Пойдем на Дракона!

Глава 13. Вроде. Или 14. Хотя нет, 13. Да, 13. Точно.

Немного о забавном, полезном и одновременно раздражающем. Чуть выше, был приведен пример так называемого «высосанного из пальца» конфликта. Одно неудачное слово, потом слово за слово. И тут – есть два варианта.
Первый – что называется, хороший. Продолжить играть на теме противостояния магов и паладинов (оригинально же; хотя… фентези же). То есть, развивать этот конфликт и показывать, как растут персонажи. Как, проходя через трудности вместе – стирается грань между двумя враждующими сторонами в пределах вашей группы. Как оба готовы идти на уступки ради достижения общей, более важной цели, чем локальные ссоры.
Второй – что логично, плохой. Затаить эту обиду и сделать «неожиданный поворот». Например, магессу могут взять в плен, а паладин – открыто отказаться идти ее спасать. Мотивируя это тем, что враг, например, может устроить засаду и вам лучше не отвлекаться сейчас. К тому же, «любая крайне рациональная причина» и идти выручать напарницу – моветон.
Почему второй – плохой? В этом случае, персонажи, для которых окружение на фоне постоянной войны является константой, ведут себя, как инфантильные подростки с обидками, печальками и безмерным душевным тленом. Разумеется, ни о каком росте над собой (и примере для читателя) речи быть не может. С другой стороны, создается ощущение мнимой напряженности в отношениях сопартийцев. Но, зачастую – лучше подобное делать не с самыми… что говорится, интеллектуальными персонажами. Да и хорошую реализацию подобного удержания – сейчас с головы и не вспомню даже. Не стоит этим играться. Только вредит тексту.
С первым я ковыряться тоже не буду. Это же надо фабулу продумывать, как-то вклинивать развитие и моральные выводы в книгу. Мы тут подобным не занимаемся. Книга сломана, ремонту не подлежит, все дела.
Самый очевидный вариант – третий. И, к сожалению, все чаще мелькающий на страницах даже печатных книг. Просто забыть об этом конфликте.
А что? Повеселил читателя – и все, идем дальше. Заострять внимание на внутренней ссоре, которая может пролить свет на устройство мира? Ха! Научить читателя не терять хладнокровности в минуты опасности и идти навстречу дружбе вместо того, чтобы продолжать дуться и ссориться? Уморительно! Да кому оно надо сейчас?
Всем надо. А делать никто не хочет. А кто хочет – не умеет. Умеют единицы. Единицы, если что – я вам искренне завидую. Покажитесь хоть, где вы спрятались. А то совсем грустный тлен в современной литературе происходит.
Впрочем, неважно. Так как я унылая бездарность, ленивая… голова и вообще человек с ампутированным творческим потенциалом еще с момента зачатия – развивать конфликт не буду. Или буду. Даже не знаю, брякнет в голову или нет. Одна из причин не заводить снежинку – мнимый саспенс для себя же, как автора. Никогда не знаешь, что будет дальше. И мир получается живым. По крайней мере, для автора. А вот впечатления читателя – оставляют при подобном подходе желать лучшего. Так что это, «всем снежинок, посоны! Го читать дальше, я написал».

К слову, вот тебе интересный вопрос: как правильно пишется? Фентези, фэнтези или фентэзи? Ворд подчеркивает все три варианта, поисковик тоже ушел в режим Титаника на голубых просторах океана вариантов. Чтобы себя (да и тебя) не путать – предлагаю решить все демократически. Давай, мы с этого момента – будем называть жанр «сказкой». Пускай это и не совсем точное определение, но от сказок «этот жанр на букву Ф» не далеко ушел. Хотя… отлично! «Этот жанр на букву Ф» — идеальный вариант. Моя книга – моя демократия! Все равно от фактической демократии, как политического режима в современных реалиях – не сильно отличается. Затрынделся я что-то. Пора начинать следующую главу!

Глава 14. Я хотел придумать название для этой главы. Но потом вспомнил, что мне лень.

Ближе к середине моста, Бран слегка приподнял руку и замедлил шаг. Смутившись, вы бросили озадаченный взгляд на ворота. С двумя стражниками, закованными в серебристые латы Нортенбрега, активно вел беседу лидер группы из шести человек. В слегка рваном, бордовом плаще, прикрепленном к тяжелым, темно-серым латам, глава хмурился, выслушивая, по всей видимости, старшего по караулу. Его же бойцы гурьбой держались чуть позади, словно ожидая, получат ли они разрешение на проход в город.
— Белый Зубр, — практически шепотом сказал Бран, сильнее замедлив шаг, вскоре и вовсе остановившись. – Черт.
— Зубр? – с легким интересом спросила Ламендра.
— Он отвечает за Мешенберг, — встретившись с вашим, не менее озадаченным, чем у магессы взглядом, объяснил Бран. – И сохраняет статус инкогнито. Ходит без опознавательных знаков. О нем, в целом-то, знают только его приближенные под прямым командованием.
— Думаешь, они не могут попасть в город? – дослушав паладина, предположили вы.
— Вероятнее всего, — кивнул он. – Только вот, почему он здесь, а не в крепости?
— Так пошли, спросим? – хитровато улыбнувшись, предложила Ламендра. – Может, и группу расширим заодно.
— Глупая, — цокнул языком Бран, встретившись взглядом с лучником Зубра. – Я не знаю, как вас двоих-то протащить. А тут еще шесть человек на шею сядет.
Тяжело вздохнув, он замолчал и обреченно поднял руку повернувшемуся Зубру. Лучник, пристально рассматривавший вашу группу, по всей видимости, узнал паладина и поспешил доложить главе отряда о вашем существовании. В свою очередь, сам Зубр тут же потерял интерес к страже и направился в вашу сторону, широко улыбаясь и радостно потирая руки.
— Неужто мои глаза не врут мне, — сверля заинтересованным взглядом Брана, еще на подходе бросил Зубр. Поравнявшись, он спешно выбросил вперед руку. На слегка смуглом, ощетинившемся лице словно играла легкая натяжка. Уголки рта дергались. Будто бы Зубр не особо и рад был своей внезапной встрече с паладином, но старался всем своим видом этого не показывать. – Сам Бран Валлен!
— Добра, — небрежно ответил Бран и нехотя схлестнулся в рукопожатии. – Что, в город не пускают?
— Да не то слово, — хлопнув Брана по плечу и, наконец, выпустив паладина из приветственного жеста, усмехнулся он. – Вопрос за вопрос, идет? Ты совсем умом тронулся, путешествовать с магами и остроухими, в такое-то время?
— Я еще не согласился, знаешь ли, — бросив короткий, виноватый взгляд за «остроуха» на вас, заворчал Бран. – Неделю где-то. Лучше скажи мне, почему бы здесь, а не в Мешенберге?
Натянутая улыбка еще подергалась, но вскоре ушла бесследно с лица Зубра. Прикусив губу, он на какой-то момент увел взгляд в сторону, и тут же вновь повернулся к Брану, расплывшись в улыбке.
— Сделаем так, — вновь потерев руки, продолжил он. – Ты проведешь меня в город, а я – расскажу, что произошло.
— Держишь меня за идиота, Зубр? – скрестив руки на груди, нахмурился Бран. – Ты исчезнешь сразу же, как только захлопнутся ворота. Сначала информация, а там посмотрим.
— Как долго ты готов стоять здесь? – ответил вопросом на вопрос Зубр. – Сам же знаешь, что я не буду ничего говорить наперед.
— Тогда можешь начинать копать туннель, — безразлично бросил Бран и прошел мимо собеседника. – Фэйт, Ламендра, идем!
— Ты не можешь просто взять и оставить меня здесь, Бран! – пропустив вас с магессой, взмолился Зубр. – Как же кодекс? – заметив, что паладин не отвечает, он поспешил за вами. – Честь? Своим не помогаешь? Совсем зазнался? Ну, хорошо!
Остановившись, Бран требовательно взглянул на растерянного Зубра. Тот же, почесав затылок, лишь тяжело вздохнул и махнул рукой своим, слегка оживившимся, людям.
— Мешенберг под осадой, — тихо сказал Зубр. – Запасов хватит на пару месяцев, но вот стены могут подвести. А орки держат нас в кольце. Мне удалось вывести небольшой отряд ночью, но не знаю, насколько хватит оставшихся в крепости бойцов. Они, конечно, не первый раз уже сдерживают натиск, но чтобы столько орков разом. В общем, дела скверно, выручай.
— Хочешь сказать, что стража вас не пускает с информацией об осаде стратегически важной крепости? – повел бровью Бран.
— Ну… — вновь уведя взгляд, потянул Зубр. – Может быть, так получилось, что я был… не совсем честен со стражей.
— И что ты им наплел?
— Что мы странствующие торговцы с Фрилиона, — пожал плечами Зубр. – Думал, нас пропустят. А стража напомнила, что с Фрилиона до Бериваля можно добраться только на корабле, и принимает их только порт в Нортенбреге.
— Врешь же.
— Да клянусь честью! – недовольно повысил голос Зубр.
— У вас нет разрешения на торговлю, с собой товаров тоже нет, и вы не покидали город, — вновь нахмурился Бран. – Даже ты не настолько идиот.
— Ладно, поймал, — подняв руки вверх, усмехнулся Зубр. – Хочешь правду? Будет правда. Стражник с треугольным щитом, Сигрир Вельмут. Угадай, кто переспал с его драгоценной Онни несколько лет назад, смотав удочки еще до рассвета?
— И он тебя узнал? – усмехнулся Бран. – Зубр, черт возьми, ты можешь хоть раз сказать правду?
— Самое обидное, что это правда, — обреченно вздохнул он. – Девчушка оказалась талантливой. Картины пишет. Как думаешь, чей портрет украшает комнату девушки?
— Вот же… — дослушав, повел бровью паладин. – И из-за этого он не пускает в город?
— Не только из-за этого, — вновь уведя взгляд, усмехнулся Зубр. – Мы, понимаешь ли, голодные были. Столько дней в пути-то. Ну, увидели на подходе оленя, Сероглаз его и снял сразу. Оказалось, что их тут выращивают для короля и его свиты. Мол, охотиться они любят, все дела. А оленя мы отдавать ну никак не хотели. Все равно умер уже. Кончилось все тем, что стражу позвали, оштрафовали. Благо Волчий хвост с собой денег взял, а то бы сейчас не говорили с тобой. Выставили нас из города, едва золото заиграло в руках – а теперь нам сами же не верят, что проблемы на востоке. Говорят, мол, нечего было чужих оленей убивать. Да и Сигрир со своей обидой явно не смягчает положение.
— Верхушке не доложили насчет вашего… неудачного визита? – продолжил Бран.
— Конечно, нет, — отрезал Зубр. – Стража слишком дорожит своими местами. Сам подумай, что будет, если Гайдэну или Файмарклу доложить о подобном. Да весь город будет поднят на уши, пока не найдут патруль, ответственный за охрану фермы. Потом их казнят к чертям за халатность, а остальных лишат премии на пару лет вперед. Не, дело замяли. Не думаю, что кроме пары-тройки стражников кто-то рискнет судачить об этом инциденте.
— Ясно, — кивнув, ответил Бран и вновь встретился с вами взглядом. – Фэйт, у меня будет просьба.

Глава 15. Активность! Приключения! Веселье! Их нет в этой главе.

— Чертов Бран, — разминувшись с сопартийцами на очередной развилке и двигаясь в сторону деревенского дома, чуть слышно пробухтели себе под нос вы.
План паладина был до смешного прост. Найти крестьян, которые собираются везти свою продукцию в город. Спрятать в телеги членов команды Зубра. Провести караван внутрь. Убедиться, что все в порядке и разойтись.
Единственное, что составляло трудность – найти этих самых крестьян. Паладин, магесса и представитель эльфийской диаспоры – в лучшем случае подходили для набора новобранцев в ряды королевской стражи. И далеко не все жители даже спешили открыть двери в свои дома.
На сами сборы уже ушло более часа. Путешествуя от одной семьи до другой, вы невольно ловили себя на мысли о том, чтобы скрыться под шумок и самостоятельно пробраться в город. Эльфы же, в конце-концов, ловкие и могут прокрасться за стены, например. Ну, «этот жанр на букву Ф» же, располагает.
— Нет, я, эм, два дня назад уже, вот, — виновато выслушав вас, ответил замызганный грязью деревенский мужчина. Почесав затылок, он увел в сторону взгляд и аккуратно начал закрывать дверь.
Поведя бровью, вы лениво попрощались и продолжили свой путь.

Вещи! События! Восклицательные знаки!

Было бы логично продолжить в рамках этой главы ваше «невероятно интересное и незабываемое приключение» в поисках потенциальных решателей сложившейся (и немного высосанной из пальца; да, немного) проблемы. Но, мы тут так не делаем. Вместо этого – хотелось бы поговорить о забавном, и немного спорном литературном решении. Короткие предложения!
На самом деле, это подход очень интересный. А в современных реалиях – уже ставший немного необычным. Сейчас, когда все меньше авторов следят за эмоциональной составляющей своих творений, короткие предложения для передачи динамики или для увеличения эмоционального накала – стали каким-то даже небольшим табу. Если еще точнее, то бросаются в две крайности: либо недобор, либо перебор. Правда есть еще жанры, где остался этот подход. Точнее даже не совсем жанры. Драматические моменты.
Редко, но еще можно увидеть вещи из разряда «неожиданный поворот». Аки: она открыла дверь и увидела их. Яркие, горящие от ненависти глаза. Его глаза.
В этом случае, «его глаза» — является тем самым коротким предложением. Для обобщения события, для повышения градуса потенциального накала, и просто для банального подталкивания читателя к продолжению волшебного процесса по ознакомлению с текстом. Сверху, подразумевается, что «она» знает, кому принадлежат глаза. Или читатель знает, а она нет. В обоих случаях, получается приятная игра с «догадками», как со стороны героини, так и со стороны читателя.
А вот посреди текста – такое уже редко встретишь. И это странно, ведь подобными предложениями – легче и эффективнее всего описывать динамические моменты. Скоростной «экшон», масса действий в пределах маленького по объему текста. Без лишних деталей, просто каркас, который дорисовывает уже сознание многосторонне развитого читателя. Это и приятно самому читателю, и уменьшает работу автору. А не пользуются. Дурачье.
Особенно приятно смотрится в «этом жанре на букву Ф». Вместо: «заостренный клинок персонажа зашел за спину, и ловким движением корпуса был выброшен вперед, вспарывая на своем безжалостном пути грудь оппонента» вполне можно было бы и воспользоваться коротким вариантом. Простоты ради: «замах. Удар. Кровь брызнула (лол, «Ф» же) из груди. Враг упал». В моем варианте, конечно, отвратительно вышло (будто по-другому умею), но связано это уже с тем, что сам не умею такие вещи прописывать (ну, хоть честно). Зато мастерство графомании и искусство «трех точек» освоил. Об этом поговорим уже в следующей главе, а пока – взрывы, события, действие!

Уже битый час вы продолжали путешествовать по поселению. Недовольное ворчание крестьян. Никто не хотел помогать. Брана тоже настигли неудачи. Ему удалось найти только трех человек.
У Ламендры тоже все скверно. Всего двое. Хоть и больше, чем ваш ноль, но все же. Пять человек – слишком мало. Небольшой конвой не поможет. Нужно больше людей. Больше, для отвода глаз. Для сеяния смуты. Для отбивания желания проверять все повозки у стражи.
Новый план. Путешествие в лес. «Ф», ищем разбойников. Вот, вдалеке лагерь. Разведка. Выглядят не враждебно. Аккуратно пробираетесь внутрь.
Стараетесь не привлекать внимание. Разведчик заметил. Тревога. Оружие к бою, и вот уже Бран бежит вперед! Но вдруг, раздался клич, и разбойники сложили оружие.
Вышел глава лагеря. Пожилой мужчина. Рад, что вы не продолжили бой. Выслушал Брана. Знает Зубра. Согласен помочь.
Смеркалось. Тьма наступала. Зубр скучал у костра со своими людьми. Недалеко от стен города они разбили лагерь. И пришли вы. С вами чуть больше двадцати человек. Все с повозками. Ждут приказа.
Снова в путь. На воротах проблем не возникло. Проверили несколько повозок и пропустили делегацию внутрь.

— Спасибо, удручил, — наконец, добравшись до безопасного места, вылез из повозки Зубр, обращаясь к Брану. – Уф.
— Зачтемся, — пожав протянутую руку, кивнул паладин. – Есть, где остановиться?
— Да, — быстро ответил он, слегка сдвинув брови. – Правда, там крысы и мерзкий запах. Можем, конечно, и вам место выделить, но…
— Нет, мы все же в таверне остановимся, — быстро встряла Ламендра, вызвав на лице у Зубра легкую улыбку.
— Дело ваше, — пожал плечами он и жестом приказал своим людям двигаться дальше. – Будешь в Мешенберге – дай знать. Если он еще будет стоять, конечно, к моменту вашего визита.
Вновь сурово кивнув и махнув Зубру на прощание, Бран размял плечо и вернулся к вам с Ламендрой. Вечером глава города никого не принимал, независимо от ситуации. Ведь «этот жанр на букву Ф» располагает же к поиску очередной таверны. Этим, собственно, вы и будете заниматься в ближайшие минут двадцать. Невероятными приключениями на фоне поиска ночлега! Ведь это так интересно!
Да не, пропустим, как обычно. Начнем сразу с таверны. Но, это уже в следующей главе. Увидимся!

Глава 16 и три четверти. Конечно, эту шутку нужно было бы вставить в девятую главу. Но я же «этот парень на букву М».

Многоточия… Пафос… Саспенс…

Мне вот всегда была интересна концепция «трех точек». Ведь объективно, предложение остается открытым. Незаконченным. Незавершенным. У него есть потенциальное развитие, есть возможное продолжение. Но при этом, его нет. Автор просто переходит к следующей реплике, фразе, событию.
Иногда три точки проскакивают редко. И в некоторых местах, стоят… ну, действительно на своем месте. Выдерживают драматическую паузу, или показывают обрывающееся повествование. Например, если один персонаж перебил другого во время реплики. Динамика диалога, все дела. Тем не менее, встречаются, причем нередко, тексты, где большая часть предложений – заканчивается многоточием.
Зачем оно? Этот вопрос когда-то заинтересовал и меня. Единственное внятное объяснение, которое удалось найти – обрывистость мыслительного процесса у начинающих авторов. Сама концепция звучит отчасти нелепо, но также и правдиво. Ведь не зря многоточие – ввели в список «тревожных звоночков» в глобальном списке «легких способов вычисления графомана». Мол, если предложения часто заканчиваются на трех точках – жди беды, текст потенциально опасен для мозга.
Но есть ли жанры, где повествование через три точки – вполне может сосуществовать с консервативно-обыденным нарративом (хе-хе, еще одно слово, которого не знает буржуйский ворд)? Или это лингвистический моветон? Самое настоящее стремление неокрепшего сознания к разрушению, созиданию вокруг хаоса и анархии через крушение канонов литературного искусства, как такового?
Вряд ли. Исключением могут быть разве что тексты с ярко-выраженным стремлением к передаче эмоций. Любовная проза, мелодрамы, просто драмы. Может встречаться в письмах персонажей друг другу, как обрывистое мышление уже персонажа. Но в описательной части – это, все же, больше табу, чем необычное, концептуальное решение, вяжущееся удачно с самим текстом.
Наверное, не меньшим табу можно было бы по праву назвать вставку «эмотиконов» в текст. Спасибо «фанфикам», на которые поисковик любит привести во время поиска какой-либо действительно нужной информации. Окончания реплик многочисленными скобками, а иногда и открыто смайликами – вполне распространено среди этих самых фанфиков. Что примечательно, в тех же самых текстах можно встретить и немалую концентрацию многоточий. Наводит на определенные мысли.
Тем не менее, всю серьезность в сторону. Смайликов не будет, а вот поиграться с пафосными многоточиями – все же хочется. Ведь, не зря их придумали, верно? Бедный литературный консерватизм, в очередной раз ему придется пострадать под гнетом графоманского бреда. Но, бумага все стерпит, а ворд – уж тем более. Слава трем точкам!

Наступала ночь. Это чувствовалось не столько по подкрадывающемуся полумраку, но в холодном, вечернем воздухе. Наполненный еще не осевшими ароматами дневной городской возни, он был насквозь пропитан прибрежной влажностью. Прохладный, слегка морозящий ветер, гуляющий по мостовым вместо привычных для городских улиц горожан, завывал в кронах малочисленных деревьев. Рассаженные по оставшимся, небольшим земельным участкам, не сокрытым каменной кладкой города, они разбавляли пейзаж вечерней столицы. В скопе со слегка причудливой, даже игривой архитектурой местами подкосившихся под гнетом времени зданий, лик ночного Нортенбрега убаюкивал молчаливым спокойствием.
Лишь изредка попадались патрулирующие с факелами стражники. Подолгу присматриваясь, они продолжали путь по своему маршруту. Видимо, вид незнакомых лиц на застывающих ночью улицах, вызывал некоторые негласные вопросы. Уже вскоре вы обратили внимание, что все они, как один, подолгу заостряли взгляд на геральдике кирасы Брана. После чего коротко кивали седовласому паладину и продолжали патруль. По всей видимости, именно причастность бравого воина к ордену спасало вашу группу от возможных, неудобных вопросов.
— Почти на месте, — коротко бросил Бран, едва вы минули небольшой торговый переулок с фонтаном. Прилавки, незамысловато состоящие из телег и небольшого навеса, стояли пустыми, хоть и само украшение в центре площади не переставало извергать практически бесшумную струю воды из горла амфоры в руках мраморной русалки.
Согласно кивнув паладину, вы плотнее прижали плащ к шее. Легкий слой влаги начал доставлять небольшие, даже неприятные неудобства. А пар, вываливающий небольшими клубками изо рта при каждом вздохе, напоминал о холодном прибрежном воздухе. Простудиться сейчас – явно не было самой лучшей идеей, как для вас, так и для вашей группы.
Вскоре, вдалеке, устроившись между несколькими двухэтажными, деревянными домами, начал вырисовываться облик таверны. Горящие на входе факелы гостеприимно располагали к ночлегу. После нескольких дней в пути, все ваши мысли сейчас были о сытном ужине и теплой постели. Обрадовано заметив, что именно туда и держит свой, уверенный путь Бран, вы почувствовали легкий, бодрящий прилив сил. Последний рывок, и хотя бы эту ночь, но можно будет провести спокойно.

Вырвалось. После всего потока бреда, хотелось написать хоть что-то отдаленно напоминающее нормальную литературу. А еще столько всего впереди. Крепитесь – и я, и вы. Ну, я-то ладно, написал и забыл. А вам еще с этим жить. Одумайтесь! Вы ведь можете просто взять и закрыть книгу! Никогда ее больше не открывать, не трогать, просто забыть о ее существовании!
Но ведь вы этого не сделаете? Согласитесь, это было бы неправильно, не так ли? Ведь, столько всего уже позади – а конец еще не близок. К слову, молодцы, что дожили – я бы уже давно свихнулся и выбросил к чертям из поля зрения этот текст. Но, вот о чем хотелось бы поговорить прежде, чем пойдет повествование о «трех волшебных точках».
Есть некая… теория, наверное. О графике отвратительности (тошнотворности, мерзопакостности – называйте, как хотите). При кальке на русский язык, можно вполне его назвать «график перегибания палки». Собственно, если верить этому графику, да и теории в целом, в отвратительном есть небольшая долина, где мерзость – становится плюсом и достоинством. С учетом многих факторов, разумеется. Первичные ожидания, сторонняя информация и так далее. Но, если все эти факторы отбросить – получается график с небольшой долиной от «очень отвратительного» до «очень отвратительного». Долину можно условно назвать «до интересного отвратительно». Когда вроде и противно, а вроде и не вызывает отторжения. Как в хороших ужастиках. Вроде и не нравится, что происходит на экране, но при этом есть что-то еще, что цепляет. Например, сюжет. Ведь, если сделать акцент на нем – восприятие всего сопутствующего начинает становиться менее напряженным.
К чему я все это. В случае данного текста – вы получили в свое распоряжение совсем другой фактор. Вы заранее знали, что книга – написана намеренно ужасно. Каждый раз, вы получаете предупреждение о том или ином эксперименте. И раз за разом, вы окунаетесь в пучину лингвистического безобразия с готовностью акцентировать внимание на конкретном аспекте, если он ярко (или хоть сколько-то) выражен.
В другой (не столь наглой) литературе – это можно вполне назвать предубеждением. Жанры – располагают к наличию чего-то конкретного. Имена авторов – тоже вызывают предвзятость, в какую-либо сторону. Язык оригинала, возраст автора, его национальность, пол, название книги, обложка и так далее. Все это складывается в огромный мешок, который периодически открывается на протяжении всего чтения.
Раз за разом, из него вываливается та или иная информация. Она останавливает, смягчает или усугубляет восприятие того или иного момента. И у каждого – этот багаж предубеждений совершенно разный.
Тем не менее, в отличие от обычной (хорошей) литературы – этот кусок… текста преднамеренно задает вам векторы восприятия. Что помогает вам намного проще воспринимать весь сопутствующий поток бреда, который идет вместе с раздражителем.
Плохо ли это? Хорошо ли? Скажу проще: это интересно. Ведь, вы сами же для себя можете составить списки «векторов», на которые хотите обращать внимание при чтении текстов. Два-три подобных захода с заготовками – и векторы будут составляться сами уже на первых страницах. Что в общем счете – может усилить получаемое удовольствие от чтения текстов даже среднего и ниже среднего качества.
А ведь вы и так неосознанно это делаете. Выбираете любимых героев, которых ждете в тексте. Любимые места действия, если они идут по кругу. Любимые временные отрезки, если их на протяжении полотна взаимодействует несколько. Всегда есть выбор. И если к нему подходить осознанно – может, и восприятие будет меняться?
Надеюсь, что вы зевнули. В конце концов, этот отрезок – разжевывал и без того очевидную, известную вам информацию с одними и теми же сигнальными словами. Полезную ли – трудно сказать; вряд ли открыл вам «глаза на новый, чудесный мир, полный неизвестных доселе возможностей». Тем не менее, направленность восприятия – штука полезная.
Например, в следующей главе – будет идти повествование в виде предложений, которые заканчиваются троеточием. А вот слабо воспринимать их, как обыкновенные, не создавая искусственные паузы на каждом? При этом еще и не забыть во время чтения, что нужно воспринимать текст, как обычный, без трех точек? Ни разу не забыть, сможешь? А давай попробуем?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *