Под знаменем Свободы

Краткое описание:

Семь величайших народов, отобранных ото всех пластов мироздания, получили шанс создать то единственное, величайшее государство, о котором ходят слухи, как об Эдеме, Раю человеческом. Но люди на то и люди, чтобы разочаровывать Создателя. Их алчность, гордыня, хитрость разрушили планы Зиждителя. Но смогут ли они вернуться к первоначальному замыслу, коли нависнет над ними угроза полного уничтожения, смогут ли они побороть себя, свою суть и объединиться?

Пролог

Багряный сноп пламени выбил землю из-под ног замешкавшегося посреди площади человека. С воплем он отлетел на несколько метров назад, но быстро оправился, когда над его головой пронеслась огромная чёрная тень ужаса из старых сказаний. Перекатившись в сторону, он помчался к ближайшему зданию, чтобы укрыться от летящих со всех сторон огненных волн.
Вокруг стоит удушающий до хрипоты и кашля запах углекислого газа и опалённых человеческих тел. Немногие живые воины пытались противостоять невиданному ранее противнику, но огонь настигал и их. Весенняя сырость, которой были пропитаны улицы, изжарилась и потеряла свою прохладу.
Тяжело дыша, человек, укрывшийся за доменной печкой кузницы (а спрятался он именно в ней), столкнулся-таки взглядом с врагом, так некстати зашедшего с боку помещения. Холодный всепроникающий взгляд покрытых белесой плёнкой ящерных глаз прожигал насквозь закованного в кожаную с металлическими заклёпками броню воина. Дракон. Реальность других миров – легенда этого стоял перед ним. Чёрный дракон смотрел в глаза человеку, и тот был не в силах пошевелиться. Его воля была сломлена, ноги ватные, а перед глазами всё начало плыть.
Но каким-то наитием или инстинктом человек в скачке ухватился за колодезный цеп и нырнул на шестиметровую глубину, спасаясь от летящего вслед за ним пламени.
Чудовищный рык огорчения сотряс некогда неприступный замок, ему вторили ещё два, таких же грозных и мощных.
Вынырнувший воин тяжело ухватился за чудом не расплавившуюся цепь и начал взбираться обратно наверх, кряхтя, как старик, при каждом рывке. После очередной попытки не улететь вниз, а удержаться и подтянуться ещё выше, он перевалил через колодец и грузно упал, вперев взгляд в чёрное от угарного дыма небо. Лёгкие разрывались от осевшей в них пыли, мышцы натружено гудели, а сердце было готово пробить грудную клетку, но человек всё равно поднялся, движимый каким-то присущим лишь ему упорством. Он подобрал на бегу оброненные кем-то мечи и бегом стал взбираться по полуразрушенной лестнице на башню крепостной стены.
Драконы его заметили. Когда воин прижался спиной к рухнувшему навесу, все три крылатых исполина — чёрный, красный и белый – окружили его и стали выжидать неведомой человеку команды. Но она не последовала.
Вместо этого со спины белого дракона мягко спланировал окутанный в белоснежную робу чародей и медленно подошёл к застывшему в боевой стойке воину.
— Ну, здравствуй, князь,- с упрёком обратился волшебник.
— Решил посмеяться надо мной перед тем, как приказать своим чудовищам съесть меня, колдун?
— Зачем так грубо? Никто не собирается тебя убивать. Более того, я подошёл, чтобы попрощаться, ведь мы уходим дальше.
В недоумении, князь замка ответил-воскликнул, опустив мечи:
— Но ведь тогда я буду мстить!
Неуловимым движением, чародей порезал тыльную сторону ладони прямо перед словом «мстить» человека.
— Не просто будешь, а обязан, поклявшись кровью, князь Соломон. Помни про клятву. Помни.
И будто морок сошёл с глаз воина – чародей исчез, а драконы взмыли в одночасье в небо, скрывшись за чёрным дымом. И лишь одно слово без конца повторялось в голове: «Мстить»

Прошлое в пути

Мужчина средних лет, укутавшись в выкрашенный тёмно-зелёным плащ из грубо выделанной шкуры оленя, с печальной улыбкой на лице встречал трёх всадников. Он будто часть леса, будто исполин возвышался посреди тропы, не давая проехать путникам. И всадники остановились. Крайний выехал вперёд и грозно обратился:
— Прочь с дороги, лесник. Дай господам проехать.
— Не в моей чести пропускать незваных гостей леса. Воротитесь обратно, пока не поздно.
— Да как ты смеешь?! Ты хоть знаешь, с кем говоришь?!- вспылив, всадник извлёк из ножен парные мечи и помчался на стража.
Его спутники, оставшиеся на месте, через секунду смеялись, глядя, как их соратник валяется на земле, а страж поправляет распахнувшийся в пируэте плащ и смещает чуть сторону перочинный ножик, которым за миг до этого порвал сбрую на седле, благодаря чему наездник и слетел на землю. Бранясь и сквернословя, лишённый позиции всадник с воплем снова помчался с перехваченными поудобнее мечами на лесника, который очередным поворотом и ловкой подсечкой отправил незадачливого воина на землю. Чем окончательно вывел его из себя. Мечи свистели перед лицом стража, но не могли нагнать его, столь быстрого, что даже плащ не успевал за движениями, оставляя тело скрытым от глаз. Но вскоре ему это наскучило. Ловко поднырнув под очередной, крестовой удар, он несильно ударил наездника в солнечное сплетение. Однако этого хватило, чтобы отправить его на землю.
— Твой сын так похож на тебя в юности, Соломон. Такой же дерзкий, вспыльчивый и неосмотрительный, нападая на неизвестного противника.
— Но при этом он почему-то ещё жив, как и я. А мудрости наберётся с годами и синяками, мой старый друг,- всадник, ехавший посередине, спешился, скинул поводья последнему спутнику и подошёл к стражу.
— Сколько лет прошло с нашей последней встречи, Эл,- вновь заговорил Соломон.
Через недолгое перекрестие взглядов они оба рассмеялись и обнялись, как обнимаются друзья, прошедшие сквозь пекло боёв, но потерявшие друг друга на долгие годы.
— Познакомь со своим другом, князь.
— Ах, да,- спохватился Соломон,- это князь Трейбринга Элрик. Элрик, моего сына, Иеровоама, ты уже знаешь, а этот человек – мой военный советник, Анексий.
— Так что привело тебя, князь Септуагийский, в мои гостеприимные для тебя и твоих близких леса?
Посерьезневший в тот же миг Соломон одним единственным словом передал весь спектр своих проблем:
— Драконы.
— М-да, драконы…- как-то сразу потускнел Элрик.- Одни неприятности с этими тварями. Они пожгли мой лесной замок и чуть было не спалили весь лес моего княжества, да только шедший в тот день дождь и дувший в сторону от леса ветер избавили от такого исхода. Ну и слякоть ранней весны ещё не сошла на нет. А жители успели попрятаться по погребам, но рейнджеров жалко. Все полегли. Эх… Зазря я их тогда погнал на стены, знал ведь, что гибельное дело, да только что-то толкало изнутри вперёд, навстречу к врагу, как двадцать лет назад на поле Церия.
— И как тогда против нас стояли маги, так и сейчас против нас маг. Чародей вынудил меня поклясться кровью, что я отомщу ему, чего бы мне это ни стоило, но он только и рад этому был почему-то.
— И тебя тоже вынудил? Хм, как интересно… Однако, друг, что мы стоим на дороге. Давай проедем ко мне домой, отдохнёшь с пути.
Соломон стыдливо потупил взор:
— Прости, Элрик, но у меня не так много времени, я направляюсь к Мёртвой Башне.
— Зачем?!- удивился князь Септуагийский.
— Как, ты разве не получал приглашения от Города Мастеров? Ведь драконы испортили жизнь не только нам двоим, но и всем остальным княжествам. Вот и собирает Город представителей всех шести княжеств на пепелище, оставленном после давешней войны, когда-то могучего чародейского царства.
— Как-то до меня информация не дошла… Позволишь составить тебе компанию в пути? Мне всё равно надо отдохнуть от работ по восстановлению замка.
— Конечно! Мы будем рады твоей компании.
Лихо свистнув, Элрик сделал какой-то неуловимый знак правой рукой, и из росшего вдоль дороги орешника вышел закутанный в подбитый бараньей шерстью плащ мужчина, ведущий в поводу уже запряжённого для дальнего похода жеребца.
— Чтобы к моему возвращению восстановили ограду. Ждите примерно через неделю.
С этими словами Элрик оседлал вороного коня и направился на Север, к твердыне магов прошлого в компании старого друга, его сына и советника.
… Первый день путешествия прошёл за милой беседой Соломона и Элрика, двух князей молодого материка Царли, мира Ихторн. Их спутники большей частью слушали, да советчик иногда давал свой комментарий к той или иной истории, но, в целом, всё сводилось к воспоминаниям друзей, пришедших в этот мир в рядах первых поселенцев.
К вечеру они пересекли границу со Степью и стали искать место для ночлега.
Уже ночью, будучи в дозоре, закутавшийся от ещё холодных ветров в свой плащ Элрик, сидя спиной к костру, чтобы пламя не слепило глаза, вспоминал тот день, когда семь народов из шести миров пришли в этот, чтобы начать всё с начала…
… Их было семь. Семь племён, не знающих друг друга, но готовых порвать глотки, если кто-то покажет зубы. Ещё ничего не понимающие, вырванные из своих миров, они как дети, впервые увидевшие песочницу, с удивлением глядели по сторонам, ожидая подвох из-за каждого угла.
И каково же было их удивление, когда пред ними воочию явился сам Бог! А в том, что это был именно Он, сомнений быть не могло. Объятый лучами солнечного света, укутанный в белую робу молодой мужчина с аккуратной бородой, Он обличал стереотипы всех миров. И Он говорил с ними:
— Приветствую Вас, дети Аи, я Рэндом, Бог Всего и Ничего, известный Вам Всем под многими другими именами. Господь, Весы, Абсолют — всё это одно имя моей сути. И Вам представилась уникальная возможность начать жить заново, создав величайшее государство в истории миров. Чтобы Вам было проще привыкнуть к новому миру, я воссоздал ареалы вашего обитания здесь, на Царли, материке мира Ихторн. Для Вас, северяне, ледяные пустоши; для Вас, чародеи, магическая долина; для Вас, мастера, пригодные для пашен луга; для Вас, наездники, вольные степи; для Вас, лучники, густые леса, для Вас, мечники, неоглядная равнина; для Вас, амазонки, непроходимые для несведущих топи, дабы уберечь ваш покой от посягательств извне. Все границы условны, но ярки. Так, переходя в земли царства холода, вы ощутите резкую смену температуры. Мы сейчас стоим на единственной горе этого мира, Омшоге, но не пугайтесь: богатые недра дадут ресурсов всем желающим. Я вверяю всё это Вам, прося в ответ лишь одно – не забывайте, для чего вы здесь.
Обрадованные несказанному подарку, семь племён помчались заселять отведённые им земли, до поры до времени забыв друг о друге. Поддерживали связь друг с другом только Соломон и Элрик, так как они единственные были из одного мира. Более того, их вырвали, можно сказать, из лап смерти, поскольку в тот миг шла война между этими двумя царями и всем остальным миром. И счёт был не в пользу друзей.
А мир не дремал, наоборот, все, помня из всей речи Рэндома лишь фразу «величайшее государство», готовились отражать удар соседей.
И этот удар свершился. Не от гордых амазонок, не от диких северян и даже не от волелюбивых степняков, удар пришёл со стороны магов. Подобно ветру в чистом поле, они пронеслись над материком, устанавливая свою власть, казня противящихся ей.
Но это не понравилось обитателям материка. Собрав все полки, неся огромные потери, пополняя копилку Жнецов, объединённые войска шести народов отбили нахальные потуги магов, оплатив их кровью за дерзость. Весь род был вырезан под корень, в живых не остался не один чародей…
… С окончания войны минуло двадцать лет. Ещё живы участники той кампании, отдавшие кровь своих детей и отцов в отместку благополучному будущему. Но предречение Рэндома как-то забылось и идея единого государства распалась в прах со смертью одного из народов. На месте обиталищ образовались вольные княжества, а поле Церия, где обитали кудесники, стало немым памятником ушедшим из жизни воинам.
Элрик отдал пост караульного Анексию, а сам отправился спать. Предстояло преодолеть за сутки два княжества.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *