Первый сон будущего

— Здравствуйте, Игорь Владимирович.
— Доброе утро. Как сегодня вы себя чувствуете?
Молодой человек устроился поудобнее в кресле и прикрыл глаза:
— Знаете, доктор. Эти сны. Они стали реалистичнее!
Собеседник оторвал взгляд от блокнота и участливо посмотрел на клиента.
— И что в них?
— Всю неделю мне снится, что я другой человек.
— И каждый раз сон продолжается? — психолог, внимательно слушая, что-то зачеркнул в блокноте ручкой и отложил его.
— Да.
— Вы же должны знать, что сон — это отображение нашего подсознания. Возможно, вы хотите изменить себя.
Парень тяжело вздохнул и открыл глаза:
— Поймите меня правильно. Этот сон — не просто сон. Я правда вижу в нем чужую жизнь.
— Даже так? И вы помните, что в этих снах, до мельчайших подробностей?
— Конечно. Я вижу все так же отчетливо, как, например, сейчас — потолок вашего кабинета.
Психолог покачал ручкой между пальцев и немного задумался:
— И какой он? Этот персонаж ваших снов?
Без заминки клиент сразу начал рассказывать:
— Выше меня. Я-то — метр с кепкой. А он — около двух метров. У него средней длины волосы. Голос очень красивый. Грубый, но тягучий, как мед. С девушками у него все прекрасно. И отличная работа. Я вам не говорил, что он живет в обществе более развитом, чем мы? Они уже давно изобрели многие лекарства. Техника у них более совершенная, чем наша, но не развитее. Число авиакатастроф снижено на 90 %. Безопасное будущее. Люди могут уходить из дома, не закрывая дверей. Полиция оснащена новейшим оружием и системой контроля за каждым домом. Воров практически нет.
— Вы все это узнали от него?
— Да, — сбитый с толку таким вопросом, парень замялся. — Иногда, когда этот человек чем-то очень занят до такой степени, что отдается полностью делу, я могу немного управлять им. Но это чревато.
— Чем? — вновь задал вопрос психолог.
— Я один раз попробовал вмешаться в его работу. В итоге на него наехало начальство за то, что он чуть не сломал дорогое оборудование. Если бы я знал, что сочетание этих синих кнопок приведет к чему-то подобному… Никогда не дружил с компьютерами. Особенно с такими высокотехнологичными.
— Хм… А чем он занимается?
— Он ведущий разработчик в крупной компании, занимающейся системами дополненной реальности. Руководит своим тестовым отделом и следит за всякими интересными проектами. Это то, о чем я…
— Мечтали в детстве? Скажите, пожалуйста, а не мечтали ли вы о девушках? Или о хорошей работе? Или о… другой жизни? Возможно, вы бунтуете сами в себе.
— Возможно. Что вы посоветуете мне в этом случае?
— Постарайтесь измениться. Сделать свою реальную жизнь сном. А сон, о котором вы мечтаете, станет реален.

***

То, что посоветовал мне мой психолог, признаюсь, сначала шокировало меня. Но я решил — попробовать стоит. Нужно сделать свою жизнь сном. Но как?
Я взглянул в окно. Ночной город. Мчащиеся по автостраде машины. А где-то там, за горизонтом… А что там? Следующий пустой для меня день. Унылая и скучная работа в банке. Гюрза-начальник. Море клиентов, не одаренных особым интеллектом. Да-да. И вот каждый день я прихожу домой. Ужинаю за компьютером, играя в игры, и засыпаю.
Но вот во сне… Там все иначе. Там я вижу новую жизнь. И живу в ней уже больше месяца.
Побродив по пустой комнате, я постарался придумать хоть какой-нибудь вариант, но все без толку. Как я могу превратить свой реальный мир в сон?
Нет. Ничего не могу придумать. Я уронил голову на подушку и лежал, глазея в потолок. Положил руку на пустующую рядом подушку и медленно провалился в сон.
И меня понесло далеко-далеко. Туда, где люди достигли взаимопонимания и мир куда более совершенный. И каждый раз этот сон начинался одинаково. Я проваливался куда-то вниз и замирал в тишине и темноте. Сначала я ощущал свои руки и ноги. Затем открывал глаза и осматривался. И видел перед собой ярко-зеленые глаза Ланы. Она снова лежала рядом и наблюдала за моим сном. Потом еще смеялась, что я похож на кота, когда сплю.
— С добрым утром, — она поцеловала меня.
— С добрым, — я заулыбался в ответ, не веря, что оказался снова в чужом мире.
Она погладила меня по щеке и нажала на переносицу. Из уголков глаз появились прозрачные линзы. Это были миниатюрные дисплеи. Я сам, точнее он, принимал участие в их разработках.
— Ну зачем? — я погладил ее руку.
— Тебе очень идут очки, Дэзмонт. А ты меня любишь? Или я для тебя просто одна из многих? — Лана редко задавала такие вопросы.
Обычно она и сама не хотела отвечать на них. А тут меня заставляет. Странно.
На линзах тем временем загрузилось рабочее пространство, и тут же выскочило окошко вызова.
— Лана. Извини, — я виновато показал пальцем на ухо.
— Все нормально, — девушка выскользнула из моих объятий и вышла из комнаты.
Я посмотрел на кнопку вызова, и на дисплее тут же отобразилось лицо начальницы. Она начала мне говорить, что я безответственный. Что срываю работу. И что мое опоздание ничто не сможет оправдать. Служебная машина за мной уже выехала. И если я не приеду на ней, то могу быть уволен.
Пробурчав в ответ набор невнятных звуков, я включил режим дополненной реальности. Здесь нет таких вещей, как книги или телевизоры. Все это теперь только в мозге.
Я попытался разложить в голове все их жизненные принципы, но у меня не получилось. Даже и не верится, что это наше будущее. Вот, к примеру, режим дополненной реальности. Вы никогда не играли в игру, где ваша обязанность — воспитывать человечка? Покупать ему разные вещи, кормить, развлекать и прочее. Ну так вот. Эти очки позволяют купить вам телевизор, которого не существует. И не удивляйтесь. Это очень удобно. Просто ваше устройство получает дополнительную программу вывода телевизора на стене. Можете смотреть его с друзьями. Либо каждый выберет свой канал. Но самое главное — ваша виртуальная мебель никуда не исчезнет и не сломается.
Я перевел очки в режим дополнения, и они, просканировав стены дома, отобразили на некоторых пустующих местах в интерьере живые цветы. Картины. Телевизор. Мультимедийный центр. Игровую приставку. Только представьте. Все великолепие разнообразных приложений в одном устройстве. Кто же в наше время не мечтает о таком?
Посмотрев на телевизор, я моргнул, разрешив приложению запуститься. Черный виртуальный экран, висящий на стене, показал утренние новости. Мимолетным движением глаза я сделал звук погромче и занялся поиском носков, продолжая слушать, что происходит в мире.
— Сегодня произошел запуск новой очистной системы, — прозвучал во встроенном в ухо динамике девичий голос. — Система «Клининг» создана для очистки нашей планеты от мусора и загрязнений. Полностью автоматическая, самодостаточная система для уборки в каждом доме и на улице — теперь для вас! Будущее за нами!
Да где же эти чертовы носки! Их и так-то найти непросто, а если еще и не знаешь, куда их кинули… А! Вот вы, негодяи! Найдя оба носка, я плюхнулся на кровать и надел их. И как жаль, что человечество научится управлять такими сложными механизмами, а простые носки подчинить не смогут. Как и носовые платки, между прочим.
— Дэзмонт! Ты слышал про систему очистки, да? Может, и нам стоит заказать? — услышал я радостный голос Ланы.
Очевидно, мою страсть к порядку она не разделяла. А зря. Я, между прочим, когда находил свободное время, завершил достижение «Адоф-уборщик» в приложении «Все для дома».
— Может, тебе еще не нравится, как я готовлю? — крикнул я в ответ.
Удивленная Лана появилась в дверном проеме с зубной щеткой.
— Я помню, как ты на наше свидание готовил еду. Я думала, это только чтобы заинтересовать меня. Ты ведь знал, что я люблю историю. Неужели ты любишь готовить?
— Естественно, — непонимающе развел руками я.
— Дэзмонт, но ведь еду готовят роботы. Неужели ты будешь тратить свое время на готовку? — Лана обеспокоенно смотрела на меня.
И тут я понял, что порю чушь. Совсем забылся. В их будущем теперь не готовят. Еду заказывают. И трата своего времени на пустые и ненужные занятия считается… ну… как у нас алкоголизм, в общем.
— Любимый мой. Я знала, что ты не такой, как все. Только смотри, не увлекайся.
Она трогательно чмокнула меня в щеку и заботливо застегнула рубашку. В прихожей я надел куртку и, попрощавшись, пошел на работу.
Водитель у подъезда нервничал. Когда я вышел, он тут же через удаленное управление завел машину. С облегчением сел в нее и, не задавая лишних вопросов, повез меня на работу.
И все-таки в будущем больше удивлял тот факт, что у машин остались колеса. И автомобили не летают в большинстве случаев. Это считается невыгодным. Хоть и все голливудские блокбастеры напичканы воздушными агрегатами. Вспомните хотя бы Брюса Уиллиса в фильме «Пятый элемент». Я тоже сначала надеялся, что в такси встречу лысого водителя, бывшего военного, и попаду в переплет. Но приключений в моих снах меньше, чем на экране телевизора.
А что касается авто будущего… Современные двигатели работают на сжатом воздухе. Это экологически чисто. Здесь все просто помешаны на чистоте. Производство без отходов. Очистные установки. Утилизация мусора. Признаюсь, дышать тут, конечно, намного лучше. Воздух естественнее. Ну, насколько он может быть естественным во сне.
Водитель косился на меня в зеркало заднего вида, а я достал из кармана куртки черные очки и надел их. В Визоре Дэзмонта было приложение, позволяющее игнорировать восприятию темные линзы, так что я мог комфортно себя в них чувствовать. Не то чтобы ему, то есть мне, нравились такие очки… Просто в них я выглядел круче. Имидж, так сказать.
Шофер оценил мой вид, показав большой палец. Лучше бы от дороги не отвлекался. Эстет тоже мне. Хотя уж лучше так. Чем высмеивание практиканткой нарисованного мной цветочка на листике бумаги. Нарисованного от нечего делать. Сидишь, к примеру, по телефону разговариваешь, а в руке — ручка. И начинаешь рисовать. Кто — домики. А кто — и цветочки. Ну и пусть кривоватый вышел. Зато мне нравился, а эта дурочка высмеяла меня.
В будущем вообще все неблагополучно с искусством. Но вы не подумайте… Книги читают. Картины скачивают и в режиме расширенной реальности вешают на голые стены квартир. Но это не то.
Да хотя бы те же самые машины. Конструкцию в них упростили до невозможности, так нет бы над внешним видом поработать. А они оставили так же. И все автомобили как будто штампуют. Получаются очень функциональные и технологичные коробки на колесах. Да. Именно коробочки. Малость сглаженные, но… Эстетов в будущем почти нет. Все думают только о прогрессе, совсем позабыв про культуру и красоту. И вспоминают только на праздники, и то преимущественно женщины. Кстати, о педантах и квадратах. А вы видели когда-нибудь квадратные кружки? Нет? А я пью из такой. Почти каждый раз, когда попадаю в сон. И наблюдал обычную чашку только один раз! В ресторане исторической кухни. Пить из квадрата! Кошмар какой-то! Непривычно. И носом не нырнешь. Приходится голову откидывать, чтобы допить.
Машина подъехала к зданию IdSystem. Возле стоянки меня уже ждала моя… эм… ну, наверное, помощница. Секретаршей назвать ее не могу. У меня даже офиса нет. И это не помешало моей начальнице принять на работу эту серую мышку. Ходит теперь по пятам. Смотрит на меня влюбленно. А сама…. Одевается в безвкусные костюмчики. Неуклюжая. И что самое противное — все время пытается мне угодить.
Она засеменила к машине.
— Дэзмонт Ма…
— Я же просил тебя! Просто по имени! — грубо перебил я.
— Извини… те… — мышка смущенно прижала к себе планшет.
— Ты не могла бы… — я замялся, пытаясь вспомнить ее имя. — Займись моей электронной почтой!
Я открыл приложение, отвечающее за электронку, и отослал все новые письма помощнице. Это хотя бы отвлечет ее на часик, и серая мышка не будет меня преследовать по всему зданию.
— Дэзмонт, — девушка потупилась, — вас звала начальник отдела разработки. По важному делу. И спасибо за то, что поручаете мне работу.
— Да не за что… Клариса, — вспомнил я имя.
Странная она сегодня. Обычно вьется вокруг меня и просто все выполняет, а тут. Какое-то «спасибо».
Войдя в здание, я снова окунулся в одно из любимейших занятий. Работа. Все бегают. Суетятся. У кого-то горит проект. Кому-то не привезли нужные механизмы. А есть те, кто попросту ленится. В отделе девелоперов я заметил оживление. Все усердно работали.
— Надо же. А я думал, вы все в игрушки зависаете. И кто победил? Красные?
— Сейчас я тебя победю. Побежду. Блин. Быстро в мой кабинет! — раздалось у меня в динамике.
Начальница… И дал же сдуру ей доступ к корпоративному каналу. Теперь связываться может со мной в любое время, пока я в здании.
Ничего не поделать. Я вошел в кабинет начальницы. Она, как всегда, сидела за столом, сложив руки на груди, и выжидающе смотрела на дверь.
— Извольте объяснить, почему опоздали на работу?
— Кира. Ну прекрати делать такое лицо, будто бы ты меня убьешь.
— Дэзмонт, то, что у нас что-то и было, не дает тебе никакого права пренебрегать служебными обязанностями, — начальница встала из-за стола и подошла к окну.
Я быстро включил режим дополненной реальности и посмотрел на стол. На нем стояло приложение «Фоторамки». И фото. На нем я, то есть он, и она. Где-то на пляже. Кира обернулась, охнула и закрыла приложение. Рамка растаяла на моих экранах.
— Ты не хочешь сегодня поужинать? — я немного растерялся.
Дело в том, что когда Дэзмонт расставался с Кирой, то они поругались. Очень сильно. Я думал, предвзятое отношение на работе из-за того, что мы поссорились. А оказывается…
— Нет. Иди, приведи отдел в порядок. Результаты теста нового оборудования должны быть готовы вчера.
Я вышел. Кира была единственной девушкой, которая была дорога Дэзмонту. Когда-то. Я понимал умом, что не я любил ее и люблю Лану. Но вечная борьба с Дэзмонтом за тело… Ведь я прихожу только во сне. В конце концов, кто из нас хозяин его жизни? Уж явно не я.
А тестовый отдел стоял. Нет, вы не подумайте. Стоял в буквальном смысле. Новое приложение для Визора. ArtCombat. Функции дополненной реальности в игровом моменте. И кто разрешил им тестировать игры? Я же запретил девелоперам отсылать приложения моим оболтусам. Для них тест игры — это не серьезная задача, а мимолетное увлечение. Похлопав в ладоши перед лицом одного из сотрудников, понял, что игра затягивает. Открыв почту нашего отдела, я активировал кнопку скачивания. Визор за доли секунды получил установочный пакет. «Приложение готово к запуску». Посмотрел на кнопку «Начать». Интерфейс померк.
Сначала «подгрузилась» матричная сетка. Она просканировала комнату и вывела на экран всех найденных. Оказывается, тут кипела война. Активировался режим дополненной реальности, и под моими ногами появился песок. Впереди виднелись многоэтажные дома. Недостроенные, с башенными кранами. По кромке горизонта стояли вражеские корабли. А на нашей базе расположилось несколько танков. Оманский залив, если я не ошибаюсь. И как же все реалистично! Постарались парни из отдела разработок. Ничего не скажешь.
Я дотронулся до песка. Пальцы обожгло. Ух ты! Даже почувствовал, что горячо! А это что?
Прямо передо мной возникла кнопка.
Неужели они закончили интерфейс дополненной реальности? Я протянул руку и нажал на надпись «Выбор экипировки». О! Вкладка «Оружие». Наугад схватил MTAR-21. Любят они в играх восстанавливать старое оружие. То есть моего времени. Калашников там и прочее. Как мы любили Великую Отечественную экранизировать и во все войнушки-игрушки пихать. Так и у них тут.
Подсумок. РПС. РПГ. Пара гранат. Я увлеченно пролистал все это разнообразие оружия и, взяв в руки автомат, рванул в укрытие. Вертолет завис над точкой Альфа, и пулеметчик, сидящий в нем, поливал огнем наши укрепления. Я увидел солдата, который пытался прицелиться из гранатомета в перерывах между стрельбой и прятался, как только огонь возобновляется.
Прыгнув из-за угла дома и скатившись в окоп, я дернул за ногу бойца.
— Что надо, мля?! — рявкнул тот, пытаясь перекричать звуки выстрелов.
Но увидев мое лицо, парень, по-моему, побледнел.
— А… Босс… Это вы…
— Чем занимаетесь, вояки? Какого черта? Я же требовал, чтобы вам на тест игры без меня не давали. Теперь меня взгрели за простой тестового отдела. Спасибо, е-мое. Да ты достал! — последнее я проорал надоевшей вертушке.
Кинув в ее сторону гранату, выскочил из окопа и, подняв РПГ, жахнул в VIPER. Взрыв вышел знатный.
Тут же посыпались сообщения от врага типа «о,О! ВТФ?», «Как так?» или «Шозануб?».
Сдернув с пояса рацию, я обнаружил, что это чат. Вызвав взглядом экранную клавиатуру, набрал: «А ибо нефиг. Все быстро за работу. Или уволю!».
Ответы были неоднозначными. Грустные смайлы. Анонимные ответы: «Папа, ну пожалуйста, мы ее хотим играть». А также куча матов. Повесив рацию на пояс, я отключил игру.
Когда прогрузился интерфейс и я наконец смог осмотреться, я увидел плачевную картину. Сотрудники тестового отдела компании IdSystem терли глаза и разминали затекшие руки и ноги.
— Ребят, вы ведь в каждом гайде пишете, чтобы не играли в игры больше двух часов. Вредно организму. А сами уже пять шпилитесь. Ладно. Обойдемся выговором. У нас сегодня важный заказчик. Тесты систем закончили? Нет? Быстро работать!

***

— Здравствуйте, Игорь Владимирович.
— И вам добрый день. Рассказывайте, как вы себя чувствуете?
Молодой человек сел в удобное кресло и расслабился.
— Да в принципе все хорошо. Работа идет своим чередом. Только вот Лана ушла. Дэзмонт расстался с ней. И мне приходится терпеть его романчик с помощницей, которая меня бесит. Конечно, она и милая, и добрая, и в постели хороша, но иногда так надоест, что хоть спать не ложись. Кстати. Меня еще сильно беспокоит тот факт, что философы в один голос твердят о приближении технологической сингулярности. Да, когда я впервые начал видеть эти сны, то не понимал, что к чему, и не мог управляться с техникой. Но уже через месяц я смог пользоваться Визором свободно. Настраивать роботов-поваров как хочу и производить дистанционную уборку. Никакой сингулярности не будет. Когда Жюль Верн описал путешествие на Луну, все тоже решили, что это фантастика. И что? Когда мы дошли до кораблей, мы разучились понимать науку? Нет! И когда наш реальный мир придет к будущему, которое мне снится, люди так же будут продолжать познавать новое.
— Подождите. Подождите! О чем вы говорите? То есть вы не избавились от своих снов? — уточнил психолог.
— Вы же мне сами советовали превратить мою жизнь в сон, — удивился вопросу пациент. — Я начал усерднее работать. Ходить в качалку. Нагружать организм по полной, чтобы, добравшись до кровати, я мигом отрубался.
Психолог промолчал. В его практике, конечно, были пациенты и посерьезнее, но конкретно этот субъект заставил сомневаться в своем профессионализме.
— Поймите, пожалуйста, что сны — это не реально. Все, что вы видите, происходит в вашей голове. Может, ваша фантазия ищет способ реализовать себя и поэтому посылает такие образы? Попробуйте написать о своих снах. Вероятнее, когда вы реализуете свои сны на бумаге, вам станет лучше. Если хотите, я могу дать направление к психотерапевту.
— Нет. Спасибо. Я, пожалуй, пойду. Нужно закончить все дела пораньше. Сегодня будет запуск первой межгалактической станции. Я должен это увидеть.

***

Интерлюдия от Ланы
Я всегда знала, что Дэзмонт — необычный. Еще с того дня, как мы познакомились. Он был таким милым и добрым, хоть внешне и казался грубым из-за одежды и голоса. Особенно напрягали черные очки. Как он через них смотрел и при этом использовал Визор, ума не приложу.
И вот неделю назад он пригласил меня на ужин. Я решила, что это будет очередное скучное свидание, если бы не место. Он позвал меня к себе домой. Никогда не ходила на ужин в гости. Не принято это да и хлопотно. Нужно нанимать отдельного робота, чтобы он приготовил ужин.
Ага. Если я и решила так поначалу, то очень крупно ошиблась в Дэзмонте. Вызвать робота? Как же! Он приготовил все сам.
Зайдя в квартиру, я заметила везде необыкновенную чистоту, хоть он и говорил, что не использует автоматических уборщиков.
А уж когда он пригласил меня за стол, так я вообще чуть чувств не лишилась. Пельмени? Как? Откуда? Где он нашел такого робота, который умеет их лепить? Сам приготовил? В общем, я влюбилась. В наше время так готовить… У меня в профиле было указано, что я люблю историю, но ведь не стал бы он ради меня возиться с мукой и лепить что-то похожее на пельмень.
Неделя вместе с ним пролетела незаметно. Я буквально сразу же переселилась к нему. Может, это и покажется кому-то легкомысленным — переезжать к парню после первого свидания, но меня так тянуло к нему, что я не смогла устоять. Рядом с ним я была самой счастливой девушкой на свете.
Каждое утро на протяжении этой недели он просыпался рядом и радовался, как ребенок, что увидел меня. Будто бы за ночь кто-то мог меня забрать у него.
Но, как и всякая красивая сказка, моя история очень быстро закончилась.
Однажды я снова проснулась рядом с Дэзмонтом, но не почувствовала той любви, что он мне дарил. Будто бы рядом со мной лежал совсем другой человек.
Я приподнялась. Он смотрел на меня весьма удивленно.
— Мне, конечно, приятно, что я просыпаюсь рядом с девушкой, но не могла бы ты объяснить, где Кира? — грубо сказал он с такой интонацией, будто бы я для него — никто.
— Какая Кира? Дэзмонт, это же я…
— Понятно. Значит, я вчера напился. Как тебя зовут? Тебе понравилась ночь со мной, да?
Я чуть не заплакала:
— Что ты несешь?! Это же я, Лана! Я люблю тебя!
— В моем профиле не указано, что мы встречаемся. Прекрати меня обманывать. Я требую, чтобы ты все объяснила.
Позже он накричал на меня. Сказал, что я пытаюсь его одурачить. Я собрала вещи и ушла, так и не поняв, что с ним произошло. Почему его как подменили? И какая Кира? В его профиле не было информации, что он встречается с кем-либо.
Через несколько дней он позвонил мне, но я решила не брать трубку…

***

Утро встретило меня звонком. Видимо, Дэзмонт вчера после просмотра телевизора забыл выключить Визор. Открыв глаза, я увидел на дисплее фотографию Кларисы и вздрогнул. Какая страшная аватарка у нее в профиле! Ужас! Придя в себя, я сфокусировал взгляд на кнопке и принял вызов.
— Дэзмонт, милый, спасибо за цветы! Как ты догадался, что я люблю живые? Ты, наверное, много денег отдал за них? Я тебя не разбудила, надеюсь?
От такого количества вопросов я «завис». Так, нужно разгружать мозг. Насчет цветов — это моя работа. Подумал, если Дэзмонт хочет завоевать девушку, то цветы будет самое то. И оставил ему напоминалку «Купить живые цветы». Только вот не знал, что они в будущем такие дорогие. Интересно, на сколько похудел наш лицевой счет?
— Ничего, Клариса. Это все только для тебя, моя любовь, — мило сказал я и тут же сделал жест, будто бы хочу вызвать рвоту.
Этого, конечно, никто не увидел, но так я себе приподнял настроение. И что Дэзмонт в ней нашел?
— Я видела, ты прислал мне приглашение. А куда? — спросила она тонким писклявым голоском.
— Если я не указал это, значит… — я выдержал паузу.
— А! Поняла! — радостно захлопала в ладошки она. — Я люблю сюрпризы.
— До вечера, милая.
Я с облегчением завершил звонок. Надеюсь, недели Дэзмонту хватит. В противном случае это уже будет не сон, а ночной кошмар. Я потянулся и включил режим дополненной реальности. По телевизору, как всегда, ничего. Полив из виртуальной лейки цветочек, я получил балл за внимательность к растениям. А то! Я такой!
Повернул голову направо, к тумбочке, и наткнулся на приложение «Фоторамки». Я закусил губу. Лана… Ну почему этот идиот тебя бросил? Почему ты не ответила на звонки? Я ведь люблю тебя. В порыве злости я попытался схватить несчастное приложение, чтобы швырнуть о стену, но оно было только иллюзией в моей голове. Как и весь этот мир. Эти сны. Но я был точно уверен, что Лана настоящая.
Я все утро пробродил по комнате, не зная, чем себя занять. Выходной день, а гулять совсем не хочется. Игры больше не впечатляли. Выключив Визор, я нашел спрятанные Дэзмонтом сигареты и с наслаждением курил, думая о ней.
А что, собственно, вспоминать уже? Как хорошо было? Видимо, сейчас еще лучше.
Днем я показался на свет божий. Машины ездили туда-сюда. Глянув на себя в зеркальную витрину, поправил волосы и решил, что пора стричься. Благо парикмахерская была недалеко. Перейдя улицу, я добрел до конца квартала. На двери не было никаких табличек, поэтому я, пожав плечами, вошел.
— Мужчина! Мужчина, стойте! Вы куда? — окликнула меня девушка с ресепшена, стоило мне переступить порог. — Не видите, что ли, вывеску «Закрыто»?
— Простите. Я, правда, не видел. А почему закрыты?
— Все мастера заняты, — хмыкнула она.
— Не шуми, София. Я уже освободилась, — сказала парикмахер, вышедшая из-за портьеры, и добавила уже для меня: — Проходите.
Я вошел в небольшую комнатку и сел в кресло. Девушка стала поглаживать мне виски. Я расслабился.
— Примите приложение, которое я вам отправила, — попросила мастер.
— В смысле? — не понял я.
— Ну как… Вы же должны выбрать прическу.
— Я хотел только немного подравнять тут, тут и вот здесь.
— Не понимаю, — удивилась она. — Это, наверное, розыгрыш, да? Или проверка какая-нибудь. Включите свой Визор, пожалуйста, и примите приложение. Иначе я отказываюсь вас стричь.
Немного поскрежетав зубами, пришлось скачать и установить программу. Интерфейс предложил выбрать прическу. Я долго листал меню и наконец нашел то, что меня удовлетворило. Отправив девушке заказ, согласился оплатить счет и перевел деньги.
На экране появилась надпись: «Спасибо за то, что пользуетесь нашими услугами», а затем мне предложили почитать разные журналы или посмотреть фильм. Решив, что это будет скучно, я отключил свой Визор и задумался.
Мастер начала меня стричь.
Я снова вспомнил Лану. На душе стало так грустно. Мы в прошлом привыкли, что наш парикмахер — наш лучший друг, и поэтому я решился заговорить о своих проблемах:
— Скажите, а если девушка не отвечает на вызов, как еще можно извиниться?
— Обычно клиенты не разговаривают во время процедуры. Вы весьма странный субъект, — заметила она.
— Мне многие говорят это. Вот вы простили бы парня, который вас обидел? — повторил я.
— Если бы его извинения были искренние, то почему бы и нет? — ответила мастер.
Я дождался конца стрижки, не проронив больше ни слова. Встал со стула и глянул в зеркало. Вот теперь — другое дело! Пригладив волосы и включив Визор, я вышел на улицу. Настроение улучшилось. Слова этой парикмахерши заставили меня воспрянуть духом. Возможно, все еще не так плохо и у меня есть шанс.
Вечер тем временем неумолимо приближался. Я гулял по городу и рассматривал витрины небольших магазинчиков. Лана все так же не брала трубку. Зато постоянно названивала Клариса. На некоторые звонки я отвечал, но после шестого или седьмого просто отключил приложение, отвечающее за вызовы.
Упав на небольшую лавочку возле панорамы парка, я залюбовался текстурой. Странное у них тут понятие о красоте. Допустим, этот парк. Всего лишь модельный полигон, развернутый на небольшом пространстве. Красочные голограммы — вот и все. Эти деревья никогда реально не существовали тут, а были сделаны только для пользователей Визора. Вокруг распыляется специальный ароматизатор, добавляющий голограмме запах леса. Но если подойти ближе, то можно пройти сквозь любое дерево. Так же обстоит дело с музыкой или спектаклями. Реальные люди очень редко выходят на сцену. Вместо них проигрывают записи. Хотя в последнее время стали популярны дуэты реально живущих и уже давно умерших певцов. Я на такой концерт один раз сходил и получил весьма приятные эмоции.
Я поднялся и, подойдя к голограмме, протянул к ней руку, но пальцы прошли сквозь заставку. Печально.
— Дэзмонт!
Слишком глубоко уйдя в размышления, я совсем забыл, что должен откликаться на это имя, и понял свою оплошность только тогда, когда на мое плечо легла чья-то ладонь.
— Дружище, почему молчишь? Не хочешь здороваться со старыми знакомыми?
Я оглянулся. Этого человека я вижу впервые и совсем не знаю, кто он такой. Возраста, наверное, моего же. Тоже высокий и симпатичный. Чтобы не попасть в глупую ситуацию, я решил начать нейтрально.
— О! Привет! Сколько лет-то? — я дружески приобнял его.
— Ага. А ты все такой же. Помешанный на истории. С универа еще помню, как ты фанател.
— А ты изменился немного, — приврал я. — Чем занимаешься?
— Программист. Сейчас без работы сижу и приложения делаю для одной конторки.
Я хмыкнул и запустил виртуальную визитку. Протянул ее своему старому-новому товарищу. Визитка растворилась у него на руке.
— Если работа нужна будет, то позвони. Толковые люди всегда нужны, — я повернулся к голограмме парка и снова попытался впасть в тоску, но мне не дали.
— Блин! Дэз! Спасибо тебе! Я обязательно позвоню. IdSystem — это же мечта! Работа с настоящими мастерами! Пакетные программные продукты для Визора! Это же… Это! Друг, а ты чего такой грустный? Помочь чем-нибудь?
— Это личное.
— О-о-о-о! — удивился товарищ. — Личное. Главного ловеласа нашего курса кто-то захомутал? А в чем проблема-то?
— Да… Обидел я ее. Сам того не желая. Как же тебе объяснить-то… — я задумался. — Я не хотел делать ничего плохого. Просто…
— А кто она? В твоем профиле сейчас какая-то Клариса указана, — уточнил он.
— Историю посмотри. Ланой зовут.
— Ланка? Да ты что? Это же соседка моя! Ну да! Вот и профиль ее. Слушай, Дэзмонт, может, я могу устроить вам свидание? Это же будет классно! Тем более что сегодня все идут на празднование запуска межгалактической станции.
— Нет. Не стоит. Она не берет трубку и не хочет больше встречаться. Я даже уверен, что у нее кто-то есть, просто в профиле еще не отобразился.
— Упертый ты. А я сегодня с девушкой пойду на смотровую площадку на Соловецких сопках. Отличное место! Советую, — товарищ вдруг засуетился и, пробормотав, что опоздывает, стремительно умчался куда-то.
Я, не особо заинтересованный его маршрутом, снова посмотрел на деревья. Потом — на рекламные проспекты, зависшие над головой. А потом подумал и выключил режим дополненной реальности, посмотрел на мир без приложений. Гладкие белые стены. Гладкий белый пол. Все почти чистое. Роботы, которых я не видел до этого, теперь зримы. Снуют между людей и вычищают асфальт. Светлый мир. То место, где только что стояли зеленые деревья, теперь просто голая поверхность с расположенными в шахматном порядке датчиками.
Вот если бы кто-нибудь из этих чертовых философов, твердящих о технологической сингулярности, побывал в моем мире! В котором даже в существование голограмм не верят только потому, что это плоды фантастов и кинорежиссеров. В котором признаются только власть и деньги. А каждый человек, имеющий небольшое количество мозга, старается либо работать на систему, либо доить тех, кто на нее пашет. Какие уж там технологии…
Человечество, если сойдет с мертвой точки, сможет жить в мире лучшем, чем оно само. И всегда будет познавать новое. Стремиться к созиданию. И никаких сингулярностей не будет. Вспомните хотя бы Жюля Верна или Хайнлайна.
Разве такие великие авторы могли бы предсказать за столь далекое время то, что будет изобретено? Человек просто стремится воплотить фантазию в реальность. Может, этот мир — тоже чья-то фантазия?
Белый мир немного угнетал, поэтому я включил режим дополнения реальности и надел свои любимые черные очки. По карте проложил маршрут до ближайшего цветочного и отправил заказ на букет цветов с виртуальной открыткой «Будь моей».
Раз Дэзмонт так хочет встречаться с Кларисой, пусть наслаждается. Жаль, что спасибо не скажет. Продавщица в цветочном, улыбаясь, строила мне глазки. Я пришел немного раньше, поэтому она еще не успела закончить букет. Она стрельнула кокетливым взором и протянула композицию мне. Ну конечно! Еще бы не стрельнула. Букет за пять тысяч. Это вам не шутки.
Я заказал два такси для себя и Кларисы. Долго выбирал куда поехать, и что-то толкнуло меня послушать совета старого знакомого. Указав для обеих машин конечной остановкой смотровую площадку Соловецких сопок, я дождался машину. Пробок почти не было. Если не считать мелкие заторы на дорогах, но это из-за массовых разъездов. В целом я добрался быстро и еще минут десять ждал девушку. Как и положено. Цветы ей очень понравились, и она, схватив букет, прижала его к себе. Наверное, побоялась, что я отберу обратно.
Добравшись до смотровой, мы нашли свободную лавочку и стали ждать запуска. В наших Визорах горел отсчет времени, а маленькая точечка на горизонте указывала на место старта.
— Еще десять минут до начала. Я пойду куплю нам что-нибудь попить, — предложил я.
— Хорошо, милый.
Да-а-а-а уж. Милый. Б-р-р! Скорей бы все кончилось. Дойдя до небольшой лавки, я скачал предложение о покупке и приобрел два освежающих напитка. Взяв у продавца-робота бутылочки, повернулся и столкнулся с девушкой. Бутылки выпали из рук. Одну я успел поймать, а вторую подхватила незнакомка. Я поднялся, чтобы наконец увидеть ее лицо, и уронил бутылку опять. Девушка тоже. Она резко вцепилась в меня, и мне осталось только обнять в ответ.
— Лана. Любимая. Как ты?
Она молчала, трогательно обняв меня. И так мы простояли вечность. А потом еще одну вечность. А потом много-много вечностей, обнявшись. Почему ты ушла тогда, дурочка? Чем таким обидел тебя Дэзмонт? И я ведь не смогу подобрать нужных слов, чтобы объяснить, как сильно я люблю тебя.
— Лана. Как ты тут…
— Это благодарность от твоего друга. Я и не думала, что его приглашение сюда подразумевает что-то подобное. Я уже не верила, что он придет на свидание, и решила купить водички, а тут…
Она снова прижалась ко мне.
— Маленькая…
— Нет. Молчи, — она заткнула мне рот самым наглым способом. Наглым, но очень приятным.
Таймер в моем Визоре показал ноли. Запуск станции. Но мне было плевать. Я обнимал самую желанную и любимую.
Я уже не помню, как мы оказались в такси. Как оно домчало нас до моего дома. Помню только, что мы оба отключили Визоры. И оказались в кровати. Ночь прошла неумолимо быстро…

Я всеми силами старался не уснуть. Веки опускались сами, но я не хотел, чтобы все кончилось именно так. Нужно признаться во всем. Как бы это безумно ни звучало. Она рассказывала, как хорошо у нее на работе теперь. О том, что она планирует. Но в перерывах между ее словами я чувствовал, будто она тоже тянет время. Хочет сказать, но не может. Не хватает смелости.
— Дэзмонт. Не спи, милый. Или тебе неинтересно? — Лана осторожно толкнула меня в бок.
— Интересно, маленькая. И я совсем не сплю, — я протер глаза.
— Нет, засыпаешь. У тебя вид уставший, — она заботливо погладила мои волосы. — Может, будем ложиться?
— Сначала я должен тебе кое-что рассказать.
Лана замолчала и даже перестала меня гладить.
— Понимаешь. Ты мой сон. Меня на самом деле зовут не Дэзмонт, а Олег. Я обычный человек и живу в двадцать первом веке. И все, что здесь вижу, — это мой сон. Работа. Визоры. Будущее. Роботы. Это все иллюзорно и нереально.
Лана удивленно приоткрыла ротик.
— Не сочти меня за психа. Или за идиота, который пытается обмануть тебя. Все мои чувства — они настоящие. Я их правда испытываю и очень дорожу ими. Я люблю тебя, Лана. Ты самый лучший мой сон.
Она посмотрела на меня. Затем опустила глаза и обняла. Я ждал все, что угодно. Приглашение к психиатру. Крика, что я просто пользовался, а теперь боюсь серьезных отношений (с девушками такое бывает). Да хотя бы просто ругани. Но она обняла и прижалась. Как будто… поняла.
И тут до меня дошло. Я обнял ее в ответ.
— Лана? Что ты хотела мне сказать?
Она молчала.
— Лана?!
— Тише, Олег, — по ее щекам текли слезы. — Я все прекрасно понимаю. У меня тоже сны.
— Нет. Ты неправильно поняла. Этот мир — это сон. А тот — реальный. Я не путаю, — поспешно объяснил я.
— И я. Наверное. Меня зовут Эва. А в моих снах — Лана. И ты тоже мне снишься. Теперь я знаю, почему меня тянуло к тебе. А то, что мы расстались, это просто чудовищная ошибка. В тот день ты проснулся сам не свой. Накричал на меня. Требовал объяснить, кто я такая и что делаю в твоей квартире. Вот почему я не брала трубку и не хотела разговаривать. Видимо в тот день ты пришел намного позже. Ты ведь тоже уже не можешь найти грань между сном и реальностью.
Я подскочил на кровати как ужаленный. Не может быть того!
— Как? Почему? Когда?
Девушка смотрела на меня немного испуганно.
— Олег. Все хорошо. Не кричи.
— Скажи. Ты, правда, живешь в мое время? Какой у тебя год?
— Две тысячи двенадцатый, — Эва-Лана успокаивающе гладила меня.
Такие нежные руки. Я медленно расслаблялся.
— А откуда ты? — только и успел спросить я.
— Из Праги…
Сон медленно охватил меня и понес куда-то далеко-далеко.
Туда, где меня ждало утро. И суровая реальность….

…Посмотрев на соседнюю подушку, я не увидел Ланы. И горько вздохнув, побрел мелкими шажками в ванную. Чехия. Эва. Все это очень странно. Я не рассказывал никому больше о своих снах и жизни. Да и не шутила бы Лана о таких вещах. А может, и правда, нам снится один и тот же сон? Тогда, наверное, стоит разыскать ее. Встретиться…

***

Я никогда не умел рисковать. День за днем я ходил на работу. Ложился спать. Дни, проведенные в качалке, не прошли даром. Тело приобрело некоторую рельефность, и это мне нравилось. Лицо, конечно, не как у Дэзмонта, но… Я не доллар, в конце концов.
Сны больше не повторялись. И я очень соскучился по тому миру. Визоры. Все эти высокотехнологические решения. Роботы. Порой так и хочется выхватить взглядом приложение доставок обедов и заказать пиццу или что-нибудь еще вкусное. Усесться за приложением «Телевизор» и смотреть рекламу новых роботов или приложений. Я ведь так и не смог толкнуть идею для нашей команды разработчиков. Наверное, было бы очень популярным. Приложение «Домашние животные». По функционалу как цветы, к примеру. Поливать. Мыть. Как тамагочи. Но зато приятно. Ходит по дому кот какой-нибудь. Другие приложения сбрасывает на пол и гоняет по квартире. Или телевизор заслоняет. Прикольно бы было.
Эх, Лана. Как ты там, интересно?
Работа выматывала однообразием. Это вам не компания, ведущая разработки в области кибернетики. А обычный банк. Нудный и скучный.
Я уже много раз пытался попасть в сон. Пил снотворные. Выматывался. Не спал сутками. Но ничего. Иногда я просыпался среди ночи от обычного сна и в бессильной злости молотил руками подушку.
Вот две недели долгожданного отпуска. Я попросил моего знакомого узнать все, что только можно, про девушек с именем Эва из Праги, и он пообещал позвонить (у него были какие-то свои очень секретные каналы), но заранее предупредил, что найдет очень много адресов и я замучаюсь искать нужную.
Я согласился. Почему-то был уверен, что моя мечта сбудется и я увижу ее.
Уже в аэропорту перед вылетом я получил сообщение от друга. Там содержалось очень много фамилий и телефонов. Не вдаваясь в подробности и успешно пойдя регистрацию, взошел на борт самолета.
Перелет был относительно недолгим и без приключений.
По прибытии поселился в снятой заранее гостинице и, приняв душ, занялся поиском. В стране я всего на неделю, и нужно успеть сделать свои дела.
Попросив распечатать список, присланный другом, обзвонил несколько номеров, но слышал либо смех над собой, либо что-то похожее на «Вы ошиблись номером». С английским я немного дружил, но его не всегда хватало, чтобы объясниться с чехами. После обеда я пошел гулять с туристической группой.
Город, конечно, великолепен, но меня мало интересовали его красоты. Достопримечательностей не видел. На памятники не смотрел. Я вглядывался в дома. В прохожих. Надеясь найти хоть одну подсказку. И так и проходил, как дурак, весь день.
Обессиленный, я приполз к кровати и упал на нее. Сон поймал мгновенно. Я уже и не надеялся, что увижу хоть что-то во сне. Знаете, ведь как это бывает. Такое чувство, будто проваливаетесь куда-то глубоко. А потом резко просыпаетесь. Вроде и спали, а вроде и нет.
Я потянулся и, открыв глаза, не узнал свой номер.
Белые стены? Когда покрасить успели? Стоп!
Это же…
Я поднялся на кровати и огляделся. Да! Это квартира Дэзмонта. Сразу активировал Визор. Линзы появились из уголков глаз. Я посмотрел налево и увидел мирно спящую Лану. Улыбка засияла на моем лице.
Приготовлю-ка я ей завтрак. Она любит, когда я готовлю.

***

— Здравствуйте, Игорь Владимирович.
— Доброе утро. По телефону вы сказали, что выздоровели. Как вам удалось это?
Молодой человек улыбнулся, и из-за двери вышла девушка. Она кивнула и, немного покраснев, с ощутимым акцентом поздоровалась.
Психолог поднялся со стула и пригласил их в комнату. Секретарша приготовила чай.
— Так как вы познакомились? — непонимающе спросил Игорь.
— Во сне. Помните? Я вам рассказывал.
— Но вы же сказали, что выздоровели?
— Именно так. В сне, который я видел по приезде в Прагу, я в последний раз застал там Эву. Она сказала мне свой адрес, и в тот же день я нашел ее, — Олег приобнял девушку.
— И больше снов не было? — спросил Игорь Владимирович.
— Нет. Не одного. И у Эвы тоже.
— Я рад за вас, — психолог пожал ему руку. — И чем вы теперь занимаетесь?
— Поступил в институт на программиста. Изучаю IT-технологии и планирую кое-что сделать, но это мелочи. Вместе с моей милой мы написали книгу. Назвали «Первый сон будущего». В ней мы рассказали, что видели в будущем. В то, что в ней написано, конечно, никто не верит, но мы зато знаем, что это правда. Пусть до поры это кажется фантастикой… А также я написал статью о технологической сингулярности. Во многих научных трудах на нее даже ссылаются.
— И что? Что вы об этой сингулярности думаете?
— А ничего, Игорь Владимирович. Я пересмотрел свои позиции. Мы уже живем в непростую эру, когда компьютер способен обыграть человека в шахматы. Играем в видеоигры, требующие от человека выполнять движения, которые обработает камера. Не за горами и новые устройства, позволяющие выводить на линзы изображение. Все это когда-нибудь будет. Стоит только воплотить свою мечту…

Автор: Лещук Алексей Константинович.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *