Пойдем на Дракона!

Глава 7. Придумай название главы. Запиши его. Сделай вывод.

Знаешь, прежде чем приступить к следующей главе – хотелось бы еще вот на что обратить внимание. Заметил (или заметила; неважно в общем) или нет, но имена в этой книге совершенно идиотские. Кретинские я бы сказал даже. Ламендра, Рамирон, Маурагон, какие-то там орки. И об этом хотелось бы немного посудачить в этом сегменте.
Подобные имена встречаются практически в любой книге. И связано это вовсе не с тем, что в детстве автор перенес операцию по удалению креатива из головы. Виноваты «авторские права».
На самом деле, есть тьма интересных и необычных имен для подобного жанра. И нередко – авторы совершенно независимо друг от друга выстреливают в одном направлении. Да, бывают общие нотки в сюжетах изолированных «творцов». Бывают повороты. Антураж может совпадать. Это неизбежно, литературы столько сейчас, что за всю жизнь даже со всеми названиями познакомиться невозможно – не то, чтобы говорить что-то о прочтении самих книг. И имена – не исключения.
Проблема в том, что любое «новое имя» — может быть легко зарегистрировано и закреплено за каким-либо автором. Не говорю, что это плохо – но, это плохо. Парадокс есть такой вот в этом. С одной стороны, это хорошо, что права защищают. Открытый плагиат пресекают (хоть зачастую оный расходится даже лучше, чем что-то оригинальное и необычное) и так далее. С другой же – это убивает возможность автору писать… менее сдавленно рамками коммерции, что ли. Поясню.
Иногда в голову приходят имена, которые звучат откровенно замечательно. Автор радуется, испытывает небывалый подъем сил. Но однажды, он может подумать, что слишком уж благозвучное имя получилось. Что-то тут не сходится. И идет в виртуальные поисковики.
Говорить о степени разочарования при первом же взгляде на палитру результатов – думаю, смысла особо и нет. Сразу перед глазами пробегает огромный список литературы, фильмов, игр и прочего, где подобные имена уже имеют свойство существовать в качестве части «лора». Приходится менять. Менять до тех пор, пока даже переводчики не будут понимать, что это автор за ерунду придумал. А читатель – потом страдает от потока абсурдов со стороны имен в тексте.
К слову, еще интересную вещь скажу прежде, чем вернуться обратно к тексту. О тех самых переводчиках. Как человек, у которого немало знакомых есть в медицинской сфере, могу сказать одно: зачастую медики глумятся над именами и названиями в текстах этого жанра. Особенно те, кто любит почитать.
Связано это с тем, что большая часть «фентезийных» наименований создается достаточно простым способом. Шаг первый – автор включает переводчик. Шаг второй – вбивает туда какое-нибудь слово на своем языке (для примера, можно взять слово «кошка»). Шаг третий – перевод на какой-нибудь язык, который далек от родного (в качестве примера, включил латынь – и результат не заставил долго себя ждать; на латыни кошка – это «фелис»). Обрабатывает полученное слово – получает название/имя/локацию/прочее. В своем примере взял кошку, причем совершенно случайно. Но, забавная аналогия провелась сразу. В девяностых, показывали мультсериал про человека-паука. Там была девушка, Фелиция, которая после каких-то там манипуляций – стала женщиной-кошкой. Вот такие вот печеньки.

Еще по мере приближения к таверне, ощущения взволнованности Ламендры не оставляли тебя. И в этом не было ничего удивительного – здесь, в Игривом Драконе еще издалека было видно, как по улице свободно разгуливали орки. Причем люди, снующие между домами, относились к ним равнодушно. Словно этот кусочек мира был отрезан от войны. Словно она и вовсе его не касалась.
— Будьте осторожны, Фэйт, — когда до внешних ворот оставалось несколько метров, неуверенно потянула Ламендра.
Короткий взгляд на волнующуюся спутницу – и голова сама кивнула в ответ. Нервно улыбнувшись, магесса слегка успокоилась, но не оставила своего недоверчивого взгляда, едва отвернувшись.
— Разве это не нейтральная территория? – слегка призадумавшись о необходимости в осторожности, спросили вы.
— Не спорю, — кивнула она, — но никогда не знаешь, что у собеседника может быть на уме. В один момент он тебе улыбается. В следующий миг – уже бросается на тебя с ножом. И я говорю не столько об орках, сколько о самих людях.
— Весьма… самокритично, — подернув бровью, улыбчиво потянули вы в ответ.
— Вряд ли это можно назвать самокритикой, — усмехнулась она, поздоровавшись со слегка озадаченным, проходящим мимо орком. – Просто, мы не очень хорошо в прошлом относились к… вашему виду. Возможно, в ком-то еще живет старое желание о сегрегации остроухих… в смысле, эльфов, прошу прощения!
— Ничего, — понимающе подняли перед собой руку вы. – Спасибо, буду иметь в виду.
Счастливо просияв, Ламендра подняла голову, устремив взгляд куда-то вдаль и остановилась. Достаточно просторная, центральная улица, по которой вы продвигались, вела к центральному зданию. К многоэтажной таверне впереди с огромной вывеской. Надпись на непонятном вам, человеческом языке и изумрудный дракон, вальяжно развалившийся на буквах с деревянной, судя по пене пивной кружкой. Было уже трудно понять, сама ли огромная таверна называлась Игривым Драконом или все это поселение. Но отчасти, это было не важно. Главное, чтобы нужный член команды был на месте и терпеливо ждал вашего прихода. В конце концов, нужно же было продолжать приключение.

К слову, еще немного остановлюсь прежде, чем перейти к следующей главе. Если заметило, то в этой части, несмотря на уговор, я вернулся к описанию твоих реплик от «вы». Связано это, к слову, тоже с одним интересным моментом – с окончаниями глаголов.
Описание действия в волшебном православном языке – привязано к полу. Окончания, соответственно, разные. И писать от «ты» в тексте, в котором пол зависит непосредственно от тебя, мое драгоценное оно – моветон. Либо изворачиваться, как незнамо кто, дабы избегать хоть какого-то упоминания глаголов – либо не изобретать пончик и вернуться к повествованию от «вы». Пончики изобретать мне не особо хочется, так что – кхе-кхе, с вашего позволения возвращаемся к описанию от «вы». Снобизм, чую, прогрессировать будет. Причем так не слабыми темпами. Но это не важно! Главное, чтобы сюжет интересный получился. А то пока какой-то бред идет.
В общем, приятного дальнейшего чтения! Постараюсь реже уделять время подобным сегментам… да, хотя кому я лгу? Почитаем – увидим. Авось, что-нибудь да придумаю еще для сокращения оного.

Глава следующая. Не, ну а что? Ладно, хорошо, восьмая. Зануда.

Добра тебе!

Слушай, помнишь в самом-самом начале был вариант трех способов разрешения конфликта с орочьей заставой? Так вот, если ты выбрало не первый вариант – то вернись сейчас в начало и прочитай первый. А что? Помнишь, я говорил во вступлении про демократию? Вот, у нас демократия. А демократия – это когда решает власть. Хочешь сказать, что демократия – это власть народа? Фарс! Демократией лишь прикрываются монархи для сохранения своего статуса у власти в глазах электората, который слепо верит, что выборы в демократических странах – легитимны.
Да не, шутку шучу. В общем, было там три варианта. В двух из них главный орк умирал. А здесь – он мог бы красиво сыграть на руку в сюжете. И это, знаешь ли, проблема. С одной стороны, мне вроде и хочется вставить орка в сюжет – но с другой, в двух вариантах из трех орк умирает. И теперь – ты также понимаешь, почему так мало книг-игр на рынке. Зачастую, у нас авторов бывает ампутация творческого потенциала. Мы цепляемся за какую-то идею и навязчиво пытаемся выжать из нее все возможные соки. Это, конечно, не всегда плохо. Бывает и хорошо выходит. Но, если брать ситуацию как сейчас – то нет, ничего хорошего в этом нет. Предоставление выбора тебе, как читателю – ограничивает меня, как автора. Либо писать несколько альтернативных линий, либо послать все к черту и забить на саму идею написания книги-игры.
Нет, разумеется, я не буду внезапно менять правила. И про возвращение назад по сюжету – я тоже шутил. Просто решил привести пример такой вот, ненавязчивый, как иногда у нас бывает. Не всегда в сюжете происходит все так, как хотел бы видеть сам автор. Нередко получаются и такие вот, не самые дружелюбные моменты. Вроде и хочется, а вроде и нельзя. И тут мы, думая о читателях, нередко можем загнать самих же себя в тупик. Начать расписывать какую-то откровенную ересь вместо того, что самим хотелось бы устроить. А во всем виноват проклятый литературный консерватизм. Есть… свод негласных правил, если так можно выразиться. Перкод даже авторский. Он запрещает нам нарушать логику созданного нами мира. А в данном случае – я задал ограниченные рамки для себя, предоставив выбор тебе. Видишь, как я о тебе забочусь? Обними меня. А хотя, как ты меня обнимешь? Эх, грустно все это. Давай сделаем так: представь на секунду, что ты автор. Ты вот пишешь текст, пишешь. И пишешь.
И вдруг – тебе приходит в голову совершенно дикая идея! Перевернуть все вверх дном, убить того, другого героя. Поменять полностью русло повествования, но… нельзя. Ведь для этого придется выставить героя, который до этого момента должен был нравиться читающему – злодеем. Или наоборот. Зачастую, к слову, наоборот и выходит, но не столь важно. На самом деле, думая о вас – мы сильно ограничиваем себя. Нередко до полной изоляции от божественной идеи. Влечем скудное повествование дальше. К слову, по таким вот сегментам и можно вычислить, где у автора была хорошая идея. Обычно, повествование тут затянуто. Руки пишут не то, что хочет писать автор. И проблема возникает на психологическом уровне. Устанавливается барьер, сбрасываются темпы работы над текстом. И так далее.
Не знаю, зачем тебе это все знать, но… возможно, тебе это все же было интересно. А теперь – давай мы вернемся обратно к сюжету. Приятного дальнейшего чтения! Хотя стоп, стоп, стоп. Знаешь, я всегда хотел стать поэтом. Мне нравилось сочинять стихи. Давай я попробую рискнуть и сделаю эту часть – поэтической? Ты веришь в меня? Зря. Я сам в себя не верю. Эх. Как сказал некогда замечательный человек, Юрий Гагарин – поехали!

Со скрипом отворилась дверь в таверну,
И шум навстречу вырвался тотчас –
Быть может, на большой земле все скверно,
«Дракон» приютом стал для многих рас.

Два эльфа с некромантом пили кофе,
Смеясь, шутя, не глядя на других.
Орк с человеком, забыв о зове крови,
На пару пели песнь жрецов людских.

Обнявшись, танцевали гном с сиреной,
А тролль пещерный на арфе им играл
Лишь прерываясь на свой напиток пенный.
Он здесь обрел, что жизнь свою искал.

Здесь мир нашел и старец у камина,
Он кости грел, усевшись на ковер.
Рассказывал он детям серафима,
Как в земли их когда-то пришел мор.

Хозяин вдалеке, мужик суровый,
С Ламендрой продвигались вы к нему.
Быстрее шаг, и слышно уж «здорово!» —
Ему вы стали интересны самому.

У автора мученья продолжались.
Не знал он, как продолжить разговор.
«Мечтал поэтом стать» — ну как же, размечтались,
Для пафоса был сказан глупый вздор.

И почесав немного подбородок,
Задумавшись о чем-то вдруг своем –
Решает автор, что «уж ладно, хватит».
Вот. Заканчиваем, в общем, этот балаган.

Девятый лидер. Ну, глава 9 в смысле.

А что? Еще скажи, что слишком короткой была предыдущая глава. Ха! Впрочем, не важно. Знаешь, мы живем в замечательном мире. Мир интернета и прочих приключений. Так вот, блуждая по просторам сети в поисках «чтива на вечер» — нередко можно наткнуться на совершенно умопомрачительную прозу. К слову, она напоминает рассказ девятилетнего ребенка об увиденном им фильме. И знаешь, я не могу обойти это стороной. Ну, вот не могу и все! Давай так: в начале, я говорил о встрече с танком, верно? Как его там звали? Черт, сейчас посмотрю.
А, во, Бран Валлен. С какого-то перепугу назвал его Сэром, но не суть как важно сейчас. Сэр Бран Валлен. Долгие поиски увенчались успехом, он в таверне, где-то там наверху. Все события здесь – будут описаны в стиле той прозы, на которую натыкался в сети. К слову, ошибок не будет, не люблю я их. Даже умышленно допускать – пальцы не поднимаются. А вот саму стилистику взять на вооружение — почему бы и нет? Моя книга же, верно?

Короче, вы с Ламендрой поздоровались с хозяином. Хозяин клевый, сразу выдал все секреты. Говорит, мол, «слушай, остроухое, нужный тебе чувак наверху». Ну, не вопрос, лапы пожали да разбежались. Оказалось, Бран был наверху, на третьем этаже. Сидел, бухал, хрен белобрысый. Ну, как белобрысый – светлые, слегка золотистые волосы, чуть ниже плеча. В общем, даже во время пьянки доспехи не снимал.
Вы с Ламендрой такие «хехей, чувак, добра тебе», а он такой «окай, добра». Познакомились, в общем, танк добротный. Там еще автор влез со своей очередной глупостью. Но, побоку на него.
В общем, вы такие сидите, пьете. А тут вваливаются орки. Оказывается, эти ублюдки заподозрили неладное у Зазелота и следили за вами. Ну, Фэйт же не робкого десятка. Схватились вы за клинок сразу, в общем, да в бой. А орки такие «сдохни, тварь!». Ну, че, бой так бой. Бах-бах-бах. Ламендра атакует шарами из огня, молниями бьет. А орки бьются в конвульсиях, не кончаются. Штук двадцать точно набежало.
Рядом пролетел чужой, широкий меч, в общем. Это оказался меч Брана. Он был широкий. Вот. И он короче побежал на них со щитом. Раскидал в общем, а вы выхватили лук. И пиу-пиу-пиу. Короче, орки умерли, Бран такой «вау, ребят, вы клевые». А вы такие «а то». И короче автор тоже доволен. И тут новые орки выбежали. И опять бой. И пиу-пиу-пиу опять. Бах-бах.
Бой был недолгий, в общем. Успокоились. Потом подумали, что странно, мол, никто не заметил группу орков. Пошли вы, короче, вниз. Такие, идете, идете. А спустились – и все нормально. И Бран такой «э, мужик!» и пошел к хозяину. Тот что-то осекся, но потом смутился и спросил, мол, «че?». А он такой «ниче» и недовольно так, сильно-сильно сощурился. И выцедил через зубы «какого черта к нам орки пришли?».
Хозяин не растерялся и сказал, мол, эм. Не знаю, что он сказал в общем. Но он не виноват. Да. И оказалось, что никто не виноват. Орки прошли незамеченными через окно на втором этаже.
Разведка местности совместно с хозяином таверны успешно прошла. Нашли некоторые зацепки. В общем, среди орков есть предатель. И есть и добрые. Всегда есть добрые и злые. Даже на стороне злых. Вот, мораль короче.
Поняв, что в таверне оставаться нельзя вы в крутом «слоу-мо» вышли втроем из таверны. Бран сказал, мол, где-то в лесу скрываются. Мол-богомол, грязь с их ботинок боевых можно только в лесу нарыть. Черт знает, как он это вычислил, но он клевый в общем. И автор тоже подтвердил эту идею.
А тут опа – и засада. И вы такие пиу-бах-шлакс. А орки тра-та-та из арбалетов. А не, не орки. Разбойники. Точно. И короче бой опять был не долгий. Вы опять победили. Вы клевые.
Дальше идете такие, а тут застава. И идти-не идти не понятно. Вот тебе выбор из трех вариантов.

Вариант первый: идти.
Вариант второй: идти.
Вариант третий: идти!

Не отдаляй неминуемое, оно. Внезапно вы такие выскочили. Разбойники такие «привет! Вы кто, господа почтенные?». А вы такие «хаха» и бой короче. И бой был недолгим, вы закалены в боях, Бран вообще божественен, как борода Стаса Михайлова.
Короче, победили. Идете дальше по лагерю, смотрите по сторонам. А тут опа – и еще разбойник выскочил. Но этот сильный. Стрелы и магия не берут. Защищен, наверное.
И тут он берет такой, клинки вытаскивает из-за спины пафосно – и резанул резко по Брану. Тот щитом не успел прикрыться и упал окровавленный. Умер короче. А разбойник на вас идет.
И тут внезапно Бран нападает на него сзади и оглушает. Он, в общем, оказывается паладином и вообще классным парнем. Он умеет симулировать смерть. Вообще полезный навык. Симулировать – всегда… а не, стоп, не туда понесло. В общем, не важно. Бран оглушил его, вы победили. Клевые предметы с трупа забрали, разделили добычу.

Все, хватит. Ужас. Я не понимаю, зачем вообще писать такие тексты. Они отвратительны, от них нет никакой литературной пользы. Они ничего не привносят нового. И даже в качестве «первой попытки» — выглядят крайне ущербно.
И знаешь, прежде чем перейти к следующей главе – давай, мы еще немного повеселимся. Совсем чуть-чуть сильно утрированного Гюго.

Окровавленное тело погибшего разбойника отчаянно ловило последние вздохи. Грудь размеренно поднималась и опускалась, пока жизнь плавной струйкой уходила из опального, поверженного тела врага.
Ваш взгляд упал на примятую им траву. Кровь от удара сокрыла за собой прекрасный, зеленый оттенок. Багряная, свежая кровь. Она игриво переливалась в лучах вечернего, заходящего солнца.
Эта травинка. Она была не похожа на остальные. Она отчаянно отказывалась прогибаться даже под весом крови. Словно чувствовала, что на нее возложена ее, только ее миссия. Только она сможет справиться с невозможной задачей.
В ней легко угадывалось отражение всей сути бытия. Через призму познания, она отражала человеческую природу. Уверенность и упорство. Травинка способна пробиться через крепчайший камень на своем пути к солнцу. Может преодолеть невозможное, пересилить себя и преуспеть. Никто не способен сломить ее.
Но стоит лишь слегка дернуть – и она становится хрупкой. Уязвимой, не защищенной травинкой. Навсегда исчезнуть в плену бытия, никогда уже не вернувшись. Но, что это? Корень. Ведь для травинки – достаточно корня, чтобы прорости вновь. И люди, они такие же. Можно сломить их дух, но пока остается хоть малейшая возможность – они вновь воспрянут с силами. Они вновь продолжат свой путь навстречу солнцу. Раз за разом, снова и снова. Ровно столько, сколько будет нужно!
В этой травинке легко угадывалась и суть человеческой натуры. Невозможно сломить и одновременно с этим – нет ничего легче. Парадокс? Возможно.
Сама же травинка, она выглядит простой. Ничем не выделяется, кроме пятен свежей крови. Но, почему так? Почему столь прекрасное создание – вынуждено прозябать в простоте? На это ответа нет. А возможно его найти? Не знаю. Вряд ли когда-нибудь кто-то это узнает.
Вытянутая форма, слегка заостренная под конец. Тонкая полоска посередине. Возможно, это была необычная травинка? Нет, рядом растут такие же; но так ли это? А что, если этот грунт – не отсюда? Если его сюда принесли? Принесли специально, чтобы запутать? Запутать и запугать путника?
Запугать… возможно ли запугать того, кто смотрит по сторонам? Вполне. Достаточно одной, простой, навязчивой идеи. Достаточно погрузить мысль в сознание – и жертва сама сделает всю работу за тебя. Обдумает, найдет все пути ухудшения проблемы. Разовьет в себе паранойю…

А нет, это уже Алан По пошел. Паранойи – это по его части. Впрочем, к По мы еще вернемся. А пока – вперед, навстречу следующей главе!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *