Новый вызов

3. Союз

Перед главным залом привратник остановился, открыл дверь и галантно пропустил Эрин внутрь.
Помещение производило такое же впечатление, как и весь дворец: богатое, даже вычурное, но захламленное и абсолютно безвкусное. Стены здесь, как и во всех помещениях, были облицованы черным мрамором, а пол, укрытый роскошными коврами – белым. С потолка, с узорных капителей колонн и даже с балконов на вошедших взирали пустыми глазами каменные драконы, выполненные, нужно сказать, весьма неумело. Разбросанные по полу и столам вещи, посуда и клочья бумаги довершали картину.
Но здесь никого не было.
— Прошу сюда, — прозвучал голос откуда-то сбоку. Эрин обернулась на звук и заметила открытую дверь в углу, прикрытую тяжелой шторой. Оттуда лился свет. Привратник, оставшейся у входа в зал, кивком сообщил ей, что все в порядке. Эльфийка подошла к двери, на мгновение замерла у порога, слегка оробев, и вошла.
Здесь оказалась небольшая, но довольно уютная потайная комнатка, освещенная трепетным свечным сиянием. Обстановка здесь была совершенно иная: по обилию стеллажей, заставленных книгами и свитками, Эрин поняла, что очутилась в дворцовой библиотеке. И здесь же обнаружился хозяин всех здешних мест.
Верховная Жрица не узнала бы его, если бы не золотая маска, никогда не покидавшая его лицо. Синитар стоял в центре комнаты возле одного из бархатных кресел, положив руку на его спинку. Одет он был совершенно по-другому: вместо длинной черно-золотой робы на нем были простые одежды вроде тех, какие в армии темных эльфов носили ассасины. Зато оценить его фигуру в них было гораздо проще.
— Ты удивила меня, — произнес он с улыбкой, и его глаза задорно блеснули сквозь прорези маски. – Эрин, наследница Туидханы. Такие благородные особы редко сами назначают визиты. Проходи, садись. – Он жестом предложил эльфийке присесть.
Жрица кивнула и устроилась на краешке кресла. Синитар сел напротив нее, положив на колени сцепленные вместе руки. Эрин украдкой наблюдала за ним, но в его движениях, в позе, во взглядах не было ничего странного. Он вел себя спокойно и уверенно, всем своим видом выражая готовность выслушать гостью.
— Я не задержу тебя надолго, Синитар, — торопливо заговорила эльфийка. – Я пришла по делу…
— Ты не отвлекаешь, — темный эльф покачал головой. – Просто… когда мне становится легче, я удаляюсь сюда, в библиотеку, и спасаюсь здесь от того бардака, что творится во всем дворце… — по его лицу скользнула гримаса отвращения. – Ну, не будем об этом, пожалуй. Я слушаю тебя.
— Дело касается нашего общего врага – Ироллана. Рутгер предал меня и донес эльфам, что мы скрываемся на Фарвинде. Таланар наверняка уже собрал войско, скоро они приплывут сюда, и я не думаю, что первым делом они захотят выпить с нами по кружечке за встречу. Я не могу понять одного – чего добивался Рутгер, когда решил разорвать наш договор?..
— Да? А вот я не удивлен, — заявил Синитар и склонил голову набок.
— Почему? – Эрин удивленно вздернула белые бровки.
— Он горд, самоуверен и совершенно тебя не боится, — чернокнижник улыбкой ответил на вопросительный взгляд. – Что ты ему сделаешь, красотка? Ничего. Твой клан слаб, у вас нет закрепленных позиций, а твоя родословная на этом клочке земли, увы, не имеет никакой ценности. Даже я не боюсь тебя, — добавил он с легким нажимом. – А потому могу напасть не задумываясь. Хотя, конечно, по другой причине… — он умолк, продолжая, однако, сверлить ее взглядом.
— Именно поэтому я ищу у тебя содействия, — продолжала Жрица. – Я хочу доказать, что Туидхана не зря пролила кровь за нашу свободу, и что эта кровь кое-чего стоит. После того, как Таланар разгромит мой клан и убьет меня, он отправится в гости к тебе с такими же намерениями. Поодиночке мы погибнем, но вместе, думаю, мы сумеем дать достойный отпор и ему, и предателю Рутгеру. Что скажешь?
Синитар отвел взгляд – видимо, размышлял над ее словами. Повисло томительное молчание, длившееся всего пару минут, но казавшееся вечностью. Эрин уже не переживала так сильно, как в первые мгновения их сегодняшней встречи, а просто отдалась на волю обстоятельств. Будь что будет, как говорится – во всяком случае, она сделала все, что было в ее силах.
— Ты молода и неопытна, — наконец, произнес темный эльф. – Ты ненадежный союзник…
— Как и ты, впрочем… — устало пробормотала Эрин и отвернулась. Она решила, что ее миссия провалена.
Но Синитар отреагировал не так, как она ожидала: он фыркнул и рассмеялся. Похоже, дерзкая фраза расстроенной эльфийки не обидела его, а наоборот – развеселила. Юная Жрица повернула к нему изумленное лицо, но он быстро справился с эмоциями и сказал с улыбкой:
— Разве я сказал «нет»? Слушай, красотка, ты мне понравилась. И ты говоришь дельные вещи. Я готов заключить с тобой союз, правда, с небольшими условиями, не очень для тебя обременительными – но это потом. Нам нужно будет в ближайшее время собраться и подробно обсудить план действий, поэтому сообщи мне, когда сможешь провести военный совет. – Он встал и протянул руку Эрин. – Прости, не хочу показаться невежливым, но тебе лучше уйти… я не знаю, сколько еще будет длиться мое просветление, и не хочу, чтобы ты видела меня таким…
Эльфийка попрощалась с ним и покинула потайную комнату. Но уже подходя к дверям, ведущим из главного зала, она услышала доносящийся из библиотеки невнятный, приглушенный голос, а затем громкий смех – безудержный и злобный. «Вовремя он со мной простился» — подумала Жрица. Просветление длилось недолго.

Возвращение Эрин в Иншаост было поистине триумфальным. Молва летела впереди нее, словно стая гончих перед охотником, возвещая о том, что два клана пришли, наконец, к мирному соглашению. Измученные темные эльфы, отвыкшие от добрых вестей, с ликованием высыпали на узкие улочки города, приветствуя свою предводительницу.
Толос философски отнесся к поведению и словам Рутгера на переговорах; а тому, что Эрин удалось заключить с Синитаром союз, он был поражен:
— Этот умалишенный согласился тебе помогать? Так просто, без всяких условий? С трудом в это верится!
Они сидели в главном зале Магистрата, одни, как и в прошлый раз. День подходил к концу, скоро должна была явиться прислуга, чтобы пригласить Эрин и ее приближенных на ужин. А пока столы еще не накрыли, у них было время обсудить все события, произошедшие за это время.
— Мне повезло, — Верховная Жрица счастливо улыбалась. – Я застала его в нужный момент, когда он был в здравом рассудке, и убедила его присоединиться ко мне. Таланар – наш общий враг, да и союз с Рутгером ему не очень-то нужен…
— Меня беспокоит то, что он ничего от тебя не потребовал, — заметил советник. – Что-то здесь не так.
— Я не думаю, что такой эльф, как Синитар, будет искать выгоду в таких вещах, — темная эльфийка покачала головой. – Он болен, его разум не может постоянно поддерживать такую тонкую игру. Безумцы идут напролом, не обращая внимания на интриги.
— Возможно, ты и права, — эльф пожал плечами.
— И все-таки он не доверяет мне, — добавила Верховная Жрица с досадой. — Он считает меня ненадежной союзницей. Я должна доказать ему обратное…
— Ты ничего не должна ему доказывать, — с нажимом произнес Толос, четко разделяя каждое слово.
— Чтобы действовать эффективно, нам следует полностью доверять друг другу, — возразила Эрин. – Слушай, Толос: с завтрашнего дня начнем подготавливать войска. А сегодня ночью нужно выслать лазутчиков, чтобы они составили подробную карту местности и, по возможности, описание крепостей – укрепления, размещение войск, тайные ходы и так далее. Мы должны знать, с чем нам придется столкнуться, когда будем осаждать города.
— Ты не станешь бить их в открытом поле?
— Из двух зол нужно выбирать меньшее. Крепости все равно придется брать, а внезапность осады посеет панику среди людишек. Ты согласен со мной, Толос?
Темный эльф вздохнул. Он, конечно, был более опытный воином, чем Эрин, но спорить с Верховной Жрицей не рискнул.
— Для успешной атаки нам необходимо грамотно рассчитать силы. Но ты права – любую военную кампанию нужно начинать с разведки.

Лазутчики хорошо знали свою работу. У многих из них еще сохранилась память о непролазных иролланских лесах, по которым им приходилось прокрадываться к вражескому лагерю, чтобы получить бесценные сведения. Там, на эльфийско й родине, это была война следопытов и маскировок, поскольку и та, и другая сторона обладала непревзойденными мастерами в этом деле.
У Рутгера тоже были свои шпионы, но они не шли ни в какое сравнение с темными эльфами, которые, словно призраки, неслышно передвигались по лесным тропинкам и городским улицам и в случае опасности бесследно растворялись в ночном мраке. Однако такое мастерство было не роскошью, а вынужденной мерой – армии темных эльфов были сильны, но немногочисленны, и зачастую полководцы не могли позволить себе потерять ни одного бойца.
Дюжина лазутчиков покинула Иншаост и без труда выбралась на поверхность. Лесной, Данмур и окружавшие их маленькие деревни мирно спали. Остров окутала тишина; дул ласковый теплый бриз. В траве на все лады стрекотали цикады, скрадывая и без того еле слышные шаги неуловимых разведчиков. Темным эльфам, чьи глаза прекрасно видели в кромешной тьме подземелий, хватало даже скудного света звезд, поэтому они могли наносить пометки на пергаментный листок буквально по дороге.
Поселки были обнесены по периметру высокими частоколами, но не охранялись – основные войска людей были сосредоточены в Лесном и Данмуре. Форт располагался на скалистом береговом утесе, так далеко выступавшем над песчаным пляжем, что даже в полдень его тень падала на тревожные морские воды. Данмур состоял из небольшой крепости с четырьмя башнями, пристроенных к ней казарм, нескольких хозяйственных построек и высокой деревянной стены со стрелковыми башенками, выстроенной на земляном валу вокруг всего форта. Лазутчиком удалось выяснить примерную численность гарнизона – всего около сотни человек. Для маленькой крепости вполне достаточно, но не в сражении против войск объединенных подземных кланов.
Лесной производил куда более устрашающее впечатление: его окружали целых три каменных стены с прочными воротами и бойницами. Крепость щетинилась островерхими башнями и выглядела настоящим титаном по сравнению с обступившими ее двухэтажными домиками. Со всех сторон к замку прилегали казарменные постройки, а чуть в стороне от него возвышался Бастион грифонов. К счастью, ни собора, ни Алтаря Света в Лесном не было: очевидно, Рутгер не очень-то жаловал Эльрата в своем доме.
Такую внушительную крепость не мог охранять маленький гарнизон. Армия Лесного должна была насчитывать, по крайней мере, четыреста бойцов, включая пехоту, кавалерию, стрелков и грифонов. Со всеми этими укреплениями замок выглядел неприступным, но у него было уязвимое место: канал, проходивший через всю территорию крепости. В тех местах, где вода протекала под стенами, не было решеток, которые затруднили бы проход вражеских войск, если бы они решили проникнуть внутрь по этому каналу.
Лазутчики нанесли на карту все необходимые сведения, после чего исчезли из верхнего мира так же незаметно, как и пришли. Когда в небесах над Фарвиндом забрезжил рассвет, разведчики уже вернулись в Иншаост со всеми сведениями, что им удалось раздобыть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *