Новый вызов

Новый вызов«Heroes of Might and Magic V» fan-fiction

1. Предвестие беды

Над островом Фарвинд бушевал шторм. Ветер ревел под свинцовым небом и гнал по морю высокие волны, а те яростно набрасывались на прибрежные скалы, словно желали разбить их вдребезги. Но гранитные глыбы были слишком крепки, и волны, накатываясь на них, сами разлетались на тысячи холодных мелких брызг. С неба хлестал дождь – косые капли, словно иглы, втыкались в землю, воду, листья деревьев и создавали в воздухе плотную, почти непроницаемую дрожащую завесу, из-за которой с берега можно было разглядеть только смутные очертания лесистых холмов и горделивых скальных утесов.
Но, несмотря на плохую погоду, на острове кипела жизнь. В крепости Лесной, затаившейся в густом фарвиндском лесу, и в возвышавшемся над берегом форте Данмур словно шла подготовка к осаде. Над постройками поднимались столбы дыма; обитатели двух крепостей возводили за стенами укрепления, что-то везли, убирали…. Словно не было кругом ни яростного ветра, ни льющего как из ведра дождя.
Вот опустился подъемный мост Лесного, и на размытую ливнем дорогу выехала четверка всадников. Двое из них везли с собой флаги: знамя Лесного – зеленое, с изображением скрещенных меча и лука с двумя стрелами, и флаг Данмура – лазурный, с дерущимися серебристым драконом и белым тигром. Взрывая копытами грязь, кони несли своих седоков к тайной бухте.
Выехав на морской берег, всадники спешились у небольшой рощи. Пологий склон здесь порос ивами и выше – небольшими соснами, мокрыми и темными, с отяжелевшими от дождевой воды ветками. Убедившись, что флаги не пострадали в дороге, мужчины нырнули в заросли.
Отыскать бухту было совсем не сложно: узенькая светлая полоса песка отчетливо виднелась среди раскидистых ив. Волны лизали этот укрытый от ураганных порывов бережок, и остовы лодок до сих пор торчали из воды или лежали, скрытые зарослями. По бокам бухты уже стояли заранее приготовленные флагштоки; морской ветер нещадно терзал веревки и гнул тонкие реи. Однако, несмотря на это, четыре посланника быстро установили знамена на флагштоки, проверили, прочно ли держат их веревки, и сразу же покинули бухту.
Теперь, подплыв к острову Фарвинд на военных кораблях, светлые эльфы сразу заметят то место, где некогда, спасаясь от преследователей, высадились их темные собратья.

По широкому, извилистому подземелью, щетинившемуся сталактитами, освещенному мягким сиянием голубоватых кристаллов, пятнистому от зевов пещер и провалов в каменном полу, верхом на тонконогом ящере ехал всадник. Его сощуренные красные глаза всматривались в полумрак, выхватывая оттуда нужные повороты, а точеные бледные руки мягко и уверенно давали команды чешуйчатому скакуну.
Это – главный советник Верховной Жрицы темных эльфов. И у него очень неприятные известия для нее.
Еще один поворот направо – и взору всадника открылась пещера удивительной красоты. Ее центр был обнесен высокой крепостной стеной, которая, правда, не везде была закончена: строители все еще трудились над некоторыми ее участками. За стеной в окружении небольших временных построек из дерева и камня возвышался исполинских размеров сталагмит, сросшийся с таким же сталактитом и образовавший очень толстую и прочную колонну. Стараниями каменотесов и волшебников она была превращена в здание магистрата – изящное, восхитительное по архитектуре, украшенное скульптурами эльфиек, драконов и странных крылатых существ, носивших название Безликие – те самые Безликие, которые много лет назад связали судьбу Туидханы и жителей ее небольшого королевства с культом Малассы, дракона Тени.
Ворота в город охраняла группа стражников-минотавров. Поравнявшись с ними, всадник отчетливо, но негромко, опасаясь быть услышанным кем-то еще, назвал пароль. Стражи тут же передали сигнал, и ворота медленно открылись без всякого скрипа. Темный эльф ткнул шпорами бока ящера и въехал на территорию будущего пещерного города Иншаоста.
Вновь перед ним замелькали снующие туда и сюда обитатели пещеры. Недавно обосновавшись в этих подземельях, они все еще настороженно и враждебно относились ко всему, что их окружало, а потому всегда держали под рукой оружие: арбалеты, кинжалы, кнуты. Обитатели города при появлении всадника бросали свои дела и провожали его напряженными взглядами, словно ждали ответа на какой-то мучавший их всех вопрос, но он ехал вперед, к воротам Магистрата, не останавливаясь и не оборачиваясь.
В свое время все они узнают, что оказались в ловушке, так зачем сеять панику среди мирных жителей?
У широких ступеней величественного здания темный эльф спрыгнул со спины ящера и передал уздечку подбежавшему конюшему мальчику, а затем обратился к одному из стражников:
— Передай Верховной Жрице, что у меня есть новости для нее.
— Так это ты – командир разведчиков? – осведомился тот, опустив копье.
— Да, — главный советник сбросил с головы капюшон и накинул на руку полу плаща.
Стражник развернулся и резво побежал вверх по ступенькам. Советник медленно и с достоинством последовал за ним, а оказавшись на площадке перед высокими каменными дверьми, остановился у резных перил, разглядывая сверху город, лежащий перед ним, словно на ладони.
Вид небольших домиков, красивых, хотя и не таких изящных, как центральное здание Иншаоста, выстроенных в ровные ряды, словно солдаты, принесли ему некоторое успокоение и прогнали остатки паники, которую он никак не мог подавить. Строительства шло быстро, всего через сутки-другие стена будет закончена, и тогда город получит возможность и дальше развиваться внутри ее круглого контура. Советник подумал, что, быть может, не все так безнадежно, как ему показалось.
А вскоре появилась та, кого он ожидал.
Ее звали Эрин, и среди темных эльфов она уже тогда была легендой. Юная и талантливая волшебница покинула эльфийскую родину вместе со своим кланом, когда королевство ее великой матери Туидханы подверглось атаке лесных братьев из-за сожжения Бриттиги, Матери Древ, почитаемой жителями Ироллана. Гражданская война, продолжавшаяся и поныне, унесла жизни многих невинных эльфов, в том числе и самой правительницы. Эрин вышла из тени матери, когда помогла своему клану отыскать мирное и, как ей казалось, безопасное пристанище в подземельях острова Фарвинд и заключить мир с местными жителями – людьми.
Юной жрице в большей степени, чем ее соплеменницам, были доступны светлые чувства: характер у нее был веселый, легкий и вместе с тем задумчивый, даже романтичный. Впрочем, эти черты уживались в ней с потрясающей расчетливостью, врожденной хваткой лидера. Если из ситуации, какой бы плохой она ни была, можно было извлечь выгоду – Эрин непременно это делала. Словом, для любого темного эльфа она представляла собой идеальную женщину, и единственной помехой для ретивых ухажеров было ее необычайно высокое положение в эльфийском обществе. Она это отлично знала, как и осознавала свою власть и силу, и даже могла пользоваться этим – разумеется, не во вред собственному клану.
Завидев советника, Верховная жрица Эрин приветливо улыбнулась ему. И от этой улыбки, от взгляда этих чарующих фиолетовых глаз, затененных пышными, черными, как смоль, ресницами сердце темного эльфа забилось так часто и так жалобно, что ему стоило больших трудов скрыть свое волнение. Как же ему не хотелось рассказывать ей то, что он узнал этим утром! Но у него не было выбора.
— Какие новости, Толос? – звенящим голосом спросила Эрин. – Что слышно на поверхности?
— Боюсь, госпожа, у меня дурные вести, — с поклоном произнес главный советник. – Несколько всадников Рутгера сегодня утром выехали из крепости и отметили флагами тайную гавань, а кроме того, от разведчиков я узнал, что в Лесной прибыли гонцы от эльфийского военачальника Таланара. Он ведет королевскую флотилию из Сайрис Таллы, и намерения у них отнюдь не дружеские.
Лицо темной эльфийки моментально помрачнело. Советник никогда ничего не говорит просто так: если дела плохи – значит, скорее всего, так оно и есть.
— Пойдем, — коротко велела она, и Толос следом за ней вошел в здание Магистрата.

В главном зале, где обычно проходили совещания подобного толка, сейчас никого не было, если не считать двух стражников, охранявших вход с наружной стороны. Источниками света в этом просторном помещении были ограненные кристаллы в изящных железных оправах, излучавшие мягкое, но яркое сияние; целая гроздь их висела над каменным столом в центре зала. На гранитной плите лежала только карта Асхана, на которой угольком был обведен маленький остров, и более ничего.
— Так ты уверен? – Эрин уселась на стул и жестом предложила Толосу сделать то же самое. — Неужели Рутгер и его люди действительно нас предали?
— Мне сказали, что лесные эльфы скоро будут здесь, — советник Жрицы, тем не менее, остался стоять. – Пройдет не больше двух месяцев – и оны высадятся в тайной гавани. Более того, Синитар пойдет на союз с кем угодно – хоть с эльфом, хоть с человеком – если это поможет ему разделаться с тобой!
Произнесенное Толосом имя, словно кинжал, больно резануло уши темной эльфийке.
— Я так и думала! — эльфийка поднялась на ноги и сорвала с пояса скрученный в кольцо боевой кнут. – Ну, ничего, это им так не пройдет! Синитар поплатится за предательство Туидханы, а Рутгер – за то, что предал меня!
— Но если мы отвлечемся на них, что станет с Иншаостом и нашей обороной? – Толос изумленно вздернул тонкие брови. – Ни в коем случае нельзя оставлять тыл беззащитным, Эрин! Если город падет, мы в лучшем случае лишимся последней надежды…
Владычице клана пришлось несколько убавить свой пыл. Неожиданные новости выбили ее из равновесия, но зато теперь стало очевидно, что ее загнали в ловушку. Эльфы жаждут мести, рыцари Фарвинда вспомнили о давней дружбе с Иролланом, а теперь еще и ближайший сосед вздумал свести с ней счеты Маласса ведает по каким причинам. Она не считала Синитара врагом до этой минуты, но, похоже, амбициозные лидеры кланов не оставляют борьбу за власть даже в тяжелые времена. В такой сложной ситуации нельзя принимать необдуманных решений: опасность грозит с трех сторон, и теперь ей придется просчитывать каждый свой шаг.
— Не волнуйся, Толос, — успокаивающим тоном произнесла темная эльфийка и улыбнулась советнику. — Желание мстить не затмило мне разум. Пока я могу держать кнут, ни один враг сюда не войдет.
— Что ты предпримешь?
— Мне нужно сосредоточиться и хорошенько все обдумать. Я отправлюсь в Драконий грот – возможно, общение с детьми Малассы позволит мне получить ответы…
Пока эльфийка сматывала кнут, чтобы убрать его обратно на пояс, Толос подошел к ней вплотную и, взяв ее за руку, попросил:
— Прежде чем ты уйдешь, сделай мне одно одолжение: возьми с собой всадников. Хотя бы нескольких, но, прошу тебя, сделай это.
— О Безликие, о чем ты говоришь? – удивилась Эрин. – Никто не имеет право встать на пути у Верховной Жрицы, когда она едет в Драконий грот!
— Все когда-нибудь случается впервые, — темный эльф пожал плечами. – Синитар – безумец, ему ничего не стоит нарушить этот закон и устроить тебе засаду. Возьми отряд, так мне будет спокойнее.
— Хорошо, я сделаю, как ты просишь.

Драконий грот, подземный храм молодой расы эльфов-изгнанников, располагался в самом конце одного из туннелей, ответвлявшихся от центральной пещеры. Его расширили и снабдили прочными зачарованными колоннами, исключавшими возможность обвала. По закону кланов, установленному самой богиней, никто не вправе перекрывать дорогу тому, кто идет в святилище, тем более – самой Верховной Жрице.
Эрин покинула Иншаост вместе с отрядом темных всадников и боевых ведьм. Сразу за воротами начиналась тропинка, ведущая к туннелю по широкой дуге и проходившая совсем близко от центра пещеры, где зиял глубокий провал на нижние уровни подземелий. Когда отряд приблизился к нему на расстояние нескольких метров, Верховная Жрица позволила себе еще раз окинуть взглядом это странное пристанище ее несправедливо изгнанного народа.
За провалом, тянувшимся от одной стены пещеры до другой, находилась территория, принадлежавшая соседнему клану. Там возвышалась Талоста — еще недостроенная, как и Иншаост, но уже обладавшая весьма внушительными укреплениями. Краеугольные камни этих городов закладывались одновременно, когда темные эльфы, объединенные общей бедой, даже не помышляли о внутренних распрях, но, похоже, мирному соседству, которое толком и не началось, пришел конец. Теперь Талоста превратилась во вражескую крепость, и кто знает, долго ли им с Иншаостом суждено стоять по краям бездны, взирая друг на друга, как на свое отражение в зеркале, угрюмым взором стрелковых башен и закрытых ворот?..
Странный шум отвлек Верховную Жрицу от печальных мыслей. Отряд уже приближался к туннелю, ведущему к Драконьему Гроту, когда оттуда как по волшебству вынырнула целая дюжина всадников и стрелков-ассасинов, разом окружившая Эрин и ее немногочисленных защитников.
Воины подняли копья и натянули поводья скакунов, ведьмы достали кнуты, а темная эльфийка взмахнула магическим посохом, готовясь обрушить на вероломных лазутчиков какое-нибудь боевое заклинание – но внезапно земля задрожала, вздыбилась и ощетинилась каменными шипами, заключившими Жрицу за решетку.
— Стойте! – крикнула она всадникам и ведьмам, пытаясь справиться с собственным ездовым ящером – ее скакун, гораздо более массивный и неповоротливый, чем звери всадников, принялся в панике метаться по каменной клетке. – Не нападать без приказа!
Толос оказался крайне дальновиден: Эрин не пожалела, что по его совету взяла с собой хотя бы этих нескольких воинов. Не было никаких сомнений, кто был виновником этого нападения, и у Верховной Жрицы теперь была веская причина требовать от него объяснений.
— Синитар! Что все это значит? Я знаю, что ты здесь – так иди сюда и ответь перед лицом Малассы!
— А я и не прятался! – последовал дерзкий ответ, и шипы с противным металлическим скрипом ушли под землю так же внезапно, как и появились.
Предводитель вражеского клана стоял прямо перед ней, держа в руках посох. Выглядел он впечатляюще: высокий, горделивый, в длинной черной робе, украшенной золотом и россыпью аметистов; лица его не было видно из-за золотой маски, которая и сама казалась весьма устрашающей. Он стоял напротив Эрин и ухмылялся – злорадно, мерзко, безумно, словно оскаливший клыки бешеный зверь.
— Ты нарушил закон! – выкрикнула Эрин, наконец усмирившая своего напуганного ящера. – Никто не может помешать мне войти в Драконий Грот! Ты на моей территории – отступись, иначе мы тебя уничтожим!
— Вы – меня? – голос чернокнижника дрожал от смеха. – Жалкие шавки, вы – меня?!
Вспыхнуло пламя; просвистела стрела и улетела дальше, чудом не задев никого из отряда Эрин. Ящеры заходились шипеньем и скребли когтями каменный пол пещеры, а темные эльфы застыли, словно изваяния, ни на миг не выпуская врага из поля зрения. В воздухе повисло напряжение, которое, кажется, уже можно было увидеть – или это магическая энергия концентрировалась в пространстве, готовая выплеснуться наружу?
— Противостояние бессмысленно, — Жрица попыталась вразумить предводителя вражеского клана, хотя и без особой надежды на успех. – Мы разнесем Фарвинд в клочья и погибнем оба!
— Без магии ты не стоишь ничего! — Синитар направился к ней, угрожающе помахивая тяжелым посохом. – Но так и быть, я посмотрю, на что ты способна без этого!
Посох Эрин вырвался у нее из рук и откатился на десяток шагов в сторону. Ведьмы тут же окружили свою предводительницу плотным кольцом и подняли руки в магическом пассе, но Верховная Жрица уже спрыгнула со спины скакуна и вышла навстречу чернокнижнику, на ходу раскручивая боевой кнут.
— Тогда и ты играй по правилам, — заявила она и несложным заклинанием выбила посох из рук Синитара. А тот, кажется, только этого и ждал, потому что сразу же выхватил из-за спины две сабли.
…Они сцепились, не обращая внимания на воинов, которые теперь не понимали, что им делать. Поединок был быстрым – чернокнижник словно играл со Жрицей, отвлекая ее беспорядочными выпадами и увертываясь от метких ударов кнутом. Он и не думал драться всерьез: как раздраженно подумала Эрин, он таким образом, видимо, просто хотел развлечься. Без магии этот поединок скоро наскучил ему.
Синитар позволил кнуту эльфийки захлестнуть одну из его сабель, тут же вырвал его из ее рук и, подскочив к растерявшейся Эрин, схватил ее за шею и повалил на землю. Всадники напряглись; одна из ведьм, не выдержав, сделала краткий пасс – и в чернокнижника полетела шаровая молния.
Его отбросило в сторону, но заряд был не настолько сильным, чтобы причинить ему серьезный ущерб – он тут же вскочил на ноги, поднял с земли посох и крикнул не успевшей еще прийти в себя Эрин:
— Мы еще встретимся, красотка! И тогда ты поймешь, кто достоин владеть кланами Асхана!
Темная эльфийка поднялась на ноги, кашляя и потирая шею после железной хватки вражеских пальцев. В эту секунду она была готова броситься на него и уничтожить любым способом, даже голыми руками. Но Синитар решил, что внезапное свидание пора заканчивать, а потому решил уйти красиво – разбежался и прыгнул с края обрыва в темнеющий разлом пропасти.
Эрин невольно бросилась к обрыву, но ее остановил мощный рык, раздавшийся будто из-под земли, и из темноты вынырнул огромный черный дракон. В скудном свете кристаллов его чешуя блестела, словно металлическая, а на перепончатых крыльях резко, словно нити ослепительной молнии, выделялись кроваво-красные прожилки. На спине зверя удобно устроился Синитар, довольный своей выходкой и эффектом, который она произвела.
Он не проронил более ни слова, только подал знак своим воинам: они развернулись и нырнули во тьму туннеля, по которому пришли на эту половину пещеры. Взмахивая крыльями, дракон с чернокнижником на спине взмыл к самому потолку и полетел над пропастью к своему городу. Вскоре и он растворился в подземном сумраке.
Эрин еще несколько мгновений стояла неподвижно, глядя ему вслед, после чего тряхнула головой, будто прогоняя наваждение, и побежала назад, к отряду.
— Мы пойдем за ними? – спросила какая-то ведьма.
— Нет, — отрезала Жрица, взбираясь на спину своего ящера. – Нельзя поддаваться на провокацию. Мы едем в Драконий Грот.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *