Семь кругов Арены 2: в погоне за Апокалипсисом. Часть вторая.

Семь кругов Арены 2: в погоне за Апокалипсисом

Первая часть.

Глава 21. Возвращение оракула

Нервно оглядываясь по сторонам, время от времени посылая озадаченный сигнал по микрофону, Изабель уже несколько минут стояла перед каменным забором, за которым расположилось трехэтажное, выполненное в восточном стиле, здание. Близился закат, и небо уже потихоньку темнело, а никого из команды до сих пор не было видно.
— Командор, вы слышите меня? – в очередной раз попыталась воззвать к микрофону девушка. Как и все остальные разы, в ответ она лишь получила очередную порцию помех. Тяжело вздохнув, она выпустила из руки микрофон и, с радостью для себя, заметила приближающихся людей. – Командор!
— Как же ты надоела в ухе жужжать, — таща на себе израненного, без брони Михаила и слегка прихрамывая на правую ногу, недовольно заворчал Андрей. Идущий рядом Дескарион, с, облокотившимся на него Сайрусом, лишь усмехнулся и кивнул подбежавшей девушке.
— Командор, что с вами случилось? – подхватив висящую в воздухе руку Михаила и помогая Андрею нести израненного союзника, слегка удивленно спросила Изабель. Все лицо командора было изранено, а одежда пропиталась собственной кровью. При всем этом, он выглядел немного лучше пострадавших Сайруса и Михаила, но все же вызывал некоторую озадаченность.
— Вон, у этого спроси, — поморщившись от боли в ноге, недовольно заворчал Андрей, косо посмотрев на Дескариона. – Вошел во вкус, называется.
— А что я-то сразу? – смутившись, встрял в разговор Дескарион. – Я дал вам время на отступление. Целых,…
— Семь секунд? – чуть не выронив Михаила, гневно перебил бога Андрей. – Это ты называешь временем на отступление?
— Прости, закат близится. Семь секунд – это большее, что в сложившейся ситуации я мог вам подарить, — слегка нахмурившись, но, все же добродушно улыбнувшись Андрею, усмехнулся Дескарион. – Изабель, Феникс с Палачом уже успели добраться до укрытия?
— Еще нет, — оставив Михаила на совести своего командира и быстро подбежав к воротам, тут же отворив их для бойцов, слегка взволнованно ответила Изабель. – Сколько осталось до заката?
— Секунд сорок, — войдя во внутренний двор здания и радостно отметив для себя наличие прожекторов по всему периметру, произнес Дескарион. – Не думаю, что рай даст нам больше времени.
— В смысле? – смутившись от того, что рай «дает им время», удивленно переспросила Изабель, но тут же замолчала. Со стороны стены на дороге появилось несколько фигур, к которым она тут же помчалась. – Дима, Леня!
Кряхтя и пытаясь хоть как-то тащить архангелов, давящих на них всей массой своих крыльев и брони, Дмитрий с Леонидом тут же оглянулись на источник голоса. По пыльной дороге, со стороны укрытия, к ним приближалась девушка с явно недовольным видом.
— Давайте, помогу, — быстро вклинившись между Леонидом и Дмитрием, подхватила обоих архангелов Изабель. – До заката осталось около тридцати секунд, а вы бродите где-то.
— Где-то? – тут же заворчал в ответ Леонид. – Могла бы сама тогда отправиться искать этих крылатых героев. Они ж не под соседним кустом валялись, знаешь ли.
— Ладно, отставить гнев, — радостно заметив, как к ним на помощь подходят Дескарион с Андреем, судя по всему уже доставившие пострадавших бойцов внутрь, попыталась тут же поменять тему разговора Изабель. – Как думаешь, Лень, что может означать фраза Дескариона: «рай не даст нам больше времени»?
— Ты о чем? – помотав головой, удивленно спросил Леонид, но тут же замолк. Дескарион был уже слишком близко и мог услышать. – И я ему как врежу топором по черепу!
— Потом будешь хвалиться, — помогая бойцам нести архангелов и пытаясь как можно скорее добраться до ворот под вид темнеющего на глазах неба, усмехнулся Дескарион.
Кивнув и пожав плечами собеседнице, которая тут же переключилась на Дмитрия, Леонид постарался ускорить шаг. Буквально в последние секунды, им удалось успешно добраться до ворот и плотно закрыть их за собой. Спустя несколько секунд, по всему периметру зажглись прожектора, разделяя тень ночного рая. На небо сравнительно быстро вышла красная луна, а со всех концов рая раздался леденящий вопль. Словно тысячи душ одновременно погибли в мучениях. Их мольбы о помощи дополнялись звуками звона лезвий и древесного скрежета. Как будто невидимый лес маршировал по улицам города и убивал всех огромными клинками, давая жертве насладиться всеми радостями предсмертных мучений.

— И вот в такой вот канализации живет один из всадников, — бредя уже несколько минут по странному, шириной в несколько метров, туннелю, усмехнулся Грейс. – Тут, наверное, еще и крысы водятся.
— Слушай, не умничай, — недовольно хмыкнул в ответ Грейсу человек в зеленом плаще. – Между прочим, у тебя такой же под твоей цитаделью.
— Так сверху-то цитадель! – гордо стукнув себя в грудь и получив удар кулаком по плечу от Габриэля, самодовольно заявил Грейс. Его голос эхом пробежался по коридору и вызвал ряд легких негодований откуда-то впереди. – Себе хоромы не думал отстроить то?
— Денег дай, умник, — вслушиваясь в голоса, нехотя ответил хозяин канализации. – Скажи спасибо, что хоть такое убежище есть. Сюда раю не пробраться – лунный свет не попадает внутрь. Главное, чтобы наверху все успели по домам разойтись, а то не хочется на утро не досчитаться пару десятков бойцов.
Пытаясь хоть как-то отвлечь себя от негодований впереди идущего, Грейс начал всматриваться в стены туннеля, параллельно с этим подкуривая очередную сигарету. Отделка стен в точности была такой же, как и его собственный бункер. Видимо, они как-то связаны между собой под землей и являются чем-то на подобии местных способов незаметного перемещения из одного конца рая в другой. Слегка задумавшись, Грейс чуть было не пропустил поворот, ведущий на длинную лестницу, уносящую куда-то вглубь.
— Пришли, — выйдя на ярко освещенный участок и красный ковер, довольно улыбнулся человек в зеленом плаще. – Мы на месте.
— Ты кого там притащил? – тут же послышался недовольный голос откуда-то спереди. Слегка смутившись, Грейс с Габриэлем поспешили подойти к человеку в зеленом. – Ого! Шеф, а чего не предупредили о столь важном визите?
На большом, красном и, судя по всему, кожаном диване, украшающим большую часть видимого простора гостиной, закинув руки за голову, развалился человек в бежевой рубашке и светлых, белых джинсах. Рядом с ним, холодно глядя на вошедших гостей, аккуратно подогнув ноги, сидела очаровательная, длинноволосая блондинка в черном, легком топике и короткой, черной, тряпичной юбке с белым подолом. Даже не моргая, она словно сверлила взглядом гостей насквозь.
— Грейс, я, — сев нормально и лениво потянувшись, начал человек. Изо рта вырвался легкий зевок, плавно нарастающий. Подхватив звук, щеки человека разошлись, открыв по бокам еще два отверстия, отдаленно напоминающие дополнительные рты. От зевка, бокалы на полках, украшающих парадную часть гостиной, разлетелись вдребезги. – Извиняюсь.
Едва рты закрылись, по щеке со звуком хлыста резанули золотистые волосы девушки, сидевшей рядом, оставив под глазом у зевнувшего соседа тонкий, кровоточащий порез. Не поворачивая головы, она перевела взгляд обратно на гостей.
— Ты зачем меня перед гостями позоришь? – слегка поморщившись от удара и слизнув со щеки капельку крови, вытекшей из раны, недовольно заворчал пострадавший.
— Довольно! – наконец, не выдержал и встрял в бессмысленные междоусобные распри человек в зеленом плаще. Окинув взглядом комнату на предмет наличия кого-то еще, он недовольно хмыкнул и кивнул Грейсу с Габриэлем, чтобы те заходили внутрь. – Что ж, знакомьтесь, мой лорд. Это ленивое, вечно зевающее создание – Шарк. Его создал Дескарион для изучения собственных способностей. Формально, он считается искусственно созданным гомункулом, – дождавшись, пока самодовольная улыбка сойдет с лица Шарка, человек перевел взгляд на девушку, которая теперь холодно смотрела ему в глаза. – Эрифия. Некогда она занимала мой пост в аду. Ее смерть на арене до сих пор вызывает кучу восторга у тех, кто хочет схожие с ней способности. При этом ее случай единичный. Во время одного из своих боев она подавилась собственным волосом, попавшим ей в горло. Страшная и бессмысленная смерть, как мне кажется.
— Гомункул? – усмехнулся Грейс в адрес знакомого слова. – Разве гомункул – изначально не обозначает искусственно созданного человека? – устраиваясь как можно удобнее на диване рядом с Эрифией, он замолчал и наивно посмотрел в сторону полок, которые теперь были полны стеклянных осколков.
— Твое замечание справедливо, хоть и не верно, — пытаясь придать легкий оттенок серьезности своим словам, задумчиво произнес человек в зеленом. – Шарк, где Бриз?
— Там, где обычно – в туннелях, — разведя руками и боязливо косясь на восседающего рядом чернокрылого архангела, который время от времени пододвигал руку ближе к его ноге, попытался остаться в рамках своего наглого образа Шарк. – Говорит, что не хочет уходить оттуда без сильной надобности. Да и сам знаешь, что с ним долго не поговоришь. Если сам не пришлепнет – то от запаха точно костьми ляжешь.
Негромко хмыкнув, человек в зеленом засунул руки за спину и направился в сторону двери в противоположном конце комнаты. Судя по всему, вопрос о предстоящем утре волновал его куда больше всех остальных, кто находился с ним рядом.

— Ну, неужели, — хрустнув шеей, довольно произнес Люцифер, заметив приближающийся в тумане свет лодки Харона. – У него там что, обеденный перерыв был что ли?
— Не так уж долго он и плыл, — хмыкнул ему в ответ Вергилий, пытающийся хоть как-то скрыть свое недовольство от ожидания. – Могли и минут сорок ждать его, если бы понадобилось. Мы, вроде, не особо торопимся, верно?
Поморщившись и отойдя от берега, куда врезался нос лодки Харона, Люцифер сжал на мгновение кулаки. Их путешествие сейчас зависело только от хозяина лодки и от того, как он отреагирует на появление владыки ада на берегу.
— Отправляемся через несколько минут! – прозвучал знакомый Вергилию голос со стороны лодки. Буквально через секунду, через борт перепрыгнул Харон, достаточно мягко приземлившись на серый, прибрежный песок. Самодовольно улыбаясь, он плавно приподнял голову. С лица тут же сошла улыбка, сменившись озадаченной гримасой, едва на глаза попался облик стоящего перед ним демона. – Ты никуда не поплывешь.
— У тебя нет вариантов, — усмехнулся Люцифер и подошел практически вплотную к Харону. Наклонившись и стараясь смотреть ему прямо в глаза, он продолжил. – Разрешение было получено. Считай, что оно официально. У меня есть в раю благородная миссия. Я иду туда с чистым сердцем, и по велению бога ты не можешь стоять на моем пути.
— Ты уже воспользовался услугами моей лодки! Я никого не везу в обратную сторону, и ты это прекрасно знаешь! – резко вскочив на ноги и направив палец практически в лицо демона, воскликнул Харон. – Понял?
Молча глядя на Харона и палец, практически дотрагивающийся до его драгоценного носа, Люцифер тяжело вздохнул и на мгновение закрыл глаза. Мгновением позже, когтистая рука демона схватилась за протянутую часть тела и, практически впечатав Харона в серый песок, сделала прекрасный залом протянутому пальцу под, не менее очаровательный, аккомпанемент в виде хруста.
— Как думаешь, что мешает мне просто убить тебя и добраться самостоятельно до другого берега? – все сильнее прижимая руку Харона к его собственной спине, где уже красовалась нога демона, усмехнулся Люцифер. – Быть может, нам не нужен проводник? – приближаясь лицом к уху жертвы, почти шепотом продолжил он. Вскоре, губы практически касались края ушной раковины Харона. – А может, этой реке и вовсе проводник не нужен?
— Что ж за день то такой, — пытаясь вырваться из залома и выплевывая попавший в рот песок, через боль пожаловался Харон. Чувствуя, что боль нарастает, он сглотнул набежавший к горлу комок. – Да что у вас за мания на эту руку то такая?
— М? Хочешь сказать, кто-то уже был здесь сегодня кроме Феникса? – надавив посильнее на руку Харону, довольно оскалившись, глядя, как тот мучается от боли, все же с легким удивлением переспросил Люцифер. – Говори, кто это был!
— Не могу, — сжимая в свободной руке песок и надеясь, что ему удастся хоть как-то добросить его до демона, чуть слышно произнес перевозчик. Поймав на себе озадаченный взгляд демона, и почувствовав, как ослабла хватка, Харон резко перевернулся и запустил горсть песка прямо ему в лицо. Вопреки всем ожиданиям, хватка вновь стала сильной и больной, а песок, огибая лицо предполагаемой цели, разлетелся на сотни маленьких частичек, плавно растворяясь в воздухе. – Ну, стоило попытаться.
— Так ты скажешь мне, кто это был, или продолжишь играться в этой загробной песочнице? Нам отплывать скоро, — балансируя на руке заложника, постепенно снимая напряжение и возвращая его с новыми силами, вновь усмехнулся Люцифер. – У нас есть время. Много времени. Да и без тебя мы добраться сможем.
— Не сможете. Механизмы защиты построены так, что без лодки вы будете двигаться по бесконечному кругу, — поняв, что козыри в его рукаве в виде песка исчерпаны, решил пойти в обход Харон. – Без моей лодки вам не добраться до другого конца. А без меня – лодка не поплывет, демон.
— Ничего страшного, Харон, — пробежавшись по лбу своей жертвы когтями, лишь продолжил насмехаться в ответ демон. – Тогда мы просто возьмем твое тело с собой и заставим его работать на нас. Вергилий, сможешь это устроить?
— Гипноз? Да без проблем! – обрадовавшись, что его помощь, наконец, понадобилась, восторженно воскликнул поэт. Вызвав свой клинок из бурана, он довольно оскалился и направил кончик лезвия прямо в лицо жертве. – О, Харон, свет в сумраке мира иного,…
— Хорошо, хорошо! Я доставлю вас! – уловив мелодичное начало стиха слегка расстроившегося от перебивания Вергилия, вновь зашевелился Харон. От голоса младшего брата Люцифера по всему телу пробежал холодок, оставивший за собой плотный след мурашек. – Только отпусти. Прошу.
— Довольно, — положив на плечо демону руку, постаралась миловидно улыбнуться Лада. – Он достаточно настрадался. К тому же, он согласился довезти нас.
— Хорошо, не спорю, женщина, — положив поверх ее руки свою, поднялся демон. Убедившись, что Харон сам в состоянии подняться, Люцифер перевел взгляд на недовольного Вергилия. – А у тебя что случилось?
— Да, стих не дали закончить. Красивый придумался, — заставив свой клинок исчезнуть, обиженно проговорил поэт и направился в сторону опустившегося помоста. – Мне с вами?
Усмехнувшись, и глядя, как Харон, прихрамывая, идет в сторону лодки, демон подошел к Вергилию. Обхватив его за плечо и потрепав волосы, он миловидно оскалился и, вместе с ним и Ладой, направился следом за Хароном. Впереди ожидало долгое плавание и лучше, чтобы оно началось с хорошего настроения.

— Иванов Андрей Филиппович, — чуть слышно проговорив себе под нос, человек в черном плаще попытался вычеркнуть очередное имя из списка, но оно исчезло прямо перед железным когтем. – М?
Наивно глядя под красной луной рая на тело, обладателя которого он только что хотел вычеркнуть из книги, человек в черном плаще и капюшоне грустно вздохнул и закрыл книгу, заставив ее исчезнуть. Усевшись на осколок стены, лежащий неподалеку, он продолжил свои наблюдения.
— Была, конечно, мысль что не успею, но, — задумчиво развалившись на камне и глядя, как сотни тел вокруг, с жутким стоном и воплями о помощи, разрываются появившимися из земли корнями, разочаровано прохрипел человек. Дыра в стене, оставленная Дмитрием, плавно зарастала, а осколки вокруг – покрывались тонким слоем мха, становясь частью ландшафта.
Недовольно хмыкнув и вырвав из земли корень, который уже несколько секунд пытался оторвать ногу человеку в черном плаще, он лишь усмехнулся и сжал надоедливую корягу в руке. Подержав пару мгновений обрубок и разжав ладонь, он аккуратно высыпал черный пепел сбоку от себя, вызвав легкую волну негодования у невидимого врага.

Появившись из облака черного дыма и поправив свой любимый цилиндр, Натанаэль огляделся по сторонам. Сознание Дмитрия, из небольшого форта, отстроенного им, превратилось в огромную цитадель, стоящую прямо на водной глади. Повсюду сновали поглощенные комментатором арены души, с видимостью сильной напряженности на лицах.
— А, Натанаэль, наконец-то прибыл! – послышался знакомый голос. Оторвав взгляд от верха цитадели, Натанаэль одарил взором ворота, из которых под шум работы вышел Вестрок с рыжеволосой девушкой. Из одежды, на ней была легкая, бордовая рубашка с широкими манжетками и легкая, темно-красная юбка, из-под которой виднелся лисий хвост. – Не думал, что ты так быстро сможешь вернуться.
— Славно поработал, Вестрок, — пытаясь не обращать внимания на девушку-лису, направился в их сторону Натанаэль. – Нашел что-нибудь новое для нашего господина?
— Натанаэль! – набросившись на шею бэрду, чуть не сбив его с ног, не дала ответить Вестроку девушка. – Ты почему так долго? Мы попросили наблюдателей передать тебе сообщение еще минут десять назад.
— Амаль, не лезь, потом, — пытаясь спихнуть с себя девушку и наивно глядя на ухмыльнувшегося собеседника, ожидая от него поддержки, заворчал Натанаэль.
— Да, много чего нового нашел, — пытаясь хоть как-то сдержать смех от наивных попыток бэрда спихнуть с себя девушку-лису, попробовал максимально серьезно продолжить разговор Вестрок. – Но, я думаю, тебе сейчас не интересно будет слушать мои рассказы об этом. К тому же, тут твоя девушка,…
— Это не моя девушка! – наконец, вырвавшись, и спрятавшись за спиной у собеседника, гневно воскликнул Натанаэль. – И вообще, как оракул, она могла и предугадать мое желание поглотить ее душу.
— Ты опять за старое? – хмыкнув, обиженно скрестила руки на груди девушка. Лисьи уши на ее макушке озлобленно зашевелились. – Я уже говорила тебе, что твой визит был предвиден мной.
— Ага. Как ты там говорила? «Две души станут едины и проведут вечность, путешествуя по загробным мирам»? – сощурившись, с легкой долей сарказма в голосе, попытался процитировать предсказание девушки бэрд. – Тешила себя надеждами о взаимной любви? Твои предсказания вообще можно воспринимать буквально?
— Амальтииртарэ, прошу простить Натанаэля, — взяв бэрда за ворот и вытащив его из-за своей спины, встрял в разговор Вестрок. – Я рад, что смог встретить вас здесь, хоть это и не самое радушное место для встречи.
— Ничего страшного, я привыкла, — слегка огорчившись после слов Натанаэля, все же попыталась успокоить Вестрока девушка, направившись в сторону ворот. – Предлагаю зайти внутрь. Натан, у меня для тебя задание есть. Будешь действовать по нашему приказу. Хорошо?
— Еще одна,… — чуть слышно заворчав себе под нос, недовольно засунул руки в карманы брюк бэрд. – Хорошо, что уж там. Ведите. Надеюсь, что успеете до окончания ночи в раю. Хочется все-таки узнать, что это такое.
Молча кивнув и повернувшись обратно в сторону ворот, Амальтииртарэ негласно пообещала о недолгой задержке бэрда в сознании. Взяв Вестрока под руку, она плавно двигалась вперед в паре метрах перед Натанаэлем, до сих пор пытающимся понять, для чего его вытащили с поля боя и насколько высока важность того, что хотят взвалить на него сожители по сознанию. В крайнем случае, они могли просто связаться с ним через Дмитрия. И, судя по тому, что этого не произошло – хозяин не должен был знать о планах.
Отогнав в сторону мысли и нагнав Вестрока с Амальтииртарэ, Натанаэль перевел взгляд на ворота. Со времен его ухода, они увеличились практически втрое, и создавалось легкое, неприятное ощущение, будто бы все сознание их господина готовится к вторжению извне.

Глава 22. Собрание

— Значит, остальные отряды пали? – нервно расхаживая по небольшой комнате на самом верху восточного замка перед шестью людьми, сидящими на одном колене, слегка взволнованно переспросил Дескарион. – Семь отрядов из двенадцати?
— Тебе ж сказали уже, — протирая тряпочкой черный пистолет, усмехнулся Дмитрий, сидящий в кресле в углу. Рядом с ним на небольшой койке, принесенной наверх, видимо, по причинам общего собрания, расположился Андрей, недовольно покосившийся на него. – Ты один сам, как целая армия.
— Это не меняет дела! – не выдержала и практически вскочила с места длинноволосая блондинка с черной тростью. Одетая в черное подобие мужского фрака и в черные строгие брюки, смотрелась она слегка странно. При сравнительно маленькой груди и черной, пиратской повязке поверх левого глаза, ее легко можно было бы спутать с длинноволосым мужчиной. Облокотившись на трость, она сделала неуверенный шаг в сторону Дмитрия и с явным недовольством, нахмурилась. – Рай и без того понес слишком много потерь! За все время, что я нахожусь здесь – впервые на небе вышла красная луна. Ты хоть понимаешь, что это значит?
— Ева, успокойся, — тяжело вздохнув, готовясь к всплеску эмоций со стороны девушки, попытался встрять в разговор Дескарион. Резко обернувшись, она на мгновение прищурилась, но все же кивнула и вернулась на свое место. – Хорошо. Как твой отряд?
— Скверно, милорд, — держа крепко трость в руке, и сглотнув набежавший к горлу комок, чуть слышно проговорила Ева. – Наши девушки смогут поставить раненых из других отрядов на ноги, но мы потеряли двух архангелов. Анакриэль и Лариэтта были ценными бойцами и до последнего держали клинки в своих руках. Женский отряд сможет предоставить подкрепление в виде снайперского обстрела врага, но это большее, что мы сможем сделать на поле боя без физической мощи со стороны крылатых.
— Ясно. Двэргар, как у вас обстоят дела? – обратившись к слегка странноватому, низкорослому мужчине с длинной, пушистой бородой, продолжил выяснять ситуацию Дескарион. – Слышал, что ваш отряд стал одним из первых, попавших под удар врага. Это так?
— Да, милорд, — легким басом ответил Двэргар. Его небольшое, полутораметровое тело было облачено в легкие, кожаные доспехи. При всем своем крепком телосложении молот в его руках смотрелся более чем грациозно. – Мефрэн и Скарлэт погибли, преграждая путь поступающим душам. Боюсь, что их тела уже стали частью Наглийского леса. В ходе сражения нам также пришлось потерять половину нашего отряда, но клянусь своей бородой, что до последнего вздоха оставшиеся пять бойцов будут всеми силами защищать стены рая!
— Это именно то, что я ожидал услышать от тебя, — на секунду закрыв глаза, благодарно поклонился собеседнику Дескарион. – Зачатый в аду и служащий раю. Твоя сила будет настоящим подарком для нас в бою.
Словно глядя на невидимые часы на руке, бог нахмурился и выглянул в окно, глядя за черным пятном на кроваво-красной луне. Каждое свое появление, луна напоминала собой огромный глаз рая, следящий за всем населением загробного мира. По обычным меркам, до рассвета оставалось ждать не более двух часов, но учитывая все пострадавшие участки рая – восстановление сил могло затянуться вплоть до шести.
— Хорошо, — отбросив размышления в сторону, продолжил Дескарион. – Кригарэн, Велнард, как у вас обстоят дела?
— Хуже некуда, — потянул молодой человек, лет двадцати на вид. В отличие от остальных бойцов, находящихся в комнате, он был одет более чем легко. За его спиной красовался лук, а сам он одет был в белую рубашку, поверх которой была нацеплена черная куртка. Темно синие джинсы и белые кроссовки удачно сочетались с растрепанной шевелюрой и зелеными глазами, по счастливой случайности ставшие частью образа бойца. – Труэль и Фенэс погибли в бою вместе с Мефрэном и Скарлэтом, но сам отряд не постигла участь нашего экзотичного друга. Хоть потери и стали для нас легким дискомфортом, но мне удастся предоставить вам семь бойцов к завтрашнему дню.
— Звучит обнадеживающе, Велнард, — дослушав доклад, благодарно продолжил бог. – Кригарэн, а у тебя как дела?
— Они,… — сжав руку в кулак, чуть слышно начал человек, облаченный в серебристые доспехи с темно-синим крестом на спине и таким же крестом поверх башенного щита. Вторая рука с силой сжала рукоять зазубренного клинка, напоминающего палаш. Стукнув свободной рукой об пол, Кригарэн сделал глубокий вдох и, наконец, высказал вердикт. – Они все мертвы, милорд. Я последний из своего отряда.
— Сожалею, — поджав губы, через силу выдавил из себя Дескарион. – Если хочешь, можешь покинуть собрание. Лидеры своих отрядов потом сообщат тебе все необходимые детали.
— Благодарю, — поклонившись и поднявшись с колена, зазвенел своими доспехами Кригарэн. Направившись в сторону лестницы, он на мгновение обернулся к провожающим взглядам союзников. – Цените то, что имеете, милорд. Каждый в этой комнате не думая отдаст благоденствие загробной жизни за общую цель.
— Я сбрею бороду, если их жертвы будут напрасными! – попытался вставить свою очаровательную репризу Двэргар. Легко усмехнувшись, Кригарэн благодарно поклонился бородатому бойцу и направился вниз. – Что, я что-то не так сказал?
— Смотри, чтобы не сбрили тебе бороду, пока ты спишь, — подмигнул Велнард, тут же направив взгляд обратно в сторону бога. – Прошу прощения, что перебил. Продолжайте.
— Велнард, будь осторожнее в своих высказываниях. Мало ли, всерьез воспримут, — чуть слышно хмыкнув, усмехнулся Дескарион, тут же притворившись, что кашлянул, и продолжил разговор. – Джек, Ричард – вы последние остались.
— Девять человек на два отряда, — практически хором проговорили оба. Близнецы, похожие как две капли воды, различались только способом личной обороны. Если у Ричарда поверх тела была напялена серебристая кольчуга, и в качестве оружия служил двуручный топор, то у Джека, одетого в простую оранжевую футболку и джинсы, за плечами расположилось два загнутых клинка. Переглянувшись с братом, Джек искусственно кашлянул и продолжил уже в одиночестве. – Бойцы ранены и лечатся у очаровательных девушек женского отряда Евы, милорд. К утру они будут готовы дать бой. Меня сейчас куда больше беспокоят Рафаэль и Михаил. Как у них дела обстоят?
— Их состояние стабильно. Однако восстановление может занять куда больше времени, чем хотелось бы, — не дав Дескариону ответить, встряла в разговор Ева. – Не сомневаюсь, что мой отряд сможет поставить их на ноги за пару часов. Печать Габриэля – серьезная вещь и обходить ее нам приходиться впервые. Если будет что-то известно – первым делом сообщу вам о результатах. Одному из вас, по крайней мере.
— Благодарю, — дослушав Еву и кивнув, вновь хором проговорили братья. Получив подзатыльник от Джека, Ричард недовольно хмыкнул, но все же замолчал, дав своему близнецу слово. – Отряд Альфа также пострадал, верно, милорд?
— Не так сильно, как хотелось бы, — усмехнулся Андрей, перевернувшись на бок и борясь с сокрушительной болью, пронзившей все его тело. Раны, полученные от Дескариона, хоть и начали заживать, но по-прежнему давали о себе знать при движении. – Наш отряд уцелел практически полностью. В ходе боев мы лишились трех бойцов и одного архангела.
— Командор, отдыхайте, я решу все вопросы за вас, — нахмурившись от попыток Андрея поучаствовать в общем собрании более активно, чем просто слушать, перебил его Дескарион. – Я безумно рад, что альфе удалось сохраниться почти полностью и даже оставить в живых одного архангела, но все же им было бы не слишком разумно потерять командора лишь из-за того, что он пытался получить слово на общем собрании.
Недовольно усмехнувшись, Андрей развалился обратно в койке под недовольное цоканье Дмитрия. Через боль, повернув голову в его сторону, он проговорил что-то обидное и с чувством выполненного долга вернулся обратно в горизонтальное положение, оставив комментатора в пучине раздумий и недовольства. Недовольство плавно перешло в легкое равнодушие и закончилось демонстративным уходом Дмитрия, закончившего полировать свой пистолет, из зала вниз по лестнице, где его должны были ждать Изабель и Леонид, которые не были допущены к общему собранию.

— Чего нервничаешь то? – отвлекшись от милой беседы с Вергилием и Ладой, усмехнулся Люцифер, глядя, как Харон отчаянно пытается вглядываться вдаль. – Ждешь чего-то интересного?
— Не сказал бы, что особо интересного, — вытащив изо рта сигару, недовольно заворчал в ответ Харон. Не отрывая взгляда от тумана, он облокотился о борт лодки и выпустил очередное облако душистого сигаретного дыма. – Бой будет, от силы, быстрым и неуклюжим.
Нахмурившись от ответа Харона, Люцифер попытался поймать взглядом точку, куда вглядывался собеседник. Легкое шуршание крыльев, исходящее откуда-то издалека и преследующее их около двадцати минут не настолько сильно раздражало, чтобы обращать на это должного внимания. Теперь же, когда хозяин лодки заговорил о грядущей баталии – демон слегка призадумался над главной прелестью путешествия через реку.
— И это все? – отмахнув с легкостью вылетевший в него из тумана огненный шар, усмехнулся Люцифер, обнажив клинок. Под удивленные взгляды Лады и Вергилия, он перебежал по дну лодки и гордо встал на самом ее носу. – Ну же, Альбрехт, покажи себя!
— Ты смеешь называть меня по имени, жалкий предатель? – прозвучал рык из тумана, после чего шум крыльев усилился. Из серой пелены на демона налетел Альбрехт, сбив его с ног и прижав ко дну лодки своими лапами. Зарычав ему прямо в лицо, он замахнулся лапой для удара. – Молись, демон!
— Подсказать адрес или сам догадаешься? – едва рука освободилась, прикрикнул демон и с силой воткнул свою когтистую руку прямо в грудь нависшего над ним стража реки. Взвыв от боли, Альбрехт ослабил хватку, выпустив демона на свободу. – Пока не очень впечатлило.
— Замолкни! – схватившись за кровоточащую рану, огрызнулся Альбрехт. Неловко перевалившись с лапы на лапу, он вновь зарычал и с силой ударил Люцифера по подставленному для защиты клинку. Не смотря на это, удар был достаточно сильный, чтобы демона отбросило в борт лодки. – Ты не должен быть здесь, и ты знаешь это!
Слизнув вытекшую из губы кровь, Люцифер лишь, молча, оскалился и замахнулся клинком, резко оттолкнувшись от борта и запрыгнув прямо на спину к Альбрехту. Воткнув клинок в спину, он навалился на рукоять весом и, проехав около полуметра, спрыгнул на дно лодки.
— Не лезь, — опустив руку Вергилия, в которой появился клинок, миловидно улыбнулась Лада. В ее глазах виднелась легкая тревога и переживание за обе стороны поединка, но она всеми силами стремилась скрыть свое волнение. – Это его бой. Веками он мечтал об этой схватке, и не торопится ее заканчивать. Думаю, что ты, как никто другой, должен понимать, что это значит для него.
— Хм, хорошо, — нахмурившись, Вергилий заставил клинок исчезнуть. Лада была права. Века, проведенные в заточении, показались лишь небольшим мгновением, едва лезвия их мечей схлестнулись в схватке в башне Люцифера. – Ты же видишь, что он дерется, максимум, не по-настоящему. Как можно получать удовольствие от подобной схватки?
Однако ответа не последовало. Лада заворожено смотрела, как ее возлюбленный Люцифер раз за разом, с радостным оскалом на лице отбивает клинком удары Альбрехта. Даже Харон, поначалу вытащивший свой револьвер, теперь молча, следил за происходящим.
— Слабый, бесполезный, чудовищно некрасивый кусок архангельского помета. Прямо стыдно о такого противника клинок пачкать, — получив очередную оплеуху и вновь влетев в борт неподалеку от зрителей, усмехнулся Люцифер. – Что же, за столько времени, да не нарастил мускулов? Рай бюджет прикрыл на тренажерный зал?
— На себя посмотри, демон! – с силой наступив лапой около Люцифера, прорычал Альбрехт. От удара, по дну лодки на мгновение прошлась небольшая трещина, практически тут же заросшая свежим слоем дерева. – Кто рога наставить успел? Тебе, честно, не идет.
— Все свое, доморощенное, – резанув отвлекшегося врага по лапе, коварно ухмыльнулся Люцифер. Кровь заструилась вниз по конечности Альбрехта, а сам он вновь взвыл от боли, резанув когтями плечо демона. – О, хорошо задел. Ты не так безнадежен, как я думал.
— Как ты там говорил? – прихрамывая на пострадавшую лапу, отошел немного назад Альбрехт, вновь обратившись к демону. – Подсказать адрес или сам догадаешься?
— Открылся! – неожиданно воскликнул демон и, подбежав вплотную, с разворота нанес удар ногой прямо в голову оппонента. Подлетев на полметра над дном лодки и приземлившись на спину, Альбрехт выпустил изо рта небольшой всплеск собственной крови. От удара, часть его тело парализовало и даже любое движение лапой давалось с трудом. – Шах и мат, Альбрехт.
— Думаешь, что победил? – глядя на клинок, направленный ему прямо в горло, усмехнулся страж реки. – Что ж, добей меня в таком случае.
— Убийство это не выход, — вытащив свободной рукой сигарету и попытавшись ее подкурить с пальца, попытка чего закончилась полным провалом, опустил клинок Люцифер. Недовольно покосившись на пальцы, которые вместо привычного огонька испускали лишь легкий клубок дыма, демон хмыкнул и спрыгнул с живота поверженного оппонента. – Благодарю за славный поединок. Хорошо, что против тебя не попробовал использовать ничего магического. Сейчас бы вместо тебя на дне лодки лежал бы.
— Это что? – глядя, как Люцифер вытащил из кармана черную, цилиндрическую зажигалку с орнаментом в виде позолоченного дракона сбоку, резко встрял в разговор Харон. Удивленно глядя на предмет, вытащенный демоном, он, как завороженный, забыл о поверженном друге и зачарованно направлялся в сторону Люцифера. – Блуждающий огонек?
— Не знаю, как эта штука называется, — подкурив и засунув свою зажигалку обратно в карман, пробурчал демон и растворил клинок в воздухе. – Мне, как-то, по рогам. Это подарок от Архиля Ксонда. Он нашел его в божественных покоях и подарил мне, как курильщику чудесного опиума. К сожалению, в аду он не особо стремительно растет, поэтому – приходится наслаждаться обычными сигаретами. Меня сейчас куда больше волнует тот факт, что магия не работает. Видимо, это проделки рая. Не хочет он, чтобы я возвращался. Боится меня, гад ползучий. А мы, как-никак, на территории его реки.
— Блуждающий огонек – это один из сильнейших артефактов, созданных драконами! – восторженно проговорил Харон, продолжая находиться на своей волне не слушая никого вокруг. После фразы о драконах, Вергилий с Ладой подавились легкой усмешкой, а Люцифер – нахмурил брови. – Драконы забвения создали его, как возможность погасить пожар на территориях рая. Но он считается давно утерянным. Удивительно.
— Драконы? – практически давясь собственным смехом, выдавил из себя Вергилий. – Не смеши, Харон. Пусть Сирин и оказалась не такой уж и сказочной птицей, но существование драконов. Ты больной, тебя лечить надо.
Молча хмыкнув, Люцифер лишь посмотрел вдаль. Впереди уже виднелся берег, и Альбрехт постепенно готовился к своему феерическому побегу вверх по отвесным склонам гор, окружающих реку. Ночной рай был уже практически на расстоянии вытянутой руки.
Вновь попытавшись вызвать пламя на руке, ему удалось создать на короткое время небольшой язычок на ладони. Река кончалась, а с ней – и всемогущественное влияние рая на эту часть пути. Довольно оскалившись, он выпустил очередной клубок дыма и потянулся. Ночной рай теперь казался уже не таким страшным местом, каким представлялся Люциферу тысячелетия назад.

— Совершенствование модулей привело к интересным результатам, Натанаэль, — разгуливая вдоль темных улиц цитадели внутри сознания Дмитрия, словно проводя экскурсию, через некоторое время после их входа внутрь продолжил Вестрок. – Сила нашего хозяина растет с каждым улучшением, и это просто замечательно.
— Тебе удалось разобраться с реализацией вооружения бойцов? – смирившись с нависшей на руке девушкой, подхватил разговор бэрд. – Если уж и производить улучшения, то мог бы постараться для нас. Мало ли, когда он в следующий раз вытащит нас из тьмы своего разума во всепоглощающий свет рая.
— Попробуй догадаться, — подмигнув, Вестрок остановился напротив небольшого здания, внешне напоминающего каменный сарай. – Вам сюда.
Слегка смутившись, Натанаэль начал было вглядываться в дизайн здания, но его потянуло в сторону двери. Амальтииртарэ схватила его за руку и старалась как можно быстрее завезти внутрь.
Буквально через секунду, дверь распахнулась перед ними и моментально захлопнулась, едва последняя конечность оказалась внутри. На мгновение, стало темно, но мигом позже на стенах зажглось четыре факела, наполнив безоконное помещение ярким светом.
— Так, и где это мы? – придя в себя и разглядывая интерьер небольшого помещения, отчасти напоминающего апартаменты дешевого отеля, первым же делом обратился к девушке Натанаэль. – Сама скажешь или мне догадываться придется по твоим очередным загадкам?
— Это моя комната. Чувствуй себя, как дома, — завалившись на кровать, и повернувшись лицом к бэрду, миловидно предложила девушка. – Сейчас мы изолированы от всего сознания Дмитрия. Даже он не узнает, что здесь произошло.
— Нет, нет и еще раз нет! – на секунду призадумавшись, тут же выпалил Натанаэль и попытался открыть дверь. К его большому сожалению, она уже оказалась заперта. – Это мерзко! Я человек, а ты – существо из недр лесов ада!
— М? – присев на край кровати, невинно переспросила Амальтииртарэ после выкриков бэрда. Некоторое время спустя, на ее лице появился легким румянец и она тихо хихикнула. – Боже, о чем ты только думаешь!
— Ты не будешь делать со мной того, о чем я подумал? – подойдя к прикроватному столику и усевшись на стул рядом, удивленно, но слегка успокоившись, спросил Натанаэль. – Выражайся яснее, женщина!
— Ну, вот видишь. Ты уже признал, что я женщина, а не «хвостатый монстр из недр ада», — пододвинувшись ближе к, вновь напрягшемуся, Натанаэлю, миловидно улыбнулась девушка и протянула ему руку. – Большой шаг вперед.
— Издевайся, издевайся, — недоверчиво косясь на протянутую девушкой руку, чуть отодвинулся на стуле бэрд. – Так все-таки, зачем ты меня сюда притащила?
— Ты дашь мне руку или нет? – практически вплотную пододвинувшись к Натанаэлю, ответила вопросом на его вопрос Амальтииртарэ. Еще несколько сантиметров и она бы практически дышала ему в лицо. На лбу у бэрда вышла небольшая капелька пота от растущего напряжения.
Сглотнув набежавший к горлу комок, и тяжело дыша, он все же решился на отважный поступок и протянул девушке руку. Не дожидаясь разрешения, она схватила протянутую конечность и закрыла глаза. От усилившегося дыхания, размеренное пламя факелов задрожало, словно пучок травы от дуновения растущего ветра. Вскоре, по мебели в комнате пробежалась вибрация, а Амальтииртарэ распахнула глаза. Вместо карих зрачков – у нее остались лишь кристально белые, чистые глазные яблоки.
— Тот, кто предал однажды, вновь предаст, — неожиданно, заговорила девушка. Голос из молодого, звонкого и радостного превратился в глухой бас. Белоснежный взгляд лишь дополнял ко всему происходящему небольшой толики ужаса, наполняющего небольшое, загробное сердце Натанаэля. – Присягнувший на веру богу и поклявшийся служить самому дьяволу, сильный и могущественный боец. Он бросит вызов судьбе и откажется от своих слов в решающий момент. Под ликом приказа он будет вершить зло. Он не даст случиться тому, что должно произойти. Чаша весов войны будет наклонена в сторону тех, кто сеет хаос в мирах. Зависть и непонимание собственной силы будет медленно уничтожать его изнутри, пока живы все, кто кажется ему сильнее. Само время изменится под его влиянием.
Закончив, девушка схватилась свободной рукой за голову, недовольно поджав губы. Пламя факелов тут же успокоилась, а мебель перестала строить из себя живую и стояла на своих местах, как ни в чем не бывало.
— Ты как? – чувствуя, как ослабевает хватка девушки, взволнованно спросил бэрд, подсев рядом. – Может, попить хочешь чего-нибудь?
— Нет, спасибо, скоро все пройдет, — крепко сжав ладонь Натанаэля, заботливо держащего ее за руку, девушка улыбнулась и попыталась сделать вид, будто ничего не было. Глаз от боли еще дергался, и казалось, будто она сейчас заплачет, пытаясь скрыть все в себе.
Тяжело вздохнув и заботливо глядя в глаза оракулу, бэрд наклонил голову в ее сторону. В следующий миг, их губы сомкнулись в поцелуе, а тела медленно понесло в сторону мягкой постели Амальтииртарэ. Впервые, Натанаэль смог увидеть девушку-лису именно с этой стороны – серьезную и расчетливую, но при этом слабую и беззащитную.

Аккуратно спускаясь по лестнице подземелья и пытаясь расслышать что-либо из того, о чем говорили люди в комнате, брюнетка с каре и в черном плаще поверх всего тела, нервно оглядывалась по сторонам. Ее красные от природы глаза были наполнены волнением и переживанием от того, что ее могут заметить. Нервно выглянув из-за угла и найдя взглядом человека в зеленом плаще, который сейчас обсуждал некоторые вопросы со странными гостями, она попыталась подать голос.
— Олег, можно тебя на минутку? – наконец, собравшись с мыслями, уже чуть громче спросила девушка, приковав к себе недовольные взгляды со стороны Шарка и Габриэля, который практически успел добраться незаметно рукой до ноги сидящего рядом гомункула. Поймав на себе вскоре недовольный взгляд и со стороны человека в плаще, она нервно спряталась за стеной, оставив лишь глаза и челку видимыми. – Это срочно.
— Олег? – тут же усмехнулся Шарк, встав с дивана и довольно потянувшись. – Значит, нашего великого и всемогущего всадника зовут Олег?
— Молчал бы, — недовольно хмыкнул Олег и направился в сторону двери. – Марусь, что случилось?
Выйдя на свет, она нервно соединила руки и опустила их на уровне чуть ниже пояса, потупив взгляд и всматриваясь в носы собственной обуви. Ее трясло от волнения, и каждый шорох от движения в комнате вызывал легкий резонанс в виде дрожи на ее теле.
— Можно мне к вам? – чуть слышно потянула себе под нос Маруся в ответ Олегу. Приподняв на минутку голову и встретившись взглядом с собеседником, она тут же опустила ее обратно.
— Ну, можно конечно. Чего стесняешься? – обняв девушку и направившись вместе с ней обратно в центр зала, улыбнулся человек в зеленом. – Ребята, хочу вас познакомить кое с кем. Это Маруся, моя верная спутница из земной жизни.
— Запуганная она у тебя, какая-то, — встав с дивана и подойдя к девушке, усмехнулся Грейс. Аккуратно дотронувшись рукой до ее подбородка и приподняв голову так, чтобы видеть ее глаза, он миловидно улыбнулся и вновь обратился к Олегу. – Не умеешь ты с девушками обращаться, друг мой.
— Все он умеет, — отмахнув руку Грейса в сторону, попыталась встать на защиту Олега девушка, но тут же замолчала, почувствовав на себе очередную порцию недовольных взглядов. Схватившись за рукав любимого, она спряталась у него за спиной и виновато посмотрела на человека, которого только что могла сильно обидеть.
— Дерзкая какая, — не убирая с лица самодовольной улыбки, потер пострадавшую руку Грейс. – Значит, вот такая она, твоя лошадка? Пугливая девушка, но сильная, это чувствуется. Забавно.
— Ну, как сам понимаешь, — пожав плечами и предложив Марусе и Грейсу сесть, Олег вновь нахмурился и засунул руки за спину. – Значит, основная проблема для нас сейчас – это Михаил и Рафаэль, верно?
— Не смеши меня! – встрял в разговор разгневанный Габриэль, до этого молча сидевший на диване. – Михаил – просто позер и не более! Он настоящее посмешище для истинных носителей крыльев!
— Габриэль, успокойся, — недовольно заворчал Грейс, пытаясь хоть как-то заткнуть своего крылатого друга.
— Успокоится? Михаил – бессмысленное создание! – встав с места, архангел уже закричал не на Олега, а на Грейса. – Пока я работал с Гитлером и Сталиным – все, на что хватило стараний этого архангельского куска манны небесной – это заставить Саакашвили попробовать развязать третью мировую. Что из этого вышло? После своей неудачи, наш архангел настолько растерялся, что объект его контроля чуть не съел его во время пресс-конференции!
— Так вот, почему мне его галстук странным показался, — после всех выкриков Габриэля, задумчиво вставил Грейс. – А что насчет Рафаэля?
— Рафаэль – это совершенно отдельный разговор, — слегка успокоившись, недовольно хмыкнул Габриэль. – Сам прекрасно знаешь, что он работает всего лишь посланником между адом и раем. Считает себя самым смелым. Если бы я дружил с Люцифером, когда была война в раю, то тоже был бы только рад лишний раз сходить к нему на чай, а не торчать в этой помойке.
— Значит, особой опасности они не представляют, верно? – дослушав диалог между Грейсом и Габриэлем, вновь вернул себе право голоса Олег. – Замечательно. Значит, удача на нашей стороне, — на миг, его взгляд привлекла Маруся, которая с интересом разглядывала пол помещения. – Марусь, какова ситуация на улице? Красная ли луна сегодня?
— Краснее некуда, — убедившись, что вопрос был адресован именно ей, взволнованно проговорила Маруся, пытаясь держаться как можно более убедительной. – Именно поэтому я и спустилась сюда.
— Хорошо. Значит, пополнение среди рядов гомункулов нам обеспечено потрясающее, — хитро улыбнувшись, Олег на мгновение приподнял голову, с интересом глядя в потолок и, словно закончив что-то обдумывать, резко вернул ее в нормальное положение. – Выступаем на рассвете. С первыми лучами солнца, разделимся на два отряда. Я, Грейс, Габриэль и Маруся поведем первый отряд в бой. Шарк, Эрифия – для вас задачка сложнее будет. На вашей совести освобождение Бриза. Вместе с ним, направитесь в самый центр катакомб под раем. На территории рая расположено четыре бункера, каждый из которых находится неподалеку от городской стены. Каждый из них – находится в девяноста градусах от соседних бункеров. Через любой из них – выведете весь резерв, который удастся собрать. Ряды рая стали намного меньше, чем когда-либо. На их стороне осталось два архангела. Единственная проблема – это Дескарион и прибывший из ада Феникс. Но я уверен, что совместными усилиями, нам удастся избежать с ними проблем. А сейчас – предлагаю разойтись по комнатам и выспаться. Фортуна на нашей стороне, и нам не отпугнуть ее сонными лицами!
Получив одобрительные возгласы со стороны населения комнаты, Олег довольно оскалился и посмотрел на Грейса, который лишь прикрыл глаза и кулаком поддержал оратора в знак признательности за добросовестную речь. До восхода оставалось не так уж и много времени. Единственное, что теперь могло помешать – это отсутствие адекватного резерва со стороны рая. Но это так, мелочи. Основная ударная сила, которая была необходима Грейсу – собралась уже в этой комнате и была готова хоть сейчас дать бой Дескариону и его божественному режиму управления раем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *