Наследник

На лазурном полотне небес снова засияло солнце. Вода смыла кровь с земли и скал, воздух снова стал свеж и прозрачен. К людям вернулись силы, а в королевство – благоденствие.
Бриан… как жаль, что ты уже никогда не увидишь всей этой красоты. Тебе не достанутся погребальные почести твоего отца, короля Валерия. Твое тело, укрытое черным шелком и обложенное цветами, не повезут по пыльным дорогам в тенистую рощу, где покоятся в склепах твои предшественники. Твоей душе уже не суждено под пение хоралов взойти по воздуху к небесному трону Сириты, а земной оболочке – пройти сквозь очищающее пламя бога-великана Арейна.
Но зато тебя ждет другой путь: ибо река унесла твое тело в храм природы, и ты упокоишься в глубоком, прекрасном по своей красоте ущелье, в объятиях скал, которые станут твоей гробницей, а беззаботный, вечно юный ветер и голосистые птицы будут петь тебе свои песни с рассвета и до заката. А твоя душа присоединится к прозрачной материи, сотканной богами-драконами и зовущейся у людей «магией», и станет частью осязаемого мира ровно до тех пор, пока существует этот прекрасный и таинственный мир…

Вести о победе Бьорнланда еще не долетели до столицы, как во дворце Кристал Спринг уже совершился очередной переворот.
Капитан Деррик собрал в укромном уголке замка жалкие остатки гвардии, еще не поддавшейся увещеваниям Люцифера. Его план был дерзок и прост – освободить королеву Мариан и ее соратников из заключения, а потом ворваться в тронный зал и схватить узурпатора. Маленький отряд темными коридорами пробрался в башню, где наткнулся на стражников в зеленых мундирах. Правда, капитан сумел привлечь этих солдат, недовольных новым правителем, на свою сторону, и, уже без особого труда раздобыв ключи, гвардейцы ворвались в темницу и освободили пленников.
Грегор Люциус Фернандес в окружении своих приспешников (в основном среди них были его родственники, представители клана де ла Вар-вар, а также предатели из графства Стального ворона) находился в тронном зале дворца и наслаждался жизнью после плотного обеда. Вообразите себе его удивление, когда двери распахнулись, и на пороге появилась королева Мариан, а с ней – генерал Хонгвул, Верховный священник, рыцари Ордена Света и королевская гвардия!
— В чем дело? – закричал Люцифер и вскочил с трона. – Кто их впустил?.. Кто их выпустил?!
— Хватит, Люцифер, — произнесла Мариан, неожиданно громко и властно. – Правда на моей стороне. Капитан Деррик, держите их.
Предатели выхватили мечи; гвардейцы тоже обнажили оружие, но следом за ними в зал вбежали арбалетчики, и сподвижники Грегора оказались в окружении.
— Бросайте оружие, — скомандовал генерал.
— Это ненадолго! – нахально выкрикнул Люцифер, кажется, ничуть не смутившись от такой неприятной неожиданности. – Секемтариус уже здесь! Его армия уже захватила все ваши земли!..
— Посмотри в окно, несчастный, — спокойно парировал Теренс Леон. – Песчаные вихри уже унеслись обратно в пустыню. Сирита сошла на землю, чтобы даровать нам победу.
Это был финальный аргумент. Люцифера и его сторонников связали и вывели из зала. Теперь их ждала подземная темница – возможно, на всю жизнь, если королева не решит сменить заключение на позорную казнь.

Через три дня, когда в Бьорнланде был окончательно наведен порядок, Мариан собрала у себя в тронном зале большое собрание. Туда были приглашены все лорды и графы, генералы и священники, поскольку предметов обсуждения было много, и они в той или иной степени касались всех.
— Все вы знаете, уважаемые господа, что Его величество король Бриан был убит Грегором Люциусом Фернандесом, а точнее – его убийцами, — сказала королева в числе прочего. – Самым неприятным для королевства обстоятельством является то, что после себя он не оставил наследников. Нас, как вы знаете, война разлучила в день свадьбы. Поэтому вынуждена сообщить, что царственная династия Солнечных Львов по прямой линии прервалась.
Это известие не было новостью для дворян, но все равно по залу пронеслись удивленные вздохи и огорченные возгласы.
— Однако, как вы все должны были узнать, во время своего пришествия Сирита провозгласила меня правительницей Бьорнланда, угодной ей. Это – воля нашей верховной богини. И, если никто не возражает, я с сегодняшнего дня принимаю в свои руки всю власть в королевстве и всю ответственность за него…
В этот момент со своего места, как бы невзначай, поднялась графиня Анжелика де ла Вар-вар. Она украсила свое личико невинной улыбкой, однако ее карие глаза метали молнии, а черные брови были изогнуты так, что, кажется, могли бы заколоть даже на расстоянии.
— Но, позвольте, господа, — сладким голосом, в котором слышалось шипение разъяренной кобры, пропела графиня. – Разве может безродная крестьянка, даже воспитанная всеми нами уважаемым графом Рофбергом, стать полноправной правительницей огромного королевства? Она ведь понятия не имеет, каким законам оно подчиняется, и не знает ничего, что полагается знать царственной особе!
— Я согласна с ее светлостью графиней де ла Вар-вар, — подала голос Николь – она стояла чуть поодаль от Анжелики, помахивая перед лицом пушистым веером. – Более того, я считаю своим долгом сообщить вам, что до женитьбы на этой самозванке король Бриан имел любовную связь с ее светлостью, и кто знает – быть может, она носит под сердцем его ребенка?..
— Ложь! – вскричал генерал Хонгвул. – В тот вечер Его величество вернулись домой, а графиню де ла Вар-вар заперли в той же темнице, где еще недавно томилась королева!
Однако графиня так просто не собиралась упускать из рук подвернувшийся ей шанс. Раскрыв собственный веер, словно обнажив клинок, женщина преспокойно парировала:
— Мой дальнейший арест не имеет отношения к делу. Ведь он БЫЛ у меня – этого никто из вас, полагаю, отрицать не может. В любом случае, у моей семьи гораздо больше прав на престол, нежели у нее…
— У твоей семьи? Семьи, которая помогала Люциферу? Семьи, которая отказывалась идти на оборону наших границ? – полетели со всех сторон гневные выкрики.
— Тебе полагается быть арестованной вместе со всеми остальными как сообщнице, — громко и четко произнесла королева, и глаза ее сузились, вцепившись в лицо графини ненавидящим взором. – И после того, как собрание будет окончено, я сделаю все, чтобы исправить эту досадную оплошность.
Теперь и Анжелика сбросила приторно-вежливую маску. Ее ручки сжались в кулаки, отчего веер жалобно хрустнул; в черных зрачках заплясали бесенята.
— А я уйду из Бьорнланда, будь он проклят, — зашипела она. – Уйду на восток! Границы моего графства будут заперты, а если ты попробуешь ворваться туда – я встречу тебя огромной вооруженной армией. У нас много хороших бойцов, ибо мы не тратили их жизни на войны с южанами!
И, не сказав более ни слова, графиня развернулась и буквально выбежала из зала. Николь, не ожидавшая такой реакции, притихла и как-то затерялась среди толпы.
Мариан поднялась с трона. Где, где та беззаботная девица с замашками подростка, впервые оказавшаяся в столичном дворце? Где ее смущенное, улыбчивое личико, где ее смеющиеся глазки? Это была уже совсем другая Мариан – суровая, властная, умная женщина, истинная правительница если и не по крови, то, во всяком случае, по духу. Переводя тяжелый взгляд с одного на другого, она отчеканила:
— Если кто-то еще не согласен с тем, что я должна стать королевой, пусть уходит следом за ней. Мне не нужны предатели и критиканы.
Еще несколько людей демонстративно вышли из зала – правда, их было меньшинство. Остальные провожали их взглядами и осуждающе качали головой. Мариан подождала, когда за последним закроется дверь, и завершила свою речь:
— Таким образом, я провозглашаю себя императрицей, угодной верховной богине Сирите, во имя спасения Бьорнланда. Пусть в моих жилах нет королевской крови, но судьба моя – правление этим народом. Я должна быть его покровителем и его слугой. Так будьте и вы, друзья мои, верны мне и своему кровному долгу!
И все, кто в этот день был в зале, принесли присягу новой правительнице.

В качестве эпилога привожу отрывок из летописи брата Афрания, ученого монаха, жившего в Монастыре в Святой долине примерно в то же время, в которое и происходили все вышеописанные события. Иных документальных сведений до наших дней, увы, не сохранилось:

«…Не стало с той поры на Титране королевства Бьорнланд, империи великой и могучей, наводящей ужас и страх на злых степных ханов; не стало и рода королевского, что веками правил этой землей. На трон взошла супруга последнего короля, ее светлость императрица Мариан; многие графства, бывшие в Бьорнланде, за ней пошли: и светлое графство Солнечного льва, и великое графство Черных Волков, И Бурые Быки, и Пламенные тигры, и другие – также за нею стали. Так появилась на свет империя Бестиаполь, где каждый граф имеет свой голос и власть на своей земле, но все они – подданные одной правительницы. Протянулась империя далеко на север, к самым Торнхеймским горам, и в тени великого пика Хельмерспайн, на котором покоится луна, основана была новая торговая столица – Брианхольм, и заложена северная гавань во фьорде Медвежий коготь. Весть о том далеко в горы унеслась, где живут кланы гномов; и на Авалоне, в царстве эльфов, о том уже знают.
Нейрат, южный город великий, в упадок пришел. Нет у Зиона сил содержать его, так и норовят степные соседи вырвать его из рук. Но ходят по Штормовому морю галеры из Сепи и Авалона, да появились в тех водах корабли чародеев нежити, посему Нейрат живет и процветает и поныне. Правда, говорят, что грядет в стане чародеев война, но, полагаю, Бестиаполь не станет в нее вмешиваться.
Покинула империю графиня де ла Вар-вар; бежала от гнева императрицы и спряталась в самых глубинах своего графства, в дремучих болотах. Мести она жаждет. Собрала вокруг себя армию большую, заперла границы; люди ее предали Сириту ясноглазую, богиню, солнце нам дарующую, и молятся отныне Могуре; змее древней, гадюке болотной. Но зависть к империи разъедает их изнутри, поделили они между собой восточные земли и создали новое королевство, которое называют Брестоль; а живут там одни только воры да разбойники, и власть одолеть их не может, а из гордости помощи не просит.
Ушла и семья Люцифера, дьяволом проклятая семья; на самый запад ушла, на Западный отрог, и основала там королевство маленькое, что Карвахоллом зовется. Мелкие графья да лорды безземельные, что эту семью поддерживали, также ушли на запад, вдоль берега Жемчужного моря расселились и зовутся теперь Прибрежные графства.
Зажат Бестиаполь в кольце врагов, только гномы к нему дружелюбны; но сохранила империя мощь своего предшественника, армия ее вновь сильна, а границы прочны – от гор Торнхейм на севере до Бриановых Врат на юге, что раньше назывались Вратами Ворона.
Судьба императрицы сложилась далее таким образом.
Никто с тех пор более не оспаривал ее права на трон. Десять лет Мариан правила одна: правила мудро и справедливо, отстраивала города старые и возводила новые. Но мужчин к себе не подпускала, ибо любила всю жизнь лишь покойного супруга своего Бриана. Но императрица не может жить вечно, империи нужен наследник. Посему владыки земель собрались во дворце на совет и заключили с ее величеством уговор: должна она будет выйти замуж за молодого графа Браунокса, и возлечь с ним, и родить ему сына. Но по достижении им совершеннолетия лишится она трона, ибо есть в ней кровь крестьянская, но нет крови дворянской или же королевской.
И Мариан согласилась. В назначенный день прибыл в столицу упомянутый граф Браунокс. Свадьбу сыграли тихую, не устраивали пышных празднеств. В назначенный срок родила императрица двух деток от мужа своего: принца Филиппа и сестру его, Эвелину. Мариан сделали при них регентшей. А со своим супругом она более отношений не имела и ложа не делила, хоть жили они вместе в замке.
А когда детям исполнилось восемнадцать, Филиппа короновали и провозгласили императором Бестиаполя; Мариан же ушла в монастырь при дворце, где и прожила последние свои годы в молитвах Сирите, и Арейну, и даже драконам эльфийским за душу возлюбленного своего. Ее единственным другом, которому она отдавала всю свою любовь и заботу, стала собака породы бьорнландская гончая по кличке Челдан. Скончалась Мариан в семьдесят лет – в тот год разыгралась на Титране чахотка. Однако потомки этой женщины до сих пор живут и правят Бестиаполем, посему нерушимо его благоденствие после всего, что нам довелось пережить».

Конец

 

Автор: Чернышова Марина Вадимовна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *