Не играйте в войну!

На сцене зачитывали Указ о награждении отличившихся при штурме Берлина. Указ был длинным. И, наконец, прозвучала та самая фамилия, которая вызвала слезу только у Сергея: «Звание Героя Советского Союза присваивается Петру Ивановичу Красилову – посмертно…»

****

— Влад, бросай гранату. Давай очередь!.. Стреляй! Очередями!
На экране один за другим гибли немцы. Фрицы хоть и пытались прорваться, но мы упорно сдерживали фашистов, не давая подступиться к Ленинграду.
Раунд наконец-то закончился. На мониторах наших ноутбуков синхронно появилось меню игры.
— Ну что, может, ещё раз deadmatch? – предложил Саня.
— Спасибо, но нет, — сказал я, отключая кабель локальной сети. – Мне же через просеку ехать. И так глаза от напряжения болят.

****

Мотор ровно гудел. Машина мчалась по прямой проселочной дороге всё дальше от дачи. Шел дождь. «Чего трудного было в Великой Отечественной войне? — пришла в голову мысль. — Просто взял автомат — и в бой».
Неожиданно на дорогу выскочил лось. Я затормозил и стал изо всех сил крутить руль, чтобы не съехать с мокрой дороги. Раздался визг тормозов. Машину занесло. Она врезалась в дерево со смачным хрустом, перед моими глазами все поплыло и завертелось, после чего наступило беспамятство.

****

— Петр! Очнулся? Хорошо! Ребята, отнесите его в укрытие, — крикнул солдат двум санитарам, стоящим позади.
— Да, Петя, хорошо тебя потрепало! – сказал мне первый. А второй добавил:
— Ничего, подлатаем, и скоро опять встанешь в строй.
Я, как бы смахивая пот, провёл по своему лбу и почувствовал вязкую мокроту на пальцах. Кровь?! И на одежде множество мокрых бурых пятен. Кстати, почему на мне гимнастёрка и меня зовут Петром?
Меня подхватили под руки и потащили к палатке. После оказания первой медицинской помощи нас, нескольких солдат, доставили в госпиталь. Последующие два дня прошли как в тумане, так как первый день меня готовили к операции, а на второй провели её саму. Лишь через десять дней с меня сняли повязки и дали посмотреться в зеркало.
— Я вас предупреждаю, мы сделали все, что могли, чтобы привести ваше лицо в более-менее приличный вид, — предупредил врач, — так что не пугайтесь…
Я поднес зеркало к лицу. В его блестящей глади отразился неизвестный мне обезображенный лик.
— Нет! – раздался мой хрип. – Где моё лицо?! Что вы с ним сделали!
— Петр, успокойтесь. Мы сделали все что могли. Поймите, и с таким лицом можно жить!
— Не смейте! Не смейте называть меня Петром! Я Владимир Сергеевич Понфилов!
— Контузия, – констатировал врач.
И тут я понял, что мир постепенно гаснет и снова наступает беспамятство…

****

Через неделю я привык, что меня зовут Пётром Красиловым. И то, что служу в пятнадцатой гвардейской стрелковой дивизии Красной Армии. И то, что у меня контузия, которая очень быстро проходит. И то, что все происходящее — лишь галлюцинации, вызванные дорожной аварией. По крайней мере, мне хочется так думать.
Живя в двадцатом веке, я, конечно, слышал о людях, которые получали серьезные повреждения и в результате комы переживали видения, которые некоторые глубокомысленно называли путешествиями в параллельные миры. Но, как и всякому нормальному человеку, мне не хотелось верить в это бред. Пока не увидел это собственными глазами. Точнее, почувствовал на своей шкуре. Главное сейчас не растеряться. Если это глюки, то они закончатся сами, вопрос когда? Ну, а пока надо освоиться.
Меня признали годным к строевой службе и выписали. Оставалось немного времени до того как придется встать в строй. А пока учили пользоваться оружием. Основу я знал, нужно было только попрактиковаться в стрельбе. В общем, через четыре дня мои навыки стрельбы из автомата, винтовки, пистолета были на приемлемом уровне.
Я узнал, что на дворе 23 апреля 1945 года. Хоть я и прогуливал уроки истории в школе, но все-таки вспомнил, что через четыре дня состоится битва за Берлин! И мне выпала честь в ней участвовать.
Меня охватила паника. Видимо начал понимать, что это совсем не галлюцинации. И не сон. Я оказался в прошлом! Моя душа каким-то образом переместилась в тело раненого солдата — и вот я здесь, в эпицентре Великой Отечественной войны. Стою в строю бок о бок с будущими героями. За плечом автомат, на поясе, а впереди — величайшее сражение в истории. Конечно, сейчас мне можно написать, что меня ничуть не поколебала мысль о том, что надо мной будут свистеть пули, рядом со мной будут разрываться гранаты. Но тогда, до моего мозга дошла вся весомость страха перед битвой, я чуть не потерял сознание.
Лишь Сергей заметил это и, поддержав меня за плечо и по-отцовски, шепнул: «Тихо, успокойся. Где наша не пропадала?» За время моей подготовки я и сдружился Козловым. Ему было примерно 27-28 лет. Высокий, статный человек, уверенно держится, как будто прошёл ад и его больше в жизни его ничто не напугает. Он меня научил всем правилам молодого бойца. И вообще стал мне как отец.
«Сейчас мы находимся в сорока километрах от Берлина, – говорил командир, ходя взад-вперед перед строем, — остальные дивизии мчатся сюда со всех ног! Вы понимаете, что это значит?! То, что мы первые кто подошел так близко к столице германских захватчиков. Первые кто нанесёт ответный удар фашистам.
«Ура» — возликовал строй. Я, как и многие подкинул пилотку в воздух. Если честно, то я начал свыкаться с мыслью о путешествии в прошлое.

****

Бой вот-вот должен начаться, а пока мы лежали в окопе и смотрели в небо, изучая облака. Знаете, это меня действительно успокаивало. Хотя меня и не так сильно интересовали облака, на самом деле я вспоминал все те долгие месяца, которые просиживал за компьютером, играя в Call of Duty.
— Смотри! – указал мой палец в одно из облаков. – Вот, оно похоже на слона!
— Да? — удивился Сергей, — Правда! Но все, же глупо валяться в окопе перед боем глядя в голубое небо, пожевывая травинку.
— Я знаю, но чем, же ещё можно заняться перед боем пока немцы строят планы как нам дать отпор? – удивился я.
— Я хотел тебе кое-что подарить. Это извлекли из тебя, когда тебя ранило, – в голосе Сергея, сквозило сожаление. — Ну, будет тебе память о том, что были мы в одном полку, стреляли немцев плечом к плечу.
Я подставил ладонь, и в мою руку легла пуля на цепочке.
— Спасибо! – Произнес я до глубины души тронутый неожиданным подарком.
И тут грянули первые залпы, в воздухе запахло порохом. Я наскоро надел на шею свой новый амулет. Солдаты медленно стали вылезать из окопов навстречу пулям. Смотреть, как гибнут обычные парни, такие как я, было невыносимо. И тут сразу вспомнил, как в играх проползал к пулеметчику, захватывал место и от туда прикрывал «своих».
— Серёга, — крикнул я, пытаясь перекричать грохот взрывов. — Когда увидишь взрыв вон в том окне, жди минуту и поднимая солдат в бой!
— Что ты задумал?
— Увидишь.
Он окинул меня таким взглядом, как будто видит в последний раз. Ползком я пробрался к окну, из которого шёл пулеметный огонь, и кинул туда гранату. Как и следовало ожидать, стрельба прекратилась, а взрыв дал ожидаемый эффект. Все другие пулеметчики отвлеклись на мою скромную персону и за секунду до того как в мою сторону помчится град пуль, я прыгнул за мешки, сжался в комок и стал ждать выхода наших войск.
Через секунды какой-то умный фашист понял, что я не умер или решил просто перестраховаться, в общем, этот гад кинул осколочную гранату. Если бы чудом не среагировал, меня нашпиговало бы осколками. Молниеносно схватил гранату и откинул в том направлении, откуда она прилетела. Прозвучал взрыв.
До того момента как ко мне подошёл Сергей мне пришлось лежать в весьма неудобной позе стараясь даже не дышать. Он помог мне подняться на ноги. Руки мои трясло, а нервам нужна была разрядка. Тут, как раз из-за угла начали выскакивать немцы. Затараторил мой автомат, а я полностью сконцентрировал внимание на то чтобы противника, который хотел занять боевые позиции, стало как можно меньше. Это занятие давало выход моему адреналину.
— Понфилов, Козлов займите вон-то здание и не пропускайте врага ни на йоту ближе, – прокричал командир.
— Так точно. Петр пошли и захвати гранат! – сказал мне Сергей и рысью побежал к одинокому полуразрушенному зданию. Мы заняли второй этаж и стали ждать.
Вдруг прямо возле нас что-то взорвалось. Что было дальше, я видел через какую-то пелену, которая застила мне глаза. Сначала Серёга кинул в окно гранату. На улице громко кричали. Поднялся дым. А я лежал, стараясь унять боль. Наконец-то остался один на один с моими мыслями. И совестью, которая грызет меня. Оказывается война это труд. И зря я да вообще все, мои ровесники, не уважаем тех людей, которые проливали свою кровь за наши жизни. Вот до аварии я думал о войне как о чем-то лёгком, а теперь осознаю свою неправоту. «Война это отнюдь не весёлое занятие» — была моя последняя мысль до того как мозг мой отключился. Теряю сознание третий раз за две недели! Интересно как это скажется на моем здоровье?

****

Очнулся я под скрежет металла — спасатели распиливали машину, чтобы вытащить меня. Нет, этого не может быть – это невероятно, слишком невероятно. Бред. Но оказаться в прошлом было не случайно, возможно это даже в наказанье. А может и не было ничего, просто мне привиделось. Да точно это были мои галлюцинации!
Наконец, меня вытащили. Ощупывая, все ли цело, я обнаружил у себя на груди какой-то посторонний предмет. Запустил руку за пазуху и нащупал там… пулю! Ту самую, на самодельной цепочке! Значит, это был не сон.

P.S
На календаре — 9 мая. Я поднялся раньше обычного. Солнце только начинало согревать землю. Наскоро оделся, схватил со стола ключи от новой машины и поехал на центральную площадь города.
Склонившись над скорбными списками, высеченными на мемориальных плитах, я пытался найти имена боевых товарищей. Мои глаза остановились на одной из надписей. Это было мое имя! Петр! То имя, под которым меня знали там. «Я не забыт» — растерянно прошептал я, почувствовав, как к горлу подступает ком. Сзади послышались шаги, и на плечо легла сухая старческая ладонь.
— Ты внук Пётра Ивановича? – спросил тихий голос. – Уж очень похож.
— Да, — нехотя соврал я.
— Знаешь, твой дед умер у меня на глазах… — с грустью произнес старик.
Я резко повернулся и, не сдержав рыданий, и чувств кинулся обнимать пожилого человека.
— Сергей, жив, жив, жив! – кричал от радости я, целуя старческие щеки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *