Командировка в Бодайбо

Командировка в БодайбоБыло прекрасное солнечное утро. Ослепительное солнышко сияло с лазурного небосвода. И ничто не предвещало неприятностей. Но они не замедлили прийти… В семь утра выехали из города, в Иркутский аэропорт прибыли в пол девятого утра. Аэропорт не понравился. Много магазинчиков и лавочек со всяческим барахлом, гордо именуемом сувенирами. Сиденья неудобные. До вылета еще три часа… Скучно… Объявили регистрацию. Пошли, взяли билеты, прошли досмотр. Оказывается нельзя провозить любые жидкости. Отобрали бутылку с водой. Хотя в зале ожидания этой воды как грязи, хоть тонну бери. Нелогично… Посидели в зале ожидания. Скучно… Объявили посадку, радостные пошли на выход, сели в автобус… Бодайбо не принимает, погода у них не летная… Выгнали с автобуса, сидим в накопителе, ждем… Хочется кушать. Скучно… В полдень раздавали воду. Не нам, другому рейсу, но мы тоже взяли. Халява же… В Бодайбо идет дождь, а на фабрике (куда мы едем по делам) – снег. Уже два часа, кушать хочется все больше… В четыре часа, представители авиакомпании решили что с нас хватит, местных распустили по домам, а нас отправили в гостиницу. «Воздушная гавань» называется. Ничё так заведение. Пришли туда, а нас там не ждут. –Вы кто такие? Давайте, до свидания! В результате долгих дипломатических переговоров с представителями нашей авиакомпании, о природе, погоде, списках пассажиров и отсутствии мест в гостинице, администрация нам все-таки предоставила комнаты, да еще и покормили, два раза. Дали два талона на обед и ужин. Готовят там вкусно, жить можно. А пока прогулялись по Иркутску. Потом снова поели. Поели-поспать бы. Поспал всего три часа, чет не спится на новом месте. Хочу домой… Вылет перенесли на семь утра. В пять подъем. Умылись, собрались. Опять регистрация и досмотр. Воду в сумке не заметили. Ура… Я их наколол… И опять нелетная погода. Рейс отложили на восемь утра. И так далее по вчерашнему сценарию. Опять давали воду, в час нас немного покормили, сухой паек, ну хоть что-то. Пол третьего, наконец-то, объявили долгожданную посадку. Сидели в аэропорту больше суток. В три вылетели. Самолет АН-24. Винтокрылый агрегат, на сорок мест. Крылатый автобус. И комфорт на том же уровне. Летим над облаками, высота пять тысяч километров. Раздавали конфеты, сок и сухой паек. Ладно, сойдет. Поспал. Посадка. В Бодайбо дождь, слякоть. Вместо посадочной полосы — месиво грязи. Ни бетонки, ни асфальта. Пилоты молодцы, аккуратно плюхнулись в лужу и даже нас не угробили. Серьезно, молодцы! Здравствуй Бодайбо! Золотая столица России. Про него есть у Высоцкого песня:

«Бодайбо»
«Ты уехала на короткий срок,
Снова свидеться нам — не дай бог,
А меня — в товарный, и на восток,
И на прииски в Бодайбо.

Здесь леса кругом гнутся по ветру,
Синева кругом — как не выть!
Позади — семь тысяч километров,
Впереди — семь лет синевы… »
А позади почти тыщща километров, а впереди пять дней синевы… Приехали в гостиницу, побросали вещи, и пошли искать, где бы поесть. Все дорого. Хлеб двадцать восемь рублей. Сам город сильно то и не видел. Центр в пятиэтажках, все остальное частные домики. Воздух чист и свеж. Из загрязнителей тут только котельная и машины со своими выхлопами, но их не так уж и много. Все в зелени. И флажках. Видать, с праздника некому убрать. Асфальт только на главной улице. Есть кинотеатр, но кино там не крутят. На рынке те же узбеки, с теми же фруктами, но все дороже. Река Витим, стремительна и красива, хотя после снеготаяния её воды выглядят как коричневая жижа. Уже стемнело, поужинали в местном китайском ресторанчике. Кормят вкусно, но дорого. Теперь в гостиницу и спать. Гостиница «Нарын-Кала» называется, в честь какой-то крепости с Кавказа, ну это я понял, судя по магнитику на гостиничном холодильнике. Соответственно и хозяева примерно оттуда. Ну, это все ерунда. Спать. В семь утра подъем, быстренько перекусили кофием и бутером, и в управу «Лензолота» на прием к директору. Директор солидный такой дядечка, пожал нам руки и выделил машину до горно-обогатительной фабрики (ГОК), куда мы собственно и направляемся. Директор – патриот своей родины, соответственно и машину он нам дал «Патриот»-УАЗ. Неплохая такая машинка. Как раз для местных дорог. Лучше её только «Toyota Land Cruiser», но она для избранных. До ГОКа сто сорок километров по пересеченной местности, дорог там нет, только направления. Трудно назвать дорогой – грунтовку, заезженную камазами и прочими автомонстрами. И вот сто сорок километров и три с половиной часа невероятной болтанки и тряски. Русские горки, чё… Дороги были бы вовсе непроезжими, но их спасает то, что все это дело в горах и слой почвы там не очень большой, дальше скала, а её даже камазом не слишком то разбуровишь. Воздух конечно там обалденный, пил его большими глоткАми. Да. А вот пейзажи немного подкачали. Да… Суровая северная природа, красоты неописуемой, но… Тут был «Вася»… Человек в смысле. А человек, залезший в девственное лоно природы и с целью вырвать оттуда самое сокровенное, оставляет после себя хаос и разрушение. Обезображенные драгами русла рек, бесконечные отвалы и насыпи из пустой и бедной породы. Золото. Сибирский Клондайк. А человек в погоне за наживой не щадит никого и ничего. Заехали посмотреть на памятник жертвам Ленского расстрела 1912 года (поселок Апрельский). А мимо братской могилы жертв Ленского расстрела, проехали не останавливаясь. Там говорят, странные и ужасные вещи творятся. Все поселки увешаны гроздьями спутниковых тарелок, цивилизация, как же ж без неё. Проезжали мимо речки «Вача». Вылезли поглазели, как же, знаменитая речка. Про неё как раз пел Владимир Семенович Высоцкий.
«Вача — это речка с мелью
Во глубине сибирских руд,
Вача — это дом с постелью,
Там стараются артелью,-
Много золота берут!»
Правда золота я там не увидел, может не то место, а может, смотрел плохо, не знаю. Поехали дальше. Ехали, ехали и наконец — приехали. Приехали ровно в полдень. ГОК. Конечная. Вылазьте. Пока шуры-муры, трали-вали, тудым-сюдым, значит. Грязи там… Уууу… Жуть. Возле каждого входа даже специальная ванночка стоит со щетками, обувку мыть, прежде чем в помещение зайти. А мы в штиблетах, ага. И холодрыга, снег лежит. Это середина июня, то. Хорошо, что я носки шерстяные прихватил. А так бы все. Отморозил бы конечности. Ну ладно. Выделили нам комнатку в общаге и дали талончик на обед. Комнатка махонькая, грязная. Стены из гипсокартона. И это в местности, приравненной к Северу, то. Как они тут зимой живут, не представляю. Вот кормят там хорошо, это да, не придерешься. И даже вкусно. Обед сто пятьдесят рублей из трех блюд и компота с булочкой. Ну, или чая — на выбор. Покушали, отдохнули и за работу. Работали-работали, устали, да и кушать снова захотелось, и не мудрено, час ночи все-таки. А завтра, вернее уже сегодня обратно в Бодайбо. Уфф… Помылись, поужинали (полночь-заполночь, там кормят, народ ведь по двенадцать часов работает) и спать. С утреца пораньше к начальнику, отправляй, дескать, нас обратно. Ага. А не тут то было! Машин нет, и пока не будет. В восемь вечера людей с Бодайбо привезут вот обратно и поедите. Вот облом то! Чего тут целый день валындаться то? Ни кинов, ни дискотеков. В комнате телевизор хоть и стоит, да по нему только хорошо казахские каналы показывает, да канал «Звезда». Там гыр-гыр-гыр. А тут про войну. Мдя… Весело. И по улице не погуляешь, в грязи утонуть можно. Маялся, я маялся, да решил все-таки походить, золото поискать. А то народ засмеёт, был в Бодайбо и золота не привез. Смешно. Кое-как выбрался за черту поселка и пошел бродить по перелеску. Природа все-таки больше северная, хоть еще и сибирь. Все больше низкорастущие деревья попадаются, лиственница и кедровый стланик. Но и березы, осины есть, как же без них. Бродил я, значит, бродил и набрел на русло маленькой речушки. От неё только русло и осталось. Все перекурочено. С берегами из отвалов. Побрел я по руслу. Где же золото? Должно же мне что-то остаться? Ведь только сошла основная масса снега, талые потоки пронеслись по склонам гор, что-то да размыло. Правда, ведь? Вот и я так думал. Не прошло и пяти минут, как впереди на солнышке что-то блеснуло! Золото!!! Вот оно, родимое!!! И точно, впереди участок глинистых сланцев с вкраплениями чего-то желтого и блестящего. Ну, ведь золото же ж? Оно самое! Блин, сланец хоть и хрупкий камень, но как его руками то отковырять? Ни кайла, ни лома. Ну, кое-как, с горем пополам, вспомнив первобытных прародителей, отковырял несколько великолепных образчиков золотоносной руды. Много-то мне не надо, я ж не жадный. Окрыленный столь прекрасной находкой, я устремился вниз, к людям! Поведать о столь чудном открытии! Чудном то, чудном, но кое что про золотодобычу и ей сопутствующее я знаю. Потому не сильно расстроился когда меня подняли на смех. Это действительно оказался всего лишь «перит», или серный колчедан — золотая обманка, очень распространенный сульфит, спутник золота. Сильно блестит и сверкает на солнце, как будто ограненый самой природой. В отличие от самородного золота, за которое его принимают начинающие или несведущие (самородное золото в кристаллах никогда не встречается), пирит имеет только кристаллической формы, как отдельными кристаллами или сростками (кубы или додекаэдры), так и в виде щеток (друз). В переводе с греческого, пирит – «камень, высекающий огонь». Наши предки для высекания огня и искр ударяли пиритом о кремень. Пирит — это первые спички человека. Так что, хоть золота я и не нашел, но набрал домой неплохих сувениров. Заодно еще раз убедился в правильности пословицы – не все то золото, что блестит! Ну вот. Долго сказка сказывается, да быстро время летит. Вот уже и вечер стучит своей кривой клюкой нам в окно. А мы все тут сидим. Долго ль, коротко ли, но вот и машина наша пришла. Спасибо этому дому, пойдем к другому! И опять сто сорок километров и три с половиной часа по бездорожью. Но теперь еще и в потемках. Благо, что шофер знающий, хороший парень, спасибо ему. Тот же самый что и сюда привозил, мы его как родного встретили. Прокатил с ветерком, ну как смог, конечно, но ветерок был в открытое окошко, я даже замерз. Прибыли обратно в Бодайбо без приключений. И сразу в гостиницу – спа-а-ать!!! Все тело ломит, будто на мне все футболисты Евро 2012 тренировались. С утра перекусили на скорую руку и в аэропорт. Маленькое такое зданьице, но, тем не менее, все службы есть, как в настоящем аэропорту. Прошли досмотр, и на самолет. Впереди почти тыщща километров, а позади пять дней синевы. До свидания, Бодайбо! Может, еще свидимся! Долетели благополучно, даже поспал немного. В этот раз не кормили, зато давали чай с шоколадными конфетами и лимоном. И газеты. И сок. И одеяла. Одеяла правда потом отобрали, перед посадкой. Тпррууу… Приехали. Иркутск. Потом из Иркутска на машине до самого дома. Ура! Вот я и дома! В гостях хорошо, а дома лучше. Это правда!

Автор: Влад Лабас.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *