Предмет интереса

Я видел презрение в его глазах. Если мой учитель и срывал с себя маску равнодушия, то только для этой эмоции. Вставая со смятой подо мной травы и вытирая кровь с уголка губ, я пытался удержаться на ногах, опираясь на дерево. Тщетно. В его глазах отбивалась моя фигурка. Жалкая до тошноты… Он поднял руку для очередного удара. Наверное, захотел окончательно пригвоздить к вышеупомянутой подстилке мятой травы. Повезло, что на этот раз он бил рукой – от него можно было ожидать чего похуже. Правда, это оскорбляло еще больше.
Удар.
Я немощно перехватил его руку, но все равно отлетел в сторону. В глазах учителя появился намек на удивление: до этого я не оказывал сопротивления. Ответное удивление, что возникло у меня внутри, было сильнее. “Как? Неужто эльфы способны хоть от чего-то удивляться?”- промелькнула мысль. Мой учитель принадлежал к этой расе, а потому все представление об эльфах складывалось по нему.
— Сколько можно?! — прохрипел я.
Неожиданно накатила злость. Она накатывала медленными расчетливыми волнами. Было обидно и, когда удивленность отступила, пришел гнев.
— За то, что я человек? Потому можно сколько угодно издеваться?
Слова были бессвязными (как мне показалось). Наверное, каждое резало его утонченный слух… А он даже не поморщился! Этот факт раздражал еще больше.
— Успокойся.
Вот и все, чего я добился.
Он стал снова равнодушным, вернее — его выражение лица. Появилось нестерпимое желание как-нибудь опять задеть учителя. Я не привык отказывать своим прихотям, поэтому попробовал поставить эльфа в неловкое положение.
— Мой отец платит вам. Платит очень хорошо…
— Все люди помешаны на деньгах?
Это было, кажется, вопросом, а может — утверждением. Не понять. Моя ж попытка задеть учителя провалилась: сказать все, что хотел, не удалось, и его слова меня озадачили на время.
— А зачем вы тогда меня учите? — решив вконец, что то был вопрос, задал свой.
— Ты мне не ответил.
Новая волна злобы: вот так всегда — невпопад мы пытались вести какой-то диалог. Я хотел, как обычно, не уступать и выпрашивать ответа на свой вопрос. Но передумал и поступил по-другому.
— Ладно, отвечу. Так вот – не все люди помешаны на этом.
Я самодовольно отметил изменения в его глазах.
— Не надеялся, что ты в глупом упрямстве решишься ответить,- задумчиво проговорил эльф.- Но, раз ты решился, то отвечу тебе на твои вопросы. Все дело в интересе. Я впервые пытаюсь обучать человека искусству стрельбы с лука, и это разгоняет привычную скуку.
Я вскочил на ноги, позабыв недавнюю слабость. Мне захотелось повырывать эти золотистые аккуратные пряди волос, захотелось повыкручивать эти острые уши, захотелось повыкалывать эти изумрудные глаза, в которых к своему неудовольствию заметил веселые искорки. Лесная полянка, на которой проводились занятия, отошла далеко назад, за поле моего зрения. Взгляд сфокусировался на учителе. “Да чтоб я был какой-то куклой, с которой можно было играться для ИНТЕРЕСА, для развеивания своей СКУКИ?”
Видя мое остервенелое выражение лица, эльф спросил:
— А зачем ты учишься?
Я не ожидал этого вопроса. Вообще вопросов не ожидал! Полянка вернулась на место, золотясь под приветливым летним солнцем, а я стоял под тенью сосны – серый и бледный. Учиться у учителя было интересно, и интерес заставлял учиться дальше, не смотря на лень. Но, осознавая мотивы эльфа, признаться стало невозможным… Гордость не позволяла сообщить причину моей старательности после приступа заметного гнева.
Он терпеливо ждал. Было чувство, что он понимал мою паузу и предугадывал мой ответ. Тонкая струйка крови потекла из уголка рта вновь.
— А с чего начался весь спор?- выдавил из себя я.
В его глазах было заметно сильное разочарование. То, что он позволил это заметить, — самое худшее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *