Новый вызов

8. Эльфийская ярость

Ветер постепенно набирал силу, угрожая перерасти в ураган. Первые тяжелые капли дождя упали на холодный песок. Пока эльфы спускали на воду шлюпки, огромные драконы, шурша изумрудной чешуей, полетели к берегу на разведку. Они наконец-то преодолели бескрайние просторы царства Шалассы, Дракона воды, и теперь их мать Силанна снова была с ними. Зеленые гиганты приземлились на песчаный берег и грозным хором низких, рычащих голосов возвестили о своем прибытии.
Дриады и феи, маленькие, неуловимые создания, поднялись в воздух с палуб кораблей и описали широкую дугу над берегом. Никаких признаков врага; даже форт, возвышавшийся на утесе, казался заброшенным. А вот в крепости Лесной, которая едва выглядывала из-за леса, похоже, шла ожесточенная битва. Феи немедленно вернулись на корабль и сообщили об этом Таланару.
— Хорошо! – самодовольно изрек он. – Люди загнали предателей в ловушку. Мы придем Рутгеру на помощь. Все на остров!
Цепочка шлюпок и плотов потянулась к бухте, отмеченной флагами крепости Лесной и форта Данмур. Таланар взял в свою армию лучших бойцов из тех, что были в Ироллане – от мастеров клинков, обученных особой разновидности боевого танца, до древних энтов, которые от старости с трудом передвигались по земле и едва удерживались на скользких бревнах плотов. Всего в карательном войске насчитывалось около шестисот воинов, включая фей, драконов и единорогов. Таланар основательно подготовился к своей миссии, даже в мыслях не допуская возможного поражения.
— Никаких привалов! – скомандовал он, выскочив на землю из первой шлюпки. – Идем к Лесному! Потом вместе с людьми отправимся на поиски входов в пещеры. Помните: в живых никого не оставлять! Нельзя давать им ни малейшего шанса выжить!
Ступая на берег вслед за своим военачальником, эльфы обнажали клинки, вынимали луки и стрелы из колчанов и сразу оглядывались по сторонам, ожидая, что враги выскочат к ним прямо на берегу. Но кроме них, похоже, на пляже не было ни одной живой души.
Драконы с тихим шуршаньем жесткой чешуи сложили крылья и на четырех лапах пошли вверх по склону холма, к роще; струящийся шлейф летящих фей потянулся за ними. Эльфы выстроились в боевом порядке и тоже направились вглубь острова. Таланар шел впереди, внимательно вглядываясь в каждый камень, в каждое деревце. Враг мог прятаться в любом месте, прикинувшись валуном, кустиком или заросшей мхом кочкой. Когда лесной эльф находится в своей стихии, примитивная маскировка не поможет неприятелю скрыться от его проницательного взора.
Любому, кроме темных эльфов – эти могут при необходимости провалиться сквозь землю.
Полководец Таланар имел среди своих соплеменников довольно дурную славу. Детям Силанны, в бою отличавшимся сдержанным и даже холодным нравом, была незнакома ярость, а Таланар таким образом обучал своих бойцов, что они порой теряли разум на полях сражений, уничтожая смертоносным натиском все на своем пути. Конечно, это давало определенное преимущество в битвах, но другие военачальники – и даже сам король Ваниэль – относились к нему с недоверием и даже откровенным презрением.
Впрочем, сородичей этого полководца отталкивал не только его оригинальный подход к боевому искусству. Чернокнижник Синитар был безумцем, однако он нашел в себе силы справиться со своим недугом; у Таланара безумие было в его натуре. Вместо любимого у лесных эльфов зеленого цвета он предпочитал огненно-красный, его тело сплошь покрывали узоры, нанесенные алой краской – даже волосы, длинные и торчащие во все стороны, напоминали языки пламени. На угловатом лице этого эльфа никогда не сияла улыбка, а огромные золотисто-желтые глаза привыкли видеть только смерть и страдания. Он не знал слова «простить» и не умел мириться. Словом, если Силанна нуждалась в мстителе, Таланар отлично подходил на эту роль.
Густой лес, в котором росли деревья самых разнообразных пород, расположился на холмах и широким поясом отделял центральную часть острова от побережья. Когда погода была ясная, солнечные лучи пронизывали изумрудную древесную крону и золотистыми бликами играли на шелковистой траве, резных листьях папоротников и разноцветных бутонах лесных цветов. А сейчас, когда над Фарвиндом снова собирался шторм, лишь холодный ветер свистел в ветвях и раскачивал верхушки берез и сосен. Птицы смолкли, звери попрятались в норы или ушли в самые непроходимые чащобы. Испугались ли они грозной стихии или почувствовали, что скоро остров опять станет полем боя? Даже эльфы не могли этого предсказать.
Войска шли широким фронтом, прочесывая местность. Идти приходилось медленно – единороги, энты, а также изумрудные драконы, которые отказались от полета, чтобы дать отдых натруженным крыльям, были слишком неповоротливы, чтобы быстро передвигаться по лесу. Это крайне раздражало Таланара: он-то надеялся как можно скорее прибыть к Лесному, чтобы застать темных эльфов врасплох. Все-таки король Ваниэль, обсуждая план кампании с послом Рутгера в Сайрис Талле, допустил огромный тактический промах, не уточнив местность, на которой окажется карательная армия Ироллана. Ну да ничего, по возвращении на родину он еще обсудит с королем этот вопрос – возможно, даже сидя на его месте и наблюдая за тем, как собеседник вверх ногами покачивается на ветке его любимого дерева…
— Они здесь!! – надрывный крик резко оборвал приятные размышления полководца. – Эльфы уже здесь!!
Краем глаза Таланар заметил темно-серое пятнышко где-то слева, в зарослях орешника: это был лазутчик, который уже улепетывал прочь, не переставая кричать. Однако стрела, пущенная одним из мастеров лука, была быстрее – забавно взмахнув руками, темный эльф сдавленно пискнул и повалился в густую траву.
— Хороший выстрел, — произнес Таланар. – Только зря – из-за этого полоумного теперь весь остров знает, что мы идем…
Договорить он не успел. Оглушительный треск и слепящий свет заставил эльфов в ужасе пригнуться к земле, а в следующую секунду в то место, где лежал убитый лазутчик, врезался огненный шар. Магическое пламя мгновенно охватило ближайшие деревья и с убийственной скоростью понеслось по ветвям, по листьям, по высохшим на солнце стволам…
— Бегите!! – закричал Таланар, закрывая рукой рот и нос и щуря начавшие слезиться глаза. – Все бегите из леса на открытое место!
Рев драконов, жалобный стон древних энтов, чья желтая листва и трескающаяся от сухости кора горела лучше всего, испуганное ржание единорогов и крики эльфов, в панике бегущих прочь, смешались в один гул вместе с веселым треском огня и хрустом ломающихся деревьев. Воины бежали не разбирая дороги; многие из них падали, кашляя и задыхаясь в ядовитом дыму. Таланар, закрыв лицо полой золотисто-коричневого плаща, на котором лежали чары Силанны, убегал последним, однако помочь погибающим собратьям уже ничем не мог.
«Единорога мне в зад!» — думал он взбешенно. – «Как я мог попасться на такую детскую уловку?! Завести неповоротливых тварей в лес и поджечь его – что может быть проще для мага, владеющего секретами Хаоса?!»
Энты один за другим вспыхивали в магическом пламени, как сухие поленья, и с леденящим душу треском падали на землю. Через несколько минут они все превратятся в золу. К сожалению, древние гиганты, чьи оплетающие корни так часто приносили победу хрупкому воинству Ироллана, были слишком медлительны, чтобы спастись от стремительного верхового пожара. Таким образом, вместе с бойцами, задохнувшимися в дыму, Таланар лишился одного из незаменимых родов войск в своей армии.
Выжившие эльфы сумели выбраться из леса на открытую местность, но теперь они представляли собой не могучую, сплоченную армию, готовую в любую секунду пуститься в бой, а жалкую толпу погорельцев. Они заходились жестоким кашлем, усердно терли глаза; некоторые получили ожоги. Таланар выбежал из горящего леса одним из последних и, не давая воинам прийти в себя после пережитого, завопил:
— Почему встали?! Ищите ее! Ищите эту проклятую колдунью, или я пущу ваши уши в суп!
Устрашенные такой угрозой, эльфы бросились врассыпную, и это стало еще одной ошибкой полководца. Травяные кочки, разбросанные в том месте, где воины иролланской армии спасались от пожара, внезапно ожили и превратились в ассасинов.
Эти скрытные убийцы сидели в засаде, спрятавшись под зелеными плащами и поджидая, когда эльфы сами прибегут к ним. Они напали неожиданно, атакуя тех, кто оказался в этот момент рядом с ними, но основной их целью были мастера лука и друиды. Ассасины подскакивали к врагу сзади и наносили единственный смертельный удар кинжалом, после чего отступали так же неожиданно и незаметно, как и нападали. От такой внезапной атаки эльфы опомнились не сразу; не помогали даже истерические вопли Таланара, который отчаянно пытался контролировать ситуацию.
И уж совсем поздно они осознали, что с другой стороны поляны к ним уже бежит армия темных эльфов.
Феи и дриады разноцветными брызгами рассыпались по сторонам. Изумрудные драконы, взмахнув крыльями, взмыли вверх, но уже в воздухе их окутала холодная, липкая тьма, которая склеила им крылья и потянула обратно к земле. Эльфийские лучники и друиды, которым посчастливилось уцелеть, сгрудились за плотными рядами мастеров клинков и единорогов, словно дети, прячущиеся за спины родителей.
Но ситуация уже была безнадежна. Темные всадники, фурии и минотавры по численности уже приближалась к потрепанной армии Ироллана – а ведь с ними не было ни одного дракона. Изумрудные гиганты, связанные каким-то заклинанием Тьмы, не могли даже пошевелиться. Провал был очевиден, и полководцу следовало это признать.
Но только не Таланару. Он ни за что не желал признаваться в своем поражении.
— Вперед!! – заорал он, выхватывая клинки.
Единороги, склонив головы к земле и выставив свой блестящий серебристый рог, галопом побежали навстречу вражеской армии. Мастера клинков двинулись следом. Друиды ударили посохами по земле, посылая на них все благословения Эльрата, какие им были известны, а мастера лука приготовились обстреливать темных эльфов издалека, если в этом появится необходимость. Хотя что толку надеяться на стрелков, у которых глаза все еще слезятся от дыма?..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *