Пересекая миры

Пролог

В аудитории, как всегда, было немного людей. Преподаватель медленно расписывал на доске принцип неопределенности Гейзенберга. Мел скрипел, а тучный профессор усердно выводил формулу. Физика для него давно перестала быть просто предметом, который он преподает. Она стала смыслом жизни. Законы. Принципы. Теории. Профессор знал все это почти наизусть и пытался заставить своих студентов ответить хотя бы на один его вопрос. И к сожалению, это удавалось немногим. Как следствие — в аудитории было немноголюдно.
Железное правило профессора Орлова гласило: «Не ответив ни на один вопрос, ученик подрывает все законы мироздания. Он в них не верит. Так какого черта он будет задерживать получение знаний у других людей, которые жаждут их?». Ага. Жаждут. Он прекрасно понимал, что все студенты (за редким исключением) жаждут получить от него хороший балл на экзамене. «Получат они его. Только через мой труп! Да Эйнштейн вертится в своем гробу от каждого их ответа! Не видать им удовлетворительной оценки».
Студенты притихли. За два года обучения у профессора Орлова они усвоили один урок. Профессор мог одновременно писать на доске формулу и злиться на своих «тупых» студентов. И вот когда сила, с которой Орлов давит мелом на доску, наконец превысит прочность мела, и он сломается — начнутся вопросы.
Раздался едва слышимый хруст, и в руке профессора стало два кусочка мела. Он резко обернулся к своей аудитории. Расплылся в улыбке. Вытер платком свое лицо и тяжело вздохнул.
— Иванов. Расскажи мне, что такое постоянная Планка?
— Ну… эээм…
Тихий шепот с заднего ряда донес до студента Иванова только «осн….ая конста… в…». Но в отличие от Иванова, Орлов слышал лучше.
— Миронова. Прошу вас встать.
Девушка помрачнела, поняв, что ее раскусили, и поднялась.
— Уважаемая Екатерина. Я прошу вас уяснить только одно. Вы не делаете для него услугу. Это очень похвально, что вы неравнодушны к этому юноше. Но подсказывая ему, вы лишаете его права ответить самостоятельно. Что подталкивает меня к не совсем приятной мысли, что ваш возлюбленный совершенно ничего не понимает в квантовой физике…
— Профессор, он старается, — перебила она Орлова, пытаясь хоть как-то исправить ситуацию. — Но для него это очень трудно.
Сделав несколько шагов обратно к Иванову, Орлов еще раз вздохнул и спросил:
— Вы понимаете, что такое квант?
Ответом было оханье и хмыканье. Орлов удовлетворенно кивнул и вернулся к доске.
— Иванов, вы можете не посещать мои лекции, пока в вашей голове не появится хоть какая-нибудь разумная мысль. А еще лучше я советую обратиться к заведующей вашей кафедрой, чтобы вычеркнуть мой предмет из вашего списка. Пребывание в этой аудитории добровольное. И если вы приходите сюда с целью перебрасываться записками с вашей возлюбленной, то прошу вас делать это на других лекциях, а не на моих.
Миронова, села и спрятала записку, которую собиралась передать Иванову, в учебник.
Орлов был одним из тех типов людей, которых очень легко вывести из себя. Хотя сам он считал, что у него ангельское терпение. А если его кто-то выводил из себя, то остановить его было невозможно.
И только он открыл рот, чтобы вылить новую порцию неодобрения на своих студентов, как дверь в аудиторию открылась, и в нее вбежал молодой высокий широкоплечий парень, с взлохмаченной прической и ворохом вещей в руках. Видимо, когда он бежал в аудиторию, по пути упал и, не имея в запасе времени чтобы собрать все обратно в сумку, просто схватил в охапку. Дыхание было сбитым.
На это явление в аудиторию одного из лучших учеников Орлова обернулись все. Студенты, обрадовавшись, что настал конец их мучениям, перевели взгляды с опоздавшего на профессора и поняли, что поторопились с выводами… Их «любимый» преподаватель стал похож на вареного рака. Ноздри его расширялись, втягивая воздух, а на лице отразилась неподдельную ярость.
— Да как вы посмели! — закричал Орлов.
Казалось, еще секунда и из его ушей повалит пар.
— Вы! Вы! Безнравственный юнец! Посмели явиться в аудиторию к концу занятия! Ворвались на урок, будто ураган… Перебили меня и смеете еще пререкаться со мной?!
На самом деле все, что мог сделать опоздавший, это только открывать рот, хватая воздух, чтобы отдышаться, и пытаться вставить в гневную тираду профессора хоть одно несчастное «извините».
— Немедленно покиньте аудиторию!
— Но… — задыхаясь, пытался высказаться студент. — Это очень важно!
— Важнее моей лекции по квантовой физике? Ну знаете ли! Вы хотите остаться и рассказывать о своем «важном»? — Орлов буравил взглядом опоздавшего.
Не подозревая, что профессор ждет совсем другого ответа, студент кивнул. Аудитория охнула.
— Значит так, студент Харитонов! Оставайтесь! И рассказывайте о своем важном! Я не намерен терпеть эти выходки!
В ярости побросав в сумку тетради, учебники и другие принадлежности, он снял с вешалки пальто, гневно оглядев студента с ног до головы, пробурчал что-то и ушел, громко хлопнув дверью. Повисла гробовая тишина.
— Он серьезно? — послышалось с дальнего ряда.
— Нет, блин. Сейчас войдет в дверь, улыбаясь, и скажет, что нас снимала скрытая камера, — съязвил кто-то в ответ.
А «виновник торжества», Алексей Харитонов стоял, непонимающе оглядывая себя. Ему была совсем непонятна реакция преподавателя. Но пытаться догнать его… Нет уж. Орлов сейчас в ярости и выслушать его не захотел бы даже под угрозой расстрела.
— Вот фанатик. Леш, а ты что хотел сказать-то?
Алексей немного помотал головой, приходя в себя после этих оглушающих криков. Перевел взгляд на однокурсника, сидящего на второй парте и, неопределенно пожав плечами, вышел. На самом деле он даже вопроса не услышал. Но группа дружно переглянулась. А самый язвительный повторил жест Алексея и повертел пальцем около виска, поставив под громогласный хохот Харитонову окончательный и бесповоротный диагноз.
В группе Алексей давно был предметом насмешек. Но его это почти не волновало. Он был очень увлечен физикой и наукой в целом. Многие даже думали, что он клон Орлова. Такой же псих и ботаник. «Если бы они только знали, что я сделал! Если бы профессор это узнал! Он даже представить не может, сколько возможностей откроется перед нами». Представляя себе, как будет рад профессор, он вышел из дверей университета и отправился вдоль по улице по своим делам.

***

Профессор Борис Орлов открыл дверь своей маленькой квартирки и шагнул в нее. Уронив портфель на кресло, он с облегчением опустился на диван. Осенний ветер успокоил его, и теперь он чувствовал даже некое сожаление. Алексей никогда не опаздывал к нему на лекции и вообще показывал неплохие результаты. Однако то, что произошло сегодня… Борис вышел на кухню, поставил чайник и, размышляя, принялся за поиск чистой кружки. «Что же хотел сказать мне молодой человек? Нет. Ну бывает же такое! Встал не с той ноги. Накричал на парня. Студенты-то ладно. Сегодня они вообще не проявляли никакой активности. Ах! Вот она!». Борис нашел свою кружку. Грязную, в кофейных разводах. Все так же на автопилоте он открыл горячую воду и, добавив немного моющего средства, начал мыть. «Может, нужно принести извинения юноше? В конце концов, он тоже не ангел, но что-то должно было произойти чрезвычайное, чтобы мой лучший ученик опоздал». Борис выключил воду. Вытер руки салфеткой. В комнате его уже ждал ноутбук. Борис всегда держал его в спящем режиме, чтобы не ждать его включения. Покопавшись в файлах, он открыл список своих студентов. Нашел адрес Алексея Харитонова и, удовлетворенно хмыкнув, отправил лист на печать.
Погода за окном тем временем ухудшалась. Мысленно Орлов добавил к своему плащу шляпу, которая бы прикрыла его залысины.
— Ну что ж, — приободряюще сказал он себе. — Нужно когда-нибудь начать признавать свою неправоту. Тем более что это не сложнее уравнения. Имеем адрес. Объект. И цель извиниться.
Сложив вчетверо лист бумаги и сунув его в карман, Борис поправил перед зеркалом шляпу. Из зазеркалья на него смотрел тучный мужчина. В очках и старом костюме тройке. В старомодной шляпе, которую сейчас носят разве что старики. Да и под шляпой таились уже приличные залысины. Орлов иногда задумывался о том, чтобы побиться налысо. Но армейской привычки у него не было. Служить ему не приходилось. Вот шляпа эта его и спасала. Он надел пальто, поднял ворот и, запахнувшись посильнее, вышел из квартиры. Проверил замки на двери и отправился в гости к своему ученику.
На улице было по-осеннему холодно. И шла морось. Очень мерзкая погода. Стараясь посильнее укутаться в пальто, Борис перешел на легкий бег и, добравшись до остановки, сразу же сел в автобус. Спасающий от мороси и холода, пришедший как раз вовремя синий автобус. Испытывая внутреннее блаженство, Борис с удовольствием плюхнулся на свободное место и стал изучать людей, едущих в автобусе.
На заднем ряду сидит обнявшись парочка молодых людей и одинокий парень. А чуть дальше от двери сидела красивая рыжеволосая девушка. Парочка захихикала. Борис обернулся и узнал в них отчитанных сегодня студентов — Миронову и Иванова. Профессор приветливо им улыбнулся. И перевел взгляд на юношу, задумчиво смотрящего в окно. У него был тоскливый вид. «Видать, не одному мне не нравиться осень», — почему-то подумал Орлов.
Но уж кому подходила осень, так это той рыжеволосой красавице, сидевшей впереди. Ее рыжие волосы будто бы сами излучали осень. И если бы не дождливая погода, то, вероятнее всего, девушка не была бы такой мрачной. Впрочем, Борис сейчас и сам не пример для подражания. Грустный взгляд. Мрачные мысли. И тонкая иголочка стыда.
Автобус трясло на неровной дороге. Картинка города за окном сменилась пригородом. Редкие пятиэтажки. Небольшие домики с огородами. На одном из них он прочел название улицы. Поспешно сунув руку в карман, сверил с той, что была на распечатке. Он почти приехал. За следующим поворотом автобус остановился. Конечная остановка. Все поднялись со своих мест и, передав водителю оплату за проезд, стали покидать автобус. Шлепая ботинками по мокрому асфальту, Борис пошел в сторону небольших пятиэтажек. Рыжеволосая девушка осталась далеко позади, и немного сожалея об этом, профессор Орлов прибавил шаг.
В личной жизни Борис всегда терпел поражение. Когда он учился в университете, он влюбился в одну девушку. Был готов разбиться для нее в лепешку. Она отказывала ему. Будучи еще молодым и наивным, профессор чуть не сломал себе всю жизнь. Он собирался бросить учебу и пойти в армию. Но что-то его остановило. Девушка та все равно не проявляла к нему интереса, поэтому серьезных отношений у него так и не было. Наука просила больше времени, чем девушки, и не выдерживая конкуренции с единственной любовью Орлова, дамы собирали вещи и оставляли для него трогательные записки…
Отогнав от себя воспоминания, он вошел в подъезд. Второй этаж. Шестая квартира. Вот она!
В тихой квартире раздался звонок. Борис услышал чей-то бег, а затем грозный лай. Затем женский голос приказал собаке сидеть.
— Кто там?
— Здравствуйте. Меня зовут Борис Орлов. Я бы хотел увидеться с Алексеем Харитоновым.
Замок щелкнул, и дверь открылась. За ней стояла, очевидно, хозяйка квартиры и мама Алексея. Невысокая женщина средних лет, с короткими темными волосами, которые обрамляли ее лицо.
— Я профессор Орлов. Преподаватель физики у вашего сына. Скажите, пожалуйста, он дома?
Женщина обеспокоенно осмотрела Бориса. А затем спросила:
— С ним что-то произошло? Он сегодня ушел на занятия, и его больше не было дома. Он их пропустил?
— Прошу вас, не беспокойтесь. Алексей сегодня опоздал на мое занятие, но дело не в этом. Я был немного зол на своих студентов из-за их успеваемости и накричал на него. А он, наверное, что-то хотел мне сказать. Думаю, причина его опоздания была более чем уважительна. Я предполагал, что он дома. Хотел с ним поговорить.
— Нет. Возможно, после учебы он зашел к своему другу. Если вы не торопитесь то пройдите, пожалуйста, в квартиру. Я позвоню ему и узнаю, не заходил ли Леша, — мама поспешила к телефону, а Борис вошел в квартиру и, притворив дверь, стал ждать.
— Здравствуй, Саша. А Леша не у тебя? — лицо мамы Алексея изменилось еще больше. — Нет? И Даша его ищет? Да что же случилось то… У меня его преподаватель из университета. Придет он у меня домой! Я ему уши надеру! Спасибо, Саша. Если он появится, так ему и передай!
Она положила трубку и печально взглянула на Бориса.
— Нет. Он не появлялся у друга.
— А есть места, где он еще может остановиться по дороге домой?
— Да. Его любимый гараж. Он там бывает даже больше чем дома, но раньше он предупреждал хотя бы, что уходит туда.
Борис достал листик с адресом и на чистой стороне попросил написать для него адрес, где находится этот самый гараж. Поблагодарив маму Алексея, он вышел из квартиры.

***

— Даша! Дарья! Светлова! Ты там совсем, что ли, обалдела! В серверной сидишь уже больше часа!
Под дверью с надписью «Server. Danger! (Keep out)» уже минут пять томился главный бухгалтер. В бухгалтерии пропала связь с отделом продаж, и теперь им очень срочно был нужен системный администратор. И главбух не смог сделать ничего лучше, как стоять и стучаться в дверь.
— Дарья! Это срочно!
— Вам всегда срочно, — недовольно пробурчали за дверью. — А у меня бэкап. Или вы хотите, чтобы вся ваша бухгалтерия за вчерашний день исчезла?
— Нам отчеты нужно заканчивать! А доступа к базе данных нет! Мигом сделай! А то я начальство уведомлю о том, что ты подрываешь нашу работу! — бухгалтер ударил ногой в дверь.
— Бла-бла-бла, — сказала Даша себе под нос, не отвлекаясь от вбивания очередной команды в консоль. — Да перезагрузите вы ваш роутер! Да-да! Это значит выдернуть из розетки и воткнуть обратно! Ламеры…
Последнее было сказано со злобой, но достаточно тихо, чтобы не услышал злобный Бух. В дверь опять саданули кулаком, и удаляющиеся шаги заставили Дашу улыбнуться. «Вот и славно. Есть еще минут тридцать, а поэтому можно не выходить из серверной и расслабиться». Дарья блаженно улыбнулась своим мыслям. Не тут-то было. Раздалось очень тихое постукивание. Это заинтересовало Светлову. Редко кто стучится к системному администратору так тихо. Наверное, новенькая какая-нибудь. Сейчас и познакомимся.
Она открыла дверь и встала в проеме, облокотившись на дверной косяк. В коридоре стояла девушка. Да. Новенькая. Раньше Даша ее тут не видела. Небольшого роста. В деловом костюмчике. Вероятнее всего с ресепшена.
— Вы Светлова Дарья Олеговна? — она посмотрела на планшет, сверяясь с записью.
— Да я. Вы что-то хотели? У меня много работы.
— Вас искал какой-то Алексей. Просил передать, чтобы вы срочно приехали к нему, — она убрала планшет.
«Приехать? Интересно, зачем… Я думала, мы завтра пойдем в кино, а сегодня у нас много дел…» — задумалась Даша.
Девушка с ресепшена развернулась и пошла по коридору. А Даша снова закрылась в серверной. Окно состояния процесса показало долгожданные сто процентов. Она удовлетворенно хмыкнула и закрыла окно. На улице пошла легкая морось. Поморщившись от отвращения к пасмурной и противной погоде, Даша надела поверх своего любимого свитера куртку. Смахнула со стола ключи и, тихонько выскользнув из серверной, Дарья быстро покинула ИТ-отдел. Уже на выходе из здания она подмигнула охраннику и выскочила на улицу. Тот проводил ее заинтересованным взглядом. А потом вздохнул и, открыв табель, поставил в графе ухода с работы «шесть вечера». Такие вещи обычно сходили Даше с рук.
Работа находилась совсем близко от остановки. Автобус не заставил себя долго ждать. Она вошла в пустой автобус и села впереди у окна. Расправив свои непослушные рыжие волосы, Даша попыталась немного уснуть. Обычно она всегда, садившись в автобус, мигом отключалась, но сейчас тревожные мысли упорно лезли в голову. Что же могло случиться с ее любимым? Алексей редко приходил к ней на работу, а когда ему это удавалось, то он обычно долго засиживался с ней в серверной. Естественно, с запертой дверью.
«Может, он хочет поговорить о чем-то важном? Может, у него проблемы? Или… Мы уже три года вместе. Может, он хочет обсудить серьезные отношения?» — мысли подобного рода завертелись у нее в голове. Дарья Светлова была неглупой девушкой. Еще с университета она почувствовала тягу к компьютерам, хоть и не имела знаний. И бросив обучение на первом курсе, она перевелась с факультета психологии на факультет информационных технологий.
А их знакомство с Алексеем вообще было настолько случайным, что шанс встретиться этим двум противоположным людям был один на миллион. Хоть и жили почти в одном городе. И их случайно познакомила подруга. На одном из ее дней рождений.
И Даша сразу полюбила этого взбалмошного, местами психованного, но очень милого и доброго человека. Подруги в один голос твердили , что он младше . Что ей нужен мужчина, который будет любить ее по-настоящему. И сможет всю жизнь быть с ней. А Леша уже тогда был по уши в науке. Но она плюнула на все. И просто любила его.
Автобус затормозил. Остановка «Университет». Именно здесь каждый день Алексей пропадает на лекциях. Даша машинально обернулась на дверь. В нее вошла молодая парочка. Один грустный парень. Они сели на задние ряды. Дверь начала закрываться, но в нее успел войти какой-то «пенсионер». Так его окрестила Даша. Не старый. Мужчина средних лет. Но его устаревшая лет на двадцать одежда прибавляла ему возраст. Светлова отвернулась в окно и снова задумалась. «Куда заехать сначала?» — думала она. «Домой не вариант. Леша давно уже должен был вернуться с занятий и уйти куда-нибудь. Может, он у Сашки? Вероятнее всего. Сначала зайду к другу. Если не окажется, то схожу в гараж».

***

Сегодняшняя ночь была бессмысленно потеряна. Танковые баталии продолжались и продолжались. Около семидесяти команд соревновались за первое место в турнирной таблице. Игра затянула, и Александр сам не заметил, что ночь кончилась и уже светает. Но он терпел. Знал, что сможет дойти до конца в этом турнире. Его стальная машина мчалась по руинам старых городов, а выстрелы были точными. Вражеские команды одна за одной теряли своих бойцов и шанс пробиться наверх. Динамики разрывались от ликования. Системный блок, стоявший под столом, тоже радостно гудел, а подсветка, установленная на охлаждение, переливалась разными цветами.
Новый раунд. Тяжелый советский танк, управляемый Сашей, быстро преодолел поле и встал в засаду, ожидая вражеские цели. «Пик», — прозвучало в динамике, и на карте загорелась цель. «Отлично! Иди ко мне…» — думал Саша. — «Ты станешь моим билетом к призу!». Легкий танк вырулил из-за пригорка и увернулся от снаряда«Ах ты!» — Александр дал газ и, развернув машину, лихо преградил путь «светляку». От столкновения вражеский танк перекорежило. Ликованию игроков не было предела. Упоенный своим триумфом Саша забыл про осторожность, и в следующую секунду его поразила артиллерия. «Критическое повреждение боеукладки. Ваш танк уничтожен».
— Блджад! — Саша выключил игру и, сняв наушники, материл себя за такой проигрыш. Бросив взгляд на часы, он ужаснулся. Уже утро. Сегодня ему нужно после обеда встречаться с заказчиками. Ткнув на кнопку «Power» и продолжая ругаться, добрел до кровати, уронил голову на подушки и уснул.
Александр Касперович. Web-программист. Популярное занятие для тех, у кого нет желания постоянно сидеть в офисе. Конечно, заработок тоже был не ахти, но чтобы содержать себя и свой компьютер ему хватало. Закончив институт и получив диплом, Саша, конечно, начал искать работу, но неохотно. А собственно, о чем было беспокоиться? Жил он с родителями. И сидел спокойно на их шее. Пока на его двадцатитрехлетние родители с улыбкой не подарили ключи от новой квартиры. Намек был понят, вещи собраны, и Саша осознал, что в этой жизни ему придется и работать. И заводить свою семью. Чего не очень-то и хотелось. Студенческое увлечение веб-технологиями дало свои плоды, и со временем Саша мог похвастаться тридцатью сайтами, которые сопровождает по сей день. Затем началось легкое капанье на мозг. Приезды родителей. Фразочки типа: «Сын, а когда ты познакомишь нас со своей девушкой?». А что их знакомить? У него девушки были каждый месяц новые. Друзья называли его ловеласом. И такая размеренная жизнь полностью устраивала Сашу.
Раздался звонок в дверь. Не утруждая себя поиском рубашки и натянув на себя джинсы, Саша подошел и открыл ее.
— Привет, Саша.
— О! Даша. Проходи, — Александр гостеприимно пропустил девушку своего лучшего друга в прихожую. — Что-то случилось?
— Да. Леша не у тебя? — она заглянула за плечо Саши в комнату, надеясь увидеть там любимого.
— Нет. Он в это время обычно в универе со своим чокнутым профессором.
— Так в том-то и дело. Он заходил ко мне на работу и, не дождавшись меня, попросил передать, чтобы я срочно с ним встретилась. Ты не замечал за ним никаких странностей в последнее время? — обеспокоенно спросила Даша.
— Кроме вечных пропаданий в гараже? Нет, — он покачал головой.
— Странно… — выдохнула она. — Это на него не похоже.
— Проходи в комнату. У меня, правда, там свинарник, ну ты и так знаешь. Покажу тебе кое-что новое из софта, — начал хвастаться программист-самоучка.
— Хорошо, — улыбнулась Даша и передала Саше куртку.
С того времени как она познакомилась с Алексеем, Саша стал для нее таким же лучшим другом, как и для ее возлюбленного. Хотя она и чувствовала, что Леша немного ревновал.
Повесив куртку, Саша уже собрался погасить в прихожей свет, но его остановил телефонный звонок. Сняв трубку, он спросил:
— Алло?
— Здравствуй, Саша. А Леша не у тебя?
Это была мама Алексея. Он немного удивился и неуверенно ответил:
— Нет. Даша его тоже ищет. Что-то случилось?
— У меня его преподаватель из университета.
На вопросительный взгляд Даши Александр неопределенно пожал плечами. Потом несколько раз кивнул и добавил:
— Обязательно. Не волнуйтесь. Я думаю, что все хорошо.
— Спасибо, Саша.
В трубке загудело.
— Что случилось? — беспокоясь, спросила Даша.
— Дома его нет. И более того, профессор этот его тоже ищет, — Саня задумался.
— А вдруг с ним что-то случилось?!
— Так! Стоп, паника! Подожди немного. Я сейчас оденусь, и мы сходим в гараж. Наверняка, он там.

***

Борис уже порядком запыхался, ища гараж. В этом районе их было много, но, по объяснению мамы Алексея, он должен был стоять отдельно. Петляя по улицам, профессор повернул направо и нашел, наконец, гараж. Двухэтажный. С оранжевыми дверями. И рядом с ним уже стояли двое. Издалека непонятно было, кто это, но Борис прибавил шаг.
Подойдя ближе, он узнал ту самую рыжеволосую девушку, а с ней был еще какой-то парень. Раньше Орлов никогда его не видел. Сейчас он стоял и стучал в дверь гаража.
Девушка что-то сказала ему и пошла навстречу профессору.
— Здравствуйте. Вы тот самый преподаватель физики? — спросила она мягким и нежным голосом.
— Да… — неуверенно ответил Борис. — А вы?
— Я девушка Алексея. Дело в том, что он пропал. И мы не знаем, где он. Двери в гараж заперты.
Орлов стоял беспомощный перед этой красавицей и не знал, что сказать. Он был уверен, что стал причиной тому, что Алексей пропал.
Засов на гараже заскрипел. Все обернулись на звук.
Алексей стоял в дверях гаража и, глядев на стоящих, смеялся. Борис подбежал к нему и взял под руку. Саша подхватил с другой стороны, и они втащили его в гараж. Его усадили в старое кресло, стоящие в углу, а Даша начала трясти его и просить, чтобы он сказал хоть слово. Алексей лишь глупо улыбался и смотрел них.
— Молодой человек! Придите в себя! Вы пугаете нас. Неужели мой крик стал причиной потери рассудка? — последний вопрос был задан как-то неопределенно.
Ответа Борис не ждал, но надеялся, что это не его вина.
— Леша! Лешенька! Что с тобой? Скажи! Где у тебя болит? Ну хоть скажи, что меня узнал, — Даша дергала его за руку и уже начинала плакать.
Александр же ничего не делал. Он стоял и смотрел на своего друга, а потом выдал диагноз:
— Я всегда знал, что физика сводит людей с ума.
Орлов перевел свой взгляд на Сашу:
— Прошу прощения. Мы с вами не знакомы, но позвольте узнать, с чего вы решили, что наука может сводить с ума?!
Даша всхлипнула, не зная, что делать. И тут Алексей накрыл ее ладонь своей. Она вздрогнула:
— Лешка!
Харитонов улыбнулся ей и поднялся. Сделал уверенный шаг в сторону профессора и спросил:
— С точки зрения науки телепортация возможна?
— Алексей. Я не думаю, что в вашем состоянии…
— Я задал конкретный вопрос, — повторил Харитонов.
— Не в фантастическом смысле слова, — ответил он.
— А если я вам скажу, что это не так? Что если я создал устройство, позволяющее отслеживать мельчайшие колебания в квантово-резонансном поле?
— Алексей. Вы точно ударились. Этого поля не существует, — пытаясь сдерживаться, профессор нервничал.
— Нет. Что заставляет энергию превращаться в материю? Именно это поле. Оно очень слабое. Обычные устройства не могу поймать его. Но если знать, где его искать! — Алексей схватил со стола тетрадку и ключ, вручил записи профессору, а сам побежал открывать дверь на второй этаж.
Позвав всех за собой, он вошел в комнату и подбежал к старому компьютеру. Быстро защелкал по клавишам. Орлов, наконец, дочитав запись, отпрянул от нее и выдал:
— Невероятно! Алексей. Вы сами до этого додумались?
— Как и Менделееву, мне это пришло во сне. Устройство готово!
Он подошел к друзьям и показал профессору свое творение. Даша и Саша также заинтересованно смотрели через плечо.
— Этот пульт, — начал объяснять Харитонов, — позволяет улавливать мельчайшие изменения в поле. Вот видите, здесь у меня циферблат от счетчика Гейгера? Когда стрелка приблизится к значению, заштрихованному красным маркером, то мы сможем манипулировать квантово-резонансным полем. Создать в нем струну! Изменяя напряженность поля, мы сможем отправить любую материю через эту струну!
— Не хотите ли вы сказать, что это ваше поле может материю превратить в энергию и отправить через струну в другое место?
— Именно!
Все замолчали. Саша и Дарья недоуменно переглядывались, следя за лицами Алексея и Бориса.
— Студент Харитонов, если этот антинаучный бред — это все, что вы хотели мне продемонстрировать, то с меня довольно! — злясь на то, что он, профессор физики, потратил свое время на фантазии этого мальчишки, Борис развернулся и поспешил покинуть гараж.
— Постойте! Профессор! Разрешите мне хотя бы показать! — Алексей побежал вслед за ним.
До сих пор ничего не понимающие друзья побежали за ним.
— Вот точно с ума сошел… Я знала, что эти занятия физикой его до добра не доведут, — недовольно бурчала Даша.
— Еще не все потеряно. Может, если он небуйный, то можно как-нибудь мирно это решить? — попытался предположить Саша.
Даша на него вопросительно взглянула, и они выскочили из гаража. Похоже, Алексею удалось уговорить Бориса задержаться. Профессор наблюдал за манипуляциями, которые проводил Харитонов над прибором.
Наконец Даша смогла его разглядеть. Обычный пульт от телевизора. Но если присмотреться. В корпус встроено электронное табло. Циферблат. Оставшиеся от пульта кнопки. И небольшая антенна.
— Леш. А ты уверен… — начала Даша, но, увидев взгляд любимого, решила промолчать.
Повернувшись, он направил пульт антенной в землю перед собой и нажал на кнопку. Из вершины антенны вырвался луч света и, достигнув земли, сформировал небольшую сферу.
Глаза Бориса расширились, и он с легким ужасом в голосе спросил:
— Алексей, вызвали это всего лишь с помощью небольшого пульта?
— Поле очень слабое. Для манипуляций с ним достаточно небольшого заряда, — ответил. — Вот вам и телепортация, профессор.
— Круто! Почти как в «Воротах к звездам»! — заликовал Саша, любивший этот популярный сериал.
А Даша стояла завороженная этим. До последней минуты она думала, что ее любимый свихнулся, а оказывается — нет.
— Поразительно… — выдохнула она.
— Алексей, если вы открыли эту брешь, то объясните, куда она ведет?
Алексей молчал и нажимал кнопки на пульте.
— Молодой человек! Почему вы молчите?
— Потому что я открыл только вход. Убрал некоторые параметры. Для показательных целей. Но струна больше не отвечает на изменения.
Зеркальная поверхность сферы дернулась и начала расти. Слишком быстро, чтобы кто-нибудь смог это осознать. Охватив радиус, в котором стояли Борис, Алексей, Дарья и Александр, сфера сжалась и исчезла, оставив после себя небольшой кратер.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *