Изгнанные в никуда

Пролог

— Дракон мертв! Арахнеда одолела дракона!
Несколько десятков голосов подхватили этот радостный крик. Чувствуя, как кровь отхлынула от лица, я оглянулась на Верховную Жрицу Латру. Только теперь я поняла, что произошло. Темная эльфийка смотрела на меня в упор, и в ее красных глазах пылала ненависть, смешанная с презрением.
— Безмозглая еретичка! – вскричала она, и змеиная плеть угрожающе зашипела вместе с ней. – Ты проиграла! Арахнеду нельзя уничтожить с помощью какого-то дракона!
Это правда. Все мои надежды рухнули в одночасье. Младшие Жрицы и ученицы Академии уже окружили меня и теперь злорадными криками выражали фанатичную преданность своей повелительнице. На миг показалось, будто они потеряли свой привычный облик и превратились в бешеных собак, готовых вот-вот броситься на меня и разорвать. Мужчины же хранили молчание. Сбившись в плотный полукруг, они жались к стене зала, куда не дотягивался свет от огня, пылавшего в мраморных чашах, и не вмешивались только потому, что за это им грозила бы жестокая расправа.
Нет, они не виноваты в том, что оказались в таком положении. Они не виноваты, что женщины, чей разум был извращен черной магией Арахнеды – богини, правившей темными эльфами – сделали из них рабов, унизив и сломив их дух. Они не виноваты, что их презирают, заставляют убивать кого угодно, будь то враг, брат или собственный сын, и ублажать малейшие прихоти Жриц, порой даже самые мерзкие и противоестественные…. Они не должны были страдать еще больше. Но пришло время платить мне – единственной девушке в городе Ладорин-Шэль, которая боролась против подобных устоев. Я подняла парней на мятеж, я осмелилась бросить вызов самой богине. И я проиграла.
— Давай, Латра, накажи ее! – выкрикнула одна из Младших Жриц. – Мне так хочется поскорее увидеть ее страдания! Так хочется…
И тут же со всех сторон полетели надрывные выкрики. Каких только пыток мне не обещали:
— Брось ее в ядовитое озеро! Заточи в камне! Преврати в драука! Раздроби ей все косточки! – и так далее. От одного упоминания подобных расправ кровь стыла в жилах, но мне было стыдно показывать свой страх. Поэтому я стояла с гордо поднятой головой и терпеливо сносила летевшие в меня угрозы и оскорбления. Это приводило эльфиек в ярость, и они, уже не сдерживаясь, шипели и вопили все громче. Тем не менее, когда Латра заговорила вновь, исполинскую пещеру наполнила гробовая тишина:
— У меня есть идея получше, сестры мои. Всем этим изысканным и эффектным пыткам мы подверга-ем простых еретиков и предателей; но в этот раз нам попалась редкая гадина, которая заслуживает более сурового наказания, – она сверкнула глазами в мою сторону. – Например, испытания Небесным Огнем!
Вот тут я вздрогнула. Небесный Огонь… шар безжалостного пламени… свет, который никогда не видели эти мрачные сырые подземелья… солнце…
— Я отправлю тебя в верхний мир, где ты останешься навечно! – провозгласила Латра, указывая на меня рукой. – Хотя, конечно, никакой вечности не будет. Ты умрешь, проведя несколько дней в мучениях и агонии. Это послужит тебе – и всем вам! – крикнула она толпе мужчин. – Хорошим уроком!
Пока Жрицы визжали, выражая свой восторг, я поверх их голов взглянула на тех, кому угрожала Латра. В кого же превратились наши мужчины! Изуродованные, одичавшие, замученные, они прятались в тени арочного свода, поддерживавшего высокий потолок подземного зала, и затравленно глядели на Жриц. Трудно было себе представить, что когда-то наши предки – сильные, храбрые и благородные, отверженные миром герои наводили праведный страх на прочие народы Рэндалтая! Если бы Боги-Драконы остались в живых, они не допустили бы такого позора.
Среди искаженных ужасом лиц я заметила огромные оранжевые глаза моего младшего брата Гарта: он стоял рядом с отцом и смотрел на меня так, словно хотел что-то сказать. У нас была особая ментальная связь, которой мы пользовались, чтобы общаться на расстоянии. Вот и сейчас в моей голове просвистел его отчаянный шепот:
«Не бойся за нас, Миранда! Не бойся! Выживи! Прошу тебя, только выживи!»
Я хотела ответить ему, но змеиная плеть, зловеще просвистев в воздухе, больно куснула меня в шею. От неожиданности и боли я упала на пол. Раздался истерический хохот Жриц, а Латра взвыла:
— Думаешь, я не знаю о твоих глупых выходках с телепатией? Сестры, наденьте на нее ошейник!
Холодный металл, обтянутый шершавой фиолетовой кожей ящера, обхватил мою шею, и сразу за этим последовала новая волна издевок и насмешек со стороны беснующихся темных эльфиек.
Ошейник раба. На нем – металлические подвески в виде символов дома Латры. Дома Дэ’Лигре, в котором я жила с тех пор, как много лет назад остатки моей семьи пришли в этот город. Да, более утонченного и унизительного оскорбления никто в мире не смог бы мне нанести.
— Твое последнее слово, мерзавка, — добавила Латра, упиваясь моим поверженным видом. – Если, конечно, ты не настолько труслива, чтобы промолчать.
Я поднялась на дрожащие ноги и коснулась кончиками пальцев маленьких ранок на шее. Жгучая боль разливалась от места укуса по венам вместе с ядом. Вид мой был жалок, но я нашла в себе силы поднять голову и негромко, но отчетливо произнести:
— Последнее слово? Какой в нем толк, если после изгнания Латра запретит вам даже вспоминать мое имя? Я пыталась освободить вас, вывести из-под гнета Арахнеды – из-под гнета! Да-да! – Жрицы зашептались, стали переглядываться, я слышала слова «безумная», «еретичка», «кара богини». – Вы сами не захотели этого. Что ж, я уйду и вряд ли когда-нибудь вернусь. А вы запомните: когда Арахнеда решит, что достаточно наигралась с вами, и начнет подвешивать на свою паутину ваши уши – раскаиваться будет поздно…. Прощайте, друзья! – крикнула я парням. – Простите, что подвела вас. Не сдавайтесь! Черные Драконы возродятся, если мы будем верить, ибо в нашей вере их сила!
— Довольно! – рявкнула Латра. Меня снова швырнули на пол и прижали к нему, а Верховная Жрица, воздев руки к потолку, начала открывать портал. Синеватые потоки магической энергии стекались от ее тела в ладонь, образуя плотный искрящийся шарик, и с каждым слогом, что произносила темная эльфийка, мое сердце отсчитывало удары. Смерть в буквальном смысле стояла передо мной во плоти. Замахнувшись, чтобы бросить в меня портальную сферу, Латра с кривой усмешкой произнесла. – С каким удовольствием я отыскала бы твой иссушенный труп на неизведанных землях!
Моему терпению пришел конец. Я взбрыкнула, и острый каблук моего сапога удачно попал Жрице в коленку. За этим последовали две резкие пощечины от одной из державших меня эльфиек, а Латра с перекошенным от ярости и боли лицом швырнула сферу…
…Меня словно протащило через узкую щель между двумя огромными скалами. Когда я решила, что вот-вот задохнусь, на меня набросился ледяной ветер, но его сила была слишком велика, чтобы я могла глотнуть воздуха. Это продолжалось несколько мгновений, после чего сознание покинуло меня…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *