Подстава

Отважные искатели приключения спустились в подземелье. Надпись на входе гласила: «Тут только один шанс». И маленькая приписка рядом, накарябанной явно в предсмертной агонии: «Но вариантов много».
— Так. Сейчас пойдем к первой двери, — произнес бывалый Тутрэн. — Все тянем из связки мечи. Кто вытянет короткий — откроет ее первый.
Дарик взглянул на маленький, доставшийся ему, кинжал, с гордым названием «Царапунчик», и трясущейся рукой открыл дверь.
— Шаг назад, — скомандовал Тутрэн. Дверь открылась. С диким рычанием щупальцы, вылетевшие из-за ее створок утащили Дарика вглубь комнаты.
— Помогите, — периодически доносилось оттуда. Все делали вид, что не слышат. Минуты через две дверь открылась, и наружу вышел герой, таща небольшой залатанный мешок:
— Так! Этого монстра на мой счет запишите.
— Ога, — хмыкнул Тутрэн. — Эй? А почему мой карандаш написал двоих?
Дарик ехидно провел перед глазами бывалого маленькой табличкой с надписью: » А потому что! (божественное вмешательство)»
Все единодушно хмыкнули и пошли к следующей двери.
— А где мой меч? — воскликнула единственная девушка в этой компании, Скрипя.
— Кажись среди нас вор, — хмыкнул Тутрэн. И краем глаза заметил, как из кармана достают его любимое «Хотельное колечко». Крик заполонил помещение:
— Не трогай, — уже спокойнее произнес бывалый и стукнул Дарика. — Прелесть, моя прелесть.
Оправившись от такого удара, вор – недоучка, шатающейся походкой направился к группе и снова попытался незаметно что-то украсть. Звук ударов заполонил пещеру. Отлежавшись немного, вор вздохнул. Снова полуползком он стал двигаться к группе.
— А, парень? Ты снова к нам? Иди сюда дорогой, — звуки тумаков вновь раздались в зале.
— Ну, кто следующую дверь открывает? – донеслось после.
— Я, — каким-то уж не женским голосом сказала Скрипя.
Дверь распахнулась перед третьим искателем приключения.
— Лажная тревога, — пробасила девушка.
— Да ну! — все глянули вовнутрь комнаты. На сундуке с драгоценностями стоял обычный цветочек в горшочке.
— Шаг назад, — скомандовал Тутрэн.
Скрипя, оглянулась. Цветок обнажил огромные зубы в три ряда и обворожительно улыбнулся во всю ширину своей поистине акульей улыбки. Девушка нервно сглотнула, но пошевелиться не успела – растение-обаяшка, выпустив длиннющие корни, с бешеной скоростью кинулся на нее.
— Милая моя ромашечка-мухоглоточка! Как долго я тебя ждал! — благоговейно причитал предсавитель флоры, душа остолбеневшую девушку и яростно лобызаясь, — Пойдем же, я тебя медным купоросом угощу!
— ААААААААА! – Скрипя очнулась и заорала так, что с неудачливого цветка-любовника осыпались все лепестки и почти все зубки-клыки вывалились.
— Ой! Профтите – прошамкал беззубым ртом цветок, отползая от девушки на приличное расстояние, семеня корнями, — Я кажеффся офыбфя!
Дверца сундука хлопнула, скрыв внутри перепуганное растение.
— Посмотрите, какой я шлем себе нашел! – радостно кричал Дарик, прыгая от радости.
— Оу. Великий Шлем Смелости, — повертев в руках шлем Емпер, с удивлением не обнаружил прорези для глаз.
— А сейчас дверь откроет Емпер, — Торжественно произнес Тутрэн.
Осторожный Емпер достал из кармана артефакт: «воздушные шарики» и открыл дверь. «Невообразимое и неописуемое ужастное» с криком «бу» выскочило на искателя приключений.
— Ну с ним все понятно, — смотрели путники на трясущегося от страха беднягу, зажавшего в руках воздушный шарик.
Подойдя к двери, Тутрэн смело нараспашку открыл ее и вошел внутрь:
— ААА! Это дракон! Помогите!
— Я спасу тебя! — завопил Дарик, надевая Великий Шлем Смелости.
Махая мечем перед собой, вор забежал в комнату. Хитрый Тутрэн аккуратно притворил за ним дверь, таща к выходу из пещеры мешок с сокровищем.
Дарик оказался в маленькой уютной пещерке обставленной по-домашнему: обеденный стол с накрахмаленной скатертью, пара громоздких стульев, кухонные шкафчики, завешанные занавесочками в цветочек, и горящий очаг в углу. На столе живописно раскинулась груда овощей, пахучие коренья и пучки трав свисали с потолка и стен. Видеть всю прелесть интерьера вор не мог из-за отсутствия прорезей для глаз в шлеме, поэтому только бестолково бился со звоном о стены и орал «Я спасу тебя, Тутрэн! Держись!» Хозяин пещерки – небольшой (всего лишь в два раза выше и шире Дарика) дракон в цветастом переднике с интересом смотрел на бесплодные попытки парня спасти своего невидимого друга. В его левой лапе была зажата морковь, а в правой – тесак, казавшийся в лапах дракона игрушечным. На полу, у его ног, стояла большая старая проржавевшая кастрюля, в которую «повар» аккуратно строгал овощи. Однако дракону быстро надоело наблюдать нелепую возню незваного гостя, и он повернулся к Дарику спиной, нагибаясь к столу, чтобы взять еще одну морковку для шинковки, когда вор, как-то изловчившись, с криками пырнул мечом его в чешуйчатый зад. Дракон пронзительно пискливо заверещал и подпрыгнул так, что ударился головой о свод пещеры и осел чешуйчатым кулем на пол. Вор, столкнувшись с препятствием в виде драконьей филейной части, отлетел на добрых пару-тройку метров, стукнувшись о стену с такой силой, что шлем на голове зазвенел, будто сотня набатов.
Дракоша обиженно сморщил морду, потирая так подло уколотое место. Кастрюля опрокинулась, и теперь лежала на боку, демонстрируя дырявое дно, овощи рассыпались вокруг веером. И тут блуждающий взгляд дракончика остановился на Дарике, который кряхтя и поминая драконью мать на разные лады, поднимался с пола. Вернее не на нем самом, а на Великом Шлеме Смелости.
— О! Это мне подходит! – Дракон направился к вору и приподнял его за шкирку над полом. Тот захваченный врасплох только молотил голыми руками (меч-то потерял, когда дракона «дырявил») по «бронированному» брюху рептилии и нелепо дрыгал в воздухе ногами.
— Отпусти меня, чешуйчатая гадина! Спусти меня на землю! И выходи на честный смертный бой! Это нарушение кодекса поединка!
— Сейчас-сейчас отпущу, — дракон взялся свободной лапой за шлем Дарика.
— ААА! – из-под него раздавались глухие крики, — Ты мне голову решил отвернуть! Я безоружен — так не чеееестно!
— А мечом тыкать в мирных законопослушных драконов честно?
— Нууу.. эээ.. ААААА!!! – вор заорал с удвоенной силой, когда почитатель закона начал вытряхивать его из шлема.
Но даже так шлем не снимался. Тогда дракон схватил Дарика поперек пояса и перевернул головой вниз так, чтобы упереться задними лапами в шлем и стянуть его таким образом.
— Стой, тварюга, ты чего творишь! Больно же! Ай! Мамочкааааа!
Шлем отлетел к дальней стенке, а Вор остался болтаться на драконьих лапах вниз головой. Уши горели и были красными как два спелых томата. Дракон улыбался во всю пасть. Дарик спал с лица, побледнел, только уши ярко алели. «Ну, вот и все» — обреченно подумал вор.
— Ну, вот и все – дракон мило улыбнулся и поставил искателя приключений (на свою голову!) на пол, — спасибо за новую кастрюльку!
Вор ошалело таращился на него.
— Чего? – Дракон оторвался от любовного созерцания Великого Шлема Смелости.
— ээээ… А ты что, убивать меня не будешь?
— А зачем? – удивленно уставилась рептилия.
— Ну…эээ… чтобы…- вор сглотнул и закончил, — съесть!
— Фу! Какая гадость ваши заливные герои! – дракон скривился, как будто центнер лимонов разгрыз, — от вас одна изжога и несварение желудка! Иди себе с миром!

Автор: Лещук Алексей Константинович.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *