О чем плачет небо

«Доброе утро! Я приготовила тебе кофе с булочками.
Наверно, уже все остыло. В любом случае, микроволновкой пользоваться ты умеешь.
Ах, да. Не забудь зонт. Льет!»

Записка рядом с будильником.
«Доброе утро! Я приготовила тебе кофе с булочками. Наверно, уже все остыло. В любом случае, микроволновкой пользоваться ты умеешь. Ах, да. Не забудь зонт. Льет!». Вглядываясь в небрежно написанные слова, он попытался проснуться окончательно. Кофе с булочками. Льет дождь.

Она любила писать записки. Даже в одно слово. Так, например, на холодильнике всегда красовалась записка «люблю» или «скучаю», реже—«купи молока» или же «ужин на плите».
Кухня. В центре стола — огромная тарелка с горой булок. Рядом — огромный бокал едкого цвета, до краев наполненный капучино, с уже осевшей пеной. Включил телевизор и стоя сжевал булку с повидлом. Вторую. В один глоток опустошив бокал, поставил в раковину. На секунду включил воду, так, чтобы пол литровый стакан наполнился на половину, и, выключив, пошел собираться, оставив диктора утренних новостей наедине с аппетитным запахом булочек, наполнившим кухню и уже просочившимся в гостиную.
Захлопнув дверь, вспомнил про телевизор. Вернулся, чтобы выключить, оценив, что за опоздание обеда можно не ждать, прихватил пару булочек с собой, предварительно заснув их в пакет.
Зонт! Вспомнив про зонт уже на улице, он решил, что опоздание на час — слишком даже для ведущего редактора. Такси. Пролетающие за окном здания. А дождь то все сильнее. «и угораздило же меня зонт забыть!» — такова была мысль наверно каждого третьего в то утро.
Редакция. Работа в бешеном темпе. 15 минут перерыва на булки и кофе. Еще 15 минут. А за окном все еще льет. Звонок телефона….

«А ты знаешь, о чем плачет небо?» — ясные голубые глаза смотрели на него с детской наивностью и чистотой. — «знаешь?» «глупая», — думал он. — «какое небо?! О чем оно вообще думать может?», — и добавлял, но уже вслух: «не знаю.»
она расстраивалась, надувала губы, морщила лоб, но не унималась: «ну о чем? О чем оно плачет?»
«Да какая разница?!»— вырывалось у него. «не о чем не плачет! Это просто мерзкий дождь!»
«Нет. Я точно знаю. Оно плачет. И смеется. Но о чем?»— в слезах шептала она.

Воспоминания 15-летней давности всегда заставляли его улыбнуться. Сейчас он сидел за очередной статьей. За окном лил дождь, окрашивая все вокруг в противно-серый цвет. Осень.
Он ненавидел осень. Становилось холоднее, и он мог думать лишь о тепле ее тела. А она с приходом осень пекла по утрам ароматные булочки с яблочным джемом и корицей, варила капучино и в дороге на работу вязала шарфы, сидя в электричке метрополитена. и всегда писала записки. Не пропуская ни дня. Мелкие, бытовые, иногда трогательные, но всегда неизменным небрежно-красивым почерком.

Звонок телефона….
— привет. Ты спишь что ли?
— эээ нет.
— забыл зонт?
— забыл.
— а я знаю…
— про зонт? Уже дома? С работы раньше отпустили?
— нет. Не про него. Знаю, о чем небо плачет.
— чего?!
Я точно знаю. Оно плачет. И смеется. Но о чем?
— о нас. О тех нас, которых уже нет. Все утро думала. Помнишь, какими мы были. 15 лет назад.
— ты сумасшедшая!
— может быть. Но зато я теперь точно знаю, о чем оно плачет…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *