был прикреплен лазерный прицел, по всей видимости, как-то связанный с очками Дмитрия, по которым после появления оружия побежали белые, едва заметные цифры и фигуры.
— Опусти, пернатый, он на нашей стороне, – словно не обращая внимания на выходку своего подопечного, протянул Люцифер. – Это Рафаэль, мой старинный друг из административного корпуса рая. Он единственный, кто рискует сюда спускаться с небес.
Довольно улыбнувшись, крылатый гость повернулся в сторону бойца, протягивая руку. Рафаэль был похож на некое странное, всегда улыбающееся существо. Только вблизи стала заметная легкая, металлическая огранка на его оперении. По всей видимости, при необходимости он был способен превращать собственные крылья в оружие.
Из одежды на нем была легкая, розовая рубашка с темным рисунком, протертые, светлые джинсы и белоснежные кеды. Завершали образ короткие, сероватые волосы, аккуратно стоящие, словно иголки на спине у ежа.
— Ну что ж, Рафаэль,… — неловко покосившись на оружие и попытавшись быстро избавить себя от его бренного присутствия, начал Дмитрий, пожав протянутую ладонь. – Не совсем понимаю цель вашего визита. Если уж хотели просто познакомиться со мной, то могли бы и самостоятельно добраться до моей обители. Тут недалеко лететь, вроде.
— Прости, дело и правда, срочное, мой дорогой, огнедышащий друг, – не убирая с лица улыбки, проговорил архангел. – Видите ли,… — закинув ногу на ногу и соединив кончики пальцев на освободившихся от рукопожатия конечностях, продолжил он. – Наш многоуважаемый демон уже давно ищет способ выбраться из своей тюрьмы, в которую его заточил Мансорд Ксонд. Совсем недавно, удалось добраться до одной информации, благодаря исследованиям Дескариона Ксонда. Выяснилось, что созданные первыми тремя богами миры связаны между собой системой тотемов. Артефактов, амулетов – называйте, как хотите. Собственно, вооружившись таковым предметом – можно свободно перемещаться между мирами, а, следовательно – попасть в рай.
Словно переваривая собственную информацию, Рафаэль на мгновение замолчал. Слегка закатив глаза, словно сверяет сказанное с заготовленной речью, он сам себе кивнул и продолжил.
— В каждом мире есть два тотема. Учитывая, что миров всего три – можно предположить, что тотемов шесть, по два на каждую из рас. Тотем для расы располагается в другом мире, а, следовательно, является недостижимым для простых существ, – покосившись на стоящего рядом Дмитрия, Рафаэль перевел взгляд на Люцифера. По всей видимости, он, наконец, вспомнил о гостеприимстве, и с силой топнул об пол ногой. Практически мгновенно, за спиной у Дмитрия из корней и веток выросло кресло. Благородно упав в него и кивнув владыке ада в знак признательности, он перевел взгляд обратно на Рафаэля. Словно ожидая этого, архангел продолжил. – Но это еще не все. Мы, как архангелы, способны перемещаться между мирами и следить за ситуацией в том или ином мире. Но на большее, к сожалению, мы не способны. Взять что-либо из мира вне наших возможностей. Для этого мне и нужны вы, Феникс.
Сделав легкую паузу и выжидая, пока Дмитрий переварит полученную информацию, Рафаэль тяжело вздохнул. Хоть часть информации и была нераскрыта, он и так сказал ему слишком много. И если Дмитрий откажется – то это будет полное фиаско.
— И как ты собираешься переместить меня в другие миры, в таком случае? – наконец, получил долгожданный вопрос архангел. – Я же не могу свободно перемещаться, как ты, – на мгновение, Дмитрий вновь замолчал, переведя взгляд на Люцифера. – Люсь, сам же понимаешь, я комментатор арены. Мне нельзя просто так уходить, а уж тем более в мир живых, а еще хуже – в чужой мир. Сам же говорил о контроле. Подставляешь меня тут.
— Феликс уже предупрежден. Он с удовольствием подменит тебя, пока ты будешь на задании, – усмехнулся Люцифер, едва дослушав жалобы Дмитрия. – Так что, пернатый, все схвачено. Согласен помочь мне выбраться из этой дыры?
— В принципе, не могу сказать, что не хотел бы сам свалить отсюда на какое-то время, – хмыкнул Дмитрий, обдумывая варианты действий на свободе. – Ты, как там тебя. Белокрылый. Как собираешься вытаскивать меня отсюда?
— Все весьма и весьма просто, – не убирая загадочной улыбки с лица, от которой Дмитрий уже постепенно переходил в более и более напряженное состояние, хмыкнул Рафаэль. – Введем тебя в состоянии комы, где твое сознание будет незащищенным. Я объединю свою душу с твоей, и таким образом вытащу нас обоих в другой мир. Довольно-таки просто, не правда ли?
Слегка смутившись, Дмитрий прошелся кончиками пальцев по щетине и поднялся с кресла, оставив за собой легкий, прожженный след. Кинув взгляд на Люцифера, он засунул руки под плащ, в карманы, и направился в сторону выхода из зала.
— Так что, ты согласен на мое небольшое предложение? – слегка смутившись, окликнул его Рафаэль.
— Да-да, пошли, – не поворачиваясь, махнул рукой Дмитрий. – Я не хочу посещать другие миры, при этом не подготовившись. Люсь, ты это, прости, но мне придется опять спуститься туда. Слишком хороший источник новых душ.
— Делай, что хочешь. Достал уже. От тебя и так температура в аду снизилась до своего рекордного минимума, – недовольно хмыкнул Люцифер ему в ответ. – Возьми Рафаэля с собой. Пускай ведет статистику и скажет потом, сколько ты успел поглотить за то время, что находишься там. А то мне так совсем неоткуда будет энергию для ада брать, придется бойцов подбивать на переход.
На мгновение, Дмитрий остановился. По всей видимости, там, куда он собирался – было слишком опасно для обычного архангела вроде Рафаэля.
— Хорошо, пускай идет. Познакомлю заодно с одним своим другом, которого успел встретить во время первого своего визита на Кайнакен. – закончив, Дмитрий отворил дверь и направился в сторону выхода из башни.
Продвигаясь по коридору, он на мгновение остановился около своего огромного портрета. На нем еще до сих пор находилось изображение его, молодого, еще в белом пиджаке, но уже с нанесенной на лоб татуировкой биологической опасности. Вместо стандартной зелено-красной, она была оранжевого цвета с бордовой окаемкой. Поправив свои длинные волосы, и на мгновение, открыв перчатку, Дмитрий резко обернулся в сторону. По коридору навстречу к нему продвигался Рафаэль, по всей видимости, закончивший последние обсуждения с Люцифером.
— Значит, добро на посещение Кайнакена тебе все же дали? – усмехнулся Дмитрий, когда архангел подошел достаточно близко.
— Да. Я не знал, что в аду есть еще что-то помимо верхних районов, – слегка заинтригованно, все еще не спуская с лица довольной улыбки, проговорил архангел. – Скажи, Феникс. Люцифер говорил что-то про «поглощение душ», верно?
На мгновение оскалившись, Дмитрий помотал головой и направился в сторону двери, оставив вопрос открытым. Кивнув на выходе Камикадзе, по-прежнему грозно охраняющему проход в палаты владыки ада, Дмитрий быстрым шагом направился за башню. За ней располагался шикарный, внутренний двор, выполненный в стиле восточных садов. По всей видимости, к его постройке приложил свою лапу Андрей.
Перейдя через мостик и дойдя до пруда с рыбками, Дмитрий резко схватил одну из них и кинул на землю. Словно ожидая этого, рыбка немного побилась о траву, а потом расплылась по земле, словно жидкость. На мгновение, началась небольшая тряска, а мигом позже, прямо посреди двора, из земли выехали огромные ворота, вместо прохода в центре которых располагалось огромное зеркало.
Подойдя ближе и стукнув несколько раз по нему, Дмитрий вынудил изображение на зеркале раздвинуться в стороны, открывая темный коридор, в конце которого виднелся яркий, оранжевый цвет.
Кинув взгляд на архангела и, дождавшись молчаливого кивка, он шагнул внутрь, растворившись в изображении и практически мгновенно появившись по ту сторону зеркала. Отряхнувшись, он махнул рукой архангелу и направился в сторону оранжевого света.
Набрав полную грудь воздуха, и оглядевшись по сторонам, архангел шагнул следом за ним. Едва он исчез в зеркале, ворота ушли обратно под землю, не оставив и следа от своего присутствия. Сам же пруд на мгновение засветился, а в его центре материализовалась рыба, которую выкинул на землю Дмитрий. Слегка выждав, она продолжила свое размеренное существование.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *