Новый вызов

9. Битва Драконов

Эрин не без удовольствия отметила, что план, придуманный ею вместе с советником Толосом, сработал как нельзя лучше. Армия Таланара была деморализована, и более того – понесла ощутимые потери только в результате того, что Верховная Жрица подожгла лес огненным шаром. Без энтов, погибших в огне, и большей части стрелков одолеть карательное воинство будет проще.
Но где же Шинарра? Армия Эрин сильна, но немногочисленна, сейчас ей просто необходима поддержка драконов. Возможно, справиться с наземными войсками эльфов ей и удастся, но мастера лука, друиды и изумрудные гиганты сами по себе были достаточно серьезной угрозой…
Армия темных эльфов летела вперед, возглавляемая предводительницей клана; но Таланар вместо того, чтобы занять оборонительную позицию, внезапно отдал приказ войскам идти в атаку. Единороги лавиной понеслись навстречу темным всадникам и минотаврам, грохоча копытами, а сразу за ними – мастера клинков, угрожая изрубить на куски любого, кто окажется поблизости от них.
Эрин подстегнула ящера, и тот буквально взлетел на небольшую скалу, откуда удобно было наблюдать за полем боя и отдавать команды. Оглянувшись на бегущих воинов, она закричала:
— В оборону! Всадники на первую линию! Копья наизготовку!
Единороги скакали, наклонив головы к земле и не видя, что в это время происходит перед ними; этим и воспользовались темные всадники. Когда армия темных эльфов остановилась, они выехали вперед, спрыгнули со спин своих чешуйчатых скакунов и выставили вперед длинные копья.
На них сослепу и напоролись бегущие единороги.
Две армии, наконец, схлестнулись в открытом бою; как две неудержимые волны, как встречные потоки ветра. Все потонуло в криках, ржании, лязге стали и крови. Единороги падали, истекая кровью, а их место занимали мастера клинков, впавшие в боевую ярость. Их острые, как бритвы, лезвия выписывали безумные фигуры, обагряясь свежей кровью, и они продвигались все дальше, вглубь вражеских рядов, методично и безжалостно. Темные всадники отступали, не выдерживая их натиска, но фурии и минотавры, вырываясь на передний план, вонзали сабли и топоры в ничем не защищенные тела эльфийских бойцов. Мастера лука и друиды, хоть и оставались в стороне, но все же вносили свою лепту в общее дело, поливая темных эльфов стрелами и сгустками магической энергии. И никто даже не предполагал, что в этот момент в небе над Фарвиндом шла незримая схватка двух драконов – Силанны и Малассы, каждая из которых решала судьбу своих подопечных в той же мере, что и они сами.
Эрин в окружении ведьм оставалась на возвышенности, следя за ходом боя и изредка вмешиваясь в ее ход, когда того требовала ситуация. Эльфийки были заняты тем, что поддерживали лежащие на изумрудных драконах чары Тьмы и попутно отстреливали назойливых фей, которые буквально роились вокруг них, пытаясь помешать их колдовству. Однако силы их иссякали. Верховная Жрица ждала. Только бы не было слишком поздно…
Но вот, словно чарующая музыка серебряной храмовой арфы, в небе раздался шорох десятков крыльев: к полю боя уже подлетали сумеречные и черные драконы, возглавляемые Шинаррой. И сразу, не приземляясь, ворвались в эту битву. Таланар, завидев подкрепление вражеских сил, бросился на подмогу мастерам клинков, сражавшихся в самой гуще, но подземных драконов не интересовала пехота. Они напали на стрелков и изумрудных гигантов, все еще придавленных к земле заклинанием.
Их было сорок, пятьдесят, шестьдесят; они были полны сил. Лучники и друиды бросились врассыпную, но драконье пламя, которое выдыхали эти чудовища, пролетая на бреющем полете над перепуганными эльфами, настигало их, куда бы они ни побежали. Изумрудные драконы, с трудом подняв рогатые головы и разрывая слабеющие нити липкой тьмы, изрыгали из себя брызги едкой зеленой кислоты, которая заменяла им огонь; но черных драконов это не останавливало, и вскоре они переключились на этих крылатых детей Силанны.
Появление драконов воодушевило темных эльфов, и они с удвоенной силой бросились в контратаку. Войска Таланара вскоре были почти полностью перебиты; остался он один, в кольце врагов, растерянный и удивленный. Он стоял совершенно один; темные эльфы отошли в стороны, однако оружия не опустили.
— Вот мы и встретились, Таланар, — обратилась Эрин к эльфийскому полководцу и ткнула ящера ногами в бока; зубастый скакун, негромко зашипев, направился вниз со скалы. – Все кончено. Я хотела предложить тебе прогуляться по острову, выпить вина и мирно разрешить наш конфликт, но ты, увы, был не настроен беседовать.
— Жалкая шавка! – выкрикнул Таланар. – Я не собирался договариваться с прихвостнями Дракона Тьмы! Я пришел, чтобы вершить правосудие над вами, изменники!
— Как грубо! – Верховная Жрица насмешливо надула губки. – Впрочем, даже жители Ироллана не считали тебя знатоком изящных манер. Но вот что касается правосудия…. А тех ли ты судишь, Таланар?
— Не заговаривай мне зубы, тварь! Все знают, что это вы, пещерные гады, сожгли нашу святыню и убили короля Арниэля! Я здесь, чтобы вы ответили мне за все ваши преступления!
Эрин рассмеялась. Горько, тихо и устало. Ей уже надоело каждый раз повторять одно и то же.
— Вы, лесные эльфы, недаром славитесь своей любовью к лесам. Вы чем-то похожи: многие из вас такие же непроходимые тупицы. Моя мать почитала Бриттигу так же, как и вы, и ей незачем было уничтожать ее!
— Я тебе не верю, — прошипел Таланар. – Вы предали нас! Вы предали Силанну, обратившись к Безликим!
Воины подземного клана расступились, освобождая дорогу Верховной Жрице. Она подъехала к эльфийскому полководцу вплотную, сверля его ненавидящим взглядом, и произнесла:
— Предали Силанну?.. А где она была, когда наше королевство было втянуто в Войну Горького Пепла? Где она была, когда вы вместе с рыцарями Сокола рвали нашу землю на части?! Почему ваша хваленая Силанна, которая стремится поддерживать гармонию на всем Асхане, позволила начаться братоубийственной войне? – она резко выпрямилась в седле и подняла посох. – Покончим с этим, Таланар. Покончим с ложью и страданиями сотен невинных душ. Ироллан еще узнает, что темные эльфы, служа Дракону Тени, не сделали ни одного черного дела против своих бывших собратьев!
Наконечник посоха вспыхнул, и Таланара охватил фиолетовый магический купол; а уже в следующую секунду земля вздыбилась под его ногами. Шок Земли был самым сильным заклинанием из всех, что были известны Эрин, однако, вопреки ее ожиданиям, оно не подействовало. Эльфийский полководец, корчась от боли, выронил клинки, схватился за полы своего плаща и закричал:
— Плащ Силанны… защитит меня!.. Я не подвластен магии Земли!..
Чары рассеялись, не успев причинить ему серьезного вреда. Эрин даже зарычала от досады; Таланар вздохнул полной грудью, поднял оброненное оружие и сказал с ехидцей:
— Спускайся, дочь Туидханы. Хватит тебе прятаться за спины своего клана. Я хочу посмотреть, чего ты стоишь в настоящем бою.
— Ты не в том положении, чтобы ставить нам условия, — отозвалась Эрин, но на землю все-таки спустилась. – Нас больше; твоя выходка ничего не изменит.
— Не забывай, что лесные эльфы в отличие от вас свято чтут законы чести. Мы проведем честный поединок.
Без всякого согласия, не давая врагу возможности приготовиться, Эрин выстрелила. Это была простая магическая стрела, неспособная нанести врагу серьезного вреда, но Таланар вскрикнул и отшатнулся, когда сгусток энергии ударил ему в плечо. За ней последовала другая, третья – нельзя было останавливаться ни на секунду! Эльф одним взмахом клинков мог без труда оборвать жизнь темной эльфийки. Таланар сжал зубы и, превозмогая боль, попытался атаковать Верховную Жрицу. Он замахнулся, но закончить движение не смог: его руки, сжимавшие рукояти, внезапно ослабели настолько, что с трудом могли держать оружие. Тогда он попробовал достать эльфийку ногой – Эрин ловко отскочила в сторону и наградила противника метким ударом магической стрелы в голову.
— Пожалуй, с этим и в самом деле пора кончать, — произнесла она, наблюдая за тем, как эльф пытается собрать оставшиеся силы. – Любая Жрица на моем месте убивала бы тебя мучительно долго, но твое счастье, что я не отличаюсь кровожадностью. Прощай, Таланар: обещаю, ты даже не почувствуешь.
Для этого удара ей пришлось собрать все силы, которые у нее имелись: Синитар недаром учил ее, как усиливать заклинания при помощи двойного расхода магической энергии. И она справилась с этой задачей.
Короткая ослепительная вспышка, раскат грома – и белоснежная молния, сорвавшаяся с неба, ударила в то место, где стоял Таланар. Все было кончено буквально в мгновение ока.

Она не слышала радостных возгласов своих воинов, победного рева черных драконов и прочих звуков, вихрем закружившихся вокруг нее. Она упала на колени, глядя на тело поверженного эльфийского полководца без сожаления, но с какой-то глубокой, бесконечной усталостью. Она еще не осознавала, какой знаменательный подвиг в истории народа темных эльфов ей удалось совершить.
Туидхана была отомщена, как и сотни, тысячи ее подданных, безвинно убитых разъяренными воинами Ироллана. Эрин, дочь легендарной эльфийской королевы, отстояла не только честь и независимость своего народа, но и могущество Малассы, Дракона Тени, которой поклонялась эта молодая, но сильная раса.
— Пора уходить, — сказала она, обращаясь к своим бойцам, и встала с колен. – Соберите убитых и похороните… в братской могиле.
Как только первая волна радости прошла, темные эльфы покорно принялись выполнять приказ своей предводительницы. Они не задавали лишних вопросов, понимая, что так будет правильнее. Эрин отвернулась от тела Таланара – и увидела, что со стороны крепости Лесной к ней уже спешит клан Синитара.
— Эрин! – позвал эльфийку чернокнижник, натягивая поводья и останавливая ящера. – Что… что здесь произошло?
— Эльфы прибыли раньше, чем мы предполагали, — со вздохом ответила Жрица. – У нас было немного времени. Пришлось встретить их, чтобы они не пришли на помощь людям.
— Ты не ранена? – Синитар спрыгнул со спины скакуна на землю и подбежал к Эрин. Вид у него был встревоженный. – Сколько их было? Как ты с ними справилась?
— Это долгая история, — эльфийка безвольно упала в его объятия. – Ты лучше скажи: почему вы оставили Лесной? Ведь людей осталось не так много…
— Мы отбили крепость, — отозвался темный эльф, прижимая к себе любимую. – Эти люди, конечно, быстро восстановили свой боевой дух. Мы взяли многих из них в плен, старались убивать как можно меньше – в конце концов, они не были нашими главными врагами.
— Позволь мне посмотреть на них, Синитар.
Чернокнижник обернулся и подозвал группу минотавров-стражей, стоявших неподалеку. Они подошли, ведя на цепях закованных в кандалы людей. Пленных было довольно много – две или три дюжины. Никто из них даже не был ранен, однако они уже потеряли всякое желание сопротивляться.
Среди этих людей Эрин с некоторым раздражением узнала Саймона – русого мальчишку в измятой голубой куртке имперского лучника. Он тоже узнал ее, судя по упрямому, злобному взгляду, которым он сверлил ее из-под насупленных бровей.
— Воины говорят, что это он призвал их осадить Лесной, — сказал темный эльф.
— Неужели? – изумилась Эрин. – Он ведь еще совсем мальчишка…. Надо же, какой храбрый…
— Я не мальчишка! – угрюмо отозвался Саймон. – Я всего лишь защищал свой дом и свою семью! А вы разрушили все, что у нас было!
— За все это нужно благодарить вашего полководца Рутгера, — Верховная Жрица пожала плечами. – Это он предал меня, отослав гонца в Ироллан. А вы всего лишь служили его целям.
— Эльфы поклоняются доброму Дракону, — упрямству и отваге юноши мог позавидовать любой из бойцов Таланара: даже находясь в плену, он не боялся смотреть в глаза победителям. – А вы служите Тьме!
— Ты ошибаешься, мальчик, — Эрин покачала головой. – Мы не служим Тьме. Мы сами – не Тьма и даже не Свет. Мы – Тень, серый цвет, полутон. Сравни нас с белым – мы будем темными, сравни нас с черным – мы будем светлыми. Я защищала свой народ так же, как и ты защищал свой. Нас оклеветали перед эльфами Ироллана за преступление, которого мы не совершали – и они приплыли сюда, чтобы истребить нас.
— В таком случае, — Саймон гордо вздернул голову. – Можете убить меня прямо здесь.
— Нам незачем убивать тебя, мальчик. Если ты так храбр, то тебе суждено стать могучим воином, защитником слабых. Только научись прежде отличать правду ото лжи и не делай глупостей, — Эрин откинула упавшую на глаза прядь волос. – Освободить этих людей.
Минотавры, возможно, и удивились такому приказу, но перечить не стали. Защелкали замки кандалов, и через пару минут все пленники были освобождены; они потирали запястья и шеи, очевидно, не веря в то, что их помиловали.
— Эльфийские корабли стоят в секретной бухте, — продолжала Эрин. – Вы можете уплыть на родину, в Империю Сокола. Мы не будем мешать вам в этом. Остров Фарвинд отныне будет принадлежать темным эльфам.
Страх ли заставил людей повиноваться или они предпочли поверить слову темной эльфийки – неизвестно. Известно лишь то, что через два месяца к берегам Империи Сокола, вслед за лодками беженцев, спасавшихся с острова Фарвинд во время первой осады Лесного, пристал эльфийский корабль. Приплывшие на нем люди рассказывали, что беглый дворянин Рутгер, которого все еще разыскивали имперские войска, убит в схватке с эльфами, изгнанными из Ироллана и поселившимися на Фарвинде; и еще несколько недель по дорогам королевства людей бродил нищий, оборванный юноша, пытавшийся найти свою семью и своего брата, Уорвика, с которым расстался на этом далеком острове.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *