Семь кругов Арены 2: в погоне за Апокалипсисом. Часть вторая.

Глава 35. Последний из тамплиеров

Глянув на, лежащего на земле, Дмитрия, Тамплиер недовольно хмыкнул и медленно прошагал мимо в сторону пленных архангелов. Ведя хвостом по земле, он махнул клинком в сторону и приставил его к горлу Рафаэля.
— Ты ведь не можешь меня тронуть, да, чернокрылый? – повернувшись в сторону Габриэля, мрачно спросил Тамплиер.
— Откуда,… — удивившись, начал, было, Габриэль, но его прервал глухой смешок Тамплиера.
— Габриэль, Габриэль, — чуть склонив голову и помотав ей из стороны в сторону, радостно продолжил Тамплиер. – Практически каждый из заключенных тринадцатого отряда знает о твоем обещании Рафейне. Глупости архангелов – одна из самых популярных тем для обсуждения у нас. А, ну да, откуда ж тебе то знать. Ты всю свою загробную жизнь провел в виде собачки при сменяющихся апокалипсисах.
Вновь рассмеявшись, Тамплиер вновь повернулся к Рафаэлю и подвинул лезвие клинка настолько близко, что архангелу пришлось придвинуть голову вплотную к дереву.
— Феникс, у тебя есть выбор, — не оборачиваясь, продолжил Тамплиер. – Либо ты примешь бой, либо я убью твоих белокрылых друзей. Сначала одного. Медленно сниму с него кожу, проберусь сквозь мягкие ткани. Доставлю ему и себе массу удовольствия. Потом второго. Я даже не буду запускать цепи. Они ни к чему. Я с большим удовольствием предоставлю все холодной стали сделать за меня. Только представь,…
Но он не договорил. Мысль была прервана пулей, звонко попавшей прямо в его шлем. Оставив лишь вмятину на нем, смявшись от столкновения, пуля упала на землю, около пятки. Какое-то время она еще была красной, но вскоре погасла, словно не дождавшись сигнала со стороны хозяина.
Медленно повернувшись, Тамплиер радостно усмехнулся и вновь замахнулся клинком в сторону. Направив на него пистолет, Дмитрий хладнокровно пытался встретиться с ним взглядом. Слегка поколебавшись и все же опустив оружие, он лишь недовольно хмыкнул и отошел от Габриэля, дабы тот не попал под предполагаемый удар.
— Мудрый выбор, — похвалил оппонента Тамплиер и, оттолкнувшись хвостом от земли, взмыл в воздух.
Запустив механизм клинка, он замахнулся для удара. Лезвие зашумело и заскрипело, клинок давно уже не запускался для боя.
Удар. Скрежет. Маленькие лезвия на цепи клинка с силой терлись о выставленные для блокировки пистолеты Дмитрия. Убрав клинок, Тамплиер отскочил назад и, проехавшись немного по земле, выпрямился.
— Не ожидал, — вновь усмехнулся он. – Твои пистолеты сделаны не из простого металла, верно? Кто их создал для тебя?
— Тебя это уж точно не должно касаться, — соединив пистолеты, направив оба дулом на Тамплиера, недовольно заворчал Дмитрий. На экране очков вновь забегали цифры, сообщающие о малых шансах пробивания доспехов. – Клинок, полагаю, оттуда же взят?
— Пернатый, как слышно? – вместо ответа со стороны Тамплиера, зазвучал голос Федора в голове. – Там Люциферу бы твоя помощь пригодилась. Хватит развлекаться уже.
— Ты как всегда вовремя, — слегка смутив Тамплиера, ответил ему Дмитрий. Усмехнувшись, он, вместе с Габриэлем, отскочил в сторону. В землю влетела очередная световая птица, созданная Тамплиером.
— Что у тебя там творится? – удивленно воскликнул Федор, когда Дмитрий прокатился по земле и встал на одно колено, выпуская практически очередями пули во врага. – Мне на мониторе только тебя и крылатого видно.
— Тут боец из ада один пристал, — убрав один из пистолетов и теперь щелкая искрами освободившейся рукой в сторону защищенного с ног до головы врага, усмехнулся Дмитрий. – Чую, он не один такой, кто меня сегодня порадует.
— Секунду, попробую отдалить, — жуя что-то, заворчал Федор и многозначительно хмыкнул. – Тамплиер, да? Он, вроде, был в аду тогда же, когда и ты.
— Да, спасибо, я догадался уже, — разминувшись с Габриэлем, который теперь парил в воздухе, Дмитрий отскочил от очередной атаки Тамплиера.
Продолжить разговор ему не дали. Теперь Тамплиер вновь атаковал клинком, перейдя окончательно в наступление, а Федор переключился на другой экран, продолжая многозначительно думать вслух.

— Твою ж за ногу! Череп, где подкрепление? Нас тут покромсают такими темпами, — гневно зазвучало в динамике шлема лидера тринадцатого отряда. – Вы там что, загораете что ли?
— Как ситуация? – включив микрофон, Череп оторвал взгляд от улетающего бога, и подбежал к краю стены. Поддерживая теперь вместе с опомнившимися на стене бойцами свой отряд, он недовольно хмыкнул. – Сергей?
— Как ситуация? Знаешь, что, огонек? Я если выживу – сделаю из твоих кишок гирлянду. И поздравлю всех заключенных с новым годом. Будем хоровод водить, и петь песенку о том, как у нас ситуация, — практически проорал Сергей в ответ. Слегка успокоившись, и сделав несколько выстрелов, он продолжил. – Шестеро ранено, двое погибло. Требуется подкрепление.
— Ты бы ему еще письменный доклад оформлять начал! – подключился к разговору третий, женский голос. – Твою мать, Череп, поднимай второй, третий и четвертый взводы. Мы передохнем тут к чертям все. Часть наших бойцов спряталась в лесу. Оттуда ведут огонь. Мы пытаемся удерживать гомункулов, но их слишком много!
— Много? Да их чертова куча тут, — радостно воскликнул третий голос, тоже женский. Он звучал звонко, перебиваясь лишь очередью из пулеметной стрельбы. – Радуйтесь! Наш день сегодня! Всем выжившим пиво в лазарете, я угощаю!
— Принял, — отключившись от канала, коротко ответил Череп и переключился на другой канал. – Сентенза, Тибериум, Тэрри, как слышно?
— Тэрри на связи, — прозвучал в ответ ленивый, женский голос. Зевнув, девушка продолжила. – Чем могу?
— Выводи свой отряд, нам тут помощь нужна. Сентензу и Тибериума тоже буди, — тут же заворчал Череп, удивленно посмотрев в сторону. Молодая, миловидная девушка расставляла турели по периметру стены, создавая их практически из воздуха. Отвлекшись, наконец, от нее, Череп продолжил стрельбу. – Живо!
— Что, Грейс кусается больнее, чем я думала? – скомандовав отряду выдвигаться, радостно усмехнулась Тэрри. – Нашли хоть сбежавших заключенных? Вроде Сентенза со своим отрядом выдвинулся на поиски семнадцатого, его местоположение было зафиксировано на Арарате несколько минут назад.
— Тут проблема более серьезная появилась, чем Грейс со своей шайкой, — подслушивая разговор, не удержался и встрял в разговор Люцифер, пытаясь докричаться до микрофона Черепа. – У нас тут огромная пачка гомункулов и большая, неповоротливая хрень на горизонте. А Дескарион улетел спасать рай от непонятной чертовщины в небе.
— Ой, знакомый голос, — словно забыв обо всем, что сказал Люцифер, радостно воскликнула Тэрри. – Люцифер? Здесь? В раю?
— Если вы не обеспечите нам подкрепление, то его скоро здесь не будет, — хорошо прицелившись и выпустив очередную ракету, недовольно заворчал Люцифер. – Слишком уж тут шумно. Да и дел много в аду еще.
— Поняла, скоро будем! – тут же поторопилась пообещать Тэрри, подгоняя попутно бойцов своего взвода. – Конец связи.
Закончив разговор, Череп уже хотел было подключиться отдельно к Тибериуму и Сентензе, но желание тут же пропало. С обеих сторон, словно черные тучи, выбежали бойцы, стреляя издалека по гомункулам и стараясь особо не задерживаться в своем продвижении в эпицентр. Второй и третий взвод прибыл. Дело только за Тэрри. Да и Бриз уже приближался к городу, так что их помощь была бы очень кстати в сложившейся ситуации.

— Почему ты не дерешься в полную силу? – опустив клинок, недовольно спросил Тамплиер, прервав на мгновение поединок. – Ты не считаешь меня достойным противником?
— Мне просто не до тебя сейчас, — озадаченно покосившись в сторону осады, виновато ответил Дмитрий, не спуская при этом оппонента с прицела. – Когда все закончилось бы, вполне могли бы схлестнуть клинки в поединке. А так – пустая трата бесценного времени.
— Ты сидел на краю утеса и мирно курил сигарету. А теперь – говоришь о трате времени? – смахнув капельки крови Дмитрия, хмыкнул Тамплиер. – Тебе ведь все равно, какая из сторон победит, верно? Ты пришел сюда не воевать, ты пришел, чтобы увидеть ее. Девушку из отряда альфа. Кошку, правильно?
— Замолкни, — неожиданно для себя нажав на курок, Дмитрий выстрелил. Пуля прошла прямо в прорезь для глаз в шлеме Тамплиера. Изнутри вылетело несколько капель крови, а сам Тамплиер подкосился и упал на колени, упершись клинком в землю.
Громко кашляя, он еще какое-то время боролся с болью и, наконец, выпрямился. Медленно подняв ногу, он, прихрамывая, направился в сторону Дмитрия. Теперь он молчал. Боль от выстрела пронзила все тело, практически лишая его возможности двигаться. До смерти могли оставаться считанные секунды, и теперь каждая была на счету.
Отбросив щит, он взялся двумя руками за клинок. Пытаясь хоть как-то помогать себе, Тамплиер то и дело отталкивался от земли хвостом, но тщетно. Наконец, вот он, Дмитрий близко. Клинок занесся над головой. Сейчас он сделает это. Он ударит, в свой последний раз.
Клинок выпал из рук. Сквозь его грудь прошла точная копия его собственного клинка, обдав Дмитрия брызгами крови.
Вновь подкосившись, Тамплиер попытался рукой ухватиться за плащ Дмитрия, но вновь взвыл от боли. Человек с таким же клинком, как у него, нанес очередной удар, после чего с легкостью отбил металлической перчаткой пулю Дмитрия. Радостно оскалившись, он ударил Тамплиера ногой в спину, от чего тот завалился на землю, и испарил клинок, словно его и не было.
— А ты все тот же, — засунув руки в карманы и гордо забравшись на спину поверженному бойцу, радостно усмехнулся Хамелеон. – Только вот гардероб обновил. Похвально.
— Ты кто вообще? – опустив оружие, недоверчиво спросил Дмитрий. – Много вас еще таких, кто на меня напасть захочет сегодня?
— А, черти его знают, — пожав плечами, Хамелеон резво обернулся в сторону сражения и задорно оскалился. – Скоро тут будет очень весело. Грейс запустил то, что не в силах сам контролировать. Выпустил тех, кто не служит ему. Идиот.
— Ты не ответил на поставленный вопрос, — подойдя к Хамелеону, толкнул его пистолетом в локоть Дмитрий. Посмотрев в сторону города, он нашел взглядом Габриэля, приземлившегося и смотрящего теперь тоже вдаль. Как и его, чернокрылого привлекло появление огромного, серого существа, медленно продвигающегося в сторону города. – Это что еще такое?
— Это? Бриз. Веселый паренек, много анекдотов знает, — спрыгнув с Тамплиера, и все так же, не вынимая рук из карманов, Хамелеон встал между городом и Дмитрием, радостно глядя ему в глаза через очки. – Этот микроб в доспехах много проблем доставил?
— Не особо, — оторвавшись от вида города, Дмитрий переметнул взгляд на Хамелеона. – Ты так и не представился.
— Я Хамелеон, мне довелось биться против твоего друга Палача на арене, — отвесив театральный поклон, он выпрямился и взмахнул рукой в сторону. Из металла, в его руке быстро собралось нечто на подобии металлического, длинного хлыста. – Много боев твоих видел по адскому телевидению, но так и не довелось выступить против тебя лично. По-моему, самое время устранить это маленькое недоразумение, что скажешь?
Не успев ответить, Дмитрий лишь успел отскочить в сторону. С громким свистом, хлыст снес несколько деревьев позади того места, где он только что стоял. Зазвучал громкий треск, Габриэль вновь взмыл в воздух и озадаченно следил за начинающимся боем. Дмитрий хоть и не был на стороне рая, он все равно был против Грейса. В любом случае, сам Грейс был против него. А напасть на того, кто начал поединок против врага апокалипсиса – для архангела было бы непростительно, ведь он нарушил бы данное им слово.
Очередной взмах хлыста. Вновь громкий свист. Чуть не попав под удар, Габриэль переметнулся со своего места на другое, немного подальше, но так, чтобы все равно видеть бой. Дмитрий далеко не так прост, и чернокрылый прекрасно понимал это. Слишком уж много бойцов за сегодня захотело бросить ему личный вызов. Да и от Грейса за время службы он наслушался предостаточно.

Глава 36. Когда нет выбора

— Сентенза на связи, как слышно? – через шум выстрелов зазвучал в динамике суровый бас.
— Вижу ваш отряд, — продолжая огонь по нескончаемому потоку серых, безликих гомункулов, коротко ответил Череп. – Объект захвачен?
— Никак нет, — виновато ответил Сентенза, чуть слышно выругавшись из-за налетевшего на него гомункула. За благородным матом последовала череда выстрелов и лязг клинков, после чего бас продолжил. – Маячок на семнадцатом вышел из строя. Видимо, кто-то выполнил за нас грязную работу.
— Семнадцатый устранен? Хороший знак, однако, — вмешался радостный голос, который, по всей видимости, Тибериуму. В отличие от Сентензы, его голос был молод и жизнерадостен. – Мы двигались за шестым. К сожалению, Тэрри наорала на меня, и пришлось все силы перенести сюда. Видимо, шестой двигался за семнадцатым, ибо оба маячка были замечены на Арарате.
— О, ребят, я двадцать второго вижу! – перебил отчет Тибериума Сентенза, заметив на горизонте Бриза, приближающегося к городу. – Или мне кажется?
— Тебе кажется, — проснулся зевающий голос Тэрри. – Огонек, там Тибериум свою попку притащил на поле боя? А то он долго сопротивлялся.
— За мою попку не беспокойся, она тут уже приключений уйму нашла, — вместе с плавным звуком раскрывающегося шлема, вновь проснулся голос Тибериума. Послышался щелчок зажигалки и тяжелое дыхание. – А вот твою где носит я не знаю. Даже отряд Сентензы видно уже.
— Большую часть отправила, они уже продвигаются к вам, — слегка смутившись, попыталась тут же оправдаться Тэрри. – Мы сейчас к ангару двигаем. Хотим Элиз в воздух поднять.
— Рехнулась? – чуть не подавившись сигаретой, воскликнул Тибериум. – Элизы еще находятся в испытательном режиме! Даже Череп о них еще не знает!
На канале наступила тишина. Тибериум сглотнул. Он понимал, что только что раскрыл какой-то особо важный секрет, который они так долго и упорно скрывали от своего новоиспеченного начальника.
— Люцифер, ты не в курсе, о каких Элизах идет речь? – умышленно не выключая микрофон, спросил Череп, повернувшись к владыке ада.
— А черт их знает, — по обыкновению, иронично пожав плечами, радостно сообщил Люцифер. – В мою бытность, тринадцатый отряд пользовался особыми машинами, Катринами. Тогда они выглядели нелепо, едва перемещались, да и помощи от них мало было. Единственный их крупный плюс был в том, что они обеспечивали защиту бойцам. А вот об Элизах – слышу первый раз. Видимо, что-то новое появилось в райском арсенале.
— Благодарю, — кивнув, Череп нашел глазами Еву. Та сосредоточенно отстреливала гомункулов из снайперской винтовки, периодически оглядываясь в сторону улетающего Дескариона. Решив не отвлекать ее, он повернулся обратно к Люциферу. – Как у Феникса успехи на посту комментатора?
— Ха, нашел, что спросить во время осады, — чуть не промахнувшись из-за внезапного вопроса собеседника, усмехнулся Люцифер. – Да замечательно справляется. У нас вообще много интересного произошло за последние двадцать лет, что тебя не было. Вот буквально лет пятнадцать назад ко мне американец один пришел, на собеседование. Он умер еще около тридцати лет назад и долго ругался, что ему не всралось никак сражаться на арене. Мол, он атеист и даже если бог ему лично скажет, что он существует, верить в него он не собирается. Долго ругались, потом он все же согласился продолжить бои на арене. Так пятнадцать лет назад пришел ко мне, весь недовольный. Сказал, мол, ему уже надоело, что его пытаются в рай отправить. В аду ему, якобы, больше нравится, но в меня он тоже верить не собирается, как бы я не старался доказать ему свое существование.
— Можно подумать, что он первый такой, — чуть слышно усмехнулся Череп, от чего Люцифер невольно цокнул языком. Сделав очередную серию выстрелов, он опустил винтовку и направился в сторону Евы. – Ева, на секунду?
— Говори так, — сделав несколько выстрелов, коротко ответила ему Ева.
— Сможешь связаться с Дескарионом? – решив не заставлять Еву ждать, резко выпалил Череп. – Мне нужно узнать о природе той штуки в небе, что создал Грейс. Я такого раньше не видел.
— Он отключил канал, — слегка сникнув, кротко ответила Ева. Тут же встрепенувшись, она сделала еще несколько выстрелов, вернув себя в обыденное состояние. – А штука,… это особая магия. Магия артефакта. Дескарион долго изучал их природу и делился время от времени интересными заметками своими по этому поводу. Надеюсь, он знает, что делает.
Кивнув, Череп вновь оглядел поле боя. Кто мог, вел огнестрельный огонь. У кого подобной возможности не было, разминался перед предстоящим боем. Без приказа со стороны Евы бойцы не пошли бы в наступление. В противном случае, куда лучшей перспективой было бы умереть, чем вернуться обратно к Еве.
Вновь усмехнувшись, Череп продолжил огонь по гомункулам. Отряды Сентензы и Тибериума уже подошли, и теперь прикрывать стену было куда проще, чем раньше. Все меньше и меньше гомункулов пробивалось дальше армии Грейса. Меньше гневных сообщений приходило о смерти того или иного бойца. Будущее казалось безоблачным. Единственная проблема, до сих пор висящая в воздухе – это магия, выпущенная Грейсом. Вся надежда в этом плане сейчас была возложена на Дескариона.

— Ну же, давай, хватит бегать, — радостно замахиваясь хлыстом, сбивая деревья и превращая лес в опушку, воскликнул Хамелеон. – Все равно вечность бегать не сможешь от меня!
— Мне и не нужно, — перепрыгнув через хлыст, Дмитрий щелкнул пальцами. Вырвавшаяся искра пробежала по земле и взмыла в воздух, метя в голову оппоненту.
Ехидно усмехнувшись, Хамелеон поймал искру кончиками пальцев, резко развернулся на месте и запустил ее обратно в Дмитрия. Едва успев отскочить от взрыва, Дмитрий проехался по земле и остановился, как вкопанный, озадаченно глядя на своего противника.
— А что ты так смотришь то? – подтянув хлыст для очередного замаха, вновь усмехнулся Хамелеон. – Ожидал, что я так просто возьму и умру от твоей искры?
Оскалившись, Хамелеон сделал очередной замах. Хлыст, с треском, сбил несколько веток и обвился вокруг металлической перчатки на руке Дмитрия.
На минуту нахмурившись, Хамелеон вдруг вновь улыбнулся и с силой ударил свободной ладонью о собственный хлыст. По всей его поверхности, в сторону Дмитрия, побежал разряд тока.
Попытавшись вырваться, Дмитрий недовольно посмотрел в сторону Хамелеона. Вопреки его ожиданиям, молния не нанесла ему ровно никакого вреда. Напротив, едва она добралась до него, хлыст отпустил его руку и растворился в воздухе.
— И что это было? – достав клинок вместо второго пистолета и готовясь к возможному осложнению ситуации, ехидно спросил Дмитрий. – Не совсем то, что ожидал?
— Напротив, — оскалившись, Хамелеон взвыл и раскинул руки в стороны. Воздух вокруг сгустился, поднимая вверх мелкие камушки и придавливая собой траву. Тело Хамелеона, вместе с одеждой, стали меняться на глазах. Мигом позже, на Дмитрия смотрела его собственная копия, с таким же клинком и пистолетом в руках.
Размявшись, Хамелеон выпустил огненные крылья и, замахнувшись клинком, полетел на Дмитрия, едва успевшего заблокировать удар своего же клинка. Противник стал более быстрым, чем раньше. По всей видимости, Хамелеон довел свои способности к копированию противника до максимума. Огненные крылья, оружие, внешний вид.
— Озадачен? – замахиваясь клинком, со звоном и лязгом, ударяющимся о лезвие меча оппонента, радостно спросил Хамелеон. Даже его голос. Он был теперь в точности похож на голос Дмитрия. – Ну же, ты можешь мне ответить.
— Думаю, — коротко ответил Дмитрий, резко отскочив назад от очередного замаха. Сделав кувырок, он приземлился на ствол дерева, оттолкнувшись от него в сторону оппонента. Взмах клинка. Лязг. Приземлившись за спиной у Хамелеона, Дмитрий резко обернулся. Клинок оппонента, встретивший удар, медленно развалился на две части. – Ты всего лишь копия. Даже будучи полноценной, ты все равно слабее меня.
— Возможно, — замахнувшись остатками клинка в сторону земли, Хамелеон восстановил его и обернулся, налетев на Дмитрия. Клинки схлестнулись в очередном танце. Пистолеты были слишком медлительными, чтобы их использовать, и они применялись лишь для блокировки скоростных ударов. – Ты ведь понимаешь, к чему это ведет?
— Да, — поймав момент, Дмитрий ударил Хамелеона ногой в живот. Отлетев на несколько метров, оппонент перевернулся в воздухе и вновь полетел на Дмитрия. Прыжок. Пролетев еще несколько метров, Хамелеон вновь развернулся и сделал несколько выстрелов. Выстрелы зазвучали в ответ. Теперь оппоненты двигались по кругу, а пули, свистя, улетали вглубь леса, срубая собой мелкие сучья и решетя стволы вековых деревьев. – Ты хочешь задержать меня. Задержать, чтобы я не смог помочь Дескариону и остальным.
— Ха! – резко помчавшись на врага, уходя по пути от пуль, усмехнулся Хамелеон и сделал очередной замах клинком, поранив плечо Дмитрия. – Не смеши меня, — опустив клинок, продолжил он, глядя, как Дмитрий нелепо схватился за плечо. – Меня не волнуют эти тараканьи разбирательства богов и их неудавшихся слуг. Практически у каждого есть свои цели в этой войне. Кто-то жаждет мести, кто-то хочет изменить бытие. Я лишь хочу славной битвы. Победить, либо пасть от руки того, кто будет сильнее меня. Ведь именно этого ты искал, придя сюда?
— Заткнись! – забыв о плече, Дмитрий выпустил огненные крылья и с силой налетел с клинком на Хамелеона. Клинок хрустнул и вновь развалился. Едва успев заблокировать удар пистолетом, озадаченный оппонент отскочил назад, тут же восстановив пострадавшее лезвие.
Едва успев это сделать, ему пришлось вновь защищаться. Дмитрий поддался безумию. Каждый удар был сильнее предыдущего. Одна только сила этих ударов заставляла Хамелеона прокатываться по земле все дальше и дальше.
Наконец, рассчитав примерно, как наносит удары Дмитрий, Хамелеон перешел в наступление. Быстрее, чем раньше. Сильнее, чем раньше. Бой выходил из-под контроля. Ситуация накалилась до предела. Теперь оба участника дуэли молча наносили удар за ударом, раня друг друга и пытаясь хоть как-то поймать нужный для удара момент. Послышались щелчки с обеих сторон. Поле боя наполнилось пламенными взрывами, скрывая вид от Габриэля в облаке дыма и пыли.
Прикрывшись рукавом, чернокрылый архангел пытался еще какое-то время наблюдать с близи, но все же не выдержал и отлетел немного повыше. Бой продолжался еще секунд десять, пока два тела не влетели в соседние друг с другом деревья. Глубоко дыша, оба ненавистно смотрели друг на друга.
Слегка помявшись, Габриэль озадаченно взглянул на поле боя. Надежды на победу со стороны Дескариона почти не было. Отпустить Дмитрия сейчас было бы лучшим, что он мог бы сделать.
Взвесив все за и против, Габриэль медленно опустился на землю и подошел к раненному Дмитрию. Присев на одно колено, он посмотрел на Хамелеона. Тот тяжело дышал, но старался держать на лице самодовольную ухмылку.
— Убей меня, — подвинувшись чуть поближе, прошептал Габриэль на ухо Дмитрию, дотронувшись кончиками пальцев до лежащего рядом с ним пистолета.
— Но,… — попытался было возразить Дмитрий, но лишь молча кивнул, поймав на себе грустный взгляд архангела. Нащупав рукой клинок, Дмитрий вонзил его в грудь архангела. В тот же миг, Габриэль выстрелил в Хамелеона из пистолета, попав оппоненту точно в голову.
Тело Хамелеона завалилось на землю, плавно приобретая очертания хозяина. Вновь став тем самым, слегка ссутулившимся бойцом арены, он медленно закрыл глаза, громко откашливаясь кровью.
— Спасибо, — выронив пистолет, попытался улыбнуться Габриэль и завалился на Дмитрия.
— Но зачем? – перевернув Габриэля на спину, озадаченно спросил Дмитрий. Все тело болело от ранений, но сейчас его волновало совсем другое.
— Ты помог мне не нарушить обещание, — вновь улыбнувшись, Габриэль громко кашлянул. Вытащив из кармана сигарету, Дмитрий подкурил ее и дал затянуться пострадавшему архангелу. Громко закашляв, тот вновь улыбнулся и перевел взгляд на, скрывшееся за тучами, солнце. – Смертельный удар был нанесен до того, как я нарушил данное Рафейне обещание. Значит, я вновь увижу ее. Значит, мой путь здесь закончен. А за архангелов не волнуйся. После моей смерти ленты введут их в транс. Они проснуться через пару часов. Пускай не впутываются в это все, так будет лучше для всех. Пообещай, что доведешь дело до конца, хорошо? И попроси себе крылья, когда все закончится. Даст Дескарион, увидимся еще.
— Прощай, друг мой, — положив руку на грудь Габриэлю, кротко попытался поддержать его Дмитрий. – Обещаю, что не отступлюсь.
— Прощай,… Феникс,… — медленно опустив ладонь на руку Дмитрия, Габриэль повернул голову в его сторону. Встретился взглядом. Улыбнулся, последний раз в своей загробной жизни.
Медленно опустив веки Габриэлю, Дмитрий отошел чуть назад. Тело архангела тут же покрылось золотистым блеском, плавно переходящим в свечение. Буквально через несколько секунд, тело разлетелось на тысячи маленьких точек чистого света. А мигом позже – в сторону неба улетело маленькое существо, с черными крыльями, ведомое невидимой силой. Пролетев несколько метров, оно скрылось из виду, оставив за собой лишь ощущение тепла и неизвестно откуда появившейся радости.
Убрав оружие, Дмитрий засунул руки в карманы и повернулся в сторону Хамелеона. Тот все еще лежал неподвижно. Подойдя вплотную, Дмитрий замахнулся кулаком в сторону головы поверженного врага. Пробив череп, он схватился за мозг. Фиолетовая жидкость вновь заструилась по венкам, иссушивая тело врага. Наконец, поглощение закончилось и ветхое, бездушное тело объяло корнями. Рай поглотил остатки.
Как и обещал Габриэль, Рафаэль и Михаил были без сознания. Оставив их, Дмитрий направился к утесу, но тут же прикрылся руками. В воздухе прозвучал раскат грома. К эпицентру вплотную приблизилась яркая, громадная точка света. Паря в воздухе, точка вдруг издала невероятно громкий вой прямо в сторону облаков. В тот же миг, в направлении звукового барьера ударила громадная вспышка молнии. Словно не один, а тысячи разрядов молнии вырвались на свободу.
Не тратя больше ни секунды, Дмитрий выпустил пламя из рук и помчался в сторону поля боя. Ясно было одно – Дескарион решил принять весь удар от неведомой штуки на себя. Возможно, ему удастся спасти бога от жертвования собой?
Пламя стало темнее и больше, чем раньше. Дмитрий пулей мчался в сторону облаков и Дескариона, который один на один вышел против стихии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *