Семь кругов Арены 2: в погоне за Апокалипсисом. Часть вторая.

Глава 31. Слово крылатого

— Габриэль! – придя в себя, гневно воскликнул Михаил. Вместе с Рафаэлем, он был привязан к дереву черными лентами темного архангела, сидевшего на утесе и мерно потягивающего сигарету.
Лениво повернувшись, Габриэль лишь грустно усмехнулся и повернулся обратно, нахмурено глядя на поле боя.
— Габриэль, немедленно развяжи нас и продолжи бой! – заметив, что Рафаэль приходит в себя, вновь воскликнул Михаил, надеясь хоть на какую-то поддержку со стороны своего собрата. – Покончим с этим!
— Замолкни, — неожиданно огрызнулся Рафаэль. Вместе с Михаилом, Габриэль удивленно обернулся и с легким недоумением взглянул на своего защитника. – Что?
— Ничего, — недовольно хмыкнул Габриэль и поднялся с утеса. Отряхнув брюки, он медленно подошел к своим пленникам и присел на корточки, выпустив клубок дыма Рафаэлю в лицо. – Значит, ты знаешь?
Недовольно цокнув языком, Рафаэль увел взгляд. В глазах читался целый коктейль из эмоций, нахлынувший на архангела. С одной стороны в них была видна злость и агрессия. С другой стороны сожаление. Страх. Неподдельный ужас.
Сглотнув набежавший к горлу комок, он повернулся обратно к Габриэлю. Открыв на мгновение рот, он тут же захлопнул его и холодно продолжил молча смотреть.
— Тогда ты должен понимать, что я не могу вас отпустить, верно? – стряхнув пепел, виновато спросил Габриэль. Получив одобрительный кивок, он поднялся и, засунув свободную от сигареты руку в карман брюк, вновь повернулся в сторону поля боя.
— Что происходит? – нарушив наступившую тишину, вновь громко спросил Михаил. – Габриэль, немедленно объяснись! Либо отпусти, либо убей!
— Не могу, — балуясь с сигаретой, с легким самодовольством ответил Габриэль. – Ни того, ни другого. Даже если захотел бы.
— Что,… что ты несешь? – пытаясь найти ответ на лице у Рафаэля, Михаил сдвинул брови и вновь недоверчиво посмотрел на Габриэля. – Что это еще за бред?
Габриэль вновь молча усмехнулся и безнадежно посмотрел на Рафаэля. Он ждал. Ждал, что Рафаэль скажет за него то, чего не смог бы объяснить сам.
— Из-за Рафейны, — словно отвечая на немую просьбу, тихо произнес Рафаэль. Убедившись, что он привлек внимание Михаила, архангел грустно улыбнулся. – Моей сестры.

Под звуки баталий где-то вдалеке, на поляне промелькнула тень. Словно пытаясь сбежать от солнечных лучей, она пулей пролетела и скрылась за деревьями.
Мигом позже, с громким треском и шумом, на поляну вылетел Дмитрий. Остановившись и приземлившись, он недовольно огляделся по сторонам. Оппонента нигде не было видно. Более того, он оказался на открытой местности, окруженной со всех сторон деревьями. Не самое удачное место для остановки.
— Я же говорил тебе, что мы еще встретимся, — прозвучал радостный голос где-то за спиной.
Едва успев выхватить клинок, Дмитрий резко обернулся и с громким скрежетом заблокировал рубящий удар Олега. От силы, с которой враг налетел на него, Дмитрий осел, а ботинки оставили след в несколько сантиметров.
Вновь замахнувшись, Олег радостно улыбнулся и исчез в облаке из черной дымки, практически мгновенно появившись за спиной у Дмитрия.
Успев отскочить, он завалился в траву. Клинок оппонента все же успел проехаться ему по руке.
— Постарел, — прокрутив клинок и облокотив его на плечо, самодовольно оскалился Олег, подходя ближе к кровоточащему оппоненту. – Ленивым стал, медлительным. Власть плохо на тебя влияет.
— А ты все так же уверен в себе, как и раньше, — держась за раненную руку, Дмитрий поднялся на ноги и холодно взглянул на врага.
— Да, этого у меня не отнять, — виновато почесав затылок, Олег направил клинок на Дмитрия. – Продолжим?
Ничего не отвечая, Дмитрий выхватил пистолет и выстрелил. Пуля пролетела мимо, но тут же с громким треском взорвалась.
Подкосившись, Олег выпустил два черных крыла и, взмахнув ими, помчался на Дмитрия. Удар, еще удар – клинки сошлись в бесконечном танце, высекая искры и звеня на весь лес.

— Дмитрий? – заметив приближающегося Адриана, чуть слышно спросил Леонид. Изабель, стоявшая рядом, тут же обернулась и недовольно поджала губы.
— Нет, не он, — скрестив руки на груди, и нервно поглядывая на место боевых действий, заворчала она. – Видимо, очередной клон.
На какое-то время наступила тишина. Человек бежал невероятно быстро и вскоре уже был в нескольких метрах от отряда.
— Палач, я полагаю? – едва подбежав и свистнув Буцефалу, чтобы тот летел дальше, спросил Адриан.
Получив одобрительный кивок, он осмотрелся вокруг. Помимо Леонида и Изабель, на стене вместе с ними расположились еще шестеро бойцов.
— Кто отвечает за этот отряд? – стараясь звучать по возможности важно, продолжил Адриан.
— Волк, но он отлучился, — опершись на свой топор, размеренно ответил Леонид.
— Заместитель? – неуверенно посмотрев на Изабель, которая начала разговор с кем-то, нажав на воротник, продолжил Адриан.
— Только в случае смерти лидера, — кивнув, Леонид тоже повернулся в сторону Изабель. – Что такое?
— Говорила с Андреем, — убрав руку от воротника, девушка вытащила свои бизоны и самодовольно улыбнулась. – В его отсутствие, командование переходит ко мне. Поэтому, прошу.
Кивнув, Адриан как можно быстрее поведал о встрече с Вергилием и о его странном приказе по уводу войск со стен им и Джеком. Дабы все звучало более убедительно, он также рассказал о странном случае между Вергилием и Олегом, который также теперь собирал войска в самом центре поля боя.
Молча дослушав, Изабель вновь отошла и связалась с Андреем. Получив от него одобрение и пообещав вскоре присоединится, она невольно кивнула и подозвала всех к себе.
Приказ был получен. Не теряя больше ни минуты, отряд помчался по стене в сторону главного сражения. Единственное, что немного ее беспокоило – успеет ли Джек добраться до второго отряда и предупредить их о новом приказе.

— Ну что, Бриз, — идя по темному, влажному туннелю, громко начал Шарк. Каждый его шаг по водной глади эхом разносился по стенам. Это нагнетало на гомункула легкое волнение и неуверенность. Но в компании идущей рядом Эрифией ему не особо хотелось показывать слабость. – Готов жирок растрясти?
— Проваливай, Шарк, — громким гулом прозвучал голос в ответ из другого конца туннеля. – Я жду Грейса.
— Грейс не придет, — ускорив шаг, радостно сообщил Шарк. – Он ждет на поле боя.
— Бриз не пойдет, — хмыкнув, голос недовольно заворчал что-то себе под нос. Послышались громкие шаги, будто от чего-то огромного. – Бриз обещал Грейсу. Грейс обещал прийти к Бризу. Бриз не пойдет.
Повернувшись к Эрифии, Шарк неуверенно пожал плечами и побежал вперед. Без Бриза, даже если на их стороне будут тысячи гомункулов – им не одержать победу.

— Это случилось много лун назад, — немного помявшись, начал Рафаэль. – После восстания и свержения Люцифера, многие разочаровались в самой идее. Мы потеряли многих бойцов, в том числе и Фламоса.
Сидя рядом, облокотившись спиной о дерево, Габриэль недовольно хмыкнул. Поймав на себе его недовольный взгляд, Рафаэль кивнул и продолжил.
— Задолго до восстания и твоего появления, среди архангелов было не так много сильных бойцов, как сейчас. Одним из сильнейших среди всех считался Люцифер. Не удивительно, что именно ему доверили взращивать молодняк и решать, кто может носить крылья, а кто нет. По началу, мы с Сигрундом недоумевали, но вскоре смирились с подобным положением дел и даже старались оказывать посильную помощь. В ходе долгих споров, мне удалось пробить и Рафейну в ряды учеников Люцифера. И для себя, владыка ада выделил троицу учеников, которые вплоть до последнего вздоха готовы были служить ему. Рафейна, Фламос и молодой, перспективный Габриэль. Последнего все считали невероятно способным, но сам же Люцифер мало времени ему уделял, — посмотрев на Габриэля, Рафаэль неуверенно улыбнулся.
— Старый дурак, — хмыкнул в ответ Габриэль. – Он всегда боялся, что я превзойду его.
— Он не боялся этого, друг мой, — тяжело вздохнул Рафаэль. – Он считал, что ты однажды сможешь сменить его на посту. Носить черные крылья, как и он сам. Тебе всегда доверяли самые тяжелые задания, самых важных личностей. И ты ни разу не потерпел фиаско. Каждое твое вторжение в мир живых заканчивалось переворотами, войнами мирового масштаба.
— Они просто пользовались мной, — сплюнув, перебил его Габриэль.
— Люцифер всегда отправлял на эти задания именно тебя, — вновь хмыкнул Рафаэль. – Даже когда другие не желали этого. Он хотел, чтобы ты, как и он, всему учился сам. Находил в себе скрытые от других таланты. Познавал то, чего невозможно достичь, будучи среди любимчиков.
— Но почему он отказывал мне, когда я просил его помочь? – стряхнув пепел, неуверенно спросил Габриэль. – Почему брезгливо смотрел в мою сторону? Да он ненавидел меня!
— Замолкни, — огрызнулся в ответ Рафаэль, вызвав очередную волну тишины. – Ты был свободен от чужого внимания. С тобой не сюсюкались, тебе никто никогда ничего не приказывал. Поэтому ты вырос и научился всему, что знаешь. Так что, сделай одолжение. Замолчи и дай мне продолжить.
Слегка удивившись, Габриэль все же пожал плечами и отвернулся. Как бы Рафаэль не старался выгораживать Люцифера, того времени уже не вернуть. Но, в одном он был прав – Люцифер отметил его, как равного себе. И открыто говорил Фламосу, что тот должен брать с него пример. Учиться вместе. Постегать тайны загробного мира.
— Задолго до восстания, — продолжил Рафаэль спустя некоторое время. – Габриэль влюбился в мою сестру, Рафейну. И, как оказалось, симпатия была обоюдная. Между ними вспыхнул роман. Все время до восстания они оставались вместе. Также вместе дали бой, когда Люцифер повел их за собой. Но, восстание было обречено на провал – находившийся во главе бог оказался слишком могущественным. Десятки архангелов и демонов, возглавляемые Люцифером, пали. Некоторых изгнали из загробного мира. Лишь единицам разрешили остаться, а на место апокалипсиса был назначен Альбрехт, сообщивший богу о планах Люцифера.
— Но, разве не Альбрехт повел вас во второй раз против бога? – опрометчиво перебил Рафаэля Михаил.
— Именно он, — кивнув, поддержал мысль Рафаэль. – После изгнания Люцифера прошло двадцать лет, и мы вновь выступили в бой. Нас было мало, но мы сделали все, что было в наших силах. А Рафейна,…
— Пала в одном из решающих сражений в Наглийском лесу, — закончил за него Габриэль. – Перед смертью, она попросила дать ей слово. Слово, что я во всем буду помогать апокалипсису. Что не дам больше умереть ни одному архангелу. И я дал клятву.
— Но, если ты обещал Рафейне помогать во всем Альбрехту – разве ты не должен был уже давно исчезнуть? – нахмурился Михаил. – Альбрехта назначили стражем реки Харона, а значит, вы потерпели поражение. И клятва была нарушена, нет?
Цокнув языком, Габриэль встал с места и подошел к черным лентам, связывающим архангелов. Убедившись, что оба смотрят на него – чернокрылый аккуратно направил руку на ленты. Один из кончиков затрепетал, и в тот же миг рука архангела покрылась серой, пепельной коркой.
Подернув от боли глазом, Габриэль отпустил ленту. Рука тут же вернулась в нормальное состояние. Поднявшись на ноги и отойдя обратно к утесу, он задумчиво выпустил клубок сигаретного дыма.
— Я обещал Рафейне, что буду помогать не Альбрехту, — стряхнув пепел, Габриэль грустно посмотрел на руку, которая совсем недавно покрылась серой коркой. – Я обещал помогать апокалипсису.
Несколько секунд прошли в молчании. Неуверенно кашлянув, Михаил чуть слышно нарушил тишину.
— А почему именно ленты? – спросил он. – Ты ведь способен управлять тенями, верно?
— Она всегда вплетала черную ленту в волосы перед трудным боем, — сжав руку в кулак, чуть слышно произнес Габриэль. – Это был знак. Знак, что она готова принять смерть во имя жизни других. Знак, что она готова не вернуться назад.

Глава 32. Скованный цепями

— Скажи, Дескарион, — запустив в непобедимый щит, нависший над армией врага, очередную ракету усмехнулся Люцифер. – У тебя ведь есть хоть какой-то план?
— Жди полудня, — присев на колено и расстреливая щит из американского автомата, недовольно ответил Дескарион. – Ева, видно что?
— Нет, Деск, пусто, — пытаясь найти через прицел винтовки уязвимое место в щите врага, заворчала Ева. – Эльмидана молчит, а значит подкрепление еще далеко. По крайней мере, они на подходе. Это уже что-то.
Кивнув, Дескарион продолжил обстрел. Грейс выглядел до сих пор так, будто он чего-то ждет. Оппонент слишком явно нервничал, периодически косясь на перчатку. От клонов Дмитрия почти ничего не осталось, ряды сражающихся заметно уменьшились, хоть из леса время от времени выбегали все новые и новые бойцы Грейса. Казалось, будто им нет конца, словно кто-то их создает прямо там, на месте.
Резко опустив оружие, Дескарион быстро направился в сторону Натанаэля и Вестрока, которые успешно доставили Мишель на стену.
— Мишель Хантер, я полагаю? – стараясь ловко уклоняться от летящих во все стороны стрел врага, первым же делом спросил Дескарион.
Слегка смутившись, девушка кивнула и нервно посмотрела на Натанаэля. Вся эта ситуация пугала ее. Непонятное, крылатое существо втянуло ее неизвестно куда, в результате она оказалась в плену, а теперь – попала на поле боя, как заложник. Единственное, что хоть как-то спасало – это миловидная улыбка спасшего ее человека.
— Натанаэль, ты не знаешь, Михаил рассказывал что-нибудь о ее способностях Фениксу? – нахмурив брови, продолжил Дескарион.
— Но откуда? – удивленно выдавил из себя Натанаэль.
— Я же бог, моя работа знать все обо всем, — усмехнувшись, Дескарион вновь покосился на девушку. – Мишель, поскольку твоим архангелом стал Михаил – уверен, что он уже поделился с вами информацией о ваших способностях, верно?
— Я,… я могу создавать оружие из ничего, — сильно смутившись от того, что она только что сказала, Мишель слегка покраснела и поджала губы.
— Прекрасно, — кивнув Натанаэлю и Вестроку, отчего те тут же помчались обратно в стан врага, Дескарион жестом подозвал Мишель, направившись с ней обратно к Люциферу. – Насколько сильно в вас развита эта способность?
— Не знаю, — все еще смущаясь, но теперь чувствуя себя хоть чуть-чуть уверенней, проговорила Мишель. Ей поверили, ее слова не показались незнакомым людям бешеной фантазией. Да и не особо она и уверена то была, люди это или нет. – Не было возможности проверить.
— Значит, сейчас самое время, — радостно улыбнувшись, Дескарион резко завалился вместе с девушкой, прикрыв ее от нескольких стрел, пролетевших буквально в полуметре от его спины. – Ева, координаты тактических точек, быстро!
— «А-три» и «Д-двенадцать», Деск, — быстро оглядевшись по сторонам и сделав очередной выстрел, коротко ответила Ева.
— Передай координаты Эльмидане, пускай сообщит остальным, — помогая встать Мишель, холодно ответил Дескарион. – Мишель, вам не приходилось встречаться с оружием, которое стреляет само, без вмешательства человека?
— Да, турели, — кивнув, Мишель, наконец, поняла, куда клонит ее собеседник. Ей нужно расставить турели по периметру для поддержки защищающихся на стене бойцов.
Даже не став слушать, она подбежала к Люциферу и, чуть не перевернувшись, опустила руки на край стены. По стене пробежался небольшой разряд, а мигом позже из вихря металла и разных запчастей вырос стационарный пулемет. Словно не дожидаясь приказа, дуло поднялось и выпустило несколько выстрелов.
Пока первый пулемет разгонялся, неподалеку появилось еще несколько. Похожие, словно две капли воды, они дружно принялись за масштабный расстрел щита, нависшего над армией оппонента.

Лязг металла, очередной взрыв, очередная тень. Едва скрываясь за деревьями, тень возвращалась, и вновь повторялся лязг. С каждым разом, удары становились все сильнее. Каждое возвращение тени сдвигало Дмитрия, едва успевающего блокировать удары перчаткой и пистолетами.
— Ты же хотел честный бой, разве нет? – усмехнулся Дмитрий, когда очередная тень вновь прошлась по его руке, оставив неглубокий рубец. – Так вылезай, сразимся.
— Пользуйся преимуществом над врагом, раз уж оно есть, — прозвучал голос из-за деревьев.
В следующий миг прозвучало несколько выстрелов. Вместо одной, на Дмитрия налетело сразу две тени, одна из которых прошла сквозь плечо. Прострелив теневой шип, он схватился рукой за пострадавшую часть тела и недовольно нахмурился под радостный хохот.
— Ты издеваешься, что ли? – выйдя из-за деревьев, усмехнулся Олег, держа левую руку в кармане. Правой он водил по воздуху, от чего тени, раз за разом, ударяли Дмитрия по лицу, рукам, ногам и торсу. – Я ждал столько лет ради того, чтобы просто убить тебя? Может, хоть как-то постараешься мне проблем создать?
Неожиданно, сквозь грудь Олега вылезло черное лезвие клинка. Слегка подкосившись в коленях, он с ужасом повернулся. За ним, с безразличным лицом, стояла точная копия его оппонента.
Глядя в глаза поверженному врагу, копия Дмитрия еще какое-то время постояла, после чего резко выдернула клинок. Кинув оружие обратно своему создателю, копия кивнула и исчезла, разлетаясь на маленькие язычки пламени.
— Сволочь, — откашливаясь кровью, Олег завалился на землю и с ужасом посмотрел на приближающегося Дмитрия. Каждый шаг эхом раздавался по всему сознанию.
— Я избавлю тебя от мучений, — убрав пистолеты, едва получив обратно свой клинок, холодно сообщил Дмитрий. Присев на колено, и воткнув клинок рядом с лицом Олега в землю, он поднял на мгновение вверх руку с перчаткой и резко пробил голову оппоненту.
Взвыв, Олег неожиданно засмеялся. Гомерический хохот эхом разлетелся по всей опушке. Вместо обычного, лилового поглощения – не происходило ровно ничего. Словно поверженный враг был пустым. Слегка смутившись, Дмитрий вытащил руку и достал, на всякий случай, клинок.
— Прекрасно, просто прекрасно, — прозвучал голос из-за деревьев. Поверженный Олег разлетелся черным пеплом, исчезнув с поля боя.
В этот же миг, со всех сторон в Дмитрия вылетели длинные, теневые шипы из-за деревьев. Ловко подпрыгнув, от чего шипы вонзились друг в друга, Дмитрий распахнул свое черное пальто. Под ним расположились цепи, увешенные металлическими перьями.
Схватившись за одну из цепей и ловко выдернув, он замахнулся ей и запустил перед собой. Цепь пролетела несколько метров и разбилась на два звена. Помчавшись по кругу, две цепи вновь встретились за спиной у Дмитрия.
Чувствуя, что начинает падать, Дмитрий выпустил огненные крылья и коснулся клинком цепи. По ней побежало черное пламя, разбившись на две части и вновь воссоединившись там же, где сомкнулись цепи.
По всему периметру, землю пронзили тысячи черных лезвий, вырвавшихся прямо из цепи. Перья, которыми были увешены цепи, отцепились и с громкими взрывами попадали на землю, выжигая все на своем пути. Над полем боя вырос купол из пламени, покрывший также и черные лезвия, вырвавшиеся из цепи.
Неожиданно для себя, Олега практически выкинуло из тени прямо в центр получившегося купола. Тени перестали его слушаться, а стать самому таковой не представлялось даже малейшей возможности.
— Ты демон! – едва Дмитрий приземлился перед ним, держа одной рукой цепи, а второй – клинок, воскликнул Олег. Попятившись назад, он вновь попытался вызвать тени, но тщетно. – Демон!
— Ты сам хотел честный бой, — замахнувшись клинком, Дмитрий резко исчез в пламени и появился прямо перед Олегом, упершимся спиной в стену из лезвий.
В следующий миг, зрачки Олега сильно расширились. Успев лишь схватить воздуха ртом, он завалился на бок. Сквозь него прошел черный клинок Дмитрия.
Отпустив цепи, Дмитрий вновь присел на колено перед Олегом. Купол растворился в воздухе, словно его и не было, а деревья и трава – вернулись, как будто их не выжигали.
— Как,… я же,… — откашливаясь и дергаясь от боли, Олег встретился взглядом с Дмитрием, который холодно наблюдал за поверженным оппонентом. Наконец, наступил болевой шок, и боль плавно отошла. Тело не хотело слушаться. Все сознание теперь понимало, что скоро наступит миг, когда боли больше не будет. Когда все закончится. – Кто ты?
— Феникс, — холодно и коротко ответил Дмитрий, выдернув клинок.
Вновь кашлянув, Олег вновь перевел взгляд на оппонента. Теперь его взгляд изменился. Вместо ненавидящего и злобного взгляда, глаза наполнились грустью, печалью.
— Не я один желаю твоей смерти, Феникс, — борясь с появляющейся при разговоре болью, Олег поморщился. В глазах все поплыло от потери крови. – Не я сильнейший из них. Многих ты помнишь. Многие,…
Он не договорил. Смерть взяла свое.
Закрыв веки Олега свободной от перчатки рукой, Дмитрий встал с колена и застегнул пальто. Больше врагов? Сильнее, чем он? Все это казалось Дмитрию слишком странным, но на выяснение этой информации у него не было времени.
Немного подумав и оставив тело Олега, Дмитрий убрал клинок и выпустил пламя из ладоней, умчавшись в сторону лесных просторов Арарата. О его племяннице должны были позаботиться Натанаэль и Вестрок, а значит – нужно проверить нечто другое. Важное нечто. Ему нужно было узнать, что случилось с Рафаэлем, и удалось ли ему вместе с Михаилом одолеть Габриэля.

— Что,… что тут произошло? – добравшись до второго отряда, воскликнул Джек. Велнард, Кригарэн, бойцы отрядов. Все они были мертвы, а Сайрус, которого назначил Дескарион на руководство, сидел на стене, облокотившись о бойницу спиной. Одежда на нем была разодрана, вокруг скопилась изрядная лужа крови. Тяжело дыша, он попытался что-то сказать, но тщетно. – Сайрус!
Подбежав к выжившему бойцу, Джек попытался было отдернуть одежду, но тут же замер. Сквозь его тело прошло лезвие клинка, практически тут же растворившееся в воздухе.
Медленно завалившись на бок, Джек еще какое-то время смотрел на озадаченного Сайруса. Помощник Дескариона смотрел на кого-то с ужасом.
— Где он? – наконец, прозвучал голос. Незнакомый голос, хоть Джек уже однажды и слышал его. Пятнадцать лет назад.
Обладатель голоса недовольно фыркнул в ответ на молчание Сайруса, после чего сплюнул. В этот миг, Сайрус выхватил из кармана карты и запустил несколько в оппонента.
Довольно рассмеявшись, голос произнес что-то, а карты неожиданно полетели обратно, пройдя сквозь тело своего хозяина. Взвыв от боли, Сайрус отхаркнулся кровью и теперь еще более тяжело дыша, смотрел на оппонента.
— Гомункулы очень живучи, Джокер, — не унимался голос. – Живучее, чем многие из крылатых и демонов. Ты, как никто другой, должен это понимать.
— Я,… не,… — хватая ртом воздух, попытался ответить Сайрус, но вновь закашлялся. – Не знаю,…
— Не знаешь, где он? – злобно усмехнувшись, голос запустил еще несколько карт в поверженного оппонента. Словно наслаждаясь мучениями Сайруса, он вновь рассмеялся. – Ну что ж, тогда у меня нет другого выбора.
Послышались шаги. Обладатель голоса подошел к Джеку и присел где-то рядом. Ожидая худшего, Джек лишь почувствовал небольшой разряд тока, пробежавшийся со стороны ножен.
Неожиданно, сквозь Сайруса прошел клинок. Клинок Джека, который голос не доставал из его ножен. Верный гомункул Дескариона, ненавистно глядя на оппонента, теперь был мертв. В следующий же миг, клинок прошел и через самого Джека.

— Проваливай, кому говорят! – вновь рявкнул Бриз, когда Шарк свернул за угол. Коридор наполнился зеленым туманом. Вновь послышались тяжелые, уходящие шаги.
— Бриз, не мы виноваты, что Грейс не пришел, — виновато встряла в разговор Эрифия. Шаги неожиданно стихли, а Шарк удивленно посмотрел на напарницу. – Ты нужен нам.
— Эрифия? – после тяжелого вздоха, удивленно спросил голос. Он стал звучать более мягко, чем раньше, но при этом все еще вызывал странные ощущения дискомфорта у Шарка.
Грустно кивнув темноте, Эрифия виновато опустила руки и принялась рассматривать носы своих туфель. Вновь послышались шаги, но теперь они звучали все громче и громче. Словно собеседник возвращался обратно.
— Раз ты здесь, значит все действительно плохо, — словно совсем близко прозвучал голос Бриза. – Хорошо, Бриз поможет. Если Эрифия просит Бриза, то Бриз поможет.
— Очень прошу, — сглотнув, она попыталась улыбнуться, но тщетно. Она смотрела в темноту так, словно видела лицо собеседника. Лицо, которое не видел Шарк, и лишь недовольно пытался прикрываться от зеленого тумана.
Тяжело вздохнув, шаги вновь возобновились. Теперь они сопровождались не только эхом, но и сотнями, тысячами более легких шагов.
Чуть заметно улыбнувшись, Эрифия развернулась и направилась обратно, в сторону выхода. Слегка не понимания, что происходит, Шарк все же пошел следом за ней. Задание было выполнено, Бриз на их стороне. Осталось только вывести его и гомункулов на свободу. Свободу, которую всегда обещал им Дескарион, но никогда не позволял прикоснуться к ней слишком близко.
Украдкой поглядывая на Эрифию, Шарк незаметно вытащил из-за пазухи медальон и открыл его. В нем была фотография молодой девушки. Фотография была невыносимо старой, уже достаточно износившейся, но при этом – дорогой Шарку. Из-под стекла на него смотрело молодое лицо Эльмиданы.
Закрыв медальон и спрятав его обратно, он быстро нагнал Эрифию и, виновато пожав плечами, продолжил путь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *