Семь кругов Арены 2: в погоне за Апокалипсисом. Часть вторая.

Глава 39. Алый крест

Очередная яркая вспышка озарила небо. Облака постепенно рассеивались, а ледяной купол над городом, защищающий его от молний, стал сужаться.
— Волк справился? – приземлившись на стене, и озадаченно взглянув на происходящее в небе, тут же спросил Дмитрий. Обняв за плечо Мишель, он попытался улыбнуться, но с окровавленным лицом выглядело это крайне ущербно. Постояв с секунду, он отпустил племянницу и направился к владыке ада.
— Не знаю, — дождавшись, когда Дмитрий подойдет, усмехнулся Люцифер. – Главное ты справился. Никого не зацепило, хоть пару человек чуть не сбило ветром.
Кивнув, Дмитрий нахмурился. Купол практически сузился до минимума. Казалось, что еще чуть-чуть, и молнии начнут обходить его по краям.
Дождь прекратился. Из-за нависших темных облаков выглянуло яркое, теплое солнце. Это был конец. Конец войны. Андрей справился, никто не пострадал. По всей видимости, Дескарион тоже был в полном порядке. На лице у Евы не было той озадаченной гримасы, которая обычно у нее возникала при каких-либо плохих новостях. Все закончилось.
Наконец, купол вместе с облаками пропал. Белая точка в небе, парящая на ледяных крыльях немного пошатнулась и ринулась к земле. Издалека было трудно понять, падает ли он или пикирует.
Все встало на свои места спустя считанные секунды. Ледяные крылья распались на сотни маленьких кусочков, а Ева, стоящая неподалеку, чуть слышно охнула. Обмякшее тело Андрея неслось к земле.
— Эй, я что-то пропустил? – вдруг прозвучал самодовольный голос откуда-то справа. Озадаченно глядя в сторону падающего Андрея, к столпившимся на стене бойцам спокойно подошел Вергилий. – Что там?
— Тебя, блин, где носит? – едва заметив брата, резко вспылил Люцифер и быстро подошел, схватив поэта за горло. – И где твое чертово подкрепление?
— Кхе,… — кашлянув, он недовольно поморщился, но сопротивляться не стал. Провисев в воздухе на вытянутой руке демона несколько секунд, он вновь почувствовал прочную стену под ногами. Вновь кашлянув, он недовольно взялся за горло, едва отпущенное Люцифером. – Подкрепление на подходе. Но оно, вроде как, уже и не нужно. Эм, а куда Феникс направился?
Однако вопрос остался без ответа. Дмитрий остановился на краю стены с распущенными огненными крыльями, словно вкопанный. И назвать это безрассудным было бы глупо. Все как один сейчас озадаченно смотрели в сторону города. К Андрею, оставив лишь тонкий, красный след за собой, пронеслась черная точка.
Встретившись с падающим всадником, точка на мгновение зависла в воздухе, словно выискивая что-то. Наконец, она подернулась и метнулась в сторону бойцов. Долей секунды позже, закинув Андрея на плечо, неподалеку от бойцов приземлился Дескарион. В отличие от светлого, доброго бога, которым он был раньше, теперь же он выглядел слегка по-другому. Вместо белоснежного костюма, на нем был одет черный, слегка порванный плащ. Волосы были взъерошены, на руках появились когти, как у самого Люцифера. А по телу, время от времени, пробегали тонкие, красные разряды молнии.
— Вижу, уже без нас справились, — помогая встать окровавленному Андрею, усмехнулся Дескарион. Резко подхватив покосившегося всадника, он все же повел его в сторону бойцов, поддерживая плечом. – Ева, жду от вас отчет по случившемуся в ближайшее же удобное для вас время.
— Деск! – наконец, опомнившись, Ева промчалась мимо бойцов и, чуть не сбив бога вместе с Андреем, накинувшись Дескариону на шею. – Дурак! Какие отчеты? – чуть ли не плача, через смех принялась отчитывать его девушка.
— Андрей, сам дойдешь? – чувствуя себя слегка виноватым перед всадником, улыбнулся Дескарион. Получив одобрительный кивок в ответ, он чуть слышно усмехнулся и прижал к себе Еву, гладя ее по волосам. – Ну же, успокойся, многие пали за сегодня. Еще успеем наплакаться.
— А еще меня мастером подбадривать назвали сегодня, — подкурив, усмехнулся Люцифер. – Милые обновки, Деск. Прямо стал на бога похож. А то все какой-то белый да белый. Скучно.
Но под прикрытием улыбки, Люцифер сейчас думал о многом. Сравнительно недавно Череп сообщил ему не самую приятную информацию, даже не подозревая об этом. Взгляд демона был прикован к прихрамывающему, но явно довольному Андрею. Как всегда, он был невозмутим и серьезен, но сейчас легкого, набожного самодовольства не удавалось скрыть даже ему. Собравшись с мыслями, Люцифер тяжело вздохнул и, выпустив клубок дыма, направился в сторону всадника.
— Андрей, я,… — начал было Люцифер, но поймав на себе озадаченный взгляд всадника, тут же расплылся в улыбке. Протянув руку, он дождался, пока Андрей пожмет ее, и резко прижал его к себе. – Поздравляю. Ты отлично справился сегодня.
Мыслей было много. Но сейчас. Наверное, сейчас было не время, чтобы сказать ему. Он действительно сделал многое для рая. Он помог Дескариону, когда тот больше всего нуждался в помощи. Возможно, лучше ему будет дальше жить в незнании, чем винить себя за то, что сделал при жизни. Да и мысли об обновившемся облике Дескариона его волновали куда сильнее.
Сделав очередную затяжку, Люцифер выпустил Андрея из объятий и вновь расплылся в улыбке. Крест на шее бога расставил все по своим местам. Вместо обычного, золотисто-белого цвета, сейчас он ярко пульсировал красным. Только сейчас он понял, где видел раньше этот крест. Много тысячелетий назад, он сам же подарил его ему. Когда тот был еще младенцем.
Воспоминания хлынули в голову, словно пробиваясь через железный занавес. Сорок, пятьдесят, шестьдесят тысяч лет назад. Нет, намного раньше. Цифры зашкаливали, в глазах поплыло. Вот Дескарион, лежит перед ним, еще младенцем. Но,… Вот кто-то подошел. Кто-то знакомый. Женщина, лет сорока на вид. При этом далеко не из тех, кто тогда населял мир живых. Существо женского пола было бы точнее. Вот она вешает крест. Дескарион смотрит на него. Он перестал плакать. Крест ярко замерцал. Знакомое лицо, вот его кто-то нежно взял за плечо. Перед ним она. Молодая еще. Но как?
— Череп, прием, как слышно? – перебил хриплый динамик из шлема Черепа, стоящего неподалеку.
— На связи, — нахмурившись, Череп подошел к стене и попытался вглядеться в поднятое Дмитрием облако пыли и грязи. Хоть и слегка приубавив в размерах, оно до сих пор не давало толком разглядеть что-либо. – Плохие новости или хорошие?
— Две, босс, — усмехнулась Тэрри, расслышав знакомый голос. – Оставшиеся гомункулы отступают. Возможно, больше подкрепление с их стороны мы не увидим.
— А вторая? – держа винтовку наготове, хмыкнул Череп.
— Феникс не всех задел, — грустно сообщил встрявший в разговор Сентенза. – Я видел, как он приземлился неподалеку. Я уже держал Грейса на прицеле и чуть кирпичную стену не построил, когда меня сбило с ног. Разломы до меня дошли, когда Феникс приземлился. Он чертов демон! Он поглотил душу Грейса!
Озадаченно повернувшись в сторону Дмитрия, Череп на секунду задумался, после чего кашлянул и Сентенза продолжил.
— Так вот, пока я отходил от легкого культурного шока, — покряхтев, словно от боли, он на мгновение замолк. Послышался хруст упаковки с бинтами, которые выдают тринадцатым. Старое, но до жути эффективное средство даже на просторах загробного мира. – Со стороны леса ситуация слегка прояснилась. Один из объектов создал вокруг себя и двадцать второго чертов звуковой щит. Судя по всему, двадцать второй объект слегка контузило, но в целом он в полном порядке.
— Что? Двадцать второй жив? – громко выругавшись, встрял Тибериум. Около него был слышен такой же звук, как при разговоре с Тэрри. Возможно, неподалеку от него в воздухе зависла одна из Элиз. – Тэрри, принимай на борт!
— Захожу, — быстро ответила Тэрри. Лопасти зашумели сильнее, и Элиза пошла на снижение. – Конец связи.
— Благодарю за информацию, — дождавшись, пока канал затихнет, Череп отключился и повернулся к бойцам на стене. – Дескарион, у нас проблема.
— Уже понял, — подойдя к стене, усмехнулся Дескарион. С другой стороны от Черепа к краю стены подошел Дмитрий. Державшая до этого бойцов в неведении дымка, наконец, начала рассеиваться.
Однако теперь же нарисовалась новая проблема. С громким шумом хлещущих воздух кожаных крыльев, из леса вылетело с десяток муз во главе с Мельпоменой. Медленно, но уверенно они продвигались в сторону открывшегося врага, оглядываясь по сторонам, словно выискивая кого-то.
— Так это и есть твое подкрепление? – сдвинув брови, поспешил спросить у Вергилия Люцифер, оторвавшись от прекрасных воспоминаний. – Музы?
— Что-то имеешь против этого? – виновато улыбнувшись, Вергилий направился к стене. – Я думал, что тут проблемы посерьезней.
— Ты хоть понимаешь, что ты наделал? – словно догадавшись, что сделал его творческий брат, вновь взъелся Люцифер. – Только не говори, что,…
— Именно, — закончил за него Вергилий. – Но за меня не волнуйся. Ты всегда учил меня иметь при себе запасной план действий. Я не обрубал пути к отступлению. У меня большие планы на будущее. И портить их себе жалким договором с музами я в любом случае не собираюсь.
Желая уже возразить, Люцифер лишь пожал плечами и направился вслед за Вергилием к Дмитрию. Практически перегнав своего брата, он остановился слева и положил руку Дмитрию на плечо.
— Тебе нужна в чем-нибудь помощь? – пытаясь как можно более миловидно улыбнуться, выпалил Люцифер.
— Пожалуй, да, — слегка задумавшись, и догадываясь, куда примерно клонит демон, Дмитрий повернулся к Вергилию. – На Арарате, на полуразрушенном утесе без сознания лежит два архангела. Сможешь их проведать и дождаться, пока они придут в себя?
— Будет исполнено, друг мой, — отвесив театральный поклон, Вергилий расплылся в самодовольной улыбке и выпустил ледяные крылья. Кивнув бойцам на прощание, он взмыл в воздух и направился в сторону Арарата.
Проводив его взглядом, Дмитрий вновь кинул взгляд на поле боя. Музы остановились в нескольких десятках метров от Бриза, опершись на собственное оружие. Они словно ждали чего-то. И было понятно, чего именно. Звуковой щит плавно ушел, а на землю с жутким грохотом спрыгнул Шарк.
— Доброго дня, Мельпомена, — слегка опустив голову на мгновение, громко поздоровался Шарк. – Я надеюсь, вы прекрасно понимаете, с какой целью я иду к вам без какой-либо охраны?
— Шарк, ты какого черта творишь? – перебравшись на левое плечо, с которого только что спрыгнул ее товарищ по оружию, громко крикнула Эрифия. – Если Грейс узнает, то он найдет тебя даже в Наглийском лесу!
— Тучи ушли, — без капли иронии ответил ей Шарк, даже не оборачиваясь. – А значит, Грейс мертв. Продолжать бой не имеет смысла. Я либо бессмысленно умру, либо заберу с собой несколько хороших бойцов. Но все равно умру. Уж лучше отдать себя чему-то прекрасному.
— Грейс,… мертв? – словно опомнившись от контузии, громко прорычал Бриз. – Грейс мертв?
— Спокойно, не буянь двадцать второй, — свисая на открытой двери, радостно крикнул Тибериум, выпустив изрядное количество пуль в правый глаз Бриза. Громко взвыв, Бриз пошатнулся и чуть не потерял равновесие. – Шарк, я обеспечу вам прикрытие. Делайте то, что считаете нужным.
— Благодарю, — громко крикнув, Шарк остановился в полуметре от демонической формы Мельпомены. Долго глядя ей в глаза, он словно искал объяснений тому, что собирается сделать. Не проронив более ни слова, он молча присел на колено.
— Твой дух силен, но твое сердце не чисто и жаждет лишь спасения, — прорычала ему в ответ Мельпомена. – Но перо не чуждо тебе. Мы передадим ей черновики, если таково твое желание.
— Благодарю, — выпустив слезу, всеми тремя своими ртами ответил Шарк. – Готов, как только готовы вы.
— Каллиопа, Талия, — обратившись к кому-то в толпе муз, резко обернулась Мельпомена. – Забирайте.
Не спрашивая ни слова, две музы вылетели из толпы и подхватили Шарка за расставленные в стороны руки. В отличие от Вергилия, Гомер не появился. Вместо этого, музы вместе с грузом умчались обратно в сторону леса. Думать о чем-либо в этот момент Шарк не хотел. Сердце сжалось до размеров орешка. Эльмидане передадут его черновики. Возможно, тогда она узнает. Возможно, они еще смогут быть вместе.
— Куда направился Вергилий? – проводив взглядом своих сестер и их почетный груз, Мельпомена тут же нагло обратилась к бойцам на стене. – Мы здесь, а его нет. Это не по договору.
— В бездну договор, Вергилий нам еще нужен, — выдохнув дымок в сторону муз, грубо ответил Люцифер. – Что-то имеешь против? Все свои претензии можешь высказать моему фламбергу.
— Хорошо, — махнув в сторону косой, проигнорировав колкий ответ Люцифера, коротко ответила Мельпомена. – Уходим.
Развернувшись, весь отряд Мельпомены плавно побрел обратно в сторону родного леса. Кто-то досадно размахивал оружием, кто-то попытался быстрее избавиться от него, дабы не мешалось. Но ослушаться Мельпомену в случае боевых приказов не рисковал никто.
— Что ж, Феникс, — наблюдая, как музы покидают поле боя, обратился Дескарион к Дмитрию. – Покончим с этим?
— Если последний удар будет за мной, с тебя пиво, — обнажив клинок, Дмитрий выпустил свои огненные крылья и устремился вперед, оставив за собой лишь пламенную дорожку.
— Выскочка, — усмехнувшись, Дескарион призвал свое копье и тоже выпустил крылья. В отличие от тех, что были раньше, эти отличались темно красным цветом. В остальном, они были точно такими же, и их также было по два с обеих сторон.
Пропустив по телу изрядное количество красного тока, Дескарион взмахнул крыльями и, оставив за собой тонкую, красную полоску, быстро нагнал Дмитрия. Встретившись взглядами, они кивнули другу и ускорились. Теперь на кону была не судьба рая. Или ада. Или их собственные загробные жизни. Ставки были куда более высоки. От исхода боя зависело, кому кого придется угощать хмельным напитком. Что-что, а этот бой проиграть Дмитрий уж точно не мог себе позволить.

Глава 40. Азазель

С каждой секундой Бриз становился все ближе. Уже можно было увидеть отдельные очертания его глаз. Дескарион летел рядом, молча. Он словно знал, что задумал Дмитрий. Видимо, сам изначально нацелился на них.
Повернувшись лицом к Дескариону, Дмитрий дождался, пока тот повернется к нему, и кивнул. Получив одобрительный кивок, он замахнулся клинком. Не заставляя долго ждать себя, Дескарион занесся своим копьем.
До Бриза оставалось несколько десятков метров. Резко взяв вправо, Дмитрий радостно заметил, что Дескарион решил зайти слева. Это было им на руку. Гигант, которого призвал к себе на службу Грейс, был слишком медлительным, чтобы отреагировать сразу на две цели.
Выхлоп пламени. Где-то вдалеке, схожий выпуск молний сделал и Дескарион. И вот они уже летят в сторону головы Бриза. Еще немного. Все ближе.
На мгновение, стало темно. С громадным фонтаном крови, вместе с Дескарионом, Дмитрий влетел в глаз гиганта, проломив тому череп и вылетев с другой стороны.
Остановившись в нескольких десятках метров позади головы Бриза, Дмитрий опустил окровавленный клинок. Теперь в затылке гиганта виднелось два сквозных отверстия. Дмитрий прошел через левый глаз. Дескарион взял на себя правый. Они не просто лишили его зрения. Они пробили собой врага насквозь.
Громко взревев, Бриз пошатнулся. По шее заструилась кровь. Маша вслепую руками, он подкосился, упав на колено. Облокотился ладонью в землю, оставив изрядную вмятину.
— Бессмысленный комок жира, — громко выругавшись, Эрифия спокойно забралась на затылок гиганту. – Ты подвел Грейса.
— Грейс! – взревев, Бриз окончательно упал на колени и завалился на плечо. Пытаясь ползти, хватаясь рукой за землю, он теперь выглядел далеко не таким непобедимым, как раньше. – Грейс,…
— Замолкни уже, — недовольно фыркнув, Эрифия закатила рукав по локоть. С силой замахнувшись, она пробила затылок и за что-то схватилась. Закрыв на секунду глаза, она облизнулась и протолкнула руку еще глубже.
Бриз вновь взвыл, но уже не так громко, как раньше. Рука Эрифии засветилась фиолетовым, как во время поглощения душ Дмитрием. Жидкость заструилась по жилам, иссушая гиганта.
Наконец, поглощение было завершено, и Эрифия вытащила руку, выразительно поморщившись. Она теперь была широкой, вся покрытая черными, короткими волосами. На месте аккуратных ноготков теперь виднелись толстые, заостренные когти. Недовольно цокнув, Эрифия спустила рукав. На секунду, ее руку объяло легкое, зеленое пламя, и она вновь стала привычно женской.
— Где Грейс? – спрыгнув с тела Бриза, за поедание которого теперь принялись, по обыкновению, корни рая, громко спросила Эрифия, найдя взглядом Дескариона. – Не думаю, что Феникс задел бы его своим ливнем из перышек.
— Грейс мертв, — слегка нахмурившись, ответил ей Дмитрий. – Я убил его.
— Хорошо, — загадочно оскалившись, Эрифия повернулась в сторону стены. – Люцифер, странно видеть тебя здесь. Разве ты не должен быть в изгнании?
— Все по правилам, сам же знаешь, — усевшись по обыкновению на край стены, хмыкнул демон. – А вот что ты тут забыл? Разве ты не должен был следить за голиафами?
— Последний из них только что сдох, — недовольно заворчала Эрифия, пожав плечами. – Да и засиделся я что-то в катакомбах. Захотелось размяться, да сединой демонической тряхнуть.
Разговор Люцифера и Эрифии перебил Дмитрий, внезапно приземлившийся перед девушкой. С силой замахнувшись клинком, он попытался нанести удар. С легким звоном, клинок остановился. Эрифия поймала его в воздухе двумя пальцами, наивно глядя на обидчика.
— Не самый лучший твой ход, — сдвинув брови, добродушно улыбнулась она, резко развернувшись. Замахнувшись во время разворота ногой, она сильно ударила Дмитрия каблуком в бок. Секундой позже, с громким треском, Дмитрий влетел в стену, пробив часть ее собственным телом. – Зато клинок хороший. Давненько его не видел. Не от тебя подарок, Люсь?
— Да, если бы, — исчезнув в облаке черного дыма, Люцифер появился перед Эрифией. Выпустив небольшой клубок сигаретного дыма, он добродушно оскалился. – Неплохая грудь. Сам лепил или выдали такую?
— Все думаю больше сделать. Только вот боюсь, что с ней бегать не особо удобно будет, — усмехнувшись, Эрифия громко топнула ногой. Позади нее, из корней, появился стул. Аккуратно усевшись, и закинув ногу на ногу, она посмотрела в сторону Дмитрия, вылезшего из дыры в стене. Едва он ступил на землю, дыра в стене затянулась. – Продолжишь бой или выслушаешь?
— Кто ты? – приземлившись рядом с Люцифером, неуверенно спросил Дескарион. – И почему не нападаешь, имея столь огромную силу?
— Мои мотивы далеко за пределами твоего божественного понимая, Деск, — громко усмехнувшись, Эрифия лениво потянулась. – Как сам уже догадался, я не особо то и отношу себя к чьей либо стороне. Мне просто скучно в забвении, не более чем. Последний раз удалось развлечься, когда Люцифер вел нас в восстание. Да и Харон, благо, дал мне возможность побыть в аду пару лет. Все остальное время, я только и делал, что следил за голиафами.
— Это Азазель, Дескарион, — перебив Эрифию, самодовольно оскалился Люцифер. – Он помогал мне свергнуть бога. Именно он вел под своим началом гигантов. Но, видимо, не все они перевелись.
— Не, это был последний из них, — громко зевнув, Азазель вытянул вперед пальцы, словно спрашивая сигарету. Цокнув языком, Люцифер мотнул головой, но все же угостил бывшего товарища. – Сам же знаешь, как долго они лепятся из гомункулов.
— Значит, Грейс решил призвать голиафа на помощь в войне, а ты тут же с радостью согласился, так? – глядя, как ковыляет в их сторону после сильного удара Дмитрий, вновь усмехнулся Люцифер. – Предательская ты задница, все-таки.
— Ну а что мне оставалось? – недовольно нахмурившись, но все же виновато глядя на демона, хмыкнул Азазель. – Да и вообще, я не знал, что ты тут будешь. Думал, что ты уже давно забил на рай. А тут такое. Не, ну я рад, конечно, видеть тебя. Только вот, боюсь, Грейс вполне мог в живых остаться.
— Думаешь? – теперь уже нахмурился Дескарион. – Но ведь Феникс сам лично поглотил его душу.
— Не знаю, конечно, — недоверчиво глянув на Дмитрия, вновь хмыкнула Эрифия. – Он сильный боец. Но слишком уж расточительно использует свои способности. Ему больше нравится делать все напоказ, чем делать эффективно. Даже его стойка в бою. Она заведомо неудачная в принципе. Даже средние по силе демоны вполне способны остановить такие удары. Что уж обо мне то говорить.
— Азазель, не выпендривайся, — убрав гранатомет, Люцифер переложил сигарету в руку с кольцом. Как бы намекая, что ему не особо тяжело вызвать любимый фламберг и накостылять по ушам бывшему союзнику. – Так что там с Грейсом то?
— Ну, если он поглощен, то хорошо, — засмотревшись на кольцо, опомнился Азазель. – Просто чем-то очень уж недобрым веет от него. У моей оболочки даже мурашки по коже побежали, когда он впервые вошел к нам с Шарком. Сам же знаешь, как я отношусь к опасности. А тут,… да и, черт возьми, взгляд. Холодный такой. До глубины души пробирает.
— У тебя? Душа? – громко усмехнувшись, Люцифер подхватил подошедшего Дмитрия, топнув ногой. За спиной у бойца тут же появился небольшой стул, на который демон поспешил его усадить. – Слушай, что-то он меня пугает. Ты точно просто ударил его?
— Сам же знаешь, какой у меня удар, — вновь виновато пожав плечами, усмехнулся Азазель. – Ну, возможно, повольничал немного. У меня это неподконтрольное. Еще маленьким был, помню, наносил не самые приятные удары бойцам. Думаю, через пару минуток отойдет. Ты вот лучше скажи, какие у вас дальше планы? Уже сводил к Элариуму?
— Времени не было на это. Так или иначе, придется, — глядя на озадаченного Дмитрия, который только что был спущен с небес на землю ударом демона, Люцифер невольно усмехнулся. До Дмитрия, теперь, дошла информация о голиафах и Элариуме. Вновь вернулось то ощущение, которое было у него, когда он впервые попал на арену. – Голиафы это гиганты, которые появляются, когда гомункулы начинают жрать друг друга. Элариум – сад у озера, которое связывает рай и чистилище. Там живут павшие архангелы, если они погибли с чистой совестью. Если они не нарушили обещание, которое давали после получения крыльев. Доходчиво объяснил?
— Тогда идем, — встав со стула, Азазель дождался кивка со стороны Дмитрия и перевел взгляд на бойцов на стене. – Дескарион, можно попросить об одолжении?
— Смотря о каком, — слегка сдвинув брови, коротко ответил Дескарион.
— Отправь тринадцатый отряд на зачистку оставшихся гомункулов, — переведя взгляд на Элиз, продолжил Азазель. – Пускай возьмут часть твоих бойцов в помощь.
Переведя взгляд на Дмитрия, Азазель долго вглядывался ему в глаза, после чего чуть слышно усмехнулся. Добрый взгляд девушки, в облике которой находился демон, сменился холодным. Словно сверля Дмитрию душу.
— Изабель и Леонид, — неожиданно назвал два имени Азазель, вновь переведя взгляд на Дескариона. – Они пойдут с нами. Возможно, Мишель тоже было бы неплохо пойти, они сравнительно недавно познакомились. Но чувствую, что она дорога ему. Предположительно родственница.
— Но как,… — вскочив со стула, удивленно начал было Дмитрий, но тут же замолк, когда Азазель нагло рассмеялся.
— Я же демон, мне можно копаться в чужих душах, верно? – слегка успокоившись, он покосился на Дескариона. Вместе с Люцифером, бог теперь молча смотрел на него. Словно понимая, какой примерно вопрос его ожидает, он тяжело вздохнул. – Нет, его мысли я прочитать не смог. Возможно, стоял блок. Но да, Феникс действительно убил его. Или кого-то, кто очень похож на него. Я не могу ничего утверждать, копаясь лишь в памяти.
— Секунду, так это от тебя,… — словно догадавшись о чем-то, встрял Дескарион.
— Тринадцатые научились вторгаться в память? – загадочно улыбнувшись, перебил его Азазель. – Да, можно так сказать. В свое время я научил одного из лидеров этой очаровательной способности. Оказалось, что далеко не каждый из них на это способен. Но на основе моей генетики они слепили какие-то штуки, которые встроили к себе в перчатки. Полагаю, именно так в свое время ты создал Шарка и Джокера, верно, Деск?
— Ясно, — решив более не тратить время на пустые разговоры, да и уйти от щепетильной темы, Дескарион отошел и, переведя взгляд на стену, зажал кнопку на воротнике. – Ева, как слышно?
— Что там у вас происходит? – словно ожидая, когда с ней свяжется Дескарион, тут же выпалила Ева. – Почему пернатого запустили в стену? Почему не атакуете?
— Это свои, — коротко успокоил ее Дескарион. – Передай Черепу полномочия на устранение оставшихся гомункулов. Азазель говорит, что их немало попряталось в лесах. Да и катакомбы было бы неплохо прочистить. Думаю, сегодня мы все могли понять, что держать особо опасных бойцов в клетках бесполезно и опасно. Кошку, Палача и Мишель отправь ко мне. Мы отправимся к Элариуму. Нужно сделать запрос на перемещение, а в сложившейся ситуации лучше всего для этой задачи будет использовать пернатого.
— Поняла, — дослушав приказ, Ева ненадолго отключилась. Словно раздав приказы, она вместе с Черепом побежала в сторону приземлившегося вертолета. Даже с земли был слышан довольный боевой выкрик Ардарики. Да и многие радостно заулюлюкали, получив разрешение на устранение всего, что движется. Наконец, связь была восстановлена. – Возможно, мне тоже стоит пойти?
— Нет, — резко отрезал Дескарион. – Сейчас ты нужнее на поле боя. Да и для тебя это будет неоценимым опытом. Мало ли, что может случиться. Всегда нужно думать о тех, кто может тебя заменить.
— Деск,… — начала, было, Ева. Немного помолчав и шмыгнув носом, она бодро продолжила. – Поняла! Принимаю на себя командование над отрядами на время вашего отсутствия! И,… будьте осторожны. Черт его знает, что еще может бродить в лесах в такое то время.
— Я всегда осторожен, — добродушно усмехнулся Дескарион, благодарно махнув рукой в сторону стены. К ним уже приближались Изабель с Леонидом. Летя на ледяных крыльях, она время от времени поглядывала, как обстоят дела у Леонида на его странном топоре и с девушкой на плечах. – Так, вижу наше подкрепление. Боевой удачи в операции. Конец связи.
Под шум в динамиках, Дескарион невольно улыбнулся. Чуть не сбив Дмитрия с ног, на него налетела Изабель, тут же обвившая руками его шею. Леонид же, который теперь еще тащил на себе племянницу Дмитрия, приближался намного медленнее, но все равно вскоре уже добрался до отряда. Недовольно взглянув на лобзания Дмитрия и Изабель, он невольно хмыкнул и помог Мишель спуститься на землю.
— Что ж, если все готовы, — оглядев бойцов, начал Азазель. – То тянуть время более не имеет смысла. Выдвигаемся?
— Пойдем пешком? – вытаскивая очередную сигарету, недовольно спросил Люцифер. – Тут идти то, минут двадцать точно.
— Да, пожалуй, пешком пройдемся, — потянувшись, радостно улыбнулся Азазель, направившись в сторону леса. – Слишком уж скорости разные. Да и, думаю, ребятам есть, о чем поговорить. Он же у тебя комментатором сейчас на арене работает, верно, Люсь? Не думаю, что они так уж часто видятся.
Невольно усмехнувшись, Люцифер скомандовал отряду о выдвижении. Под громкий звук разлетающихся в сторону Элиз и боевые выкрики радостных бойцов, они направились следом за Азазелем в сторону леса. Наконец все это кончилось. Оставалась лишь такая небольшая мелочь, как разделение трех миров обратно на три части. Но об этом, демону сейчас хотелось думать меньше всего. Он снова оказался в раю. Неплохо показал себя. Встретил старых знакомых. А сейчас – ему предстояло отправить собственного комментатора на растерзание в чистилище. Справится ли он там? И правильно ли они делают, что отправляют именно Дмитрия туда? Другие варианты, в целом, Люцифер даже не рассматривал. Рано или поздно его подопечному пришлось бы туда спуститься. Так пускай сейчас он это сделает хотя бы с пользой, а не для галочки.
Засунув руку с кольцом в карман, Люцифер бросил напряженный взгляд в сторону рая. Единственное, на что он сейчас надеялся, что рай не воспримет эту войну, как повод для очередного включения ночного режима. Хотя бы не сейчас, пока столько дорогих ему бойцов находятся вне защитных стен города.
Едва последний из отряда прошел мимо демона, он вновь тяжело усмехнулся и направился следом, в чащу. Следующей остановкой должен стать Элариум. Во многом, сейчас его пугала неизвестность. Но портить кому-то настроение своей озадаченностью ему не хотелось. Да и в любом случае было легко догадаться, о чем примерно думает каждый из отряда. Все прекрасно знали, в каком состоянии находится их родная планета и какая угроза нависла над ней.
Увернувшись от, чуть не влетевшей ему в лицо, ветки, Люцифер решил окончательно отогнать мысли куда подальше. Выпустив очередной клубок сигаретного дыма, он оскалился и ускорил шаг. Вперед, навстречу будущему, которое, казалось, должно быть безоблачным.

Глава последняя. Эпилог

Большая часть пути прошла в молчании. Каждому сейчас было, о чем думать. Кто-то переживал за своих родственников, не зная, остались ли они в живых или погибли, будучи вырваны из жизни. Кто-то больше переживал из-за тех, кто отправился на зачистку рая от оставшихся гомункулов. Некоторым же просто было не до всего этого.
— Почти пришли, — через минут двадцать, проведенных в пути, холодно сообщил Азазель.
Хотя, это было вовсе ни к чему. Вскоре, весь отряд высыпал на небольшую опушку, в противоположном конце которой начиналась тропинка. По краям ее росли небольшие кусты, ведущие прямо вглубь чащи, откуда доносилось легкое свечение. Видимо, там и находился Элариум.
— Дальше ты должен идти один, — остановившись около начала тропинки, обратился Азазель к Дмитрию. – Каждый из нас уже побывал там в свое время. Повторное посещение можешь повлечь за собой не самые лучшие последствия. Верно ведь, Люсь?
— Ну, я же жив, верно? – усмехнулся в ответ Люцифер, самодовольно оскалившись и тоже покосившись на Дмитрия. – Не переживай. Даже Палач справился. Думаю, у тебя-то должно хватить сил, чтобы не облажаться.
— Угу, — недовольно хмыкнул Дмитрий, вытащив на всякий случай пистолет и клинок. Желая уже шагнуть вперед, его резко схватил за локоть Люцифер. – Что такое?
— Убери оружие, — нахмурившись, холодно приказал демон. – Оно тебе там не понадобиться. Только спровоцируешь лишние проблемы.
Немного поколебавшись, Дмитрий все же кивнул и, избавившись от своего боекомплекта, подкурил сигарету. В очередной раз ему приходится покидать команду дорогих ему людей. Невольно усмехнувшись, он выпустил клубок сигаретного дыма и, отправившись в чащу, сделал знакомый Люциферу жест. Прислонив указательный и средний палец к голове, резко одернул их в сторону.
— Выскочка, — чуть слышно усмехнулся Дескарион. С каждым разом, когда подопечный Люцифера вступал в бой – он пытался сделать это максимально эффектно. И уже успел этим изрядно поднадоесть богу. – Как думаешь, он там надолго?
— Не знаю, — безразлично пожав плечами, хмыкнул Люцифер. – Если не подохнет, то ненадолго. А так,…
Отойдя к центру опушки под озадаченные взгляды отряда, он топнул ногой. Вокруг него из земли выросло несколько длинных скамеек и небольшое кресло в центре. Усевшись на него, он оскалился и жестом пригласил бойцов рассесться.
— Немного времени у нас, думаю, есть, — глядя, как неохотно отряд рассаживается по скамейкам, начал Люцифер. – Думаю, вы будете только рады послушать одну занимательную историю.
Получив одобрительный кивок со стороны Дескариона, Люцифер вновь самодовольно оскалился. Он давно хотел уже с кем-нибудь поделиться своей историей. От рождения и до властвования в аду. Теперь, правда, даже он сам не знал, насколько правдивой она была. Но, другой истории в запасе у него все равно не было.
Выпустив очередной клубок сигаретного дыма, он лениво потянулся и приступил к длительному, но увлекательному путешествию по своей жизни.

— О, Феникс! – едва Дмитрий шагнул на берег небольшого озера, скрытого от солнца древними дубами, послышался голос откуда-то слева.
Неловко повернувшись, он лишь увидел маленькое существо с черными крыльями, приближающееся к нему. Таких существ, подобных этому, здесь была целая тьма. Перелетая с куста на куст, они словно кружились в бесконечном танце. С черными крыльями, однако, здесь был лишь он один.
— Здравствуй, Габриэль, — наконец, когда существо было достаточно близко, радостно улыбнулся Дмитрий. – Что это за место?
— Сад Элариума, — отвесив театральный поклон, попытался ввести друга в курс дела бывший архангел. – Сюда попадают архангелы, которые не были прокляты. Грубо говоря, если бы я умер, нарушив обещание – моя душа просто стерлась бы. А так, теперь я здесь. Спасибо тебе!
— Да не за что, — пытаясь, по обыкновению, холодно смотреть на мир через свои очки, коротко перебил его Дмитрий. – Ты лучше скажи, зачем меня сюда отправили.
— А, тебе не сказали? – удивленно воскликнул Габриэль, покрутившись перед носом у Дмитрия и усевшись ему на плечо. – Элариум – озеро, соединяющее рай и чистилище. Казематы творца, как мы их тут называем. Место, которое невозможно уничтожить, как изнутри, так и извне. Даже если весь рай разнесет на кусочки – этот клочок земли останется нетронутым и будет висеть вне пространства. Здорово, правда?
— Да, частично об этом мне уже поведали, — почесав затылок, нахмурился Дмитрий. – Ты лучше скажи, что мне тут делать.
— Что делать? – наивно посмотрел на Дмитрия Габриэль. С его, слегка писклявым голосом, теперь было трудно вызывать хоть какую-то серьезность. – А, ну элементарно. Иди в озеро.
— То есть? – никак не желая догадываться о том, что имеет в виду архангел, все больше вводился в заблуждение Дмитрий.
— Просто зайди в озеро, — тяжело вздохнув, Габриэль поцокал языком. – Идешь, идешь. Когда тебя утащит на дно вместе с головой – поймешь все сам.
Слетев с плеча, Габриэль застыл в воздухе перед Дмитрием. Оглядевшись по сторонам, он помахал кому-то и вновь повернулся к своему другу.
Немного повисев в воздухе перед Дмитрием, он жестом предложил бойцу следовать за ним. Получив одобрительный кивок в ответ, он развернулся и полетел над водной гладью. Все дальше.
Послышались шаги. С каждым из них, Дмитрий все глубже погружался в холодную, темно-синюю воду Элариума.
Вскоре, на поверхности осталась одна лишь голова. Вытягивая подбородок, Дмитрий все еще пытался держаться на плаву. Наконец, на его лице, на секунду, промелькнуло удивление, сменившееся легким ужасом. Нечто схватило его за ногу.
Не успев толком отреагировать, он лишь обдал Габриэля брызгами, скрывшись с головой под водой.

Кромешная тьма неожиданно сменилась белоснежным, ярким светом, исходящим практически со всех сторон. Встав с колена, Дмитрий огляделся.
Он был полностью сухой. От посещения им озера ни осталось и следа. Возможно, он пролежал без сознания ни один час. Либо таковым было перемещение в чистилище. Безгранично белое и излучающее легкое ощущение дискомфорта.
В этом мире не было контуров. Где начинается пол, заканчивается потолок, проходят стены. Всего этого не было. Казалось, будто Дмитрий просто парит в воздухе.
Пришла мысль вытащить оружие. Чуть было не поддавшись искушению, Дмитрий вдруг вспомнил слова Люцифера. Немного подумав о том, что демон, возможно, не зря предупредил его, он все же отбросил эту идею.
— Есть тут кто? – засунув руки в карманы, громко крикнул Дмитрий. Его голос эхом разлетелся по безграничным, белоснежным просторам. – Э-эй?
Не получив ответа, он шагнул вперед. Каждый его шаг вызывал легкие круги вокруг ботинок. Словно он шел по воде. Возможно, он и шел по ней. Но ботинки, при этом, не промокали, характерного звука не было и в помине.
Наконец, вдалеке появился образ. Стоя спиной к Дмитрию, человек молча смотрел на носы своих белых ботинок. С каждым шагом Дмитрия, человек, казалось, отдаляется от него.
— Эй! – пытаясь нагнать исчезающего человека, громко крикнул Дмитрий, но собеседник продолжал молчать. – Эй, слышишь меня!
— В сторону,… — прозвучал голос в голове. Слегка смутившись, Дмитрий остановился, а человек просто растворился в воздухе. Возможно, он пытался завести его в ловушку.
Помотав головой, он развернулся и сильно удивился. Вдалеке, в месте, откуда он пришел – стоял этот же самый человек в белом плаще, все также стоя к нему спиной.
— Ты кто? – слегка опомнившись, попытался крикнуть в пустоту Дмитрий.
— Кто я? – послышался голос сзади, как только образ вдалеке перед ним исчез. Повернувшись, Дмитрий словно врос в землю. Человек уверенно шел в его сторону. От ботинок до кончиков волос белоснежный. Видны были лишь контуры тела и яркие, желтые глаза. Но далеко не это смутило его. Как две капли воды. Руки, ноги, одежда. К Дмитрию шел не просто белый человек. Это был белый Дмитрий. – А кто ты? Сможешь ответить на этот вопрос?
— Что за,… — чуть-чуть попятившись назад, все же попытался сохранить уверенность в голосе Дмитрий. Белый Дмитрий радостно оскалился и исчез в голубой дымке, появившись у него за спиной. Секундой позже, послышался удар и Дмитрий, пролетев несколько метров, прокатился по земле. – Ты,…
— Наша третья встреча, а ты боишься, — довольно рассмеявшись, белый Дмитрий махнул рукой в сторону пола. Из черной искры появился белоснежный клинок. – Ну же, вставай. Мне же нужно посмотреть, насколько ты вырос.
— Третья? – нахмурившись, Дмитрий едва успел откатиться от выпада оппонента. – То есть, как, третья?
— Каждая душа несколько раз посещает меня за цикл, — закатив глаза, недовольно начал человек. Опустив оружие, он на мгновение задумался, после чего все же продолжил. – До рождения, после смерти, после прощения и перед переработкой. Ни одна из встреч не запоминается душе. Не потому, что я не хочу этого. Нет. Чистилище существует вне пространства и времени. Формально, попадая сюда, душа не живет. Время для нее останавливается. Доходчиво объяснил?
— Ты так и не ответил мне на вопрос, — понимая, что боя не избежать, Дмитрий вызвал свой черный клинок. – Кто ты?
— Но ведь и ты не ответил, кто ты, верно? – замахнувшись клинком, белый Дмитрий выпустил темно-синие, ледяные крылья. – Ты поймешь, кто я, когда поймешь, кто ты. Как бы убого это не звучало.
В ответ, Дмитрий выпустил свои огненные крылья. Замахнувшись клинком, он взмахнул крыльями и полетел на, несущегося на него, белого Дмитрия. С громким звоном, клинки встретились. Звон эхом разнесся по всему чистилищу. Теперь это не было очередной стычкой против очередного демона или бойца, возомнившего себя достаточно сильным, чтобы угрожать Дмитрию. Наконец, он начал понимать, против кого сражается. Для него начался бой против самого себя.

Автор: Соболев Станислав Александрович.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *