Наследник

Прошел еще один месяц.
Победные фанфары отгремели в каждом уголке королевства, и жизнь вернулась в привычную колею. Снова царапали податливую землю крестьянские мотыги, снова сборщики податей появились на пыльных дорогах, и в каждом городе вновь жалобно завыли оборванные бродяги и зазвенели расстроенные бардовские струны. День становился короче, и в воздухе уже чувствовалась прохлада приближающейся осени, хотя дни по-прежнему оставались теплыми, а ночи – душными и ароматными.
Король Бриан объявил о своем намерении жениться. Нетрудно догадаться, что его избранницей стала графиня Мариан Рофберг, и вполне очевидно, что это известие всколыхнуло все сословия Бьорнланда сверху донизу.
Многие дворяне рассчитывали, выдав за молодого правителя свою дочь или племянницу, возвыситься над прочей знатью, и теперь им приходилось только скрипеть зубами от досады. Но после того, как бьорнландская армия разбила южан на границе, авторитет короля усилился, и никто уже не смел открыто выказывать свое недовольство.
Зато у черни появилась новая благодатная почва для пересудов. Не связанные никакими предрассудками и боявшиеся разве что порки за излишнюю болтовню, слуги, конюхи, лакеи, повара, сапожники и прачки трещали без умолку в домах и на улицах, за работой и между делом, утром и вечером. Таким образом, новость облетела все королевство, и даже дошла до ушей тех людей, которые были необычайно заинтересованы во всех изменениях в жизни правителя.
Гонец прибыл в замок однажды на закате, когда уже подходило время ужина. Пошептавшись с лакеем, гонец вручил ему письмо и потребовал передать его лично в руки королю. После этого, забравшись на спину своей худенькой вороной кобылке, посыльный подстегнул ее и ускакал столь стремительно, будто не хотел, чтобы кто-то видел его здесь. Лакей, удивленный странным визитером и его не менее странными требованиями, оставил свой пост и направился вглубь замка, в обеденные покои.
Бриан, Мариан, Ольгерд и Грегор сидели в просторном зале за широким дубовым столом при свечах и ждали, когда слуги принесут блюда. Перед каждым уже лежали приборы: поблескивало в скудном свете начищенное столовое серебро, искрились высокие хрустальные бокалы, отбрасывая от себя острые лучи. Король и графиня, склонившись друг к другу, с мечтательными улыбками о чем-то шептались; Ольгерд складывал из белоснежной салфетки фигурку журавля; один Люцифер, поглаживая свой большой, как бочка, живот, ерзал на роскошном стуле с красной шелковой обивкой и время от времени оглядывался на дверь, из-за которой раздавался звон посуды, чьи-то грубые окрики и скрип половиц под ногами снующих туда и сюда кухонных девок.
Лакей бесшумно, словно крыса, проник в обеденный зал и встал у двери, не решаясь беспокоить короля и его свиту в ожидании вечерней трапезы. На его счастье, Бриан заметил рубиново-красный камзол в густых тенях и сказал:
— Что у тебя, Рихард?
— Только что прибыл гонец, — ответил лакей, направляясь к столу, чтобы его увидели все. – Он не назвался, передал мне письмо и потребовал, чтобы я вручил его лично Вам.
— Интересно… — протянул юноша. – Дай мне это письмо.
Первым делом Бриан поднес шуршащий желтоватый конверт к горящим свечам и посмотрел на печать. Обыкновенная коричнево-красная сургучная клякса, на которой как-то неаккуратно был выдавлен герб – свернувшаяся в виде восьмерки змея с горящим хвостом и буква «В».
Мариан, Ольгерд и Грегор тут же столпились вокруг Бриана, с любопытством заглядывая ему через плечо.
— Де ла Вар-вары, — изрек паладин. – Это они изображают Могуру на гербе.
— Сейчас посмотрим, что им нужно, — Бриан аккуратно сорвал печать и отдал ее Ольгерду. – Спрячь ее в комод в моем кабинете. – Затем юноша развернул конверт и извлек на свет белоснежный, надушенный листочек, сложенный вдвое и подписанный ровным почерком с множеством вензелей. Уже зная, кто является автором, Бриан развернул листочек. Каллиграфическим почерком на нем было выведено несколько строчек, гласивших:

«Ваше высочество, король Бриан!
К большому моему сожалению, я не смогла приехать месяц назад к Вам на прием. Как Вы знаете, мой отец не пожелал отправить на битву с захватчиками своих людей, и меня это очень огорчает. Мне бы хотелось встретиться с Вами и принести Вам мои извинения за столь неподобающее поведение, а также заверить Вас в том, что Вы всегда можете рассчитывать на нашу поддержку в любом военном походе, которое Вы в будущем пожелаете организовать.
Сейчас в моем родном поместье очень неспокойно, и отец, его светлость граф де ла Вар-вар, выслал меня из дворца. Я пишу Вам из маленького особняка на границе графства, в Туманном логу, где нахожусь под охраной крупного гарнизона. Здесь мне ничто не угрожает, а также нет вероятности, что отец узнает что-либо о моих действиях, коими он может быть недоволен. Поэтому, я думаю, сейчас самое время нам встретиться на нейтральной территории и обсудить некоторые вопросы, которые были бы нам интересны.
Если вы прочли это письмо, умоляю, выезжайте незамедлительно. Мое дело очень срочное. Даже если вы прибудете ночью – я с радостью Вас приму.
С уважением, искренне Ваша и прочее,
Графиня Анжелика де ла Вар-вар».

— Да, они отказались помогать нам в походе, — произнесла Мариан, вглядываясь в аккуратные буковки так, будто хотела прочесть в них какой-то скрытый смысл. – Здесь что-то не так…
— Это ловушка, Бриан, — заявил Ольгерд.
— Почему? – вскинулся Грегор. – Это ведь женщина приглашает его, а не какой-нибудь безграмотный наемник. Может, она хочет помириться с нами…
— В болотной глуши рядом с заставой? – рявкнул паладин.
— Там же написано – ее выслали, потому что в графстве неспокойно!
Неизвестно, чем закончилась бы эта перепалка, если бы Бриан не вмешался:
— Тихо, замолчите оба! Все это и в самом деле попахивает плохо, но я не боюсь. Если эта графиня вызывает меня на откровенный разговор – надо приехать и узнать, чего она хочет. К тому же, старый граф не примет меня с распростертыми объятиями, так что… Люцифер, поторопи там слуг! Рихард, вели седлать коней. Я поеду после ужина, но не один.

Весело стрекотали сверчки, бесшумно метались от дерева к дереву редкие совы. Луна огромной серебряной монетой повисла на небе, очерчивая своим мягким светом контуры окруживших ее облаков. Темно-серая лента дороги вела от городской окраины в лес, по холмам, мимо деревень с покосившимися заборами и бедными крестьянскими лачугами, через скользкие мосты над извилистой речкой, где кони переходили на осторожный шаг, через бесконечные поля и рощи на восток, к заболоченным низинам, к чужим владениям.
Приближалась полночь, а Бриан и его гвардейцы, переодетые из тяжелых грохочущих доспехов в легкие кольчуги, все скакали по почтовому тракту. Одинокие запоздавшие путники, которых они останавливали, любезно указывали им, в каком направлении находится Туманный лог, и до него уже было недалеко…
Наконец, в воздухе потянуло тяжелой болотной вонью, а деревья и холмы впереди стояли сплошь окутанные белесым туманом. Бриан приказал всадникам перейти на шаг и отдал распоряжения:
— Здесь прячьте лошадей. Оцепите поместье. Если увидите кого-нибудь из здешних воинов – следите за ними с взведенными арбалетами. По моему сигналу нападайте или бегите к дому – по обстоятельствам. Все поняли?
— Так точно, — шепотом отозвались гвардейцы и дружно спешились.
Бриан передал своего скакуна командиру отряда, поправил меч на поясе и прямиком, не скрываясь, вышел на освещенную луной дорожку. Идти ему пришлось недолго: у подножия ближайшего холма, утонувшего в зелени, приветливо мигал окошками небольшой каменный домик, обнесенный чугунной оградой.
Лакей в темной ливрее открыл ворота, с поклоном пропуская короля на внутренний двор. Огромный серый дог, лежавший на крыльце, поднялся на лапы и два раза гулко и грозно гавкнул, но в ту же секунду дверь открылась, столкнув животное со ступеней.
— Ваше высочество! – воскликнула появившаяся в дверном проеме Анжелика де ла Вар-вар. На ней было нежно-розовое струящееся платье, даже, как показалось Бриану, полупрозрачное; волосы распущены по плечам, но на лице лежал идеальный макияж. В изящной руке женщина держала подсвечник с одной зажженной свечой. – Как я рада, что Вы так быстро приехали! Проходите же скорее в дом…
Бриан недоверчиво покосился на ворчащего в темноте дога, вбежал по ступенькам и вошел в дом следом за хозяйкой. Услужливый лакей тут же закрыл за ними дверь.
Внутри было всего три комнаты, обставленные просто, но со вкусом: дорогая мебель из дерева светлых тонов, разрисованная цветами и птицами, стульчики и креслица со светлой обивкой, воздушные шторы на окнах – и всюду засушенные колосья или тонкие веточки в фарфоровых вазах. Хотя в комнатах были расставлены чаши с благовониями, противный запах болотной гнили все-таки проник в дом через дверь, когда они входили.
— Прошу, Ваше высочество, — каким-то мурлычущим голоском Анжелика пригласила короля в небольшую гостиную, где в окружении удобных кресел, словно вельможа среди слуг, стоял новенький белый с позолотой стол на изогнутых полированных ножках. Главным украшением стола была вазочка с фиолетовыми цветами, откупоренная бутылка вина из синего стекла и два хрустальных бокала. Бриан мысленно поаплодировал графине: она основательно подготовилась к его приезду, причем, судя по всему, у нее были гораздо более серьезные планы, нежели обычный деловой разговор.
Хозяйка опустилась на шелковые подушечки первой, затем – Бриан. Вбежала худенькая опрятная горничная в зеленом платье и фартуке, погасила часть свечей и так же быстро упорхнула в соседнюю комнату. Анжелика не спеша налила густую темно-красную жидкость в бокалы и протянула один из них королю.
— Настоящее эльфийское, — сказала она, поведя черной бровью. – У нас в графстве, к сожалению, нет своих виноградников, но мы имеем возможность закупать отличные вина с Авалона…
— Благодарю, — кивнул Бриан, и они осушили бокалы. Юноша сразу понял, что графиня его обманывает: эльфийские вина он мог определить буквально с одного глотка, а это было каким-то слишком кислым – но промолчал, решив, что такая мелочь не стоит его внимания. – Так о чем Вы хотели со мной поговорить?
Анжелика откинулась на спинку кресла, надеясь, что в трепетном сиянии свечей ему будет виден каждый изгиб ее стройной фигуры, и, понизив голос до доверительно-интимного, заговорила:
— Ты, Бриан, наверное, не знаешь, почему наше графство отказалось от предоставления тебе военной помощи? Прости, что обращаюсь к тебе на «ты», но сейчас самое время…. Видишь ли, мой отец – властный человек, но и он подчиняется определенным правилам игры. Мы все – лишь пешки в игре, которую ведут очень, повторяю, очень влиятельные люди. И даже, открою секрет, не только люди…
— Хотите сказать, графиня, что здесь замешаны иные расы? – сдержанно осведомился Бриан.
— Ну, скажем так… более могущественные существа, — Анжелика прикусила губу и положила одну ногу на другую. – Послушай, не раз и не два я была в южных королевствах: в Зионе, в Вайолет и других. Тебе не показалось странным то, что степняки нападают так организованно? Не разрозненными группами, а целыми ордами? Ни один кочевой народ не будет так делать, если у него не будет сильного и жесткого руководителя. Смею тебя заверить, этот руководитель существует, и находится он сейчас отнюдь не в землях своих союзников.
— Я знаю, что дворяне из графства Ворона переехала на юг, за границу Бьорнланда, — кивнул Бриан. – Вы намекаете, что в королевстве еще остались предатели?
— Тут даже намекать не надо, — графиня де ла Вар-вар поправила локон на плече, как бы нечаянно обнажая его. – Еще вина? Предатели есть, и один из них, самый могущественный, знает все слабые места Бьорнланда, а потому может организовывать нападения максимально эффективно.
— Что ты предлагаешь? Свою помощь? Ты можешь сказать мне, кто именно является предателем?
— Ах, Бриан… — улыбнулась графиня, и в ее глазах промелькнул какой-то огонек. – Это не поможет. Вражеская сеть проникла слишком глубоко в твое королевство, тебе придется собрать все силы, чтобы отбивать атаки, но и этого может быть недостаточно…. Но я действительно могу помочь тебе, Бриан, а взамен… — она поднялась с кресла, медленно приблизилась к юноше и склонилась над ним. На него пахнуло ее теплым дыханием с ароматом вина, а пухлые алые губы оказались совсем близко от его уха. – Зачем тебе эта простушка Мариан? Ты достоин лучшего, в частности – обладания умной, красивой, богатой женщиной…
Быстрые ручки графини уже искали пуговицы на его мундире. Бриан не сопротивлялся – но отнюдь не потому, что поддался женским чарам: весь вечер он сохранял ледяное спокойствие. В эти минуты, предвидя такой поворот событий, он догадался обо всем.
И, возможно, история пошла бы по иному витку, но в эту секунду чувство долга у Бриана взяло верх над всеми остальными эмоциями.
Он оттолкнул от себя Анжелику, так, что она упала обратно в свое кресло, выхватил из ножен меч и приставил его к обнаженной шее женщины.
— Признавайся, кому ты служишь! – рявкнул молодой король, стараясь, чтобы его голос был слышен снаружи. Гвардейцам даже не надо было отдавать команду, чтобы они приступили к действиям: с улицы тут же донесся шум, чьи-то крики, арбалетные выстрелы.
Однако ни один мускул не дрогнул на лице графини.
— Я предложила тебе помощь, Бриан. Не советую делать глупостей.
— Ты сама сделала глупость. Теперь я все знаю о вашем подлом семействе! Признавайся!
Медленно, с достоинством, Анжелика вздернула подбородок, даже не глядя на клинок.
— Иначе что? Дом оцеплен. Мне стоит только позвать – и ворвутся мои солдаты.
— Твои солдаты окружены моими гвардейцами, — подражая ее хладнокровному тону, ответил юноша. – Сейчас от них ничего не останется.
В подтверждение этого, как по мановению волшебной палочки, чья-то рука в толстой перчатке ударила в ближайшее окно. Стекло вылетело с жалобным звоном, и в комнату проскочили два королевских бойца с мечами наперевес. Один из них сообщил Бриану:
— Ваше высочество, воины графства прятались в кустах и следили за домом. По Вашему сигналу мы уничтожили всех.
— Отлично, — кивнул король. – Свяжите эту женщину. Мы доставим ее во дворец и допросим. А сейчас возвращаемся в столицу.
— Есть.
…Слуги в соседней комнате, в страхе жавшиеся за дверью, даже не видели, как на их хозяйку надели кандалы и вывели из дома. Солдаты приказали лакею запрячь телегу, и вскоре уехали, увозя с собой плененную графиню. За все это время она не проронила ни слова, только когда из-за леса показались дворцовые башни Кристал Спринга, она тихо-тихо прошипела:
— Заигрался ты, мальчик, в политику. Ну, ничего. Теперь тебе придется играть по нашим правилам.

Бриан собирался продолжить разговор с графиней де ла Вар-вар в менее интимной обстановке. Он приказал заточить ее в башню, в отдельную комнату, а не в сырую подземную камеру, где постоянно слышались стоны и безумные крики предателей и опасных преступников. Король собирался устроить женщине жесткий допрос, поскольку знал, что ей известно куда больше, нежели то, что она сама ему рассказала. Также он обдумывал содержание письма, которое собирался отправить ее отцу, но еще сомневался, стоит ли писать человеку, который и без того не одобряет ни одного его, Бриана, действия.
Еще накануне, вернувшись из восточного графства, юноша рассказал Ольгерду, Грегору и Мариан о том, что он видел и слышал в особняке, и позволил им посмотреть, как солдаты снимают с телеги Анжелику и в цепях уводят ее в башню. Мариан не скрывала своего одобрения – наверное, она все-таки ревновала короля к этой женщине. А вот Люцифер помрачнел.
— Это скандал, Бриан, — попытался он вразумить юношу. – Арестовав графиню, ты увеличил пропасть между собой и ее отцом, и теперь он не простит тебя.
— Если я смогу объяснить ему, почему это произошло, думаю, граф де ла Вар-вар изменит свое отношение ко мне, — самоуверенно отозвался король. Хотя покачивание головой и складка, появившаяся на жирном лбу герцога, недвусмысленно говорили о том, что Грегор никак не разделяет его уверенности.
Теперь в этом сомневался и сам Бриан.
Король отправился в башню рано утром, взяв с собой Ольгерда и тройку гвардейцев. Поднявшись по винтовой лестнице почти под самую крышу, Бриан был неприятно удивлен тем, что охрана у дверей в комнату отсутствовала. Но когда они открыли эти самые двери и вошли в камеру, молодой король буквально рассвирепел.
Комната была абсолютно пуста. Солома на полу осталась нетронутой, дубовые доски также были целы – побег через отверстие в полу был исключен. Окно, забранное толстой чугунной решеткой, никто не мог открыть даже в теории. На двери не было ни зарубок, ни дырок. Куда же делась пленница?!
— Магия… — пораженно прошептал кто-то из солдат.
— Возможно, — Ольгерд задумчиво поджал губы. – Но, скорее всего, кто-то открыл дверь и выпустил ее…
— Почему же тогда солдаты молчат? – рявкнул Бриан и, в гневе обернувшись, стремительным шагом вышел из комнаты. Паладин махнул рукой гвардейцам и пошел следом за королем.
Но, когда все пятеро спустились в нижний зал, им навстречу уже бежал стражник.
— Посмотрите в окно, Ваше высочество! – закричал он. – Вчерашняя пленница уезжает на Вашей карете!
Не веря своим ушам, Бриан ринулся к ближайшему окну и приник лицом к холодному стеклу. И точно – к воротам уже подъезжал открытый экипаж, в котором ехала женщина в розовом платье, с распущенными по плечам черными волосами.
— Что за чертовщина! – взвыл Бриан. – Где Грегор, дьявол его забери?!
Несчастный солдат задрожал с ног до головы, но Ольгерд пришел ему на помощь.
— Успокойся, Бриан! – крикнул паладин, опуская тяжелую руку на плечо юноши. – С этим мы разберемся. Иди наверх сейчас же и успокойся! Я сам пойду к Грегору и поговорю с ним.
И юноша вдруг повиновался. Весь его гнев как рукой сняло. Гордость и высокое положение не позволили ему извиниться перед солдатом, а Ольгерду он ответил лишь признательным кивком и удалился наверх, в свои покои, чувствуя, как к его голове подкрадывается мигрень и уже сдавливает когтями виски. Осталась лишь духовная опустошенность. Бриана, в общем-то, можно было понять: когда его королевство уже ввязано в тяжелую войну, а из тюрьмы сбегает преступник, из которого можно было бы вытянуть ценные сведения, невольно начинаешь сомневаться в своих силах.
Ему хотелось поскорее оказаться в объятиях Мариан, прийти в себя, поведать ей обо всех постигших его неприятностях. Но даже она не сможет рассказать того, что позволит ему выиграть войну. Значит, придется действовать вслепую: второго ареста графиня де ла Вар-вар уже не допустит.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *