Новогодняя история

Великий Рэндом сидел у себя в чертогах, созерцая протекающую в столице Империи суету. И его грусти не было предела. Он не знал, что сделать в этом новом году такого, что изменило бы жизнь народов Мира или, хотя бы, заставило немного сдвинуть течение их жизни. Совсем немного. Это уже кардинально поменяло бы всё их существование. Но вот что? Что ему сделать? Объявить священную войну, как 500 лет назад? Нет. Слишком много его культистов погибнет… Может быть, просто посеять раздор в народах, как пять лет назад? Нет… Опять не то… Нужно что-то новое… Не зря он — Бог Неизвестности, Бог Всего… Ведь неизвестность — это всё. И в то же время ничего.
Так, за раздумываниями, к нему подошла его жена, Асха, Богиня природы и всего живого.
— Что ты хмуришься, муж мой?- Лаского спросила она.
— Грусть моя велика, ибо я не знаю. Не знаю, а это не слыханно для меня! Мне не ведомо, что сотворить в этот раз. Через несколько часов наступит новый круговорот года, а у меня за эти столетия закончились идеи. Что сделать мне, тому, кто властен над всем и ничем, в этот раз? Было мною свершено многое: войны, смуты, бедствия. Были и положительные нововведения, как расширение земель стран, просветление умов великих гениев, поэтов, писателей, изменение структуры Мира вообще…
— И что? Неужели у славного властителя неба, Бога Богов, закончились идеи? Неужели твой великий Ум не может придумать ничего нового?
— Почему? У меня есть много идей, но не для этого времени… Ещё слишком рано для свершения моих замыслов… Люди называют это сменой менталитета, эльфы обоих кланов — перекройкой мира, маги — следующей дельтой жизни Мироздания, дикие народы — просто Волей Моей. Демоны вообще не замечают изменений, они просто к ним приспосабливаются… Но к моим новым замыслам Мир ещё не готов.
— У меня есть идея, как тебе помочь.
— И как же?
— Сойди с небесных чертогов на землю Имперскую, поброди по столице её, посмотри на народ свой с места равного. У тебя ещё есть время. Я пойду с тобой и буду объяснять непонятные тебе вещи.
— Непонятные мне вещи?
— Ты с вершины тверди Мировой не замечаешь детали. Только основные моменты наблюдаются тобой. Слишком редко спускаешься на землю. Я, как богиня жизни, больше времени провожу в народе, смотря и наблюдая за суетами мирскими.
— Хорошо. У нас каждая минута на счету. Пошли.
И два правителя небес сошли на твёрдую поверхность мостовой брусчатки столичной площади.
Облик Рэндома был прост, но богат: хлопковое одеяние, не смотря на свою тонкость, прекрасно сохраняющее тепло, и дорогие сапоги с меховыми стельками.
Облик Асхи был проще: обычная шубка из кабаньей шерсти и кожаные сапожки не самой лучшей выкройки.
— Почему ты так неброско оделась? Ты же богиня, ты достойна и более богатых одеяний.
— Тебе, о Великий, не понять. Ты жил и живёшь в роскоши и власти. Я же живу в смирении и понимании.
— Понимании?
— Да. Моя жизнь полна человеческой скорби. Поэтому моя скорбь выражена и в моей внешности. А теперь пошли.
И так они пошли по утопающей в снеге столице Империи. Вокруг бегали счастливые дети, играющие в снежки и строящие снежные фигуры, уже собирающиеся домой; богатые и не очень люди и нелюди с подарками и угощениями спешили к праздничному столу; золотая молодёжь с горячительными напитками бродила по улочкам, горланя праздничные песни, бросаясь солёными шутками и просто радуясь жизни.
— И что ты хочешь поднести Миру, где всё есть?- Недовольно спросил Бог Богов.
— Подожди. Мы ещё не пришли,- прозвучал ответ Асхи.
Она свернула в тёмную улочку, выведшую пару Великих в бедный квартал столицы.
Здесь тоже праздничный дух пронизывал воздух, хотя не так сильно, как и в других частях города-столицы.
В одной из очередных подворотен они вышли к бедному, полуразрушенному дому.
Богиня жизни попросила Рэндома наслать покров невидимости, а после выполнения просьбы, провела своего путника внутрь здания.
Там, перед тусклой свечой, сидел человеческий ребёнок лет десяти.
— Что он здесь делает?- Смущённо спросил Правитель небес, пристыженно поглядывая на свою не уместную здесь одежду. Благо его мальчик не видел – так бы и от стыда ушёл бы, не оглядываясь…
— Он отмечает Новый год.
— Но разве могут так отмечать праздник? Перед тусклой свечой с куском засохшего хлеба?
— Как видишь, да. Через 30 минут, когда начётся новый круговорот года, он возблагодарит Тебя, Господа, за ещё один тусклый год своей жизни, полный унижений, присеканий, голода, страданий, но жизни! Он будет благодарить за то, что смог выжить и получил возможность жить дальше.
— В таких условиях?
— Ну он ведь не Бог. Он не может повелевать своей судьбой. Не он виноват, что его родители были привязаны к алкоголю, что зеленый змий свёл их в могилу, оставив жить их ребёнка.
— Что ты хочешь от меня?
— Я? Я разве о чём-то тебя прошу? Ты просил идею. Вот она! Сделай с этим что-нибудь. Ведь он не один такой, таких детей много. Жизнь их не приняла, а Смерть отвергла. Они живут в страданиях, благодаря Богов за лишние минуты жизни; порой проклиная весь свет за свою судьбу, стараясь покончить жизнь самоубийством. Нет, я не буду Тебе указывать, что делать. Я не буду тебя направлять к поступкам, я просто даю тебе пищу для размышлений.
— Пищу, говоришь… Тогда я свершу свою волю сейчас же!
С этими словами покров спал с Богов, представив их во всей красе перед мальчонкой, который от изумления и страха забился в угол, выронив единственный кусок хлеба в грязный снег.
— Свет явился тебе, дитя,- заговорил низким голосом Рэндом,- И этот свет изливается в тебе. Я, Рэндом, решил преподнести тебе и тебе подобным величайший дар, на который способен. Вы получите вторую жизнь.
С этими словами мальчик ослеп и очнулся лишь в странном месте – комнате, наполненной светом от канделябров и блеска золота.
— У вас мальчик, графиня,- услышал он голос над головой.
Повернув с трудом голову, он увидел ту женщину, которая была вместе с Богом. Она была красива. Красива, как жизнь. Асха… Да, он понял, кто перед ним явился. И мальчик заплакал. Заплакал так, как не плакал раньше. И услышал в плаче голос младенца. И от этого его плач стал ещё сильнее.
Он получил самый величайший подарок на Новый год. Он получил Новую жизнь!
… А тем временем на небе, с высоты божьих чертогов, на землю смотрел Рэндом. И лик был его хмур.
— Что с тобой опять, муж мой? Почему опять грусти полны очи?
— Почему? Я принёс счастье нескольким сотням, может быть, тысячам, людей, эльфов, демонам, магам…. Но ведь это только малая часть всего Мира! Оказывается, столько ещё нужно сделать… А я и не подозревал, что так тяжко вершить правду…
— Не грусти, о Великий. Сегодня не тот день. Сегодня первый день Нового года! Давай сойдём на площадь столицы. Там праздничные гуляния. Побудем немного, как обычные смертные.
С этими словами они спустились на землю.
Рэндом был облачён в потрёпанные одежды шахтёра, а Асха в обычный деревенский сарафан.
— Что с тобой, Бог Богов? Где твои пышные одеяния?
— Пока весь Мир в скорби, и я в скорби. Нечего являться пред равными в неравном виде… Так и от стыда паду ниц…
— Мудры слова твои.
Так они влились в поток танцующих и веселящихся существ. Сегодня настал Новый год. Сегодня Рэндом свершил обычное для каждого года явление – изменил русло истории. Как своей, так и обычных обитателей Мира.

Автор: Радаев Иван Романович.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *