Кролик, Кошка и Шоколад

Писалось так — читается на видео хорошо — значит сойдет, так что избавьте меня от комментариев по типу «нет ритма, потеряла рифму»

Часть первая. Стих-подарок

Маленький Кролик шел по аллее…

В парке он встретил счастливую Кошку
Вместе они пошли по дорожке
Позже найдя Надин- Шоколадку
Вместе они поиграли в прятки

Но …

Ксю-Кошку позвали домой
Надин-Шоколадка в учебе с головой
Что делать милому Кролику?

Вовик-Крольченок всплакнув пару раз
Променял девченок на окоп и противогаз
Девочки времени зря не теряли
По Вовику-Кролю очень скучали
Писали заметки и делали фотки
Отсылали Крольченку модные сводки

Вот наступил день рождение Кроля…
Девочки в панике ищут подарок
Что бы устроить такое на пару?
Стриптиза кусочек да песенку спеть?
Стишок записать да ко дню успеть?
Так и решили девченки – сестрички
И Кролика обе подравляем мы лично
Мы любим тебя,вредина наша
За то что ты милый и такой обезбашенный
За то что родной стал за 4 нам года
И с нами и в горе и радость и плохую погоду
Ты умница Вовик, улыбка отпад
(Ну и в стриптизе жуткий мастак)
Целуем мы звонко
Обнимаем крепко
Желаем здоровья и девушку верную
И чтобы работа и деньги и танцы
А там – к Шоколадке и Кошке с подарками!

Часть вторая. Рассказ-подарок

По большому счету у меня скучная однообразная жизнь. Про таких людей, как я, не пишут книги, не снимают фильмы. Такие, как я, не попадают в заголовки газетных новостей, потому что с нами ничего не происходит. Таких, как я, называют «офисным планктоном». В этом все дело… Изо дня в день все идет своим чередом, словно каждый день — это генеральный прогон пьесы, написанной давным-давно кем-то, кто знал, как будет лучше для меня. Наверно, именно поэтому я всегда с нетерпением ждал вечера пятницы. Это время было для меня как спасительный глоток воздуха, когда со дна океана работы ты вдруг вырываешься в настоящий мир. И этот мир каждую пятницу дарил мне «Грязный Кролик». Это был среднего уровня клуб с хорошей дэнс-музыкой, отменной выпивкой и шикарными девочками, ищущих легких отношений.

Я никогда не изменял «Грязному Кролику», поэтому и в этот день, переодевшись после работы, гладко выбрив лицо, я направился именно сюда. За несколько лет посещений, я познакомился со всеми охранниками и барменами. Поэтому, по обыкновению, подойдя к барной стойке за руку поздоровался с барменом Алексом, который тут же плеснул в стакан виски и протянул мне: «Держи, дружище, развлекись тут как следует», — это было его неизменным приветствием.

Один стакан, другой. Чистый виски сменился на «Scotch on the rocks». Сигареты сменяли одна другую (когда я пил, я всегда налегал на «Lucky Strike», словно это были семечки). По-честному, эта пятница могла бы стать одной из самых неудачных и занудных, если бы не….

«ЭЭЭЙ! Бармен! Аууу! Бармен! Две текилы. Бармеееен!», — она тянула вперед худенькую ручку, заканчивающуюся длинными ноготками. Ну а Алекс словно не замечал ее. «Я требую, чтоб нам налили!»

«Алекс, три текилы, брат!»

Подойдя к девушке, я протянул ей две стопки, обсыпанные солью и украшенные долькой лайма. Широко улыбнувшись и приняв выпивку, она неожиданно протянула одну текилу девушке рядом: «Это моя сестра» — как бы невзначай произнесла она.
Текила, одна, другая, третья. Шум в ушах, все поплыло… Я замотал головой и очнулся уже на танцполе. Две девочки крутились и обвивались вокруг меня словно змеи. Казалось, что они красуются не передо мной, а друг перед другом. Но лучшей в их соревновании не было. Они словно непреднамеренно зеркалили друг друга, иногда облизывая и покусывая свои губы и впиваясь в мои.

Виски, текила, абсент, виски, сигарета, сигарета, текила, сигарета… музыка, лазерное шоу, девушки гоу-гоу, две «мои» двойняшки, танцы… такси, дом… все смазано и непонятно, как будто было не со мной.

Проснувшись вечером следующего дня, я долго не мог открыть глаз. Сил не хватало даже на то, чтобы дышать в нормальном темпе. По мне словно пробежалось стадо слонов, подгоняемых таким же стадом танков… Еще с закрытыми глазами, я кое-как встал с кровати и на ощупь направился на кухню. «Воды» — требовал весь мой организм. Но не успев дойти до двери, споткнулся обо что-то твердое. Инстинкт самосохранения отрезвил меня и открыв глаза, я ужаснулся…

Это была не моя комната, не моя квартира… точнее, моя, но я ее не узнавал. Какие-то тряпки, мои разбросанные рубашки и брюки, веревки, 2 пары женских чулок в сеточку, на тумбе у кровати – кроличьи уши и меховые розовые наручники, а рядом с кроватью, наверно, пачки две использованных презервативов.

Пытаясь вспомнить, откуда на мою «вылизанную» квартиру свалился такой ураган, я направился в ванную комнату. В зеркале я ожидал увидеть двадцатисемилетнего «офисного планктона» с синяками под глазами и бледной кожей, подтверждающими бурную ночь и дикое похмелье на утро. Однако, его не было видно. На зеркале красной помадой и ровным идеальным почерком было выведено «Урожай моркови произвел на нас впечатление. Кролик, похоти тебе не занимать.»

ЧТО ЖЕ ВЧЕРА БЫЛО!?!

Стоило мне залезть в душ, как зазвонил телефон. Пришло ММС….
________________________
Каждый вечер пятницы для этих двойняшек всегда был насыщен эмоциями, приключениями и алкоголем. Их девизом всегда была фраза «лови от жизни все», поэтому под конец недели они устраивали себе дни, когда можно забыть о том, что их родители – многоуважаемые люди в городе, что сами они – не просто какие-то девчонки.

Они родились в один день. 25 декабря. С разницей в два часа. Сначала Никки, потом Кася.

С детства было понятно, что эти две девочки будут притягательны и привлекательны, но самое главное – абсолютно не похожи внешне и 100% схожи внутренне.

Николет была старше и по характеру спокойнее и… культурнее что-ли. Но когда оболочку «леди» прорывало, то сестре в обезбашенности она не уступала. В принципе, внешне тоже – все 173 см роста явно были бережливо собраны Афродитой – идеальные чуть круглые бедра, высокие стройные ноги, плоский животик, подтянутая тренажерами попа, аккуратные плечи и мистически притягательная грудь, размера так третьего, формы только что начавшей падать капли, тонкие пальчики и руки, загорелые под естественным солнцем, как и все остальное тело.

Богиня не забыла и про остальные детали. Если учесть, что оба родителя – русые, то немного странно, что Нико стала обладательницей роскошных длинных, спадающих нежной волной волос оттенка «бистр» — как будто к кофейному примешали еще кофейного и добавили блеска. А чтобы не было все так замечательно, а стало еще восхитительнее – к сей прелести прилагалось еще и тоненькой дугой бровки, всегда аккуратно подведенные; темно-карие с шоколадной каймой глаза, сопровождаемые черным лайнером; длинные и пушистые реснички с тушью, милый носик и пухлые, до жути сексуальные, губы и чарующая улыбка, сразившая на повал не одного мужчину. Добавьте к этому еще соблазнительную родинку на подбородке и заманчивые длинные серьги с большой жемчужной на конце и вы получите полную картину сего магнита.

Не будем забывать и о младшей сестре. Кассандра обладала отличной от сестры красотой, поэтому мало кто мог сказать, не видя документов, что они – двойняшки. Её чумовой характер полностью угадывался по ее внешности. Взять хотя бы периодичность смена причесок и оттенков волос. Благодаря Никки она правда угомонилась и вернулась к настоящему цвету волос – черный оникс. Про стрижки правда пока нельзя так сказать… Когда-то длинные прямые волосы теперь были коротким ежиком на затылке и рваной челкой на левый бок. Еще в 16 девочка умудрилась поймать эпидемию «пирсинг» и теперь в левом ухе красовалось пять дырочек, от чего она получила от Ник ласковое прозвище «дырокол». У Каси были чуть широкие брови, длинные и пушистые, как у сестры, ресницы иногда с синей, а иногда с черной тушью; почти курносый носик, дразнящие чуть пухлые губы, вечно сопровождаемые дерзкой улыбкой и темно-темно карие глаза с черной каймой и большими зрачками, всегда с непредсказуемыми оттенками теней и лайнера; немного впалые скулы и несколько родинок на щеках.

О фигуре двойняшка не очень-то беспокоилась – тут было почти все так же как у сестры, за исключением карамельного загара, немного вздернутой попы и девичьей формы груди на размер меньше Нико, что ни сколько не мешало ей соревноваться с сестрой в игре с мужчинами.

Вся их жизнь сводилась к тому, чтобы папочка и мамочка могли гордиться своими доченьками: элитная школа, университет, модельное агентство, несколько эпизодических ролей в ситкомах… Возможно, Николетт и Кассандра могли стать образцовыми девушками, завидными невестами. Но, увы, увы… Известность родителей, запреты «не делай то, не делай это» сделали из когда-то послушных идеальных девочек — двух девушек-бунтарок, которые уже в 16 лет покинули семейный особняк…

Так вот, пятница. Вечер. Майами – город, где ночная жизнь кипит даже в середине рабочей недели.

Девушки снимали большую квартиру, именуемую «студией». Такое название она получила из-за своей планировки – одна огромная комната и все остальные помещения маленькие.

Двойняшки, как и полагается любой девушке, всегда собирались часа по два. Макияж, волосы, одежда, даже ногти на ногах – все должно было быть в идеале.

Каждый раз все их пятничные сборы доходили до скандала, а все по одной причине – никак не могли решить две вещи : первая – кто идет в Jimmie Choo, а кто в Christian Louboutin; кто одевает платье, а кто брюки.

— В прошлый раз в «Галилео» ты ходила в платье!
— Но я не могу пойти в этом, — Кася тыкала пальцем в короткое блестящее платье, — и в туфлях с закрытым носом, не смотря на то, что это Кристиан!
— Твои проблемы. Я же шла и ничего – Никки показала язык сестре.
— Хорошо. Давай поступим следующим образом – я одену платье и твои белые ботильоны и помогу тебе собрать волосы в высокий хвост, — девушка приобняла двойняшку, — так как ты его не умеешь делать, сколько я тебя не учила!
— Между прочим не хорошо мной вот так туда-сюда, — Нико не хотела ссориться с Касей сегодня. Не то настроение было.
— Ну почему не хорошо? По-моему очень даже замечательно! – она улыбнулась и потащила сестру в другой конец комнаты к большому зеркалу, столик которого был полностью заставлен фирменной парфюмерией.

Ну что оставалось делать родной сестре? Только покорится коварной младшей.

Девушки собирались тщательно. Помогали друг другу делать макияж и прически, ведь результат должен был быть ошеломительным. Так оно и произошло.

Сестрички выползли из дома почти в полночь, все «при параде»: Ник шла в широких черных брюках и белом пиджаке, с одной пуговкой, на голое тело. С ее шеи свисала длинные бусы с крестиком на конце, который доходил до пупка. На ногах Нико красовались шпильки со знаменитой красной подошвой, а волосы были выпрямлены и собраны в высокий хвост; Кас все же надела блестящее короткое платье, а так же ботильоны на танкетке, короткую кожаную куртку с множеством квадратных заклепок, перчатки без пальцев и большие серьги-пистолеты. С ее прической мало что можно было сделать, вместо этого был голубой лайнер и красная помада.

Как всегда, все начиналось с небольшой бутылочки текилы в компании друзей. Этого всегда было мало, они увеличивали дозу, смешивали разные алкогольные напитки, играли в карты на раздевание… Потом, по обыкновению, друзья им надоедали и прихватив с собой по бутылочке, они отправлялись на поиски приключений на свои попки, которые всегда находили их в клубах под музыку какого-нибудь сексуального DJ’я

Они были уже на полпути в свой привычный клуб. Цоканье каблучков почти сливалось с разговорами прохожих, шумом от машин, периодическим воем сирены полицейского патруля и пением бездомных.

— Смотри! – Каси указывала на остановку впереди
— Смотри не проле…й! Нет, ну ты как обычно! Хорошо в этот раз не мне или себе на туфли, — Ники насупилась, – И вообще, я что, по-твоему, не видела остановок?
— Да не в этом дело! Спорим, я докину?
— Что, в стекло что-ли?- изумилась Никки.
— Не, дурочка, в мусорку рядом. Во! Смотри! – и она кинула бутылку. Ну кто сказал, что после почти литра довольно крепкого сидра можно попасть точно в мусорку? Если учесть еще, что с левой руки Кассандра ну вот никак не умеет рассчитывать силу?

Раздался звон разбившегося стекла. На секунду сестры замерли как вкопанные.

— Да, Каси, — Нико посмотрела на сестру, — Разбить стекло, целясь в мусорку? Могу, умею, практикую, ага.
«А ну! Вот хулиганки! И куда ваши родители смотрят?» — от остановки к ним двигался мужчина лет шестидесяти. Его рука что-то искала во внутреннем кармане жилетки. Кажется, это был телефон и, кажется, он собирался звонить в полицию.
-Ам, сестренка, я люблю твои Лабутены и тебя тоже, но… бежим, твою мать! – сначала с жутким визгом, потом с диким хохотом они рванули вперед.
— Я не в состоянии бежать! – пожаловалась младшая.
— И что ты предлагаешь? – обе тормознули – Завернуть в первый попавшийся клуб и не дойти до «Вавилон»’а? – когда старшая не была особо в восторге, то ее правая бровь поднималась наверх.
— Собственно да, — тоненький пальчик с колечком в виде шляпы-целиндра указывал на мигающую вывеску – «Грязный Кролик». Тут мы еще не были…

«Кролик» встретил их темным залом, светомузыкой и туманом сигаретного дыма. Сестренки переглянулись. На лице старшей, влюбленной в пафосный блеск «Вавилон»’a, явно читалось искреннее отвращение.

-Да, ладно тебе, Ник, прекрати. Тут очень даже ничего. – И схватив сестру за руку она, пританцовывая, направилась к барной стойке, у которой всегда было многолюдно, ведь «Грязный Кролик» на всю округу славился своей отменной выпивкой.
-ЭЭЭЙ! Бармен! Аууу! Бармен! Две текилы. Бармеееен! — Каси тянула вперед худенькую ручку, заканчивающуюся длинными ноготками. — Я требую, чтоб нам налили!
-Все, Кас, пошли отсюда. Мне здесь не нравится. И бармен тут не ахти. Кас!

Подойдя к Кассандре, какой-то незнакомый, но симпатичный парень, протянул ей две стопки, обсыпанные солью и украшенные долькой лайма. Широко улыбнувшись и приняв выпивку, девушка неожиданно протянула одну текилу своей двойняшке: — Это моя сестра, Никки – представила она.
-Текила с доставкой? И как же зовут такого симпатичного официанта?
-Вэлдон, — проорала Каси на ухо сестре.
-Просто Вэл.

Текила, одна, вторая, третья… И вот они уже втроем танцуют в середине зала. Две девушки обвивались вокруг молодого человека словно змеи. Казалось, что они красуются не перед ним, а друг перед другом. Но лучшей в их соревновании не было – ведь обе прекрасно знали как себя подать, какое движение рукой сделать, как подвигать бедрами, чтобы сразить любого мужчину. Иногда непреднамеренно зеркаля движения друг друга, девушки искусно крутились в танце вокруг парня, который в свою очередь тоже неплохо танцевал, периодически получая поцелуй то от одной, то от другой девушки.

Натанцевавшись, они возвращались к барной стойке, заливая в себя все подряд: текилу, абсент, виски, русскую водку…

-Эй, эй, дружочек! Тебе уже хватит. Вэл, прекращай.
-Да я как стеклышко!

А потом девушки тащили это «стеклышко» до такси…

-Девушки, вы такие зайки! Может еще по текиле? Уой… Больно! – стандартная пятничная картина, когда две девушки, одетые с иголочки, тащат до такси вполне «стеклого как трезвышко» парня.
— Прекрати хихикать, Кась! – двойняшка пригрозила кулаком сестре и подтянула за руку сползающего парня, — Свисти лучше, надо донести нашего текиляторя до дома.
-Ты — зануда, ты в курсе? Зачем нам топать домой? Я же знаю, что ты хочешь, очень хочешь чего-то такого бум-бум да? – Кассандра улыбнулась и показала язык сестре.
-Ничего ты не знаешь!
-Девочки, не ссорьтесь, да… – отозвалось свисающее тело.
-А мы и не ссоримся как бы – хором ответили сестры.

Кто как вызывает такси в нашем мире: кто-то звонит по специальному телефону, кто-то машет рукой в надежде что таксист – жлоб остановит машину, ну, в общем, кто как. Наши же девушки сделали из этого целый ритуал. Кася ловит такси свистом так, что тормозят сразу несколько машин, а Нико обычно просто поправляла чулки и создавала либо аварию, либо пробку.

Раздался громкий свист и одно из такси проезжавших мимо тормознула. Худенькие сестренки волокли слегла подкаченного парня в такси. Ситуация со стороны была до коликов комична, хотя бы потому что диалог был следующим —

— Впихивай его на заднее сидение!
— Каким образом? Сначала голову?
— Да и Нико, светить бельем, по-моему, моя привилегия, не?
— Не, ну ты точно сучка!
— Не забывай что мы двойняшки!

Кое-как буквой «Z» они положили парня на заднее сидение. Нужно не забыть упомянуть, что в процессе пару раз каждая из сестер повалялась на Вэле.

— Все, едем! – скомандовала Ники, поправляя хвост.
— Рэд Стрит четыре пжалуста – раздалось откуда-то снизу.
— Парень, да ты пьян в хлам – отозвался водитель такси. Индус явно был не в восторге от такого пассажира.
— Нет сэр, — машина наконец тронулась, — меня опоили, так что я не пья..ик..н.
А вот уже и Рэд Стрит. Вот и дом номер 4.
-С вас 80 баксов, милые леди.
— Чеееего!? – хором отозвались сестрички.
— За парня…

С трудом вытащив Вэла, при этом ударив его о машину и чуть не уронив на асфальт, Каси и Никки расплатились с индусом и взвалили парня на свои хрупкие плечи.

Консьерж не спал. Удивленно уставившись на троицу, мужчина в форме улыбнулся: — Что, Вэлдон, удалась ночка? – в ответ на что пьяный парень промычал что-то невразумительное.

— Куколки, ваш друг явно не в форме… я могу вам помочь…
-О даааа, с номером этажа и квартиры, — отозвалась Николетт.

В лифте, оперев парня о стену, девушки смогли передохнуть. Уже у входной двери они начали тормошить полуспящего Вэлдона в поисках ключа.

-Держи его, Кас. Я открою.

Конечно, хрупкая худенькая девушка в одиночку не смогла бы удержать ни одного парня, поэтому наш герой с шумом рухнул на пол.

— Зато протрезвел, — улыбаясь оправдалась Кассандра.
— Заходим, — одними губами скомандовала ее сестра.
— Ну и хибарка, — оглядевшись протянула младшая.
— Да ты закоренелый холостяк, Вэлдон.

Парень, уже стоя на своих двоих, извиняясь пожал плечами и жестом пригласил девушек в единственную комнату: — Вы что-нибудь хотите?

Младшая посмотрела на старшую: — Бум-бум? Хозяин квартиры удивленно посмотрел на Никки.
— Виски, Вэл.
…..
-Уснул?
-Похоже на то…
-Что ты делаешь?
-Ну как-то же я должна передать ему фотки. Звоню себе на номер, чтоб определился.
-Пошли уже!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *